Уличная мода во время кризиса 1930 годов

Мода 1930-х годов

«Великая депрессия»

В октябре 1929 г. разразился банковский кризис на Уолл-стрит, ставший началом Всемирного экономического кризиса. Крах на нью- йоркской бирже был только первым эпизодом «Великой депрессии», которая наложила отпечаток на первую половину тридцатых годов: обесценились деньги, разорились акционерные общества, закрылись многие предприятия, выросла безработица. К 1932 г. в США уже было 14 млн безработных, в Германии — 6 млн, в Великобритании — 3 млн. Характерными приметами 1930-х гг. стали длинные очереди за бесплатным супом, демонстрации безработных, манифестации правых и Левого фронта, страх перед угрозой нацизма и коммунизма. В 1933 г. на выборах в Германии победила партия национал-социалистов. В униженной после поражения в Первой мировой войне и разоренной кризисом стране к власти пришел А. Гитлер, который соблазнил немцев впечатляющими перспективами возрождения великой германской империи. В 1931 г. в Испании началась демократическая революция и была учреждена республика. Победа Народного фронта на выборах в 1936 г. привела к началу гражданской войны. «Великая депрессия» стала зловещей «прелюдией» ко Второй мировой войне.

В этих трагических условиях рождалась новая мода. Беззаботность «золотых двадцатых» ушла в прошлое — мода тридцатых была вынуждена стать более практичной, сдержанной и демократичной. Афишировать свое богатство стало почти неприлично. Показная роскошь «десятилетия джаза» уступила место новой элегантности — «холодной», «спокойной» элегантности простых отточенных форм и выверенных линий. Увлеченность стилем «ар-деко» проходит. В моду среди элиты входит пуризм (функционализм), в котором культ современной техники сливался с новой эстетикой лаконичных геометрических форм и новых материалов (хром, стекло, зеркала).

Элегантная простота, своеобразный «незаметный шик» создавались прежде всего в расчете на элитарных клиентов (остальным она оставалась недоступной). И хотя в Париже почти исчезли американские клиенты, а американские дома мод покупали мало лицензий на модели французских кутюрье, предпочитая пиратски их копировать, многие сохранили свои состояния и по-прежнему предпочитали одеваться в домах «от кутюр». Общая численность клиентов домов моды существенно не уменьшилась: вместо старых появились новые, например жены шейхов из Аравии. Дома высокой моды в 1930-е гг. создавали коллекции, включавшие вечерние и повседневные туалеты, доходившие до 1000 моделей.

Не все, правда, смогли приспособиться к новым временам и предложить стиль, который бы пользовался спросом в условиях «Великой депрессии». Кризис не сумели пережить многие русские дома вышивок и дома моды (декорированные модели в стиле «ар-деко» вышли из моды — самым популярным домом вышивок стал Дом «Лесаж», который сотрудничал с М. Вионне, К. Шанель и Э. Скьяпарелли). В 1929 г. закрылись Дома моды «Поль Пуаре» и «Джон Редферн», в 1930 г. — «Дреколль», в 1931 г. — «Жак Дусе», в 1935 г. — «Мадам Шерюи», в 1937 г. — «Сестры Калло». Самые тяжелые времена для домов моды были в 1930—1933 гг. Но в то же время тридцатые годы были крайне важным и плодотворным периодом для развития дизайна одежды — появлялись новые идеи и концепции в моделировании. Несмотря на кризис, открывались и новые дома моды: в 1930 г. «Мейнбуше» (его открыл американец М. Р. Бушер, получивший известность благодаря своей главной клиентке — американке Уоллис Симпсон — герцогине Виндзорской), в 1932 г. «Нина Риччи» (ориентировавшийся на клиенток с Ближнего Востока), в 1933 г. «Робер Пиге» и «Алике», в 1935 г. «Эльза Скьяпарелли», в 1937 г. «Жак Фат», «Жан Дэссе» и «Кристобаль Баленсиага». Продолжали свою деятельность и русские Дома моды — «Итеб» (до 1933 г.), «Бери» (до 1936 г.), успехом пользовались модели Дома «Арданс», белье Домов «Адлерберг», «Хитрово» и «Лор Белен». Был открыт Дом моды «Катрин Парель» (1936—1948 гг.), создательницей которого была Тея (Екатерина) Бобрикова, бывшая манекенщица Дома «Ланвэн». Некоторые кутюрье в это время впервые пытались создавать коллекции готовой одежды. Так, К. Шанель сотрудничала с фирмами готового платья, в 1933 г. Ж. Эйм выпустил первую коллекцию готовой одежды, в 1934 г. — Л. Лелонг. Одновременно повышалось качество обычной готовой одежды: усложнился покрой готовых моделей, особенно в США, где массовую моду формировал Голливуд, а распространяли в миллионах экземпляров фирмы, торговавшие с помощью каталогов по почте.

В 1930-е гг. продолжилась демократизация моды, начавшаяся еще во время Первой мировой войны. Простота, удобство и рациональность одежды были теми качествами, которые ценила массовая мода. В начале 1930-х гг. распространились темные платья с белыми воротничками, напоминавшие «универсальные» платья времен «Великой войны». Как и тогда, женщинам пришлось взвалить на свои плечи груз новых проблем. Это изменило модный образ: вместо роковой женщины- «вамп» «золотых двадцатых» появились образы деятельной и скромной женщины-«матери» и женщины-«патриотки». Символом моды эпохи кризиса стали длинные юбки, которые сразу удлинились после краха на нью-йоркской бирже. Первым длинные юбки и платья с линией талии на естественном месте весной 1929 г. предложил Ж. Пату, затем все дома моды удлинили свои модели до середины икры, в 1930 г. — почти до щиколотки. В массовой моде юбки удлиняли у старых платьев, пришивая к ним клинья и оборки. Еще одна примета моды того времени — широкие плечи в женской одежде. Тенденция к расширению плечевого пояса наметилась еще в начале 1930-х гг. — плечи зрительно расширяли шарфы, сборки и крылышки на рукавах, с 1934 г. шире стали сами плечи, а в 1936 г. появились подплечники, которые постепенно увеличивались. Конечно, эта тенденция в целом была следствием укрепления активной роли женщины в обществе, но историки моды считают, что ее возникновение стимулировали традиционные костюмы Юго-Восточной Азии (в частности, бирманских танцовщиц), с которыми Париж познакомился в 1931 г. во время Колониальной выставки. У Э. Скьяпарелли и М.Роша появились модели с приподнятыми плечами. В США в 1932 г. на экраны вышел кинофильм «Летти Линтон», в котором Джоан Кроуфорд снялась в костюмах, созданных костюмером студии «Мэтро-Голд- вин-Майер» Адрианом. Чтобы подчеркнуть индивидуальные особенности фигуры кинозвезды, Адриан придумал для нее платья, в которых расширенные юбки уравновешивались пышными многослойными воланами на рукавах, что зрительно сильно расширяло плечи. Эти костюмы были настолько популярны, что копия одного платья, разрекламированная в торговом каталоге «Сирс Робак», разошлась в полумиллионе экземпляров. Можно говорить и о сохраняющемся влиянии мужской одежды на женскую: кинозвезды М. Дитрих и Г. Гарбо носили мужские брючные костюмы, хотя в официальной одежде они по-прежнему были под запретом. Так, в 1931 г. мэр Парижа отправил М. Дитрих письмо, в котором просил ее во время приезда в Париж не носить брюки, чтобы не оскорблять общественную нравственность. В массовой моде брюки распространялись как одежда для спорта и для дома.

Демократизация затронула и понятие ансамбля: прежние представления оказались слишком расточительными для моды эпохи кризиса. Ансамбль в 1930-е гг. создавался не за счет цветового единства всех элементов костюма, а благодаря аксессуарам: шляпке, сумочке, перчаткам и обуви, которые должны были быть одного цвета. Этот гарнитур (как правило, черного или коричневого, летом — белого цвета) можно было носить с любым платьем или костюмом. Роль аксессуаров в моде 1930-х гг. была необычайно велика — для многих новая шляпка или сумочка были единственно доступным способом следовать моде. Экстравагантные аксессуары дополняли костюмы и платья классических форм и пропорций, в которых талия вернулась на естественное место и были подчеркнуты бедра. Особенно были популярны шляпки (крошечные или с огромными полями), меховые горжетки из песца или чернобурки, банты на шее, перчатки с большими раструбами, сумки- конверты, которые носили под мышкой. Финансовые затруднения привели к тому, что в массовой моде распространилась дешевая бижутерия, настоящие драгоценности почти никто не покупал. Самыми популярными моделями были «трансформирующееся» платье (благодаря разным аксессуарам и дополнениям) и уличный костюм в английском стиле (предлагали Ж. Пату, Л. Лелонг, Э. Молине) (рис. 4.1). В 1930-е гг. расширился ассортимент вечерней одежды: появились нарядные блузки из парчи и тренчкоты из блестящего ламэ, вечерние пижамы (их предлагали Ж. Ланвэн и Огюстабернар), длинные юбки или платья в сочетании с фраком или жакетом (у Э. Скьяпарелли, Э. Молине).

Рис. 4.1. Модели «Пату» (утренний костюм, костюм) и «Премэ» (утреннее платье из шерсти), зима 1930 г.

Мужская мода, напротив, стала более консервативной — вернулись фраки, напоминавшие о начале века. По-прежнему законодателем мужской моды оставался принц Уэльский — в 1936 г. король Эдуард VIII, отрекшийся от престола в пользу своего брата Георга VI и принявший титул герцога Виндзорского. Герцог Виндзорский считался самым элегантным мужчиной того времени с изысканным и оригинальным вкусом. Он ввел в моду новую «небрежную», или «усталую», элегантность. В Голливуде фраки вошли в моду благодаря Ф. Астору, который был одним из самых элегантных киноактеров того времени. Голливуд распространял новые образы мужской красоты — идеалом мужчины (который использовали и как рекламный образ) был загорелый супермен с атлетической фигурой или космополит, интересующийся новой техникой и искусством, который проводит свое время на модных курортах Палм Бич, Монте-Карло и Каннах. Этот идеал воплотили на экране Гари Грант, Кларк Гейбл и Гари Купер. В массовой моде распространились стандартные костюмы с приталенными пиджаками с широкими плечами и брюками с отворотами.

Огромное влияние на моду 1930-х гг. оказывал Голливуд. Во время кризиса единственно доступным развлечением для многих было кино: в пышно оформленных кинозалах зрители забывали о своих проблемах, переживая жизнь героев на экране. Голливуд стал настоящей «фабрикой грез», особенно когда появилось звуковое (в начале тридцатых) и цветное (в конце тридцатых) кино — «Великий немой» заговорил, запел и обрел цвет. Это привело не только к смене поколения кинозвезд, но и появлению новых популярных жанров, например мюзиклов. То, что миллионы зрителей во всем мире видели на киноэкране, становилось образцом для подражания: модели платьев, оформление интерьеров, словечки и, конечно, идеал красоты. Красота голливудских звезд была искусственной и тщательно спланированной: свой вклад вносили и гримеры, и костюмеры, и осветители, и операторы. Однако это только увеличивало привлекательность образов на экране для массового зрителя. Лицо тридцатых № 1 — Грета Гарбо, которой подражали и кинозвезды, и светские дамы, и манекенщицы, и миллионы простых зрительниц. Благодаря Гарбо с ее холодной отстраненной красотой появилось целое поколение «голливудских блондинок»: Марлен Дитрих, Кэрол Ломбарт, Джин Харлоу и Мэй Вест. Новый идеал красоты был легко достижим благодаря применению пергидроля для осветления волос и перманентной завивки, использованию декоративной косметики, которая, однако, должна была выглядеть «естественно» в отличие от грима 1920-х гг. В конце 1930-х гг. распространились компактная пудра (первым выпустил Макс Фактор), помада и лак для ногтей одного цвета (компания «Ревлон»).

От чумы до кризиса 2008-го. Как меняется мода во времена бедствий

Экскурс в историю

Влияние коронавируса на моду (и на мир) трудно переоценить. Zara теперь шьет дефицитные маски для лица, LVMH производят антисептики для французских больниц, а торговые центры закрываются на неопределенный срок. Пока модная индустрия готовится к предстоящему кризису, вспоминаем, как она справлялась с ним раньше.

Одним из недавних примеров может послужить экономический кризис 2008 года, кардинально изменивший отношение людей к предметам роскоши. Ему предшествовали нулевые годы, когда об устойчивости мало кто задумывался, а консюмеризм только приветствовался. Жизнь в кредит и желание покупать больше привели к необратимым последствиям.

“Люди будто купались в золоте, — говорит журналистка Кристина Бинкли, которая работала в 2008 году в отделе моды Wall Street Journal. — Мода была громкой и яркой, а потом все изменилось буквально за одну ночь. Быть богатым внезапно перестало быть модным”.

В последующие годы дизайнеры обратились к минимализму и простоте. Похожее мы видели в 1930-х годах, во времена Великой депрессии: шелковые платья, упрощенные силуэты и неброские оттенки.

Правда, крах экономики не заставил людей покупать меньше — ни в 2008-м, ни в 1930-х. Чтобы восстановить экономику, нужно было покупать еще больше, как того требовали законы капитализма.

Об этом писал социолог Вернер Зомбарт еще в XIX веке, сравнивая моду с народным хозяйством. Капитализм ускорил темпы производства, в том числе и одежды, приравнивая ее к другим сферам промышленности. Консюмеризм — это одновременно залог рабочей экономики и ее дальнейшего краха.

Читайте также:  Сумка Ante Kovac в подарок на 8 марта

Раньше одежда имела всего лишь защитную функцию. Поэтому средневековая чума не особенно изменила моду тех времен. Люди по-прежнему носили длинные платья, большие головные уборы и слои одежды, которые защищали от инфекций (а их было достаточно и до пандемии). Врачи носили маски в форме птичьего клюва — считалось, что инфекция передается через воздух, и в клюв клали лекарственные травы, перебивающие запах.

Испанский грипп вместе с ужасами Первой мировой войны был куда более революционным. Если в начале пандемии в 1918 году все с головы до ног одевались в скрывающую тело одежду, лицевые маски и длинные перчатки, то в 1920-х женщины освободились от сковывающих корсетов и длинных юбок. В моду вошли сверкающие мини-платья свободного кроя, короткие стрижки “под мальчика” и яркий макияж.

Причин тому было несколько. Война вынуждала многих женщин работать и дала им свободу — теперь они могли выходить на улицу без сопровождения мужчин, а в некоторых странах и голосовать. Моду на короткие юбки и яркий макияж историки объясняют тем, что многие мужчины погибли на войне и женщины боялись остаться без пары. А требование надевать покрывающую тело одежду, чтобы защититься от испанского гриппа, породило желание отказаться от нее, как только опасность миновала.

Вторая мировая война, наоборот, вернула интерес к “Прекрасной эпохе” конца XIX века, предшествовавшей ужасам нового столетия. В 1940-е годы в Европе существенно не хватало тканей — именно поэтому женские юбки становились все короче и уже, а чулки и вовсе заменяли нарисованные на ногах стрелки (выходить на улицу с оголенными ногами в те времена считалось табу).

После долгих лет дефицита Кристиан Диор вернул в моду пышные юбки, кринолины и метры шелка. Женщины ностальгировали по стабильности былых времен, а французские текстильные предприятия оживали благодаря диоровскому “нью-луку”.

Похожая ситуация была и при развале Советского Союза. После долгих лет изоляции и повсеместной нехватки товаров люди получили доступ к тому, чего не имели раньше. Неудивительно, что костюмы с тремя полосками Adidas считались роскошью.

Этим же объясняется любовь жителей Восточной Европы к кричащей роскоши и логомании — раньше все это было попросту недоступным. Стиль “все лучшее сразу” стал следствием долгих лет дефицита.

В случае с коронавирусом моду ждет другая история. Вместо новых коллекций дизайнеры шьют медицинские маски и халаты, которых критически не хватает в больницах по всему миру. Студенты модных школ следуют их примеру и готовятся к тому, что, возможно, в их профессии не будет особой потребности в ближайшем будущем.

“Мы пытаемся смириться с тем фактом, что трудоустройство студентов станет проблематичным. Многие дизайнеры будут вынуждены работать над проектами, касающимися здравоохранения или ухода за пожилыми людьми”, — говорят в пражской Академии архитектуры, искусства и дизайна. В то же время модные бренды один за другим делают пожертвования на борьбу с коронавирусом, одновременно отменяя предстоящие мероприятия и шоу.

Одежда уходит на второй план, уступая место аксессуарам для защиты, в первую очередь маскам для лица. Фэшн-журналистка NYT Ванесса Фридман называет их символом современности, а бренды Off-White и Marine Serre выпускают свои версии масок стоимостью в сотни долларов, пока медицинские сотрудники рискуют заразиться коронавирусом из-за их дефицита.

Какой будет мода после пандемии? Коронавирус приведет к усилению уже существующих трендов на устойчивость и долговременность. В период нестабильности мода обращается к упрощенным силуэтам и качественным тканям, которые создают иллюзию уверенности в завтрашнем дне. На смену быстрой моде приходит вневременная одежда, которая уже не первый год вытесняет мимолетные тренды.

Остается только надеяться, что в попытке возродить экономику после коронавируса мы не вернемся к консюмеризму начала 2010-х годов, а пересмотрим свои потребительские привычки.

Мода кризиса. Уроки истории

В октябре 1929г. разразился банковский кризис на Уолл-стрит, ставший началом экономического кризиса в Европе: обесценились деньги, выросла безработица — все это немедленно отразилось на моде. Распространились темные платья с белыми воротничкам, сразу после краха на нью-йоркской бирже значительно удлинились юбки. Новые вещи были дороги, и модный удлиненный силуэт получали, удлиняя старые платья за счет клиньев, оборок и вставок. Кроме того, простые платья легко было трансформировать за счет аксессуаров. В середине десятилетия юбки стали еще длиннее. Ширина плеч постепенно становилась все больше: если в начале десятилетия достаточно было сборок и рукавов-крылышек, то к концу их уже расширяли искусственно и дополняли стегаными накладками-подплечниками. Танцы были по-прежнему популярны, но это были уже те танцы, которые можно было исполнять в длинных юбках: танго, факстрот, свинг. Все платья «на выход» шились непременно с большим декольте (особенно на спине). Были очень популярны всевозможные болеро и жакетки, и вырез на спине в вечернем платье днем мог прикрывать короткий жакет. Пальто, как правило, были с рукавами-реглан, зрительно расширявшими плечи, с поясом и глубокими карманами. В мужской моде было популярно использование фраков на Западе и френчей в России — отчасти из-за Сталина, задававшего тон «верхушке», отчасти из-за повального дефицита. Кроме того, у мужчин стали популярны брюки-гольф с манжетами под коленом. В детской моде — и у мальчиков, и у девочек ценились непременные длинные носочки с босоножками, всевозможные матроски, пилотки и белые панамки.

Общее впечатление о моде 1930-х годов складывается из разнообразных клише: с одной стороны, шика голливудских див, с другой — сюрреалистичных и смелых моделей Скьапарелли , с третьей — общей моды на спортивный стиль — светлые брюки и юбки в сочетании с белыми футболками. Показная роскошь «десятилетия джаза» ушла в прошлое — мода тридцатых была более практичной, сдержанной и рациональной.

Основной силуэт можно вкратце характеризовать как высокий и стройный, с небольшим высоким бюстом, рукавчиками-фонариками и отложными воротничками, юбкой из тонкой ткани, плотно сидящей на бедрах и прямо стекающей ниже коленей. Для такого эффекта юбки кроились по косой, что позволяло подчеркнуть красоту тела, не обнажая его. Популярны были геометрические рисунки ткани — клетки и полоски, которые подчеркивали линии кроя по косой. Был очень моден белый цвет. В СССР вся женская одежда шилась из ситца (другой ткани просто не было), мало того, все рисунки на тему цветов и прочих русских мотивов были принудительно заменены на индустриальные — с изображениями тракторов, сеялок, заводов и т.д. Несмотря на это, очень были популярны платья в горошек, а также в мелкий цветочек на темном фоне.

Брови должны были быть обязательно в виде «тоненькой-тоненькой ниточки, удивленно приподнятой». Из причесок самой модной была выполненная из волнистых волос, с косым пробором. Либо прическа «пикабу» (игра в прятки) голливудской актрисы Вероники Лейк — когда длинные волосы свободно падают до плеч, а один локон закрывает глаз (вспомните «Кто подставил Кролика Роджера?» и стиль его очаровательной супруги). Непременно светлая мода на блондинок с киноэкранов вошла в жизнь: почти все знаменитые актрисы того времени были именно блондинками с голубыми глазами. Именно тогда появилось выражение «Ничто так не красит женщину, как перекись водорода». Светлые волны на улице непременно дополнялись остромодной береткой, соломенной шляпкой с маленькими полями или фетровой с элегантной отделкой. Из обуви были модны белые парусиновые туфли, застегивающиеся на пуговку. Каблук- рюмочка сменился на более практичную пирамидальную форму, а обрезанный носок 1920-х — на закругленный. Кроме того, были очень популярны туфли на танкетке или даже платформе — довольно грубой.

Именно тогда стали создавать ансамбли благодаря аксессуарам: за счет цветового единства шляпки, сумочки, перчаток и обуви. Уважающая себя модница не вышла бы на улицу без чулок цвета загара и с сумочкой, не совпадающей по тону с туфлями несмотря на повальный дефицит. В то голодное время аксессуары были единственно доступным способом следовать моде, своеобразной отдушиной стильных девушек. Особенно были популярны шляпки и сумки-конверты, которые носили под мышкой. Зимой модницы носили меховые шапки-кубанки. В моде различные меховые аксессуары — такие как горжетки и муфты, причем в качестве меха зачастую использовался (и рекламировался в советских модных журналах) мех кошки, крота или суслика, ибо модными хотели быть все, а денег не было ни у кого.В шляпке, с перчатками и плоской сумочкой-конвертом дама выглядела элегантно одетой. У кого не было средств украсить себя дорогими нарядами, дополняли имеющийся наряд модными аксессуарами — шляпкой и перчатками. Перчатки были непременным аксессуаром в гардеробе дамы 30-х годов, их надевали даже к летнему платью с коротким рукавом.

С середины тридцатых годов в СССР нарастают тенденции изоляционизма, и западная мода не проникает больше в страну. Мода становится чуть устаревшей, она пытается, пусть и неуклюже, следовать западной, но уже с опозданием лет на пять. Во всем мире в 1930-х годах была очень популярна бижутерия, но в СССР ее просто не было, а все золото, даже обручальные кольца, у населения было изъято, поэтому иметь даже простые часики считалось немыслимым, неприличным шиком. В конце десятилетия стали модны славянские и прибалтийские мотивы, так как в Россию стали проникать через границу прибалтийские журналы мод. Кроме того, в СССР катастрофически не хватало ткани и некоторые модели, популярные в мировой моде, просто не прижились, так как требовали большого расхода материала.

Однако во второй половине 1930-х гг. благодаря Скьяп распространилась «цветная мода» — вместо белого в моду вошел ее фирменный ярко-розовый и нетрадиционные сочетания ярких цветов. Эльза в своих моделях соединяла пурпурный и оливковый, бирюзовый и виноградный, к черному платью предлагала чулки красного цвета и т.д.

Все это позволяет говорить о том, что она значительно опередила свое время — многое из придуманного Эльзой Скьяпарелли в то десятилетие вошло в массовую моду только спустя 40 – 50 лет.

Габриель Шанель ее ненавидела, они были ярыми соперницами, переманивали друг у друга моделей, клиенток, злословили. Вражда этих светских львиц занимала европейское общество на протяжении всех 1930-х. Шанель пыталась работать с Голливудом, но сочла это ненужным для себя, Скьапарелли же в Голливуде добилась ошеломительного успеха, мало того, переманила многих клиенток у Шанель в Париже. В конце концов, конкуренция с Эльзой побудила и Габриель к созданию экстравагантных моделей — в конце десятилетия она поразила всех платьями из золотого ламэ, похожими на золотые слитки и «цыганскими» платьями с цветами и оборками национальных цветов Франции.

И уже с 1934 года мода, как бы предчувствуя приближение катастрофы, отреагировала изменениями в линиях одежды.

Время тревожное, всем становилась понятно, что это последние мирные дни перед великой катастрофой. И всё же, период 30-х годов можно назвать периодом наибольшего вкуса, временем новой элегантности. Как и в военное время, женщины вынуждены были взять на себя новые обязанности, в условиях разразившегося кризиса у них зачастую не было средств на приобретение одежды. Этими факторами было обусловлено и развитие моды десятилетия, основными тенденциями которой стали строгость, растущая роль аксессуаров и стремление создавать одежду для сильной и самостоятельной женщины.

Уличная мода во время кризиса 1930 годов

В 1929 году на мир обрушилась Великая депрессия. Многие люди потеряли свое состояние, представители среднего класса с целью экономии стали шить одежду дома. Это стало окончанием эпохи послевоенного расцвета искусства.

Мадам Грэ открыла свой Дом моды «Аликс» в 1934 году, однако в 1939-ом вынуждена была закрыть его. В 1942 году Дом моды открылся вновь, причем на этот раз кутюрье использовала псевдоним мужа – Грэ. В середине 1930-х годов фирма славилась производством экстравагантных нарядов из шелкового джерси в классическом греческом стиле. Швы на таких костюмах были практически незаметны.

Черты стиля

Мода стала менее причудливой и абстрактной: популярный в 1920-е годы прямой силуэт уступил место более естественному. Модельеры снова стали подчеркивать грудь и талию. Длинные платья теперь использовали только как нарядную вечернюю одежду. Популярной прической стали мягкие локоны традиционной длины.

В 1930-е годы, когда в моду вернулись естественные силуэты, стал весьма популярным диагональный раскрой моделей. Мадлен Вионне создавала уникальные платья, используя оригинальную технику дизайна. Она первая досконально изучила женскую фигуру и старалась подчеркнуть ее особенности с помощью диагонально раскроенных деталей.

Читайте также:  Как сделать новогоднюю елку в стиле Fashion своими руками

Основополагающими чертами моды 1930-х годов были квадратные плечи и подчеркнутая линия талии. Этот силуэт сохранился в моде и во время Второй мировой войны.

Повседневная одежда осталась практичной: женщины выбирали платья укороченной длины, все большую популярность приобретала одежда для занятий спортом. В это время, еще до появления термина pret-a-porte, Дома Высокой моды стали разрабатывать неброские наряды для повседневной носки. В бутиках стали появляться купальные костюмы, свитеры, брюки для занятий спортом.

Несмотря на «великую» экономическую депрессию 1929 года, приведшую к обнищанию масс и разорению многих буржуа, в 1930-е годы вновь вернулась мода на роскошные длинные вечерние платья женственных силуэтов. Работы Жанны Ланвен стали актуальны как никогда: ведь она продолжала придерживаться элегантно-классического стиля одежды.

В вечернюю моду 1930-х годов вошли легкие полупрозрачные материалы, из них шили популярные в те годы «летящие» платья. Набивной рисунок различных цветов и изысканные узоры, нанесенные на ткани, позволяли модельерам создавать уникальные модели. Такие платья подчеркивали стройность фигуры и были очень популярны среди парижских модниц.

Стиль от Эльзы Скиапарелли

В 1930-е годы в мире моды царила Эльза Скиапарелли. Казалось, что эта талантливая художница предвидит тенденции развития как искусства, так и промышленных технологий: она тесно сотрудничала с сюрреалистами и дадаистами, старалась использовать искусственные материалы, которые только начали завоевывать рынок. Она считала, что новые недорогие ткани помогут стереть различия между классами общества.

Эльза Скиапарелли начала свою карьеру как дизайнер спортивной одежды: она конструировала свитеры и комплекты для загородных прогулок. Затем она стала создавать костюмы для города, вечерние платья. Тогда она стала одним из ведущих модельеров 1930-х годов. Работы Эльзы отличались остроумием и были уникальны: в частности черные шерстяные свитеры с вывязанными бантами-бабочками или белыми линиями, имитирующими рентгеновские снимки, пользовались большой популярностью.

Скиапарелли превращала платья с набивным узором – модную тенденцию 30-х – в нечто уникальное. Рисунок для одного из платьев разработал популярный в то время иллюстратор Марсель Верде. Художник включил в узор ткани изображение Вандомской колонны и логотип фирмы Скиапарелли, т. к. ее Дом располагался на площади Вандом. Стилизованная Вандомская колонна украшала и плакаты, рекламирующие духи Скиапарелли.

Кутюрье любила эпатировать публику, украшая свои модели обыденными предметами из повседневной жизни – таким образом она стремилась объединить искусство и реальность. Один из ее нарядов был украшен принтом, изображающим спички.

В 1935 году Скиапарелли первая из всех парижских кутюрье использовала застежку-молнию для своих нарядов.

Скиапарелли тесно сотрудничала с художниками-современниками. Течения дадаизма и сюрреализма вдохновили ее на создание эксцентричных нарядов и шляп. Модельер разработала сложный синтез костюма и живописи: наброски кисти Жана Кокто или Сальвадора Дали копировались на ее одежде с помощью вышивки или набивного рисунка. Скиапарелли использовала инновационные материалы при создании своих нарядов: она экспериментировала с вискозой, целлофаном, винилом. Несмотря на все новшества, ее модели не меняли силуэт одежды того времени.

После Второй мировой войны Скиапарелли вернулась в Париж из Нью-Йорка. Ее попытки вновь заявить о себе как о законодательнице моды оказались неудачными, и в 1954 году она отошла от дел. Разработки Скиапарелли, ее стремление объединить изобразительное искусство и дизайн одежды позднее заинтересовали Ива Сен-Лорана.

Влияние кинематографа на моду десятилетия

Значительное влияние на развитие моды в 30-е годы ХХ века оказал американский кинематограф. Голливудские звезды, такие как Грета Гарбо и Марлен Дитрих, носили наряды, сшитые их личными дизайнерами-костюмерами. Фасоны этих туалетов отличались простотой и консерватизмом — они были не похожи на экстравагантные творения парижской Высокой моды. На экране эти платья, пошитые из роскошных тканей, выглядели великолепно. В итоге количество зрительниц голливудских фильмов, которые стремились подражать своим кумирам, превысило число читательниц модных журналов с новинками парижской моды.

Появление модной фотографии

Модную иллюстрацию в это десятилетие стала замещать фотография. Она способствовала развитию модных журналов. В 1930-е годы были опубликованы первые цветные снимки. Каждый фотограф старался выработать свой собственный стиль подачи костюма, подчеркнуть индивидуальность: Жорж Гойнинген-Гюне и Хорст П. Хорст стремились к четким линиям, Тони Фрисселл первым применила натурные съемки с естественным освещением.

Стиль 1930-х годов в XXI веке

Стиль 30-х годов прослеживается в коллекции Lanvin осень-зима 2013-2014. Giorgio Armani на неделе Высокой моды в Париже также представил коллекцию в духе этого десятилетия.

В коллекции Lacoste весна-лето 2014 Фелипе Оливейра Баптиста взял за основу спортивные модели 30-х годов: платья-поло, свободные плащи с заниженной линией талии, короткие теннисные юбки. Современными чертами стали видоизмененные силуэты и новые материалы. Джейсон Ву представил коктейльные платья в стиле 30-х: тонкие, из струящегося шелка, на тонких бретелях, с прозрачными вставками и сверкающими пайетками.

Мода 30-х годов XX века: одежда, аксессуары, прически, иконы стиля

на: Елена Пронина · Опубликовано 26.01.2020 · Обновлено 26.01.2020

Тридцатые годы XX века… Десятилетие регтайма, голливудского стиля и увлечения востоком ушло в прошлое. Великая депрессия, приход нацистов к власти – одежда становится скромнее, в моду входит спортивный стиль. Но с другой стороны, именно это время называют эпохой возвращения абсолютной женственности. Посмотрим на моду тридцатых?

Предлагаю заглянуть в прошлое и узнать, какой была мода 30-х годов, какую одежду, прически и аксессуары тогда носили женщины.

Общая характеристика моды 30-х годов XX века: великая депрессия

24 октября 1929 года, в так называемый «черный четверг», начался банковский кризис в Америке. Великая депрессия. Деньги обесценились, вырос уровень безработицы, и это не могло не отразиться на моде. Вместо роковой женщины двадцатых появилась женщина-мать, женщина-патриотка.

  • Мода стала более практичной, сдержанной, демократичной. Одежда должна была быть практичной и удобной. Появились темные платья с белыми воротничками, напоминавшие «универсальные» платья времен войны, сильно удлинились юбки.
  • Ткань была дорога, и поэтому старые платья удлиняли оборками и вставками. Простое платье легко превращалось в вечерний наряд посредством аксессуаров.
  • Афишировать богатство стало почти неприлично. На место роскоши пришла спокойная элегантность, на место «ар деко» — лаконичность пуризма.
  • Парижские дома моды лишились своих американских клиентов. Однако голливудские дивы все равно продолжали задавать тон. Второе модное направление – экзотические творения Эльзы Скьяпарелли, третье – спортивная одежда.
  • Идеальная женщина стала высокой и стройной, с небольшой грудью. Это подчеркивалось рукавами-фонариками и отложными воротничками, тонкими, обтягивающими бедра юбками. Популярны были ткани в клетку и полоску, подчеркивающие крой по косой. Талия вернулась на свое естественное место. Был очень моден белый цвет.
  • Еще одна примета моды того времени – широкие плечи в женской одежде. Считается, что появление этой моды связно с Колониальной выставкой 1931 года в Париже, во время которой кутюрье познакомились с традиционными костюмами Юго-Восточной Азии.
  • На женскую одежду влияла мужская: Марлен Дитрих и Грета Гарбо носили брючные костюмы, хотя обычные женщины на это не решались (за исключением дома и спортивных занятий).
  • Многократно возросла роль аксессуаров: далеко не все могли позволить себе новое платье, в отличие от шляпки или сумочки.
  • Перчатки, обувь, головной убор, сумка – все должно было быть одного цвета (обычно черного, коричневого или белого).
  • Особенно были популярны шляпки, меховые горжетки, банты на шее, сумки-конверты. Вошла в моду дешевая бижутерия и платья-трансформеры.
  • Нарядные платья могли быть только длинными, с большим декольте. В связи с этим вошли также в моду всевозможные болеро и накидки.
  • Крой по косой подчеркивал красоту фигуры, не обнажая ее. Эти платья казались второй кожей (для исполнения некоторых ролей платья Джин Харлоу просто приклеивали к телу) и требовали принципиально нового белья. В 1931 г. американская фирма Lastex предложила эластичное нижнее белье с латексом.
  • На высокую моду также влиял спорт, ставший одним из немногих доступных развлечений. Очень модный в тридцатые белый цвет – цвет теннисной и яхтенной одежды. Сама спортивная одежда стала короче и удобнее, в 1932 году впервые появились шорты (женщины-спортсменки надели их еще на год позже).
  • Актуален был трикотаж: свитера и джемпера.
  • Летнюю обувь стало можно носить с белыми носками, то есть женщины могли больше не надевать чулки.
  • В конце тридцатых годов некоторое влияние на моду начала оказывать война. Появились френчи и тренчкоты, кожаные жакеты с поясами.

Длинные локоны могли позволить себе далеко не все дамы, ведь в период великой депрессии почти всем им приходилось работать. Более актуальны были волосы средней длины. Но зато их укладывали в привлекательные прически с локонами и волнами. В моде были аккуратно уложенные пряди. Именно тогда появились гели для укладки волос, в том числе и создающие эффект влажных локонов.

Вдохновение для создания причесок женщины черпали, рассматривая фотографии голливудских див. Иконами стиля стали женщины, образы которых ассоциировались с решительностью, целеустремленностью, силой воли, такие, как Марлен Дидрих, Грета Гарбо.

Иконы стиля 30-х годов

Во время финансового кризиса кино стало одним из немногих доступных развлечений. Именно тогда Голливуд стал «фабрикой звезд», особенно с изобретением звукового (в начале тридцатых) и цветного (в конце тридцатых) кино.

Это привело к появлению новых кинозвезд и новых жанров (например, мюзиклов). Голливудские дивы стали новым идеалом, несмотря на всю искусственность их красоты.

Самая красивая женщина тридцатых – Грета Гарбо, которой подражали не только простые женщины, но даже другие кинозвезды. Она стала причиной появления множества «голливудских блондинок»: Марлен Дитрих, Джин Харлоу, Мэй Вест. Именно тогда появилась фраза «ничто так не красит женщину, как перекись водорода». Новая мода требовала красить и завивать волосы, а также обильно пользоваться косметикой.

Хотя макияж тридцатых выглядит намного более естественным, чем толстый слой грима двадцатых. Кстати, именно в конце тридцатых годов стало модно красить ногти и губы в один цвет.

Грета Гарбо ввела в моду более женственный вариант костюма а-ля гарсон – некий переход между мальчишеской модой двадцатых и подчеркнуто женственной модой конца тридцатых. Она носила одежду английского типа, спортивный брючный костюм, темные очки и кепку.

Марлен Дитрих ввела в моду совершенно мужские брюки, и даже изящный смокинг для дам.

Мода эпохи 1930-х годов

Свёр­ты­ва­ние НЭПа, инду­стри­а­ли­за­ция и коллек­ти­ви­за­ция, скла­ды­ва­ние культа лично­сти неиз­бежно влияли не только на жизнь, но и на внеш­ний вид совет­ских граж­дан. В шумные 1920-е допу­стимо было выде­ляться и заяв­лять о своём «осво­бож­де­нии» экстра­ва­гант­ным внеш­ним видом. Но в 1930-е годы тенден­ция меня­ется: граж­да­нин должен быть добро­по­ря­доч­ным, рабо­тя­щим и спор­тив­ным. Как это повли­яло на фасоны одежды и чем совет­ские 1930-е отме­ти­лись в исто­рии миро­вой моды?

Работ­ницы фабрики офсет­ной печати. Ленин­град, 1934 год.

Общие тенденции: костюм «винтика в системе»

Опре­де­ля­ю­щим факто­ром во внеш­нем виде всё же стал не тота­ли­та­ризм. Гораздо больше на моду повлиял дефи­цит тканей и гото­вой одежды. Недо­ста­ток разно­об­раз­ных и каче­ствен­ных мате­ри­а­лов ощущался уже во время НЭПа, а к началу 1930-х он вышел на пик. Упор в разви­тии эконо­мики совет­ские власти сделали на тяжё­лую промыш­лен­ность. Текстиль­ные фабрики тоже активно рабо­тали и пере­вы­пол­няли планы, но их произ­вод­ствен­ного объёма ката­стро­фи­че­ски не хватало огром­ную страну.

В горо­дах женщины носят ситце­вые платья и юбки по колено и в пол. Верну­лись прита­лен­ные силу­эты, а стрем­ле­ние подра­жать мужчи­нам ушло вместе с рево­лю­ци­он­ными двадца­тыми. Сохра­ни­лись только пиджаки будто с «мужского плеча», но всё равно чуть прита­лен­ные. Женщины создают образ «благо­ра­зум­ных», «трудо­лю­би­вых» домо­хо­зяек и работ­ниц.

Коммуна Смычка. Фото 1929 года.

Попу­ляр­ные узоры: горо­шек, цвето­чек, полоски, геомет­ри­че­ские фигуры. Симво­лом женской моды 1930-х можно назвать платье из креп­де­шина (разно­вид­ность шёлка) в мелкий цвето­чек. Одежду теперь не стес­ня­лись укра­шать рюшами, вола­нами, а со второй поло­вины деся­ти­ле­тия акту­аль­ной стала плис­си­ровка. Многие продол­жали шить само­сто­я­тельно. С обувью было слож­нее: достать кожу полу­ча­лось редко. Женщины носили туфли из прюнели (разно­вид­ность шерстя­ной ткани). Особой роско­шью счита­лось приоб­ре­сти духи «Крас­ная Москва».

В мужской одежде доми­ни­рует мили­та­ризм, схожесть с воен­ной формой. Даже далё­кие от армии мужчины носят галифе и кирзо­вые сапоги или ботинки на шнуровке. Чуть позже акту­альны будут укоро­чен­ные брюки «гольф». Наверху: косо­во­ротки, трико­таж­ные футболки, вяза­ные свитера. Почти все носили кепки. В конце деся­ти­ле­тия у наибо­лее состо­я­тель­ных появи­лась возмож­ность шить на заказ костюмы из твида и шерстя­ные пальто. Такая одежда очень цени­лась, носи­лась годами и даже деся­ти­ле­ти­ями, пере­да­ва­лась между родствен­ни­ками.

Читайте также:  Дарья Строкоус, фото с обложки VOGUE

Москва в 1935 году.

Хоро­шие шансы обно­вить гарде­роб новыми и каче­ствен­ными вещами были у стаха­нов­цев – удар­ных работ­ни­ков промыш­лен­ных произ­водств. Часто их награж­дали не только день­гами, но комплек­тами еды и одежды. В магни­то­гор­ской газете читаем:

« Алек­сей Тищенко… прие­хал с женой Зоей в Магни­то­горск в 1933 г., и все их пожитки умеща­лись в одном само­дель­ном чемо­дан­чике. К 1936 г. супруги обза­ве­лись мебе­лью, в том числе тахтой и гарде­робом, и одеж­дой, вклю­чая два пальто, несколько платьев, костюмы, обувь… Его преми­ро­вали охот­ни­чьим ружьем, пате­фо­ном, день­гами и мото­цик­лом».

Одежда в колхозах

Внеш­ний вид людей очень зави­сел от места житель­ства. Если в горо­дах ещё изредка была возмож­ность купить отрез ткани или даже гото­вое изде­лие, в колхо­зах с одеж­дой было гораздо хуже. Крестьяне годами носили одну и ту же простую само­ши­тую одежду, зача­стую обхо­дясь всего одним комплек­том. Само­дель­ные лапти оста­ва­лись очень распро­стра­нён­ной обувью, дети преиму­ще­ственно ходили боси­ком.

Колхоз­ники не полу­чали зарплату: они рабо­тали за трудо­дни. Трудо­день опла­чи­вался не день­гами, а продук­цией (не каждый месяц, а по итогам года). Прода­вать продук­цию было запре­щено зако­ном. В то же время ухит­риться продать что-либо было равно­значно оста­вить семью без продук­тов и обречь на голод.

Обед в колхозе. Фото 1930-х годов.

Пропа­ганда усиленно созда­вала образ счаст­ли­вых друж­ных колхо­зов, где люди живут в достатке. Но дефи­цит одежды на селе был таким, что при раску­ла­чи­ва­нии «комсо­моль­ские акти­ви­сты» часто забы­вали забрать сред­ства произ­вод­ства для колхоза, но отби­рали у хозяев одежду. Чтобы спасти её от грабежа, неко­то­рые свора­чи­вали хоро­шие вещи комками, обора­чи­вали старыми тряп­ками, связы­вали в форме кукол и отда­вали детям. Те играли с ними во время обыс­ков, не привле­кая лишнего внима­ния.

Впро­чем, если в районе был мага­зин, боль­шин­ству людей доступ туда всё равно был закрыт. Не из-за отсут­ствия денег, а по соци­аль­ному статусу. Мог быть уста­нов­лен запрет на продажу конкрет­ного товара опре­де­лён­ной группе насе­ле­ния. Напри­мер, с такими труд­но­стями стал­ки­ва­лись даже работ­ники сель­со­ве­тов. Один из них напи­сал Кали­нину:

« Были в горт (город­скую орга­ни­за­цию рознич­ной торговли. – Ред.) заве­зены хромо­вые сапоги по 40 руб. пара, я просил усту­пить мне одну пару, но нет, не дали, ведь они по 40 руб., это подхо­дяще для парт­ак­тива и что несмотря на то, что парт­ак­ти­ви­сты имеют по паре, а неко­то­рые и по 2 пары сапог, все же взяли себе ещё по паре, а мне, не имею­щему ника­кой обуви, было отка­зано и предо­став­лено право брать ботинки на рези­но­вом ходу за 45 руб.».

« Спереди – трактор, а сзади комбайн»

Тенден­ция разме­щать поли­ти­че­скую агита­цию не только на бумаге, но и на одежде появи­лась после Октябрь­ской рево­лю­ции. Но полную силу она набрала в начале 1930-х годов. Так создали агит­тек­стиль – ткань, обычно ситец, с узорами на поли­ти­че­скую тема­тику. Чаще всего текстиль «укра­шали» порт­реты вождей, серпы и молоты, лозунги и аббре­ви­а­туры (напри­мер, «Пяти­летку за 4 года»), сель­ско­хо­зяй­ствен­ная и воен­ная техника. Из такой ткани пред­по­ла­га­лось шить верх­нюю одежду и бельё.

Пример узора агит­тек­стиля.

Агит­тек­стиль поль­зо­вался огром­ным спро­сом. Но причина не в его красоте, а в дефи­ците любых других тканей. Власти, кстати, не оценили агита­ци­он­ный порыв текстиль­щи­ков и даже усмот­рели в нём «вуль­га­ри­за­цию» и изде­ва­тель­ство над идеями инду­стри­а­ли­за­ции. В 1933 году в газете «Правда» опуб­ли­ко­вали ехид­ный фелье­тон Григо­рия Рыклина, высме­и­ва­ю­щий симво­лику и технику на тканях:

« Вот свежень­кий весело окра­шен­ный ситчик… На нём нари­со­ваны боль­шие трак­тора и боль­шие комбайны. Идёшь по улице, и твои формы плотно обле­гает этакий колхоз­ный сель­ско­хо­зяй­ствен­ный мотив­чик. Встре­тишь на улице одетого в такое платье – спереди трак­тор, сзади комбайн – сразу моби­ли­зу­ешь себя на уборку и борьбу с поте­рями.

А вот непло­хой ситец для нижнего белья. Тоже не беспред­мет­ная раскраска. Не какая-нибудь идеа­ли­сти­че­ская чушь. А целая картина – Турксиб. По желто­ва­тому песку идет кара­ван верблю­дов. Вдали черне­ется стадо бара­нов. А в центре несётся паро­воз.

Как приятно спать в таких подштан­ни­ках. Ты спишь, а по тебе несётся паро­воз. Пере­вер­нешься на другой бок – пасутся бараны. Ляжешь на живот, а сверху шествуют верблюды. Лежишь и даром времени не теря­ешь – знако­мишься с окра­и­нами, неко­гда пора­бо­щён­ными цариз­мом. Такой научно-попу­ляр­ный сон».

Вскоре выпуск агит­тек­стиля довольно быстро свер­нули.

Пример узора агит­тек­стиля.

Где шили одежду: «Красный Манчестер», «Большевичка» и ателье

Боль­ше­вики очень любили Иваново: это был рево­лю­ци­он­ный город с 59 фабри­ками и почти 30 тыся­чами рабо­чих. Уже в первую русскую рево­лю­цию рабо­чие Иванова устро­или огром­ную стачку с требо­ва­нием 8-часо­вого рабо­чего дня и достой­ных усло­вий труда. До рево­лю­ции его иногда назы­вали «русским Манче­сте­ром», а боль­ше­вики легко пере­име­но­вали в «крас­ный». Рево­лю­ци­он­ную исто­рию города активно исполь­зо­вали в пропа­ганде, иногда назы­вая Иваново «третьей проле­тар­ской столи­цей».

В 1929 году вокруг Иванова создали новый промыш­лен­ный округ, куда вклю­чили Влади­мир­скую, Костром­скую, Ярослав­скую и Иваново-Возне­сен­скую губер­нии. Здесь жили 5 милли­о­нов чело­век, почти все они рабо­тали в текстиль­ной отрасли. Промыш­лен­ный округ произ­во­дил 49% хлоп­ча­то­бу­маж­ных и 77% льня­ных тканей. Именно здесь, кстати, появился недо­по­ня­тый агит­тек­стиль.

Пример узора агит­тек­стиля.

В эти годы в Москве откры­лось пред­при­я­тие лёгкой промыш­лен­но­сти, рабо­та­ю­щее и сейчас – швей­ная фабрика «Боль­ше­вичка». Её осно­вали в 1929 году и сначала пред­при­я­тие насчи­ты­вало три цеха: брюч­ный, пиджач­ный и по пошиву пальто. Здесь труди­лись всего 250 чело­век. В 1930-е годы открылся допол­ни­тель­ный цех кроя.

Пред­при­я­тие специ­а­ли­зи­ро­ва­лось исклю­чи­тельно на мужской одежде и униформе. Напри­мер, здесь по госу­дар­ствен­ному заказу пошили униформу для сотруд­ни­ков метро­по­ли­тена. Другие товары пред­при­я­тия были доступны исклю­чи­тельно состо­я­тель­ным граж­да­нам, связан­ным с госу­дар­ствен­ной властью. Костюмы «Боль­ше­вички» носили дипло­маты, госслу­жа­щие и партий­ные деятели.

Отдель­ного внима­ния заслу­жи­вают две фабрики: Мосбе­льё и Ленбе­льё. Их зада­чей было произ­вод­ство мужского и женского нижнего белья. Справ­ля­лись они с ней не слиш­ком хорошо: изде­лия чаще всего были некра­си­выми и не слиш­ком удоб­ными. Поку­па­тели печально назы­вали их «урод­цами».

Москва в 1938 году.

Состо­я­тель­ные члены номен­кла­туры пред­по­чи­тали зака­зы­вать загра­нич­ное бельё или хотя бы шить его на заказ. Пред­при­я­тия не справ­ля­лись с объё­мами произ­вод­ства, необ­хо­ди­мыми для всей страны. Даже после выступ­ле­ния Фурце­вой, един­ствен­ной женщины в Полит­бюро на тот момент, смело заявив­шей, что «каждая совет­ская женщина имеет право на каче­ствен­ный бюст­галь­тер», ситу­а­ция с нижним бельём не улуч­ши­лась.

Во второй поло­вине деся­ти­ле­тия восста­но­вят работу ателье. Более состо­я­тель­ные горо­жане снова будут зака­зы­вать одежду персо­нально. Такие костюмы стоили дороже, чем гото­вые изде­лия, зато отли­ча­лись каче­ством, долго­веч­но­стью и посад­кой по фигуре. Особенно цени­лись мастера, умею­щие шить нижнее бельё и обувь, так как эти товары были вдвойне дефи­цит­ными.

В таких ателье часто рабо­тали порт­нихи, учив­ши­еся шить ещё до рево­лю­ции и чудом сохра­нив­шие запас хоро­ших тканей и фурни­туры. Они пере­ши­вали старые платья или исполь­зо­вали кружево и фурни­туру от них в новых платьях. Иногда они прини­мали заказы по почте: им присы­лали мерки и даже отрезы тканей. Выбор фасона заказ­чицы дове­ряли мастеру.

Малень­кие партии гото­вой хоро­шей одежды распро­стра­ня­лись через универ­маги. Такие были только в круп­ных горо­дах, что допол­ни­тельно увели­чи­вало разрыв в каче­стве жизни столич­ных, провин­ци­аль­ных и сель­ских жите­лей.

Как одевались Сталин и партийная номенклатура

О «скром­но­сти» и непри­тя­за­тель­но­сти Иосифа Сталина обяза­тельно упоми­нают все его поклон­ники. Гарде­роб вождя действи­тельно не отли­чался богат­ством и разно­об­ра­зием. Он состоял преиму­ще­ственно из френ­чей, ките­лей и брюк с лампа­сами и без них.

В исто­ри­че­ском путе­во­ди­теле «Ближ­няя дача Сталина» упоми­на­ется двуствор­ча­тый орехо­вый платя­ной шкаф с боль­шим зерка­лом. Там храни­лись два кителя, несколько пар брюк на подтяж­ках, два серых френча с наклад­ными карма­нами, плащ светло-серого цвета и пальто покроя «реглан», бати­сто­вые каль­соны, рубашки, две шляпы – серая и корич­не­вая. Это инте­рес­ный факт, потому что найти фото Сталина в шляпе весьма пробле­ма­тично. Зимой он носил мехо­вую шапку-ушанку.

Китель Иосифа Сталина. Пальто Иосифа Сталина.

Партий­ная номен­кла­тура не разде­ляла аске­тизм Сталина. Боль­шин­ство чинов­ни­ков и партий­цев шили одежду на заказ или даже зака­зы­вали из-за границы. Офици­ально это не поощ­ря­лось: не следо­вало в период массо­вого дефи­цита одежды «раздра­жать» граж­дан доро­гими наря­дами. Внешне многие подра­жали Сталину, нося воен­ную форму без знаков отли­чия. Но по факту партийцы и их семьи одева­лись роскошно (по совет­ским меркам). Напри­мер, супруга Сталина Надежда Алли­лу­ева, сноха Каме­нева Галина Кравченко одева­лись в подве­дом­ствен­ной мастер­ской на Кузнец­ком мосту, где одежду для них шили исклю­чи­тельно на заказ. У наркома НКВД Генриха Ягоды было 21 пальто и 22 костюма, боль­шая часть иностран­ного пошива.

Мода на физкультуру

1930-е – время всеоб­щего инте­реса к физкуль­туре. Он не всегда был добро­воль­ным и часто иници­и­ро­вался мест­ными партий­ными отде­ле­ни­ями и проф­со­ю­зами по приказу сверху. Для каждой кате­го­рии граж­дан в соот­вет­ствии с полом и возрас­том разра­бо­тали нормы ГТО – список физи­че­ских умений, кото­рые требо­ва­лось выпол­нять на время или в опре­де­лён­ном коли­че­стве. Сдача норм ГТО требо­вала регу­ляр­ных трени­ро­вок, что и обусло­вило массо­вое распро­стра­не­ние спор­тив­ного костюма.

На госу­дар­ствен­ном уровне воспе­ва­лись силь­ные спор­тив­ные фигуры и физи­че­ская вынос­ли­вость, кото­рые должны были помо­гать граж­да­нам в труде. Идеалы внеш­него вида совет­ских граж­дан 1930-х можно оценить на полот­нах Алек­сандра Дейнеки.

Физкуль­тур­ница. Худож­ник Алек­сандр Дейнека. Вратарь. Худож­ник Алек­сандр Дейнека.

Спор­тив­ную одежду шили преиму­ще­ственно белого цвета. Она не отли­ча­лась разно­об­ра­зием: мужчины и женщины носили почти одина­ко­вые белые майки, шорты и тёмные трико. Цени­лась функ­ци­о­наль­ность, возмож­ность двигаться без стес­не­ния. В повсе­днев­ной жизни женщины ещё не носили брюки, но нахо­диться на стади­оне в корот­ких шортах и даже купаль­ни­ках счита­лось вполне умест­ным, даже краси­вым.

Звёзды кино

Во второй поло­вине деся­ти­ле­тия новый бум пере­жили модные журналы, и наряду с обра­зом работ­ницы и труже­ницы распро­стра­ня­ется образ горо­жанки – модной, с множе­ством укра­ше­ний, тонкими бровями, яркой пома­дой на губах и уложен­ными волнами воло­сами.

Так выгля­дели Эмма Цесар­ская, Вален­тина Серова, Людмила Цели­ков­ская, Нина Алисова, Любовь Орлова, Тамара Мака­рова, и Татьяна Окунев­ская. Боль­шин­ству женщин, разу­ме­ется, такой наряд был недо­сту­пен, но им подра­жали по сред­ствам: выщи­пы­вая брови и крася губы крас­ной пома­дой. Актрисы же в свою очередь подра­жали запад­ным кино­звёз­дам.

Вален­тина Серова Нина Алисова Тамара Мака­рова

Опасность отличаться: были ли доносы за внешний вид и одежду?

В рассказе об эпохе трид­ца­тых годов невоз­можно обойти тему репрес­сий. Мог ли внеш­ний вид или какая-либо одежда стать причи­ной доноса? Источ­ни­ков, подтвер­жда­ю­щих, чтобы когда-либо в обви­не­ние вменялся внеш­ний вид, нет. Но есть косвен­ные признаки того, что хоро­шая одежда стано­ви­лась причи­ной обви­не­ний в кула­че­стве.

Из записки началь­ника Секретно-опера­тив­ного управ­ле­ния ОГПУ Ефима Евдо­ки­мова Сталину о «пере­ги­бах» при коллек­ти­ви­за­ции узнаём:

« Бригада, руко­во­ди­мая секре­та­рем мест­ной ячейки КП(б)У Бутенко, раздела дочь одного кулака и начала душить отца. У двух серед­ня­ков имуще­ство заби­ра­лось также без описи. Одного из них раздели, его же 12-ти летнюю дочь оста­вили в одной рубашке. У 17-ти летней дочери кулака бригад­ники, под руко­вод­ством пред­се­да­теля КНС, сняли панта­лоны. Одного кулака выгнали босым на улицу, без шапки, в нижнем белье».

Деся­ти­ле­тие 1930-х стало проти­во­ре­чи­вым в отно­ше­нии моды. С одной стороны, дефи­цит тканей делал для боль­шин­ства граж­дан хоро­шую одежду недо­ступ­ной. Гото­вые изде­лия выпус­кали неболь­шими парти­ями, кото­рые нужно было успеть купить. Шить на заказ было дорого и поэтому недо­ступно для боль­шин­ства. Тяже­лее всего было в колхо­зах, где годами носили один и тот же комплект само­ши­той одежды, а хоро­шая вещь могла стать пово­дом для обви­не­ния в кула­че­стве.

С другой стороны, откры­ва­лись новые пред­при­я­тия лёгкой промыш­лен­но­сти, а старые нара­щи­вали произ­вод­ствен­ные обороты. Необ­хо­ди­мость сдавать ГТО станет причи­ной моды на спор­тив­ную одежду. Со второй поло­вины деся­ти­ле­тия ателье вернут попу­ляр­ность, а стрем­ле­ние выде­ляться и носить хоро­шую одежду станет массо­вым. Но возмож­ность одеваться хорошо и разно­об­разно, к сожа­ле­нию, была доступна только партий­ной номен­кла­туре и их семьям.

Автор статьи ведёт альма­нах «Капи­тель» об исто­рии, искус­стве и сего­дняш­нем дне.

Ссылка на основную публикацию