Покупки, жизнь в кредит и долги россиян

На Айфон и до зарплаты: почему люди берут столько потребительских кредитов

Кредитные истории читателей Т—Ж

Почти у 40% жителей России есть хотя бы один кредит.

Общая сумма долгов выросла почти до 15 триллионов к началу этого года, а потребительские кредиты давно беспокоят Минфин и Центробанк. Мы попросили читателей Т—Ж рассказать о своем кредитном опыте и попытались понять, в каких случаях они шли в банк за деньгами или в магазин за рассрочкой и не жалеют ли об этом.

Когда не можешь позволить себе крупные покупки

Брал потребительские кредиты на покупку бытовой техники, телефонов, на шубу жене, на ремонт, на стройку дома, два раза на автомобиль и даже на зимнюю резину. Еще были кредитные карты, но их я быстро закрыл из-за баснословных процентов.

Платить по кредитам всегда тяжело, приходится экономить на личных потребностях, изредка на еде и самом необходимом. Но кредит для меня — это единственный способ делать крупные покупки, так как копить не получается совсем.

Чтобы не остаться с пустыми карманами

За последние 15 лет я брал около 10 кредитов: сначала фотоаппарат за 12 000 Р , потом еще один большой за 50 000 Р , после 40 000 Р на планшет в подарок жене, на следующий день рождения — Айфон за 55 000 Р , еще один планшет за 46 000 Р в рассрочку, Айфон SE за 24 000 Р — тоже в рассрочку, 120 000 Р наличными, чтобы купить мебель.

Чаще всего это были хорошо просчитанные поступки. Например, даже когда у меня была полная сумма на покупку техники, я задумывался о рассрочке или кредите, чтобы не остаться с пустым карманом.

По глупости

Разбил телефон. Выбрал новый за 17 тысяч. Накоплений не было, поэтому пришлось брать кредит. Оформил заявку прямо в магазине, отозвался только один банк. При первоначальном взносе в 6 тысяч рублей нужно было оплатить еще около 21 000 Р с копейками за два года. Когда пришел домой, понял, что сотворил феерическую глупость — переплата огромная.

Ежемесячный платеж был маленьким, поэтому я вносил суммы больше. Погасил задолженность в срок, переплату сократил на 3 тысячи. И пока зарекся брать кредиты: решил, что буду только копить.

Если не хватает силы воли, чтобы накопить

Брал два кредита: первый на дистанционные курсы программирования, второй — на цифровое пианино. Один уже погашен, другой выплачиваю. Накопить на такие приобретения не хватает силы воли.

Каждый раз тщательно обдумывал необходимость оформить кредит, по каждому консультировался со специалистами разных банков и рассматривал разные кредитные предложения. Оформлял так, чтобы серьезных изменений в образе жизни не произошло.

В итоге благодаря обучению получил интересные предложения от руководства, а пианино стало источником дополнительного заработка.

Чтобы пользоваться вещью здесь и сейчас

Учусь в университете на бюджете, получаю социальную стипендию 9500 Р и неофициально работаю в колцентре. Беру кредит либо когда нет времени копить, либо когда желание пользоваться покупкой здесь и сейчас перевешивает неудобство в виде переплаты.

Например, в интернет-магазине одежды внезапно и всего на 3 дня повысилась студенческая скидка, а до стипендии оставалось дней восемь. Взял 6000 Р на 10 дней. Или когда в один месяц намечалась серия праздников — 8 Марта и дни рождения мамы, девушки и лучшего друга, — я решил на сами праздники тратиться из своих кровных, а на то, чтобы дожить до стипендии, занял 3000 Р .

В силу возраста и отсутствия весомого трудового стажа каждый раз приходилось занимать в одной известной МФО. У микрокредитных контор такая репутация, что я боялся допускать просрочки. Поэтому не брал заем, если не знал, как буду платить, а сумма никогда не превышала 10 тысяч. Один раз я немного не рассчитал и пришлось две недели жить на 100—150 рублей в день, хотя только поездка на пары туда-обратно стоит минимум 75 Р .

Сейчас я отошел от МФО с их конскими процентами в пользу кредитной карты с грейс-периодом. Оговорка для меня одна: не повышать кредитный лимит выше размера стипендии. Тогда платить совершенно не напряжно. Но кредитов на сумму больше 80—100 тысяч брать принципиально не хочу: долго жить с ощущением висящего долга мне не нравится.

Когда остаешься без ноутбука для работы

За всю жизнь взял только один кредит — 60 тысяч рублей на покупку Макбука, так как только что купленный Мак был уничтожен вином, а остаться без работы я не мог. Расплатился легко — закрыл за месяц.

Чтобы не просить деньги у родителей

Самый первый кредит я взял в 19 лет на электрогриль. Он стоил всего 20 000 Р , но брать деньги у родителей не хотелось. Решился на рассрочку. А дальше понеслось: взял Макбук, так как это основной рабочий инструмент, мышь от «Эпл» за 7000 — просто для улучшения кредитной истории. Потом захотелось Айпад — через полгода продал другу, который отдал мне разницу и выплачивает за меня кредит.

Копить не умею, так что решил, что взять компьютер за 200 тысяч в рассрочку на 24 месяца будет хорошей идеей при наличии стабильного заработка. А там и Айфон взял в кредит, хотя мог и сразу оплатить, но психологически это сложно.

Чтобы повысить уровень жизни

Брала в рассрочку ноутбук — 65 000 Р , фотоаппарат — 130 000 Р , еще один фотоаппарат — 125 000 Р , телефон — 60 000 Р , кредиты на кухню и на машину — 230 000 и 450 000 Р . И три кредитных карты: 15 тысяч, 80 тысяч и 200 тысяч. По ним я ни разу не платила проценты, пользуюсь только льготным периодом.

Рассрочка — это классная возможность взять вещь со скидкой. Можно закрыть долг при первом же платеже, немного сэкономив. Кредитные карты помогают получать какие-то вещи без переплат, но немного раньше. Кредиты помогли мне повысить планку качества жизни. Не потому, что появились вещи, взятые в долг, а потому, что я начала мыслить немного другими цифрами.

Жизнь в кредит. Что по мнению психологов чувствует должник?

Примерно 20 % людей, которые обращаются к психологам и психотерапевтам, не умеют выстраивать финансовый поток и залезают в долги.

51 % россиян имеет непогашенные кредиты

34 % заёмщиков считает, что смогут расплатиться по кредиту с большим трудом

На 12 % за два года выросло количество респондентов, которым трудно платить по кредитам

Задолженность россиян по кредитам

На 1 января 2018 года — 12 трлн руб.

На 1 января 2019 года — 14,8 трлн руб.

На 1 июля 2019 года — 16,2 трлн руб.

Статистика ежемесячно рассказывает о росте задолженности и количестве заёмщиков, которые не могут выплатить кредиты. Однако она умалчивает, как себя чувствуют люди, которые каждый месяц выплачивают долг. Что думают психологи по этому поводу?

Стресс длиною в жизнь

По мнению психолога и автора образовательных программ Евгении Дар, большинство людей, взявших кредит зацикливаются на негативе, у них формируется новая установка «я не могу себе этого позволить», что только ухудшает ситуацию.

Заёмщик чувствует себя как в клетке, перекладывает ответственность за свою жизнь на отговорки: «Я же всё равно не могу, как жаль».

Для любого человека быть должным — значит находиться в состоянии стресса, причём длительного, потому что кредиты берут не на один день. Такой стресс сопровождается чувством тревоги, страхом, что не получится погасить долг вовремя, неуверенностью в своих силах.

Он выходит из зоны комфорта. Образ жизни меняется не в лучшую сторону. Основная часть доходов теперь уходит на погашение кредита. Должник начинает отказывать себе в привычных приятных или даже необходимых вещах:

  • не может провести досуг, как хотел бы;
  • ему недоступны кулинарные излишества;
  • шопинг тоже отменяется;
  • отпуск под вопросом;
  • а может ещё придётся пересесть в общественный транспорт.

Заёмщик как бы делает шаг назад. У него может появиться бессонница, настроения нет, желания отсутствуют, чувства замораживаются. И начинается жизнь человека в футляре, который подсчитывает каждую копейку. А зачастую начинаются проблемы с алкоголем и наркотиками.

Но самое неприятное — в конце концов после удачного погашения кредита человек не почувствует радости или облегчения, а скорее всего впадёт в депрессию.

Даже, если вы купите дом своей мечты, к этому моменту произойдёт эмоциональное выгорание. Потому что состояние стресса, которое сопровождало вас с момента взятия на себя долговых обязательств, разрушило способность радоваться хоть чему-либо. Выход один – поход к психологу, который научит заново радоваться жизни.

Но, к сожалению, мало тех, кто после изматывающей кредитной истории обращается за квалифицированной помощью. Психология человека такова: что сам впутался – сам виноват. Наш менталитет и воспитание никто не отменял.

Страх за будущее

Долговые обязательства требуют стабильного дохода. Это сказывается на отношении к работе. Заёмщик сильнее боится увольнения. Он будет терпеть переработки, плохие условия, но не решится уходить.

Психотерапевт Мария Михайлова считает, когда уровень жизни падает из-за ежемесячных платежей и ещё сильнее ухудшается материальное положение, у человека усиливается тревога и появляется постоянный страх за будущее.

Проблемы могут копиться годами. Однажды человек почувствует свою беспомощность, что послужит толчком к депрессии.

Как платить по кредиту, не испытывая стресса

Бороться с последствиями закредитованности тяжело. Поэтому психологи советуют хорошенько подумать, прежде чем брать кредит, особенно небольшой. Нельзя ли накопить или занять у друзей?

Если кредит уже есть и платить его тяжело, то надо заняться поиском ресурсов. И лучше начать этот поиск с планирования бюджета, учёта расходов за месяц. Это, по мнению Марии Михайловой, снизит тревогу.

Психолог Евгения Дар советует:

  • Создавать мысли о своём развитии и удовольствии. Концентрировать внимание на поиске новых возможностей заработать, проявлять креатив – так кредит станет не бременем, а зоной роста. Это основное и самое важное.
  • Начать контролировать финансы, вести учёт и относиться к деньгам как к партнёру. Начать управлять ими.
  • Важно принять факт кредита, а не сопротивляться ему. Сопротивление проявляется как сожаление о том, что «влез в кредит и приходится отдавать своё».
  • Отдавать деньги за кредит с радостью и благодарностью за те блага, которые получены с его помощью.
  • Сходить к психологу, чтобы снять основные установки, разрешить травмы из-за которых эта ситуация вообще произошла.
Читайте также:  Антикварная Кукла Пандора из ткани – фото куклы

Человеку в состоянии погашения кредита нужно всегда помнить, для чего он это делает и думать о результате. Чтобы развиваться, полезно выходить из зоны комфорта. Кредит позволяет это сделать, но при этом нужно формировать самодисциплину и осознанное самоограничение ради лучшего. Тогда жизнь будет счастливой и размеренной.

Альтернативная точка зрения

Не все психологи единодушны во мнении, что кредиты приводят к стрессу и влияют на психическое состояние человека. Ведь сейчас кредиты стали неотъемлемой частью финансовой сферы. Если 10 лет назад люди переживали по поводу кредита, когда его необходимо было взять, то теперь негативное влияние практически сводится к нулю.

Наибольшее негативное влияние на состояние человека, взявшего кредит, оказывает его психотип, считает психолог Александр Бодров. Сам факт наличия кредита может лишь частично усиливать проявление психотипа, но не являться спусковым механизмом запуска негативного состояния.

На психотерапию приходят с вопросом о том, как перестать тревожиться без оснований. Наличие кредита — лишь один аспект из целого комплекса потенциальных причин для проявления симптома тревоги.

Зачастую в ходе психотерапии обнаруживается, что реальная причина негативного состояния кроется гораздо глубже. И после работы с психологом или психотерапевтом эта тревожность становится управляемой и перестаёт беспокоить.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

имея кредиты очень сложно пойти к психологу, так как удовольствие это не из дешевых))

Смотря какой кредит) Для некоторых 2-3 тысячи за прием психолога (а это средняя цена для Москвы) намного меньше ежемесячного платежа по кредиту и ситуацию не изменят. Но это касается людей с высоким доходом, но и большими долгами.

Остальным же остается идти к психологу спустя много лет, когда финансовая ситуация наладилась, а страхи и депрессия никуда не ушли.

Жаль, что у нас помощь психотерапевта не входит в ОМС. Жить было бы намного проще.

Я на протяжении года звоню и пишу в ЦБ по поводу этого, однако загнали народ настолько в долги – что уже ничего не нужно в принципе.
Сейчас каждый , год я провожаю молодёжь в разные страны – они молча покидают страну – зная что здесь уже не будет ничего’.

В Спортлото не пишите?

если верить новостям, то вроде как начинают шевелиться и принимать меры, что бы не раздавать кредиты всем подряд, но ситуацию общую это явно не исправит

Мне не совсем понятен момент вот этот “психологи советуют хорошенько подумать, прежде чем брать кредит, особенно небольшой. Нельзя ли накопить или занять у друзей?”. Разве лучше занимать у друзей? Я предпочитаю этого не делать. Мне кажется это портит отношения или по крайней мере есть риск их испортить. Если мне нужны деньги, то я лучше возьму небольшой кредит тут и близкие и знать не будут.

Как себя чувствуете?
– Не беспокоюсь по этому поводу.

Единственный предложенный позитивный вариант – “Прекрасно”. Но он несёт повышенную эмоциональную окраску, неприменимую к кредиту. Может нужен нейтральный ответ?

Всегда удивлялся креативности деревенских авторов в поиске красивого псевдонима для публикации своей статьи на сайте VC.
Для чего использовать псевдонимы?
Вам имя своё не нравится? Сходите в паспортный стол, поменяйте. В России это разрешено.
Выбрать для статьи про деньги псевдоним “Миллионщикова” – это супер !
А вот психологу Евгении надо посочувствовать. У неё, как и у “сапожника без сапог” – пониженная самооценка.
Как можно выбрать себе псевдоним “Дар” ?
Абсолютно не понимаю! “Врачу – исцелися сам!” (с)
Если по делу, то тут сайт – для продавцов, а не для покупателей.
Уважаемые авторы! Уважайте время читателей! Пишите по теме бизнеса, увеличения продаж, психологии успеха, в конце концов.
К чему эти индийские “слюни-сопли-слёзы” ?

Кредитное рабство и нищета: чем закончится новый кредитный бум в России

Доходы россиян падают, долги растут. По данным НИУ ВШЭ, за последние три года граждане обеднели почти на 20%. Сейчас они задолжали банкам около 12 триллионов рублей. Бесконечно экономить невозможно, и люди набирают потребительских кредитов. Объем выданных рублевых займов в августе этого года достиг исторического максимума. Кредитуются в основном малоимущие жители бедных регионов.

Согласно опросу НАФИ, примерно каждый двенадцатый должник не видит ничего плохого в том, чтобы вовсе не вернуть деньги банку. Сектор рискует: закредитованность населения грозит кассам большим невозвратом. РИА новости выяснило, на что россияне берут в долг.

Пылесосы за сотку

С понедельника по пятницу молодой человек звонит по России должникам, которые отказываются платить. Совсем. Докучает звонками также родным, друзьям, знакомым и работодателям должника. В его обязанности входит только одно — используя “свободный стиль общения”, заставить человека вернуть банку деньги. Чаще всего взыскать удается с семьи неплательщика.

По опыту Валерия только 10% его “клиентов” кредитовались, потому, что не могли свести концы с концами. Из них много тех, кто брал деньги на лечение близких. Чаще всего такие клиенты, говорит он, обращаются не в банки, а в МФО. Пятая часть всех неплательщиков Валерия — люди, взявшие в прошлом году в кредит седьмой iPhone. Приобрела его и Ирина из Читы. Прежний гаджет девушки сломался. А своих денег хватало только на “деревянный” аппарат, который ей покупать не хотелось. Тогда Ира зашла в отделение МТС Банка и оформила годовой кредит. Гасила платежи вовремя, но, когда осталось отдать около 15 тысяч рублей, должница перестала поддерживать связь с организацией. Сейчас уговорить ее заплатить пытается уже третья коллекторская служба. Названивают, угрожают лишить имущества и завести уголовное дело.

Ради такой “смешной” суммы ни банки, ни коллекторы в суд не пойдут, утверждает москвич Роман. Он задолжал “Почта Банку” 10 тысяч рублей по кредитной карте. Проценты растут. Но возвращать деньги Рома не торопится: “Мне они были не нужны вообще-то. Понимал, что могу чуть-чуть поживиться на том, как устроена система”.

Кредитный бум отражает настроения населения. Россияне устали ограничивать себя во всем и понимают, что откладывать покупки до лучших времен не стоит. Они могут и не наступить. “Реальные доходы продолжают сокращаться. А люди же не могут бесконечно экономить. С точки зрения психологии есть и другая тенденция. Население в ущерб, к примеру, качественному питанию, начинает покупать дорогие вещи, чтобы поддержать видимость своего благосостояния”, — объясняет Елена Гришина, заведующая лабораторией Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Жизнь взаймы

Чтобы погасить старые кредиты, россияне берут новые. Всего у 40% платежеспособного населения есть обязательства перед банками. По мнению директора Института социологии РАН Михаила Горшкова, пятая часть из них имеют два займа. А почти у каждого шестого должника их еще больше. Эксперты говорят, что причины высокой закредитованности граждан в бедности и низкой финансовой грамотности.

Долги россиян перед банками в августе 2017-го увеличились на 447 миллиардов рублей. Объединенное кредитное бюро связывает это с тем, что жилье и автомобили россияне стали приобретать чаще.

Кроме того, из-за снижения ставки ЦБ кредиты в банках дешевеют. ВТБ вслед за Сбербанком уменьшил проценты по всем потребительским займам. Однако получить их по наиболее выгодной ставке смогут лишь сверхнадежные заемщики. “Такое стадное поведение банков может усугубить ситуацию на рынке. Им нужно зарабатывать. И если не появятся заемщики, которые готовы платить, сектор рискует, так как малообеспеченные клиенты не смогут обслуживать кредиты”, — говорит руководитель центра макроэкономического анализа “Альфа-банка” Наталья Орлова.

Самые малоимущие слои кредитуются активнее остальных, замечает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Исследователи РАНХиГС считают, что сейчас стало меньше тех, кто экономит на питании и одежде. При этом граждане продолжают занимать и практически ничего не откладывают. В 2017-м они положили на депозиты рекордно низкую сумму. По словам председателя правления ВТБ-24 Михаила Задорнова, прирост с начала года составил всего 2,5%.

По итогам трех кварталов 2017-го банки уже выдали почти 10 миллионов потребительских кредитов. Половина из них ушла на погашение старых займов. Аналитики рынка предупреждают, что это может спровоцировать последствия кредитного бума 2010-2012 годов. Тогда банки стали создавать дополнительные резервы, чтобы перекрыть просрочку. А также вынужденно свернули кредитование на товары в торговых точках. Сбербанк уже сделал это для своей дочки Cetelem.

Согласно трехлетнему макропрогнозу правительств, бедность в стране не снизится. А значит, жить в долг у многих россиян может войти в привычку.

«Это словно наркотик»: как россияне живут в кредит

Больше месяца не утихает спор Банка России и правительства. Министр экономического развития Максим Орешкин увидел пузырь на рынке потребительского кредитования, а замминистра финансов Алексей Моисеев описал ситуацию как «социальную проблему». «Нам не нужно надувать в экономике этих пузырей», — заявил во время прямой линии 20 июня и президент Владимир Путин.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина упорно уверяет коллег, что пузыря на рынке нет, что рост потребкредитования не угрожает финансовой стабильности, по крайней мере, пока. «Что касается потребительского кредитования, еще раз повторю: там нет пузыря сейчас. Мы этого не видим ни по каким показателям», — уверила она.

Кто бы ни был прав в споре, по итогам 2018 года россияне задолжали банкам рекордную сумму — 14,9 трлн рублей, что на 22,4% больше, чем в 2017 году. За первый квартал 2019 года объем задолженности вырос еще на 4%, до 15,5 трлн рублей. Общий рост по итогам года может составить 15-20%, прогнозируют в ЦБ.

Жизнь взаймы

«Без кредита жилось бы намного легче, конечно, но это как наркотик», — рассказывает 34-летняя Галина из Смоленска. Галина работает супервайзером в службе поддержки торговой компании, на нее оформлен потребительский кредит ВТБ, на который она купила автомобиль, и две кредитных карты — одна в ВТБ, вторая — в Тинькофф Банке. Долг девушки по потребительскому кредиту — 130 000 рублей, по кредитным картам она тратит около 6000 — 9000 рублей в месяц. Всего на оплату по долгам уходит около половины зарплаты, которая составляет 25 000 — 30 000 рублей.

Читайте также:  Реклама и модные бренды в социальной сети Instagram

Галина не замужем, детей пока нет. Она уверяет, что долги не мешают ей жить, не то, что ее друзьям — семейной паре с маленьким ребенком. Молодые люди взяли несколько кредитов и теперь с трудом с ними расплачиваются. Супруги ругаются и даже думают на этой почве о разводе.

В семье Анны из Тулы — другой опыт. Супруги оформили потребкредит, завели кредитную карту и карту рассрочки. Карты семья использует для непредвиденных расходов. «Плюс ребенок требует много денег, хочется всегда его радовать», — рассказывает Анна. Кредит же под 16% годовых девушка с мужем взяла на покупку машины, но потратили на ремонт квартиры. Всего семья должна 500 000 рублей. Из семейного бюджета платежи по кредиту и картам уходит 40-60% доходов, рассказывает Анна. Средний доход семьи — около 80 000 рублей. Анна говорит, что пока она официально не трудоустроена, так как ухаживает за отцом, и основной доход приносит муж, работающий интернет-маркетологом. Анна старается ему помочь подработками, в будущем планирует создать свое ИП.

Ольге Хабаровой из Москвы 36 лет, она успешный медиаменджер, замужем, имеет двух детей. У Ольги большой опыт пользования кредитами, и она вспоминает, что самым страшным за все время для нее был скачок курса в 2014 году. «Был момент, когда доллар скакнул, а первая ипотека у нас была в долларах», — с ужасом вспоминает Ольга. Тогда она была в декретном отпуске и до 80% семейного дохода уходило на погашение ипотеки. «Самый адский период в моей жизни», — говорит Ольга.

У семьи была валютная ипотека, оформленная на мужа, затем автокредит — все закрыли аккуратно в срок. Еще было две кредитных карты, но их пришлось закрыть по требованию Альфа-Банка, чтобы получить новую ипотеку. Эта ипотека и новый автокредит оформлены на Ольгу, так как муж — предприниматель и на стабильность его доходов рассчитывать не приходится. «Если у тебя свой малый бизнес и двое детей, банкам ты не нравишься. Но к счастью у меня 15 лет трудового стажа, я работаю в крупной компании и имею идеальную кредитную историю. Поэтому кредиты в основном на мне», — объясняет она.

Общий долг семьи — около 15 млн рублей, большая часть — ипотека. Сумма ежемесячных выплат — 180 000 рублей. Ольге с мужем приходится экономить, например, меньше путешествовать, но в целом кредиты не тяготят семью. «Главное, что качество жизни детей не изменилось, а я всегда жила очень скромно», — объясняет она.

Низкие доходы

Зачастую в финансовой кабале оказываются добросовестные граждане с повышенным уровнем социальной ответственности, рассказывает руководитель департамента сопровождения клиентов федеральной юридической компании «Витакон» Наталья Порохина. Как уточнили Forbes в Райффайзенбанке, «Открытии» и «Русфинанс банке», чаще всего за банковским кредитом обращаются люди в возрасте от 30 до 50 лет, имеющие высшее образование, семью и часто уже оформившие кредиты в других банках.

Почему люди соглашаются жить в долгах? Среди самых распространенных причин – снижение доходов, рассказывает финансовый омбудсмен при Ассоциации российских банков Павел Медведев. Доходы россиян падают или стагнируют уже пять лет. По данным Росстата, в I квартале этого года реальные располагаемые доходы снизились на 2,3% к аналогичному периоду прошлого года.

«Один полицейский меня научил такому термину как «голый оклад». У полицейских существенную часть дохода раньше составляли надбавки и премии, которые в некоторых случаях достигали половины дохода. Но эта допчасть исчезла и теперь ему платят только «голый оклад», а его не хватает», — приводит пример Медведев.

По его словам, классическая ситуация выглядит так: человек берет ипотеку — самый несложный и «хороший» из кредитов, или берет большой кредит, потому что что-то случилось – понадобилась операция или дорогие лекарства. Затем он начинает зарабатывать меньше: исчезают надбавки и премии, или человек лишается постоянного заработка. Он начинает оплачивать ипотеку за счет новых кредитов, не может их выплатить, берет новые, реструктурирует, рефинансирует. В итоге, не справившись с долгами, приходит в МФО.

В МФО при этом не знают точно, когда люди берут деньги на рефинансирование кредитов. В качестве цели займа клиенты могут указывать что угодно, вплоть до «взятки прокурору». «Но мы видим, что из входящего потока заемщиков, кредиты в банках имеют 60%, займы в МФО — 70%», — рассказывает представитель микрофинансовой компании «МигКредит» Игорь Петров. По его словам, 16-20% заемщиков имеют кредиты только в банке, 40-45% — и в банке, и в МФО, а 25-26% — только в МФО. «Эти показатели остаются стабильными со второго полугодия 2018 года», — уточняет он.

Деньги жмут карманы

Кредитки часто оформляют «заодно», потому что в банке оформлен зарплатный проект или потому, что «позвонили и навязали». Например, Ольга Хабарова свою первую кредитную карту Райффазенбанка получила в 2009 году, так как была там зарплатным клиентом, вторая кредитка уже от Альфа-Банка попала к ней в руки таким же путем.

Основная причина больших трат по кредитным картам – психологическая. Люди не умеют управлять финансами и ограничивать себя в тратах, говорит Медведев. Когда им в руки попадает кредитная карта с большим лимитом, им сложно отказать себе в эмоциональных покупках. «Кредитка — это то, что манит взять и купить прямо сейчас. Мой психолог даже говорит, что этими покупками я пытаюсь какую-то психологическую дыру закрыть», — рассказывает Анна из Тулы. «Деньги прямо жмут карманы», — смеется и Галина из Смоленска.

Неумение работать с личным бюджетом приводит к большим переплатам. По словам опрошенных Forbes должников, они время от времени, а кто-то постоянно выходят за беспроцентный период по кредитным картам. «Я переплачиваю дофига, извините за выражение. Поэтому экстренно пытаюсь закрыть карты», — пожаловалась Анна из Тулы.

Суды и угрозы

«Ваш долг более 300 000 рублей? Спишите его законно!» — гласит реклама юридической компании. Хроническим должникам предлагают «освободиться» от долгов, оформив процедуру банкротства. По статистике, в России на 100 000 человек приходится 64 банкрота, и количество дел о банкротстве неуклонно растет, рассказывает партнер юридической компании «Сотби» Владимир Журавчак.

Угрозы и хождение по судам — неприятный финал плохой истории с кредитами. При этом если к юристам клиенты приходят сами в надежде освободиться от бремени, то в случае с коллекторами – все наоборот. Их появление – ужасный момент в жизни заемщика, говорит Павел Медведев.

«Маргинал! Успей погасить свой займ добровольно! Иначе вся информация, нарытая на тебя, будет использована по делу (номера телефонов родителей и друзей, начальства и соседей получат смс, что ты Мошенник и Крыса! Многие из них от автодозвона поменяют симкарты, а кто и возненавидит тебя Навсегда!» — пишут коллекторы одному из должников. Этот пример — самый приличный. Обычно угрозы полны нецензурной речи и жестоких оскорблений.

Коллекторы звонят близким и коллегам должника, отправляют сообщения на телефон и в социальные сети, делают рассылки в социальных сетях, порочащие имя человека, отправляют письма с угрозами, рассказывает Наталья Порохина. Самые «смелые» могут испортить имущество, например, автомобиль, исписать стены в подъезде, поймать в темном переулке. «В итоге, не понимая, каким образом можно выбраться из этой ситуации, люди оказываются в тяжёлом психологическом состоянии, вплоть до мыслей о суициде», — сетует она.

По словам Павла Медведева, часто коллекторы угрожают здоровью близких и в особенности детей, что особенно ужасает женщин. «Люди и правда пугаются, приходят к нам, просят помощи. Но помочь становится все сложнее и сложнее. Полицейские редко заводят дела и пытаются найти авторов угроз», — поясняет он.

Кому выгодно

На должниках зарабатывают банки, МФО, юристы и коллекторы. Если говорить о банках, то львиная доля прироста необеспеченных потребительских кредитов приходится на системно значимые банки и специализированных игроков, рассказывает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. Так, розничный кредитный портфель крупнейшего игрока — Сбербанка — в прошлом году вырос на 25%, до 6,8 трлн рублей, портфель ВТБ – на 25%, до 2,9 трлн рублей. Объем розничных кредитов в Газпромбанке за год увеличился на 30,3%, до 506,9 млрд рублей.

МФО в прошлом году также ощутили на себе кредитный бум, выдав гражданам рекордную сумму – около 330 млрд рублей. По данным ЦБ, портфель займов организаций вырос на 45%, до 163,6 млрд рублей, а рост портфеля только физлиц составил 51%. В «Эксперт РА» рост портфеля МФО оценивали примерно в 30%, с 113 до 150 млрд рублей. Среди МФО основными бенефициарами кредитного бума стали компании ГК Eqvanta, «Езаем», «Монеза», MoneyMan, «Займер», Webbankir и «МигКредиТ», которые, по расчетам агентства, выдали в прошлом году самый большой объем микрозаймов.

Кто именно из коллекторских объединений заработал на долгах россиян, сказать трудно, так как официальной статистики рынка нет. Но в 2018 году банки разместили для взысканий коллекторами 505 млрд рублей долгов, что на 29% больше, чем годом ранее, а на рынке цессии (переуступки прав на кредиты) банки разместили еще 470 млрд рублей — на 30% больше, чем в 2017 году, рассказывают в СРО НАПКА.

По оценке генерального директора финансового маркета Юником24 Юрия Кудрякова, среди цессионных игроков лидерами являются ПКБ и ЭОС, чья совокупная доля на рынке цессии составляет не менее 60%. «Среди игроков на рынке агентского взыскания крупнейшими являются М.Б.А. Финансы, АБК, Столичное АВД, КредитЭкспресс Финанс и НСВ», — говорит Кудряков.

Что дальше?

Пока в банках не видят рисков кредитного пузыря. «Нынешняя ситуация существенным образом отличается от той, которая отмечалась перед кризисом в 2014 году», — уверяет аналитик банка Хоум Кредит Станислав Дужинский. По его словам, сейчас в российской банковской системе выросла доля низкорискованных ипотечных кредитов, их доля в конце первого квартала составила около 43% от кредитного портфеля. В то время как в конце 2014 года этот показатель был равен 32,3%.

Читайте также:  Реальная правда об успехе и идеалах человечества

Кроме того, по мнению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, сегодняшний рост кредитования идет за счет расширения клиентской базы – люди все больше узнают о кредитных продуктах. И такой рост, по мнению регулятора, не опасен.

Однако, как показывают цифры, для банков все более важным становится рефинансирование кредитов, когда клиенту помогают выплатить долг в другом банке. В компаниях неохотно рассказывают об этих цифрах — Forbes точные данные предоставили только «Росбанк Дом», специализирующийся на ипотечном кредитовании, банк «Открытие» и Райффайзенбанк. В последнем рефинансирование в 2018 году составило порядка 20% выдач по потребительским кредитам, в «Росбанк Дом» тоже около 20%, у «Открытия» — 15-20%.

Если рост потребкредитования все же осуществляется за счет сегментов с повышенным риском, то это опасно, признает руководитель управления кредитных рисков розничного сегмента кредитования Райффайзенбанка Алексей Крамарский. «Этот рост несет в себе опасность перегрева рынка и образования пузыря», — поясняет он. И если пузырь все же появится, то его «сдутие» приведет к массовым неплатежам и проблемам в финансовой системе, а в итоге – к рецессии в экономике, о которой и предупреждал министр экономического развития Максим Орешкин. В этом случае угроз, банкротств и разрушенных семей может стать еще больше.

Как россиян душат кредитами: Кому выгодно подсаживать граждан РФ на кредиты

Копить на новый телефон (автомобиль, ноутбук, поездку на Мальдивы – нужное подчеркнуть) уже не модно. Модно взять в банке кредит и купить желанную вещь прямо сейчас, а уж потом расплачиваться. Мода эта в последнее время приобретает такие сказочные обороты, что ее впору сравнивать с повальной эпидемией. Согласно данным, опубликованным Центробанком, объем выдачи потребительских кредитов увеличился на 25,2% в год, оставив позади даже ипотеку (около 24%).

Разумеется, это не значит, что в других банках не предоставляют клиентам возможность «взять чужие и на время, а отдавать свои и навсегда»; это, скорее, значит, что в зеленоглазом детище Центробанка подобные услуги в какой-то момент начали рекламировать особенно навязчиво и агрессивно. Мол, подумайте только, как это удобно: вам понадобились деньги – и вот они, пожалуйста, тратьте на здоровье, да еще и зарабатывайте «Спасибо от Сбербанка» – сплошная выгода. А долг выплатите как-нибудь в другой раз.

Деньги же переводятся не просто так, а с процентами: 3%, но при этом не менее 390 рублей. Мелочь, как говорится, а приятно.

То, что граждане нашей страны постепенно оказались в долгах как в шелках, может в один прекрасный момент ударить не только по личному благосостоянию держателей кредиток, но и по экономической стабильности в государстве. Как напомнил на Петербургском международном экономическом форуме министр экономического развития Максим Орешкин, выдача потребительских кредитов у нас в стране практически ничем не ограничена.

Дело в том, что потребительские кредиты у нас – это средства, ничем не обеспеченные. Ипотеку выдают под залог квартир; не выплатив автокредит, незадачливый клиент банка вынужден расстаться с автомобилем. А лавина необеспеченного кредитования может оказаться для отечественной экономической системы гибельной.

Впрочем, с точки зрения главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, ничего такого страшного не происходит. Как она ответила Орешкину на ПМЭФ, у людей всего-навсего снизился уровень жизни, и от этой бедности и неустроенности они и берут кредиты, только и всего. То есть фактически первая дама Центробанка позволила себе этакий изящный пинок по экономическому блоку правительства: мол, вы, господин Орешкин, как и товарищи ваши, работаете впустую, и люди в итоге живут на грани нищеты – а мы хорошие, мы им кредиты даем, чтобы они потребляли в свое удовольствие на прежнем уровне.

То есть фактически поддержал Орешкина, которого в начале этого года не пинал только ленивый. «Разделяй и властвуй» – Владимир Владимирович верен себе, но в данном случае правда на его стороне.

Однако в Центробанке, похоже, ни к Орешкину, ни к Путину прислушиваться не намерены, и спайку с Минфином разделять не намерены. По утверждению Набиуллиной, никаких пузырей в российской экономике не ожидается: да, потребительское кредитование растет, и в ЦБ даже пытаются его приостановить, повышая надбавки к коэффициентам риска в зависимости от размера кредита

Гибель в кредит

Согласно прогнозам Центробанка, в текущем году рост объема потребительских кредитов возрастет на 15-20%. В 2020 году рост планируется более скромный – «всего лишь» на 11-16%. В 2021 году объем кредитования по предварительным оценкам опять же продолжит расти – на 10-15%. Умножая сложные проценты, мы понимаем, что, встречая новый 2022 год, россияне окажутся перед необходимостью выплачивать по кредитам на 60% больше, чем в конце 2018 года.

Что ж, по всей видимости, в скором времени нам придется столкнуться не только с экономическими, но и с политическими последствиями этой дойки – а также увидеть, кто от нее окажется в выигрыше. Парламентские выборы 2021 года при таком раскладе пройдут как стейк прожарки Raw – с кровью.

Так что нам надо останавливать это безумие через приравнивание рекламы кредитов к рекламе алкоголя с соответствующими возрастными и временными ограничениями. Надо ограничивать объемы выплат 40, максимум 50 процентами от дохода домохозяйства. Нужна социальная антиреклама жизни в долг. Но кто будет всё это делать? Набиуллина? Силуанов? Без воли президента, выраженной не в словах, а в делах, ничего не получится. А Путин почему-то не торопится…

Долговая драма: россияне продолжают жить не по средствам

Уровень закредитованности россиян за третий квартал этого года вырос до 30%. Годом ранее он составлял 24%. В лидерах здесь оказались республики Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Бурятия и Адыгея. Об этом говорится в исследовании, подготовленном проектом ОНФ «За права заемщиков» на основе данных Банка России, Росстата, других открытых источников. Как отмечают его авторы, в качестве меры снижения долговой нагрузки на россиян необходимо ввести ограничения на выдачу кредитов должникам. Эксперты считают, что ничего удивительного в тенденции роста кредитования нет, так как доходы граждан оставляют желать лучшего.

Треть дохода на кредиты

Совокупная задолженность россиян по банковским кредитам по итогам третьего квартала достигла 17,02 трлн рублей. Как отмечается в исследовании, в среднем каждая российская семья отдает сегодня около 30% от годового дохода на погашение банковских кредитов. Впрочем, как подчеркивают авторы, по сравнению с данными первого квартала 2019 года данный показатель практически не изменился. Это, как считают они, говорит в пользу стабилизации на рынке кредитования.

В абсолютном выражении средняя кредитная задолженность на семью по России сегодня составляет 301,4 тыс. рублей. Годом ранее она была равна 250,2 тыс. рублей.

Как отмечают в ОНФ, наибольший объем и прирост кредитования наблюдался в категории ипотечных и потребительских ссуд. Ипотечный портфель с начала года вырос на 14% и составил 53,061 млрд рублей. Максимальный рост этой категории кредитования пришелся на июль, показав рост на 22%. Причиной тому стало снижение ставок по ипотечным продуктам. Рост объема потребительских кредитов составил 49,369 млрд рублей, или 21%.

Наибольшая величина просрочки выплат зафиксирована среди потребительских ссуд. Их объем составил 22,254 млрд рублей, увеличившись с начала года на 12%. Вместе с тем, общий объем просрочки составляет 756,5 млрд рублей, или 4,4% от всей задолженности. Как отмечают в ОНФ, показатель продолжает снижаться, что указывает на стабильное состояние «плохих долгов» на балансах банков. За последние 12 месяцев объем просроченной задолженности сократился на 7%.

Среди регионов на первом месте по закредитованности оказались Калмыкия и Тыва, где ее уровень превысил 50%. В Чувашии, Мордовии, ХМАО, Иркутской, Новосибирской, Тюменской и Ленинградской областях он составляет свыше 40%.

Низкие показатели закредитованности отмечаются в регионах Северо-Кавказского федерального округа: Дагестане — 7%, Ингушетии — 7%, Чечне — 8%, а также в Крыму и Севастополе (8–9%). По доле просроченной задолженности лидируют республики Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Бурятия и Адыгея.

Ограничительные меры

Руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева считает, что остановить рост закредитованности населения могло бы введение оценки предельной долговой нагрузки потребителя.

— Сегодня активно развиваются механизмы ответственного кредитования, а также способы оценки финансовой состоятельности заемщиков. Однако отдельные крупные игроки по-прежнему предлагают заемщикам кредиты в размере, значительно превышающем среднерыночный показатель выдачи, а также увеличивают предлагаемые лимиты, чтобы не терять клиента из-за недостаточной суммы кредита, — пояснила она.

С начала 2015 года размер среднего кредита вырос на 66%, в то время как за тот же период, по данным Росстата, размер средней начисленной заработной платы увеличился только на 53%.

— Наблюдая за кредитной и сберегательной активностью российских семей, мы видим, что кредитование постепенно становится всё более долгосрочным, так как клиенты имеют ограниченный запас по предельной долговой нагрузке, — подчеркнула автор рейтинга. — Поэтому очень важно наряду с самодекларированием заемщиков предусматривать ограничения по ссудным лимитам и темпам увеличения задолженности. Здесь в зоне риска потребители, которые наращивают обязательства за короткий период и «добирают» кредиты в течение года.

Экономист Алексей Скопин заявил «Известиям», что ситуация с долгами граждан сегодня в России «однозначно плохая».

— Что касается решения этой проблемы, то, с моей точки зрения, надо запретить микрокредитование под 700% и другие бешеные условия. То есть нужно ограничить процент по кредиту — например, не больше 15 или 20, — заявил эксперт. — Кто бы его не выдавал, должно действовать это правило. Тогда люди получат возможность их оплачивать.

По его словам, сегодня люди, взявшие кредиты под огромные проценты, рано или поздно перестают по ним платить. Еще одна проблема, по мнению экономиста — низкие доходы населения, которые сегодня не соответствуют уровню цен.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачёв отмечает, что ничего удивительного в росте кредитования в России нет, так живет сегодня весь мир. По его мнению, очевидно, что затягивать кредитную удавку для населения до бесконечности нельзя. И если ОНФ предлагает какие-то меры по выходу из данной ситуации, то к ним нужно обязательно присмотреться.

Получить оперативный комментарий от ЦБ РФ «Известиям» не удалось.

Ссылка на основную публикацию