Русские красавицы – 24 картины

Судьбы красавиц со знаменитых портретов

М ы знаем их в лицо и любуемся красотой в расцвете молодости. Но как жили эти женщины дальше, после того, как картина была закончена? Иногда их судьба оказывается удивительной. Вспоминаем с Софьей Багдасаровой.

Сарра Фермор

Картина Вишнякова — один из самых прелестных образцов русского рококо и один из самых знаменитых портретов эпохи императрицы Елизаветы Петровны. Особенно эффектен контраст между ребяческой прелестью 10-летней девочки и тем, что она все пытается делать «как взрослая»: принимает правильную позу, держит веер согласно этикету, старательно сохраняет осанку в корсете придворного платья.

Сарра — дочь генерала Виллима Фермора, обрусевшего шотландца на русской службе. Это он взял нам Кёнигсберг и всю Восточную Пруссию, а на гражданской службе после пожара отстроил классицистическую Тверь в том виде, который восхищает нас сейчас. Мать Сарры тоже была из шотландского рода — из Брюсов, причем приходилась племянницей знаменитому Якову Брюсу, «колдуну с Сухаревой башни».

Сарра была выдана замуж по тем временам поздно, в 20 лет, за своего ровесника Якоба Понтуса Стенбока — представителя графской шведской семьи (из нее даже вышла одна шведская королева). Стенбоки к тому времени перебрались в российскую Эстляндию. Супруги жили, скажем прямо, неплохо: достаточно сказать, что это в их дворце в Таллине сейчас размещаются помещения эстонского премьер-министра и зал заседаний правительства. Сарра, по некоторым указаниям, стала матерью девяти детей и скончалась уже при императоре Александре I — то ли в 1805 году, то ли вообще в 1824-м.

Мария Лопухина

Боровиковский написал множество портретов русских дворянок, но этот — самый чарующий. В нем все приемы мастера применены так искусно, что мы и не замечаем, каким именно способом нас околдовывают, как создается очарование этой барышни, которой почти сто лет спустя Яков Полонский посвящал стихи («. но красоту ее Боровиковский спас»).

Лопухиной на портрете 18 лет. Ее непринужденность и чуть надменный взгляд кажутся то ли обычной позой для подобного портрета эпохи сентиментализма, то ли признаками меланхолического и поэтического нрава. Но каким на самом деле был ее характер, мы не знаем. При этом Мария, оказывается, была родной сестрой Федора Толстого (Американца), известного своим вызывающим поведением. Удивительно, но если взглянуть на портрет ее брата в молодости (Государственный музей Л.Н. Толстого), то мы увидим ту же вальяжность и расслабленность.

Портрет был заказан ее мужем, Степаном Лопухиным, вскоре после свадьбы. Лопухин был старше Марии на 10 лет и происходил из богатого и знатного рода. Через шесть лет после написания картины девушка умерла — от чахотки. Через 10 лет умер и ее муж. Поскольку они были бездетными, картину унаследовала единственная выжившая дочь Федора Толстого, у которой в 1880-х годах ее и купил Третьяков.

Джованнина Пачини

«Всадница» Брюллова — блистательный парадный портрет, в котором роскошно все — и яркость красок, и пышность драпировок, и красота моделей. Русскому академизму есть чем гордиться.

На нем написаны две девочки, носившие фамилию Пачини: старшая Джованнина сидит на лошади, младшая Амацилия смотрит на нее с крыльца. Но имели ли они право на эту фамилию, до сих пор не ясно. Картину Карлу Брюллову — своему многолетнему возлюбленному — заказала их приемная мать, графиня Юлия Самойлова, одна из красивейших женщин России и наследница колоссального состояния Скавронских, Литта и Потемкина. Бросив первого мужа, Самойлова уехала жить в Италию, где в ее салоне бывали и Россини, и Беллини. Своих детей у графини не было, хотя она еще дважды выходила замуж, один раз — за молодого и красивого итальянского певца Пери.

По официальной версии, Джованнина и Амацилия были родными сестрами — дочерьми автора оперы «Последний день Помпеи», композитора Джованни Пачини, друга (и, по слухам, возлюбленного) графини. Она забрала их в свой дом после его смерти. Однако, судя по документам, у Пачини была только одна дочь —младшая из девочек. Кто была старшая? Есть версия, что ее вне брака родила сестра того самого тенора Пери, второго мужа Самойловой. А может, у графини с девочкой была и более тесная родственная связь. Недаром «Всадницу» сначала считали портретом самой графини. Повзрослев, Джованнина вышла замуж за австрийского офицера, капитана гусарского полка Людвига Ашбаха, и уехала с ним в Прагу. Самойлова гарантировала ей большое приданое. Однако, поскольку к старости графиня разорилась (ей пришлось выплачивать третьему мужу, французскому аристократу, огромные алименты), обе «дочери» взыскивали со старухи «матери» обещанные деньги через адвоката. Самойлова скончалась в бедности в Париже, дальнейшая же судьба ее воспитанниц неизвестна.

Елизавета Мартынова

«Дама в голубом» Сомова — один из символов живописи Серебряного века, по выражению искусствоведа Игоря Грабаря — «Джоконда современности». Как и в картинах Борисова-Мусатова, здесь не только наслаждение красотой, но и любование уходящим очарованием помещичьей России.

Елизавета Мартынова, которая позировала Сомову на портрете, была, видимо, одной из немногочисленных женских симпатий художника. Художник познакомился с ней, дочерью врача, во время учебы в Императорской Академии художеств — она была в числе учеников набора 1890 года, когда женщинам впервые разрешили поступать в это учебное заведение. Удивительно, но произведений самой Мартыновой, кажется, не сохранилось. Однако ее портреты писали не только Сомов, но и Филипп Малявин и Осип Браз. Вместе с ней училась Анна Остроумова-Лебедева, которая в своих мемуарах мимоходом отметила, что, хотя Мартынову писали всегда высокой статной красавицей, на самом деле она была маленького роста. Характер у художницы был эмоциональный, гордый и легкоранимый.

Сомов писал ее несколько раз: в 1893 году акварелью в профиль, через два года — карандашом, а в 1897 году он создал ее небольшой портрет маслом на фоне весеннего пейзажа (Астраханская художественная галерея). Эту же картину он создавал с перерывами три года: из них художник два провел в Париже, а Мартынова для лечения болезни легких на долгое время поселилась в Тироле. Лечение не помогло: примерно через четыре года после окончания полотна она скончалась от чахотки в возрасте около 36 лет. Семьи у нее, видимо, не было

Галина Адеркас

Хотя «Купчиха за чаем» Кустодиева написана в послереволюционном 1918 году, для нас она — настоящая иллюстрация той яркой и сытой России, где ярмарки, карусели и «хруст французской булки». Впрочем, Кустодиев после революции своим любимым сюжетам не изменял: для человека, до конца жизни прикованного к инвалидному креслу, это стало формой эскапизма.

Для купчихи в этом портрете-картине позировала Галина Адеркас — натуральная баронесса из рода, ведущего свою историю аж от одного ливонского рыцаря XIII века. Одна из баронесс фон Адеркас даже была воспитательницей Анны Леопольдовны.

В Астрахани Галя Адеркас была соседкой Кустодиевых по дому, с шестого этажа; в студию девушку привела жена художника, приметив колоритную модель. В этот период Адеркас была совсем молода, студентка-первокурсница медицинского факультета. И честно говоря, на набросках ее фигура выглядит гораздо тоньше и не такой внушительной. Изучала она, как говорят, хирургию, но увлечения музыкой увели ее в другую сферу. Обладательница интересного меццо-сопрано, в советские годы Адеркас пела в составе русского хора в Управлении музыкального радиовещания Всесоюзного радиокомитета, участвовала в озвучивании фильмов, но большого успеха не добилась. Вышла замуж она, судя по всему, за некоего Богуславского и, возможно, стала выступать в цирке. В Рукописном отделе Пушкинского Дома даже хранятся рукописные воспоминания за авторством Г.В. Адеркас, озаглавленные «Цирк — это мой мир. ». Как сложилась ее судьба в 30-е и 40-е годы — неизвестно.

Константин Маковский – картины и биография художника

Константин Маковский – известный русский художник, написавший множество картин боярской Руси XVII века. Обстановка боярских хором, одежда героев картин, да и сами бояре и боярышни воспроизведены настолько достоверно, что по картинам художника можно изучать отдельные главы истории Руси.

Точность в написании отдельных деталей и мотивов узоров, сотканных руками русских вышивальщиц, или четких орнаментов на резных кубках и чашах удивляет и восхищает зрителей прошедшего и настоящего времени.

Роскошные одежды, расшитые жемчугом, удивительной красоты головные уборы, того времени, красавицы-боярышни, украшенные драгоценными ожерельями, бояре в парчовых кафтанах – во всем чувствуется, с какой любовью к русской национальной красоте и культуре, к богатому наследию наших предков, писались эти картины. Долго можно стоять возле каждой из них – любоваться русским узорочьем и ощущать в себе гордость и в то же время печаль, печаль о том, что многое утеряно, не сохранилось и не сохраняется сегодня. Поэтому такие картины, в которых остались уникальные свидетельства культуры Русской земли, для нас особенно ценны.

Биография художника Константина Маковского

Константин Егорович Маковский (1839 – 1915гг.) родился в семье, где была атмосфера поклонения искусству. В их доме бывали многие известные деятели культуры и искусства. Отец художника, Егор Иванович Маковский, был одним из крупнейших коллекционеров Москвы второй четверти XIX века. Его увлечением были произведения изобразительного искусства, в основном старинная гравюра.

А Константин Егорович, унаследовав увлечённость отца, собирал все шедевры русского старинного мастерства, но это была «красивая старина». Что-то он умело пристраивал в жилых комнатах и мастерских, а потом использовал в своих картинах, а что-то просто выставлял в свой старинный большой шкаф из чёрного дерева, чтобы потом любоваться и восхищаться красотой и умением русских мастеров.

На карнизе камина стояла старинная домашняя утварь: серебряные ковши, кубки, рукомойники, опахала – предметы боярских времён. Старинные боярские парчовые костюмы, разноцветные сарафаны, унизанные жемчугом поручи, кокошники, расшитые жемчужными кружевами – все это можно увидеть на картинах художника. А кроме вещей, с любовью собранных Константином Егоровичем, в его картинах принимали участие и люди, собиравшиеся вокруг него. Иногда разыгрывали сцены из боярского быта, которые затем переносились на холст. И это вызывало, несомненно, горячий интерес зрителей, ведь они через картины Маковского приобщались к познанию истории Руси и культуре предков.

Дочь художника в своих воспоминаниях рассказывала, как «… ставились роскошные «живые картины» из боярского быта…». Приглашённых на эти вечера иногда было до 150-ти человек, среди которых были и представители старинных родов, потомки тех, кого изображал художник. Они «…ловко и красиво облачались в парчовые и бархатные одежды…» с тем, чтобы воспроизвести в них сцену, задуманную художником. Так появились картины – «Свадебный пир», «Выбор невесты» и многие другие картины.

Картины Константина Маковского

На полотнах К.Е. Маковского в ярких роскошных костюмах из собственной коллекции созданы образы прекрасных женщин, современниц художника. Смотришь на картину и ощущаешь, будто светится русское узорочье, поблёскивает шёлком и серебром расшитый сарафан русской красавицы. А если обратить внимание, то увидим, что на каждой картине на девушках боярышнях совершенно разные головные уборы. Действительно, у художника коллекция кокошников и головных уборов была наиболее богатым и ценным приобретением.

Читайте также:  Таня Линг и фэшн иллюстрация – модные картинки

Коллекционированием предметов русской старины К.Е. Маковский продолжал заниматься всю жизнь. Собирая шедевры русских мастеров, художник приобщался к истории России и, любуясь ими, воодушевлялся новыми идеями. Теперь же его полотна вызывают и в нас не только восхищение богатейшим наследием наших предков, но и стремление узнать более и более о своей родине.

О том, как К.Е Маковский использовал свою коллекцию в работе, рассказывала писательница Е.И. Фортунато, которой посчастливилось быть у него в качестве модели.

К.Е Маковский был не только художником. Общаясь с крупными учеными-историками, он стал сам большим специалистом в области русской старины. К.Е. Маковский стремился сберечь художественное достояние России. Поэтому неслучайно в 1915 он стал членом Общества возрождения художественной Руси, основной задачей которого было сохранение, изучение и пропаганда русской старины.

Горько и печально, что коллекция, собиравшаяся в течение полувека, занимавшая столь важное место в жизни художника, ставшая отражением целой эпохи в русской культуре, всего через полгода после его смерти будет пущена с торгов. В сентябре 1915 года К.Е Маковский был сбит уличной пролёткой на одной из улиц Петрограда. Получив тяжёлую травму головы, художник скончался через два дня. Внезапная смерть разрушила все задуманные планы…

На аукционе было перечислено более 1000 предметов, некоторые из них достались столичным музеям: Русскому музею, Эрмитажу, Музею Училища технического рисования барона Штиглица, московским музеям. Многие предметы были скуплены представителями московских антикварных фирм. Подлинные костюмы, серебряные кубки, ковши, бокалы перешли в руки видных московских коллекционеров.

Но не все восхищались картинами К.Маковского и его манерой работать.

В начале своего творческого пути К. Маковский разделял взгляды художников-передвижников, он писал крестьянских детей («Дети, бегущие от грозы», «Свидание»), но уже в 1880-е годы художник бесповоротно отошёл от них и стал устраивать персональные выставки.

В 1883 году он создал картину «Боярский свадебный пир в XVII столетии», за ней последовали «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем» (1886), «Смерть Ивана Грозного» (1888), «Одевание невесты к венцу» (1890), «Поцелуйный обряд» (1895,). Картины пользовались успехом, как в России, так и на международных выставках. За некоторые из них на Всемирной выставке 1889 года в Париже К.Маковский был удостоен золотой медали.

На его картины цены были всегда высокими. П.М. Третьяков иногда не мог приобрести их. А вот иностранные коллекционеры охотно покупали полотна «боярского» цикла, поэтому большинство работ художника ушло из России.

Благодаря такому успеху К.Е.Маковский стал одним из самых богатых людей. В течение всей жизни его окружала роскошь, какая не снилась ни одному русскому художнику. Маковский с одинаковым блеском выполнял любой заказ на любую тему. Именно последнее вызывало у многих непонимание, и даже осуждение. Одни, видимо, завидовали успеху, другие считали, что в картинах должен присутствовать народ со своей повседневной жизнью. Но такие картины раскупались не столь охотно, и многие считали, что Маковский писал на те темы, которые были востребованы, то есть ради собственного обогащения.

Однако он всегда жил, как ему хотелось и писал то, что хотел. Его видение прекрасного просто совпали с требованиями и запросами тех людей, которые готовы были платить за его картины большие деньги. Его лёгкий успех стал основной причиной отрицательного отношения к нему и его творчеству художников-передвижников. Его обвиняли в том, что он ради материальных благ использовал искусство и свой талант.

К.Е. Маковский начинал свой художественный путь вместе с художниками- передвижниками, выставляя картины на тему жизни народа. Однако со временем его интересы стали иными, и с 1880-х он стал успешным салонным портретистом. О том, что это произошло ради материальных благ, нельзя поверить. Ведь об этом говорят его многочисленные коллекции и многогранный талант. Но нельзя отрицать, что Маковский не искал признания за рубежом. К тому же европейцы интересовались русской историей, поэтому его работы быстро продавались.

В личной жизни Маковский также был счастлив. Его приятная внешность, общительность, всегда открытый и улыбчивый взгляд ясных глаз делали Константина Егоровича всегда желанным гостем. Он был трижды женат. Его первая жена Леночка Буркова, актриса Александринского театра, прожила с ним недолгую жизнь. Обаятельная и нежная девушка внесла в его жизнь много радости и тепла. Но из земной жизни ее рано унесла болезнь.

Беззаботный и жадный к утехам жизни Константин Егорович быстро утешился, увидев на балу необыкновенной красоты девушку – Юленьку Леткову. Девушке шел всего лишь шестнадцатый год, а обворожительному живописцу – тридцать шестой. Вскоре состоялась свадьба. Прожив двадцать лет счастливой семейной жизни, Константин Егорович написал множество картин, в большинстве из которых встречается милый образ его молодой жены. На протяжении долгих лет Юлия Павловна Маковская была его музой и моделью для портретов.

В 1889 году Константин Маковский отправился на Всемирную выставку в Париж, где экспонировал несколько своих картин. Там он увлекся молодой Марией Алексеевной Матавтиной (1869-1919). В 1891 году родился внебрачный сын Константин. Пришлось признаться во всем жене. Юлия Павловна не простила измены. Через несколько лет был оформлен развод. А Константин Егорович продолжал счастливую семейную жизнь с третьей женой, которую также использовал в качестве модели. Своих детей и от второго, и от третьего брака, он также часто изображал на своих полотнах.

10 женщин со знаменитых картин, о чьих судьбах мы не знали

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

О картине мы прежде всего знаем две вещи: ее автора и, возможно, историю полотна. А вот о судьбах тех, кто смотрит на нас с холстов, нам известно не так уж и много.

AdMe.ru решил рассказать о женщинах, чьи лица нам хорошо знакомы, а их истории — нет.

Жанна Самари
Огюст Ренуар, «Портрет актрисы Жанны Самари», 1877 г.

Актриса Жанна Самари хоть и не смогла стать звездой сцены (играла она преимущественно служанок), но повезло ей кое в чем другом: некоторое время она жила недалеко от мастерской Ренуара, который в 1877-1878 годах написал четыре ее портрета, тем самым прославив куда больше, чем это могла бы сделать ее актерская карьера. Жанна играла в спектаклях с 18 лет, в 25 она вышла замуж и родила троих детей, затем даже написала детскую книжку. Но прожила эта обаятельная дама, к сожалению, не долго: в 33 года заболела брюшным тифом и скончалась.

Чечилия Галлерани
Леонардо да Винчи, «Дама с горностаем»,
1489-1490 гг.

Чечилия Галлерани была девушкой из благородной итальянской семьи, которая в возрасте 10 (!) лет уже была помолвлена. Однако когда девочке было 14, помолвка по неизвестным причинам была расторгнута, а Чечилия отправлена в монастырь, где и познакомилась (или же все это было подстроено) с герцогом миланским Людовико Сфорца. Завязался роман, Чечилия забеременела и герцог поселил девушку в своем замке, но тут пришло время вступить в династический брак с другой женщиной, которой, конечно же, присутствие любовницы в их доме не понравилось. Тогда после родов Галлерани герцог забрал себе сына, а ее выдал замуж за обедневшего графа.

В этом браке Чечилия родила четверых детей, держала чуть ли не самый первый в Европе литературный салон, бывала у герцога в гостях и с удовольствием играла с его ребенком от новой любовницы. Спустя время супруг Чечилии погиб, наступила война, она потеряла свое благосостояние и нашла приют в доме сестры той самой жены герцога − вот в таких замечательных отношениях она умудрялась быть с людьми. После войны Галлерани вернула свое имение, где и жила вплоть до своей смерти в возрасте 63 лет.

Зинаида Юсупова
В.А. Серов, «Портрет княгини Зинаиды Юсуповой», 1902 г.

Богатейшая российская наследница, последняя из рода Юсуповых, княжна Зинаида была невероятно хороша собой, и, несмотря на то что ее расположения добивались в числе прочих августейшие особы, замуж она хотела выйти по любви. Желание свое она осуществила: замужество было счастливым и принесло двоих сыновей. Юсупова много времени и сил тратила на благотворительную деятельность, причем после революции продолжила ее и в эмиграции. Любимый старший сын погиб на дуэли, когда княгине было 47 лет, и она с трудом перенесла эту утрату. С началом волнений Юсуповы покинули Петербург и поселились в Риме, а после смерти супруга княгиня переехала к сыну в Париж, где и провела остаток своих дней.

Мария Лопухина
В.Л. Боровиковский, «Портрет М.И. Лопухиной», 1797 г.

Боровиковский написал множество портретов русских дворянок, но этот — самый чарующий. Мария Лопухина, представительница графского рода Толстых, изображена здесь в нежном возрасте 18 лет. Портрет был заказан ее супругом Степаном Авраамовичем Лопухиным вскоре после свадьбы. Непринужденность и чуть надменный взгляд кажутся то ли обычной позой для подобного портрета эпохи сентиментализма, то ли признаками меланхолического и поэтического нрава. Судьба этой загадочной девушки оказалась печальной: спустя всего 6 лет после написания картины Мария умерла от чахотки.

Джованина и Амацилия Пачини
Карл Брюллов, «Всадница», 1832 г.

«Всадница» Брюллова — блистательный парадный портрет, в котором роскошно все: и яркость красок, и пышность драпировок, и красота моделей. На нем изображены две девочки, носившие фамилию Пачини: старшая Джованина сидит на лошади, младшая Амацилия смотрит на нее с крыльца. Картину Карлу Брюллову — своему многолетнему возлюбленному — заказала их приемная мать, графиня Юлия Павловна Самойлова, одна из красивейших женщин России и наследница колоссального состояния. Повзрослевшим дочерям графиня гарантировала большое приданое. Но получилось так, что к старости она практически разорилась, и тогда приемные дочери Джованина и Амацилия через суд взыскивали у графини обещанные деньги и имущество.

Симонетта Веспуччи
Сандро Боттичелли, «Рождение Венеры»,
1482–1486 гг.

На знаменитой картине Боттичелли изображена Симонетта Веспуччи — первая красавица флорентийского Ренессанса. Симонетта родилась в богатой семье, в 16 лет вышла замуж за Марко Веспуччи (родственника Америго Веспуччи, «открывшего» Америку и давшего континенту свое имя). После свадьбы молодожены обосновались во Флоренции, были приняты при дворе Лоренцо Медичи, в те годы славившемся пышными пирами и приемами.

Красивая, при этом очень скромная и доброжелательная Симонетта быстро влюбила в себя флорентийских мужчин. Ухаживать за ней пытался и сам правитель Флоренции Лоренцо, но активнее всех ее добивался его брат Джулиано. Красота Симонетты вдохновляла многих художников того времени, среди которых был Сандро Боттичелли. Считается, что с момента их встречи моделью всех Мадонн и Венер кисти Боттичелли была именно Симонетта. В возрасте 23 лет Симонетта умерла от чахотки, несмотря на старания лучших придворных врачей. После этого художник изображал свою музу только по памяти, а в старости завещал, чтобы его похоронили рядом с ней, что и было выполнено.

Читайте также:  Гламурные винтажные открытки

Вера Мамонтова
В.А. Серов, «Девочка с персиками», 1887 г.

Самая знаменитая картина мастера портрета Валентина Серова была написана в усадьбе богатого промышленника Саввы Ивановича Мамонтова. Ежедневно на протяжении двух месяцев художнику позировала его дочь, 12-летняя Вера. Девочка выросла и превратилась в очаровательную девушку, вышла замуж по взаимной любви за Александра Самарина, принадлежащего к известной дворянской фамилии. После свадебного путешествия по Италии семья поселилась в городе Богородске, где один за другим родилось трое детей. Но неожиданно в декабре 1907 года, спустя всего 5 лет после свадьбы, Вера Саввишна умерла от воспаления легких. Ей было всего 32 года, а ее муж больше так и не женился.

Александра Петровна Струйская
Ф.С. Рокотов, «Портрет Струйской», 1772 г.

Этот портрет кисти Рокотова словно воздушный полунамек. Александре Струйской было 18, когда ее выдали замуж за очень богатого вдовца. Есть легенда, что на свадьбу муж подарил ей ни больше ни меньше как новую церковь. И всю жизнь писал ей стихи. Был ли этот брак счастливым, доподлинно не известно, но все, кто бывал в их доме, обращали внимание на то, как несхожи между собой супруги. За 24 года брака Александра родила мужу 18 детей, 10 из которых умерли во младенчестве. После смерти мужа она прожила еще 40 лет, твердо управляла поместьем и оставила детям приличное состояние.

Галина Владимировна Адеркас
Б.М. Кустодиев «Купчиха за чаем», 1918 г.

«Купчиха за чаем» Кустодиева — настоящая иллюстрация той яркой и сытой России, где ярмарки, карусели и «хруст французской булки». Написана картина была в послереволюционном голодном 1918 году, когда о таком изобилии можно было только мечтать.

Для купчихи в этом портрете-картине позировала Галина Владимировна Адеркас — натуральная баронесса из рода, ведущего свою историю аж от одного ливонского рыцаря XVIII века. В Астрахани Галя Адеркас была соседкой Кустодиевых по дому, с шестого этажа; в студию девушку привела жена художника, приметив колоритную модель. В этот период Адеркас была совсем молода — студентка-первокурсница медицинского факультета — и на набросках ее фигура выглядит гораздо тоньше. Окончив университет и проработав какое-то время хирургом, она бросила профессию и в советские годы пела в составе русского хора, участвовала в озвучивании фильмов, вышла замуж и стала выступать в цирке.

Лиза дель Джокондо
Леонардо да Винчи, “Мона Лиза”,1503—1519 гг.

Пожалуй, один из самых известных и загадочных портретов всех времен и народов — это знаменитая Мона Лиза кисти великого Леонардо. Среди множества версий о том, кому принадлежит легендарная улыбка, официально в 2005 году подтвердилась следующая: на полотне изображена Лиза дель Джокондо, супруга торговца шелком из Флоренции Франческо дель Джокондо. Портрет мог быть заказан художнику, чтобы отметить рождение сына и покупку дома.

Вместе с мужем Лиза вырастила пятерых детей и, вероятнее всего, ее брак был основан на любви. Когда супруг умер от чумы и Лизу также поразила эта тяжелая болезнь, одна из дочерей не побоялась взять маму к себе и выходила ее. Мона Лиза вылечилась и прожила еще некоторое время вместе со своими дочерьми, скончавшись в возрасте 63 лет.

Русская красота от древности и до сегодняшних дней

«Русские девушки самые прекрасные», – так говорят иностранцы и те, кто побывал за рубежом. Что же значит русская красота, и как менялись идеалы женской привлекательности на протяжении веков?

Красавица в старину – это образ из народной сказки: скромная добрая девушка с длинной косой, белой кожей, здоровым румянцем, пушистыми ресницами и соболиными бровями. Худоба не считалась признаком красоты, наоборот, чем дороднее была девушка, тем прекраснее она считалась. Модная прическа того времени- туго затянутая коса, украшенная лентами, гребнями или цветами. Уход за собой – довольно частое (в отличие от европейцев) посещение бани, парение, умывание росой и использование различных отваров трав. Что касается декоративной косметики, то, по свидетельствам путешественников, русские девушки красились очень ярко: белили лица, сурьмили брови, румянили щеки и даже чернили зубы.

В.Нагорнов “Русские красавицы”

Кардинальные изменения в образах наших соотечественниц принесли петровские времена. Россия взяла курс на Запад, что непосредственно коснулось стандартов. Особыми указами Петр велел носить европейские платья, краситься и причесываться по моде. В моду вошли узко-затянутые талии и сложные прически. Нововведением стали мушки, скрывающие недостатки кожи. А их было немало, потому что в ходу были слишком “химические” составы косметики – свинцовые белила, карминные румяна, пудры и помады.

П.Гобер “Портрет Анны Марии Бурбонской” / Д.Г. Левицкий “Портрет М.А. Дьяковой” / Ф.Буше “Маркиза де Помпадур”

Европейская, в особенности французская мода XVII-XVIII веков влияет на образы наших красавиц. Придворные дамы травят себя уксусом и мелом, чтобы добиться томной бледности. При этом женщина остается в теле – пышная грудь, покатые плечи, бедра, подчеркнутые слоями кринолина. В парикмахерских творят произведения искусства – на головах воспроизводят фрегаты, башни и даже сады. Смена модных тенденций в Европе неизменно вносила изменения в туалет наших соотечественниц.

Образы русских красавиц подробно изучались благодаря искусству, – литература, живопись, музыка вписали их образы в мировую историю.

Крамской И.Н. “Неизвестная” / Боровиковский В.Л. “Портрет В.А. Лопухиной” / Брюллов А.П. “Портрет Н.Н. Пушкиной”

В основном косметику в Россию завозили из-за рубежа, но уже к 1843 году французский парфюмер Альфонс Ролле построил первый парфюмерный завод и стал производить мыло, туалетную воду, помаду, пудру, духи. Немало иностранцев развивали парфюмерное производство, тем самым продвигая российский бренд в мире. Косметика уже была доступна всем. К началу Первой мировой войны бьюти-индустрия находилась в расцвете.

Но уже после Октябрьской революции начинаются значительные изменения. Длинные юбки, узкие корсеты безвозвратно уходят в историю. Новые силуэты диктуют моду на худобу. И это не только следствие модных тенденций, но и военных реалий. Революция отменяет выраженную женственность, теперь все – товарищи. Красивые ухоженные дворянки покидают Россию, именно благодаря их участию в модной индустрии Европы русские девушки зовутся самыми красивыми.

Божий М.М. “Декрет о мире” / Сестра милосердия Г.Сорокина / Княгиня Юсупова

Темпы развития косметического рынка снижаются. И если крем, мыло и парфюмерию продолжают выпускать, то декоративная косметика уходит в долгий период застоя. В то время как в мире развивается кинематограф, а вместе с ним – искусство грима, наши бабушки рисовали стрелки карандашами из художественного магазина, крутили локоны на сладкую воду и пудрились детской присыпкой. Главное украшение девушки – ум, скромность, “правильное” поведение в обществе.

Иконами стиля и красоты становятся актрисы советского кино и звезды сцены – Любовь Орлова, Валентина Серова, Людмила Целиковская, Людмила Гурченко, Анастасия Вертинская, Татьяна Самойлова, Лариса Голубкина, Светлана Светличная, Наталья Фатеева и Наталья Кустинская, Эдита Пьеха, Алла Пугачева, София Ротару.

Валентина Серова / Людмила Гурченко / Алла Пугачева

Перестройка принесла в нашу реальность огромнейшее разнообразие – от выбора косметики и парфюмерии до идеалов красоты. К сожалению, образ той эпохи сильно испортил репутацию наших соотечественниц – независимо от времени суток это была ярко накрашенная девушка в неприлично короткой юбке и на высоких каблуках.

На сегодняшний день та или иная тенденция сменяется каждые полгода. Все же естественность остается в приоритете. Хотя мы не избежали веяний американской культуры – повального увлечения пластической хирургией, наращиванием волос, ресниц, ногтей и другими попытками копировать образ Барби, – в мире мы по-прежнему считаемся красавицами и с гордостью говорим о своих корнях!

ПЫШНОТЕЛЫЕ РУССКИЕ КРАСАВИЦЫ БОРИСА КУСТОДИЕВА

Говоря о русском художнике Борисе Михайловиче Кустодиеве, тут же вспоминаются образы пышнотелых купчих, которых он писал довольно-таки много — в интерьере и на фоне пейзажа, обнаженными и в нарядных платьях.

К художнику есть много вопросов — почему купчихи и почему практически все женские образы на полотнах художника обладают, по современным меркам, не самыми «идеальными» формами… Впрочем, рассуждать об идеальных формах самое последнее дело. Это все индивидуально. Важнее, первая часть вопроса — почему именно купчихи?

В поисках причинной связи, пролистал биографию художника. Борис Кустодиев жил в нелегкую эпоху — он пережил революцию, голодное время, гонения на ученых и людей искусства, которые были заподозрены в «буржуазности». Кустодиеву, изображавшего в большей степени купеческую и дореволюционную Россию, досталось по полной. Однако сам он не принадлежал к этому классу, часто недоедал, жил впроголодь.

В своих мечтах он уносился далеко — в сытную и мирную дореволюционную Россию, в детские годы и в небольшой флигель богатого купеческого дома, который арендовала семья Кустодиевых. Здесь мальчик получил первые яркие представления о быте и типах провинциального купечества.

«Весь уклад богатой и изобильной купеческой жизни, — писал впоследствии Б. М. Кустодиев, — был как на ладони…

«Купчихи» Кустодиева — это в первую очередь наблюдения детства, пронесенные художником через десятилетия. Во-вторых, образ купчихи передается художником с легкой иронией. Русские Венеры — молоды и красивы, у них приятные полные лица, не вызывающие негативных эмоций, но Кустодиев определенно иронизирует, как бы позволяет зрителю беззлобно улыбнуться, увидев полных и добрых купчих, их застолья, чаепития, яства…платья всех цветов радуги…

В третьих, художник восхищается пышущими здоровьем, полногрудыми статными русскими красавицами, в которых есть что-то необычайно пленительное.

В четвертых, холеные фигуры женщин имеют символическое значение. Художник передает реальную и достоверную информацию о естественной и здоровой жизни людей в патриархальной России.

Чего больше — иронии или восхищения? Вряд ли это имеет какое-то значение. Как говорил сам художник: «Мне кажется, картина, какой бы сюжет она ни имела, будет сильна любовью и тем интересом, с каким художник хотел передать свое настроение. И почему обязательно сюжет, то есть сюжет, как его у нас понимают — чтобы картина чему-то учила и что-то рассказывала. Разве не может быть картина только красивой?»

Русские красавицы Кустодиева

Красавица, 1915 год

Моделью послужила актриса МХТ Ф. В. Шевченко. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Купчиха за чаем, 1918 год

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Купчиха с зеркалом, 1920 год

Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Русская Венера, 1925 год

Русская девушка у окна, 1923 год

Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Осень, 1924 год

Частное собрание

Лето. Провинция, 1922 год

Частное собрание

Купчиха и домовой, 1922

В старом Суздале

Москва. Государственная Третьяковская галерея

Купчихи. 1912

Киевский национальный музей русского искусства, Украина

В бане. 1920

Частное собрание

В березовой роще

Варвара. 1920

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Встреча (Пасхальный день). 1917

Читайте также:  Фотосессия с цветами для девушек и цветы в fashion фотографии

Частное собрание

Две купчихи. 1913

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Девушка на Волге. 1919

Национальный музей изобразительных искусств им. Гапара Айтиева, Бишкек, Кыргызтан

Купальщица. 1921

Государственный Русский музей, С.-Петербург

Купальщица. 1922

Тюменский областной музей изобразительных искусств

Купчиха. 1920

Томский областной художественный музей

Купчиха. 1919

Вологодская областная картинная галерея

Купчиха. 1915

Государственный Русский музей, С.-Петербург

Купчиха. 1915

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Купчиха на балконе. 1920

Частное собрание

Купчиха на прогулке. 1920

Музей-квартира И.И.Бродского, С.-Петербург

Купчиха на прогулке (Провинция). 1920

Художественный музей им. Махарбека Туганова, Владикавказ

Купчиха с покупками. 1920

Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск

Купчиха, пьющая чай. 1923

Нижегородский государственный художественный музей

Молодая купчиха в клетчатом платочке. 1919

Государственный Русский музей, С.-Петербург

Осень в провинции. Чаепитие. 1926

Государственная Третьяковская галерея, Москва

Рекомендуем также:

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Русские красавицы

«…Зелною красотою лепа, бела велми, ягодами румяна, червлена губами, очи имея черны великы, светлостию блистаяся; когда же в жалобе слезы изо очию испущаше, тогда наипаче светлостию блистаху зелною; бровми союзна, телом изобилна, млечною белостию облиянна; возрастом ни высока, ни ниска; власы имея черны, велики, аки трубы, по плещам лежаху», — так князь Иван Катырев-Ростовский описывал Ксению Годунову, одну из немногих женщин допетровской Руси, о которых мы что-то знаем.

Русские летописи обыкновенно умалчивали о матерях, дочерях и жёнах царей, дворян и тем паче простонародья, скудные сведения можно черпать лишь из судебников, чудом уцелевших писем и воспоминаний иностранцев. Причём и поляки, и немцы, и французы находили в московитках свои изъяны, пренебрежительно отзываясь то о строгости, то о распущенности, то о привычке белиться, то об обычае мыться в банях и купаться в реке. Какими же на самом деле были русские красавицы?

В. Нагорнов. Русская красавица

Судьба девушки на Руси зависела от трех факторов — сословия, к которому она принадлежала, богатства её родителей и мужа, которого ей выбирали. До брака или ухода в монастырь ни своей воли, ни своей ценности у неё не было. Её имуществом, рукой, судьбой и жизнью распоряжался отец, дядя, старший брат или назначенный опекун. Замуж выходили все девицы, кроме безнадёжно изуродованных, повредившихся в уме и опозоренных. После свадьбы женщина попадала в полную власть мужа — он мог учить её «крепко, но не до смерти», мог отослать в отцовский дом, огульно обвинив в блуде, или отправить в монастырь и жениться после этого заново. Некоторую свободу получала лишь обеспеченная вдова, распоряжавшаяся имуществом от имени детей.

Чем состоятельней и родовитей была семья, тем меньше трудов и тягот выпадало на долю слабого пола — в богатых семьях в почёте была женская праздность, не испорченные тяжким трудом белые ручки. Но и ограничений это накладывало немало — от отдельной половины дома, как это было принято на Востоке, до запрета разговаривать с незнакомцами и выходить куда-то кроме церкви. В купеческой или военной семье хозяйка, в особенности ухватистая и хитроумная, получала и силу, и власть — она управляла имуществом в отсутствие мужа. В простонародье женщины исполняли все работы по дому, в поле и в хлеву, вне зависимости от беременности и состояния здоровья. Но зато свободы у них было намного больше.

Русские красавицы обыкновенно не умели читать и писать, в боярских семьях их учили Псалтыри, молитвам и вышиванию, в купеческих изредка — счёту и грамоте. От них требовали другого. Умения «выступать павой» то есть ходить медленно, величаво, опустив глаза в пол — боярышни для этого надевали сапоги на высоких каблуках. Умения проявить скромность — прикрываться от постороннего взгляда, не смеяться, не петь и, упаси Бог, не плясать при мужчинах. Умения вести хозяйство, знать тысячу мелочей — как правильно хранить меха и парчу, чинить одежду и обувь, закупать меда, овощи и соленья, урезонивать слуг, беречь мужние деньги. И самое главное — великое смирение, так поражавшее иностранцев. «И во всем она должна мужу покоряться, а что муж накажет, с любовью и страхом слушать и исполнять по его наказу и по сему писанию», — говорилось в Домострое.

К. Маковский. Боярышня

Наряжались красавицы разных сословий почти одинаково — разница была лишь в цене мехов, тяжести злата и блеске каменьев. Простолюдинка «на выход» надевала длинную рубаху, поверх нее расшитый сарафан и душегрейку, отделанную мехом или парчой. Боярыня — рубаху, верхнее платье, летник (расширяющаяся книзу одежда с драгоценными пуговицами), а сверху ещё и шубку для пущей важности. Носить меньше трех слоев одежды считалось до крайности неприличным, к тому же платья придавали худышкам приятную полноту. Волосы замужние женщины дома закрывали повойником или платком, на улицах прятали под кику (вышитую шапочку) или надевали поверх платка роскошный кокошник, отделанный жемчугом или тем же золотым шитьём.

Девушки носили косы или распускали волосы. Обувались богатые красавицы, как уже говорилось, в сапожки, лучше красные и сафьяновые. Женщины победнее носили лапти и валенки или бегали босиком. Всевозможными украшениями красавицы унизывали и шею, и пальцы, и уши, и лоб — кто побогаче — золотом с жуковиньями, кто победнее — серебром, а то и медью со стёклышками. Хорошим вложением считалось прикупить жене перстенек или ожерелье — и деньги пристроены, и в цене не упадет, и из дома не убудет.

Отдельно хочется сказать о косметике — к сожалению для более привлекательных женщин и к счастью для некрасивых, женщины выщипывали брови, белились и румянились до полной неузнаваемости. Как писал Олеарий, «Знатнейшего вельможи и боярина князя Ивана Борисовича Черкасского супруга, очень красивая лицом, сначала не хотела румяниться. Однако ее стали донимать жены других бояр, зачем она желает относиться с презрением к обычаям и привычкам их страны и позорит других женщин своим образом действий. При помощи мужей своих они добились того, что и этой от природы прекрасной женщине пришлось белиться и румяниться».

К. Маковский. Сваха

С привычкой краситься безуспешно боролись церковные иерархи, не зная, что косметика вредит не только душе, но и телу. Брови русские женщины частенько подводили ядовитой сурьмой, пудрились свинцовыми белилами, а щеки раскрашивали киноварью (оксидом ртути).

Уход за собой вменялся красавицам в обязанность — проснувшись и помолившись, следовало непременно умыть лицо, используя для этого мыльный корень и отвар ромашки. Раз в неделю, а то и чаще женщины всех сословий ходили в баню. К вящему ужасу иностранцев, мытьё было совместным, а напарившись вдосталь, и купальщики, и купальщицы нагишом выскакивали наружу ополоснуться в реке. Помимо гигиенического, баня имела и лечебное значение — там разминали спину, «правили» грыжи, готовили к родам и рожали. И акушерка, и будущая мать успевали вымыться, возможно поэтому материнская смертность на Руси была несколько ниже, чем в Европе. А вот детская смертность даже в самых богатых семьях оставалась ужасающей — из 10-12 детей до совершеннолетия доживали порой 2-3. Врачей к женщинам обычно не приглашали, а если и вызывали, осматривать дозволялось в лучшем случае руку. Если больной не помогали травы и бабушкины рецепты, оставалось надеяться лишь на Бога.

Кухня в богатых и бедных домах различалась в основном количеством пищи, заморские изыски встречались лишь у вельмож. Всякая уважающая себя хозяйка умела печь пироги, постные и скоромные, солить грибы, готовить «куря во штях» и леща с кашей, замачивать горох, варить кисель, ставить кутью, мёд и квас. Популярными блюдами были всевозможные маринады, огурцы, редька и яблоки. Из приправ использовали лук, чеснок и уксус. Мясо и молочные продукты ели редко — все посты на Руси соблюдались неукоснительно. Накрывать на стол полагалось два раза в день, в обед и ужин. Знатные женщины трапезничали в своих покоях, бедные ждали, пока поедят мужчины, и перекусывали тем, что осталось.

Увеселений для женщин, особенно в богатых домах, находилось мало — посещение церкви, ближайших соседей и родственников, рукоделье; в хорошую погоду — качели во дворе или на улице. Иногда женщины устраивали пиры для подруг, на которых, к вящему ужасу мужей, танцевали, пели и пили «зелено вино». Некоторое разнообразие в жизнь вносили свадьбы, похороны и религиозные праздники — Рождество, Пасха. У боярынь было модно держать при себе «дур» и карликов, потешаясь над их глупостями.

И. Куликов. Полевые цветы

О любви русские красавицы, вопреки измышлениям иностранцев, обычно не помышляли — для девицы потеря невинности означала безбрачие или невыгодный, худородный брак, для замужней — развод, побои, а то и смерть. Однако бывали и исключения. «Блудных жёнок» и полюбовниц нередко держали при себе богатые мужчины, а о ненасытном аппетите вдовушек ходили легенды. Даже знаменитую раскольницу боярыню Морозову обвиняли в связи с юродивым. Впрочем, известны и примеры супружеской любви. Тяжелый характер Ивана Грозного много лет унимала жена Анастасия Захарьина — до её смерти великий русский царь не превосходил в жестокости прочих государей. Иван III так сильно любил свою вторую жену Софью Палеолог, что митрополит даже пенял ему — мол, тревожится о жене и детях больше чем о государстве.

Домострой и теремные правила жизни, бесспорно, сыграли свою роль в укрощении женского нрава и смирении духа. Сильных, неординарных женщин в русской истории с XIV до XVIII века — считанные единицы. Бунтовщицы Марфа Посадница и боярыня Морозова, мученица Евдокия Старицкая, непреклонная Наталья Нарышкина, мать Петра I, и её грозная падчерица Софья Алексеевна — между прочим, одна из первых в мире незамужних женщин-правительниц. Славянская вольница домонгольского периода давала больше простора для духовного роста — трудно переоценить значение равноапостольной княгини Ольги или святой Ефросиньи Полоцкой. Однако именно смиренные и кроткие матери воспитывали великих сыновей и вдохновляли мужей на свершения, вышивали золотые покровы на алтари и молили матерь Божию о заступничестве.

Современную женщину не запрёшь в терем — к строгим правилам привыкали с малолетства, закрывая лицо от каждого нескромного взгляда, а слух — от каждого бранного слова. Как не пойти одной на рынок или в магазин, как стоять у накрытого стола, и ждать, глотая слюнки, пока отобедают мужчины, как ответить флиртующему коллеге «одинакова ли вода или одна слаще другой?». Однако умение смиряться и быть покорной хотя бы в случаях, когда это уместно — то, чего не хватает многим и многим. «Блажен муж при доброй жене, и число дней его удвоится. Жена добрая радует мужа своего и лета его исполнит миром», — написано в Домострое. У русских красавиц есть чему поучиться, главное — верно понять урок.

Ссылка на основную публикацию