Ян Саудек, скандальный чешский фотограф

Профиль: Ян Саудек — чешский фотохудожник, переживший Освенцим и прославившийся провокационными эротическими снимками

Долгий пусть к славе через нацистские лагеря, советскую цензуру, жизнь в подвале и культуру обнажённого тела.

Одним из самых известных чешских фотохудожников современности считается Ян Саудек — в его портфолио сотни работ, побывавших в выставочных залах более 400 городов мира. Он — признанный мастер эротической фотографии, однако путь к этому статусу дался ему дорогой ценой.

В детстве Саудек едва не стал жертвой нацистских экспериментов в Освенциме, а большую часть молодости провёл под наблюдением тайной полиции Чехословакии. Для советского режима, установленного в стране, его работы выглядели чужеродно, а самого фотографа избивали и вынуждали отказаться от провокационного творчества.

Выжить вопреки

Ян Саудек и его брат-близнец Карел (Кайя) родились в Праге 13 мая 1935 года. Их мать занималась бытом и детьми, а отец работал в банке. Четыре года спустя, в марте 1939 года, в Чехословакию пришли нацисты, и многочисленный еврейский клан Саудек подвергся тяжким испытаниям.

В 1945 году большую часть семьи Саудека отправили в концентрационный лагерь Терезин. За годы войны через него прошли около 140 тысяч человек (включая 15 тысяч детей). Из них около 33 тысяч погибли, а 88 тысяч депортировали в Освенцим и другие лагеря смерти.

Близнецов Яна и Карела перенаправили в Освенцим в специальный блок доктора Йозефа Менгеле для проведения научных экспериментов. Менгеле, более известный как «Доктор смерть», проводил опыты на узниках концлагерей и лично занимался отбором заключённых и экспериментами над ними.

Менгеле давно изучал психическую связь близнецов друг с другом, пытаясь использовать полученные знания в науке. Для этого детей разводили по разным комнатам: в одной ребёнка били током, погружали в ледяную или горячую воду, впрыскивали под кожу препараты, которые вызывали боль. В это время в другой комнате наблюдали за вторым ребёнком, проверяя, есть ли у него видимая реакция на мучения близнеца.

За годы войны в Освенцим прибыло более 1500 пар близнецов, из них выжило только около 300. Порой, если один из близнецов плохо себя чувствовал и не представлял интереса для науки, его убивали и использовали его внутренние органы. Второго близнеца отправляли в газовую камеру. Но Саудек и его брат прибыли в концентрационный лагерь за несколько дней до окончания войны, и вскоре все узники Освенцима были освобождены.

Ян и Карел вернулись в Прагу. Там их встречали только родители — их шестерых братьев и младшую сестру убили в Терезине. На память о годах войны у Саудека остались ночные кошмары и тяжёлые воспоминания, которые в будущем сыграли важную роль в его творчестве.

1944-й год. Видел умирающих людей, прямо на дороге, в полях, убитых. У некоторых ещё дёргались ноги, словно в кино. Они умирали и казалось, что их тела становятся восковыми или гипсовыми. Я долго, пристально на них смотрел, как может смотреть только ребёнок. [. ]

Толпа повесила немецкого солдата, совсем мальчишку, на фонарном столбе. Даже я, ребёнок, понимал, что он из Вермахта, а не из СС. Его облили бензином и подожгли. Это та невинная душа, которая всегда платит за любую войну.

Поиски себя и первый фотоаппарат

В юности Саудек мечтал о творческой свободе, но в полной мере получить её не смог, а вскоре она вовсе стал дефицитом: в послевоенную Чехословакию пришёл советский режим. Лишь в небольшом промежутке перед этим в Прагу из США поступала послевоенная гуманитарная помощь, а в качестве подарков детям американцы присылали журналы и комиксы. По воспоминаниям Саудека, эти посылки помогли ему на пути к творчеству.

В 1947-1950 годах в журналах Life видел репортажи Маргарет Борк-Уайт, Уильяма Юджина Смита, Жизель Фройнд (культовые фотографы 20-го века — прим. TJ). Видел репродукции произведений Джексона Поллока, Нормана Роквелла и картин Уайета. Я был сражён наповал.

Журнальные и комиксные истории увлекли и брата Яна — Карел заинтересовался иллюстрацией, что в будущем превратилось в профессию. Карел стал успешным художником-иллюстратором, и, как и у брата-близнеца, основополагающей темой его творчества стала эротика. Его самую известную работу, «Муриэль и ангелы», уже после падения советского режима описывали как пример одного из лучших чешских комиксов.

На 15-летие родители подарили Яну Саудеку его первый фотоаппарат — Kodak Baby Brownie. В тот период он пытался подойти к искусству фотографии с другой стороны, раскрашивая снимки, добавляя цвета и атмосферы. Свои работы юноша показал семейному врачу, но тот раскритиковал фотографии, назвав их «устаревшим китчем». Опустив руки, Саудек переключился на музыку, которой увлекался с детства, но вскоре разочаровался и в ней.

В 1950-1953 годах Саудек посещал Школу промышленной фотографии в Праге, параллельно работая помощником фотографа в студии. Он делал много снимков «в стол», а затем на два года ушёл в армию. Срочная служба давалась нелегко.

В армии во время ночной переброски войск отправился с каким-то сообщением, по пути попал в ловушку из прочных натянутых сеток. В течение нескольких часов, до утра, я отчаянно пытался вырваться. Тогда я впервые почувствовал себя беспомощным, и с тех пор уже ничего не чувствовал.

В 1958 году Саудек женился на школьной подруге по имени Мария. До Яна девушка встречалась с его братом, но Карел хотел свободных отношений без обязательств, а Ян, хотя и понимал брата, мечтал о семье и детях. В качестве свадебного подарка супруга подарила мужу фотоаппарат Flexaret 6х6, который он использовал ещё многие годы спустя.

Жизнь в подвале и окно свободы

Семейное счастье Марии и Яна длилось недолго — Саудека тянуло к другим женщинам. Он легко знакомился с девушками и приглашал их на обнажённую съёмку, хотя соглашались далеко не все. В ранних работах Саудека главными героинями часто выступали его любовницы и подруги, а порой он нанимал для съёмок проституток.

Со временем Саудек всё больше отдалялся от семейной жизни. Он пропадал в компаниях, выпивал и спал с героинями своих фоторабот. Через несколько лет брака Мария разочаровалась в муже и ушла от него к чешскому художнику Милану Книжаку. После развода Саудек лишился единственного жилья, оформленного на супругу.

Расставшись с Марией, Саудек продолжал много фотографировать. Его всё больше привлекала работа с нагим телом. Стыдного в естестве Саудек ничего не видел, но его деятельность не вписывалась в идеологию партии Чехословацкой ССР.

Правительство контролировало творческое самовыражение писателей, музыкантов, художников и фотографов тех лет. Его работы были слишком откровенными, слишком свободными, а образ жизни — распутным.

Я никогда не старался навязывать свои снимки кому бы то ни было и не ходил по редакциям с просьбами — всё равно они бы меня вышвырнули. Что-то было в моих снимках, что вызывало враждебное отношение ко мне у товарищей. Никто не мог толком объяснить, но в целях безопасности они просто наложили запрет на всё, что я делал.

В 1963 году фотохудожник познакомился с книгой фотографий под редакцией Эдварда Стайхена «Род человеческий». В издании содержалось 500 фотографий 273 фотографов из 68 стран мира. Эти работы вдохновили Саудека продолжать работать, несмотря на запреты со стороны власти. На становление его как фотохудожника повлияла и музыка — он часами слушал композиции Rolling Stones, Боба Дилана, Роя Орбисона.

В 1968 году началась «Пражская весна», а с ней пришли реформы расширения гражданских прав и свобод. Цензура на время ослабла, благодаря чему Саудек получил визу в США. В Чикаго он встретился с куратором отдела фотографии в Art Institute Хью Эдвардом. Тот разглядел в чехе талант и убедил его продолжать заниматься фотографией. Вскоре в Университете штата Индиана прошла первая зарубежная выставка Саудека. С тех пор он стал желанным гостем на Западе.

Однако на родине Саудек оставался обычным работником печатной фабрики. В конце 1960-х и начале 1970-х годов Саудек не мог просто фотографировать и жить на доходы с продажи работ — за это ему грозило наказание за «тунеядство». В те годы он жил в тёмном сыром подвале, единственное окно которого выходило на облупленную серую стену. «Это окно означало для меня свободу», — позже рассказывал фотохудожник.

Годы в подвале наложились на личную трагедию — в 1971 году от тяжёлой болезни едва не умер маленький сын Саудека — Дэниел. А в 1976 году его бывшая жена Мария скончалась от сердечного приступа. В этом же году умер пожилой отец фотохудожника. На фоне этого он впал в депрессию и стал употреблять наркотики, в итоге едва не покончив с собой.

Я приходил на работу в шесть утра, а потом ещё оставался на сверхурочные. Я не понимаю теперь, как мог выдержать десятилетие такой жизни. В конце этого тоннеля не было ни малейшего проблеска света. [. ]

Надо копать землю не переставая — метром ниже, быть может, и закопан клад, который ты ищешь. Нельзя сдаваться, нужно копать и копать.

Справившись с душевными проблемами, Саудек всё больше работал над созданием фотографий с обнажёнными моделями. Властям это не нравилось, но тюрьма обходила его стороной, так как большая часть гонораров Саудека за зарубежные выставки и продажу фотокартин поступала в чехословацкую казну в конвертируемой валюте, а автор получал их меньшую часть в кронах.

Служба внешней разведки следила за фотохудожником и неоднократно предлагала ему сотрудничество. Ему бы якобы предоставляли возможность спокойно заниматься фотографией, зарабатывать на этом и ездить на выставки за границу. А в обмен спецслужбы хотели, чтобы Саудек сотрудничал с полицией против своих коллег, став информатором. Он всякий раз отказывался, за что, по словам фотохудожника, его избивали на допросах.

До нашей «бархатной революции» меня часто допрашивали в госбезопасности — СТБ, это как КГБ. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают, потому что многие из них уже были опубликованы на Западе.

Читайте также:  Самые красивые фэшн Иллюстрации Сары Ханкинсон

Я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме тех, где я стою с автоматом в руках. Наконец, госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои работы 19 веком.

The Photonews Post

• The Art of Photography • Contemporary Art • Events and Сontests •

Семейная драма Яна Саудека

В 2015 году в Чехии отмечают юбилей знаменитого фотографа Яна Саудека. Выходец из еврейской семьи, пострадавшей во время Холокоста, Ян Саудек начал заниматься фотографией в юности. В коммунистической Чехословакии он не мог выставлять свои фривольные работы, но на Западе они были хорошо известны.

Сегодня 80-летний Ян Саудек – один из самых знаменитых пражан, и знают его не только как фотографа и художника, но и как героя бульварной хроники.

Ирена Павласкова рассказывает о том, как реальный Ян Саудек стал персонажем ее фильма – фотографом Яном.

– Обычно такие фильмы снимаются после того, как все герои уже умерли, а здесь абсолютно все живы. Как вы решились взяться за такой фильм, где об известных людях говорится такая правда, которую обычно не сообщают посторонним?

– Наша картина – не совсем биография Яна Саудека. Это скорее инспирация его жизнью, творчеством и его необычным характером. Ян Саудек участвовал в написании сценария, у него я познакомилась с его домочадцами и его фотомоделями, а, главное, постаралась понять его самого как личность.

– Сам Ян Саудек появляется в самом начале фильма и говорит, что всей правды все равно никто не узнает...

– Я хотела рассказать историю необыкновенного человека, жизнь и судьба которого выходят за рамки так называемого нормального, правильного образа жизни. Несмотря на то, что он человек очень глубокий, мудрый, умный. Но весь его образ жизни, его экстравагантное поведение были грандиозной провокацией, как и все его творчество, и его частная жизнь. Правду его жизни я хотела показать, именно пока он жив. Зачем ждать ухода человека, чтобы рассказать о нем? Мой фильм правдив.

– Вы ведь познакомились с ним еще в начале 1990-х годов…

– Да, в начале 1990-х годов после так называемой “бархатной революции” в Чехословакии, когда пал тоталитарный коммунистический режим, мне предложили снять первое документальное кино в нашей стране о Яне. При коммунистическом режиме Саудек был запрещен, он не нравился властям, им не нравился его образ жизни, его свободолюбие, его творчество и любовь к нему на Западе.

Нужно сказать, что в 1970–80-е годы Ян Саудек был признан в Америке и в Западной Европе. Всюду им восхищались, он выставлял свои фотографии в лучших музеях мира. Саудек получил французский орден искусств и литературы. А здесь почти никто его не знал.

Поэтому в 1992 году, когда я сняла про него документальный фильм, Саудек, как художник и из ряда вон выходящая личность, стал открытием для страны. Тогда мы с ним почувствовали какую-то общность. Нужно сказать еще одну вещь: он никогда не был не только обласкан властями, но тридцать лет был вынужден работать рабочим, чтобы не считаться тунеядцем. Его не хотели принимать в Союз художников и разрешить перейти на положение свободного художника. Поэтому он работал на фабрике техническим фотографом, но это только название, на самом деле это была довольно тяжелая физическая работа.

– В Чехии тоже было наказание за тунеядство, как в СССР – если ты не работаешь официально, тебя могли посадить в тюрьму?

– Да, точно так. Ты должен был быть или членом Союза художников, тогда ты мог заниматься творчеством, или иметь в документах печать, что где-то работаешь. Еще разрешалась категория “женщина-домохозяйка”, но при условии, что был работающий муж.​

– Его не просто не любили власти, его посадили в тюрьму. В вашем фильме есть сцена его ареста. Ему инкриминировали в том числе пропаганду сионизма….

Его сионизм заключался в том, что дома он держал израильский флаг. Его отец еврей во время войны был брошен в гитлеровский концлагерь. Так что семья пережила не одно потрясение во время нацистской оккупации Чехословакии и во времена так называемого социализма.

– Мы говорили уже тогда, 20 лет назад, что двадцатиминутный документальный фильм – это очень мало для того, чтобы рассказать о нем и его творчестве, и что надо бы снять художественную картину, полнометражную. Но время быстро пролетело, я снимала другие фильмы, и только через 18 лет я ему позвонила и поделилась своим замыслом. Вы правы: он сначала был чуть-чуть напуган, просил рассказать, как я это все собираюсь делать и какой будет резонанс у публики. Но когда я ему рассказала, какую картину хочу снять и что меня главным образом интересует, то он очень быстро вдохновился, его это увлекло, и мы вместе начали писать сценарий.

Работали мы почти два года. Каждую неделю я ходила к нему в мастерскую в его доме, узнавала, как он живет, знакомилась с его фотомоделями, с женщинами, подругами, друзьями. Он мне рассказывал о своей жизни, делился своими размышлениями. Я все это записывала, а дома читала его книги. И вот так все длилось два года, пока мы не написали сценарий.

– В центре фильма – его конфликт с женщиной, которую в фильме зовут Либка, а в Чехии ее знают как Сару Саудкову, она тоже фотограф, не такой знаменитый, но известный. В Чехии отношения Яна Саудека и Сары – это общеизвестная история, был очень громкий суд, об этом постоянно пишут таблоиды. Но наши российские слушатели вряд ли знают об этой истории.

– История в общих чертах такая, как изображена в фильме, но я не создавала документальный портрет этой женщины. Между прочим, Сара Саудкова – это полностью ее псевдоним. Я хотела представить этот случай, как некое явление в обществе. Нередко бывает такой сюжет: какая-то неизвестная, но раздираемая желанием изменить свою жизнь особа приходит к известному человеку или человеку, обладающему властью, старается лестью завоевать его доверие, пытается через него сделать карьеру, а потом, когда не удается полностью им овладеть, в какой-то момент вонзает ему нож в спину. Это происходит тогда, когда эта особа уже получила от него что хотела, сама стала достаточно сильной, но все же ее мечты полностью не сбылись. Она не стала, скажем, его женой или что-то другое недополучила, и вот приходит момент мести за прежние унижения. Вот такая история случилась с Яном.

В фильме показно, как в один прекрасный день к нему пришла молодая женщина, милая, тихая, красивая, которая ему сообщила, что его обожает, восхищается им и что для нее было бы огромной честью работать у него помощницей, ассистенткой. Она прекрасно знала, что слабое место у Яна – это женщины, и она ему, действительно, понравилась, и он ее приютил.

Со временем она стала его помощником, без которого он не мог уже обойтись. Она вела все его финансовые дела, сама стала фотомоделью, создавала непринужденную атмосферу при работе с натурщицами, она контролировала все его договоры, налоги и освободила Яна от всех неприятных забот. Но после нескольких лет, когда она увидела, что больше уже захватить не может, она нанесла ему удар.

– Это я вам рассказала про киногероиню. В жизни я с этой женщиной познакомилась двадцать лет назад у Саудека, когда я снимала о нем документальный фильм. Она была приторно сладкой, но и тогда мне показалось ее поведение странным. Но я еще раз хочу сказать, что героиня в нашем фильме – это не копия Сары.

В центре моего внимания в фильме была история о том, как художник мирового имени потерял свое творчество. Вот это было самое болезненное для Яна. То, что она забрала у него деньги, виллу – это, конечно, ужасно, но самое ужасное для него было то, что он не мог уже публиковать и выставлять свои фотографии. Не мог творить.

– Интересно, что он ставит там дату на сто лет раньше, как будто все эти фотографии или картины сделаны в XIX веке. У меня есть такая его работа, помеченная 1895 годом.

– Некоторые свои фотографии он делает в стиле начала прошлого века. Одевает своих фотомоделей в платья стиля “бель эпок”, и украшения, бижутерия в том же стиле. А некоторые его фотографии вполне современные.

– Вы думаете, с самого начала и у реальной Сары Саудковой, и у вашей героини был такой замысел паучихи, которая вцепляется в человека и высасывает все соки, или она поначалу любила его, была искренней девушкой, восхищенной великим художником, а потом постепенно стала такой циничной? Как вы свою героиню воспринимаете?

– Вся эта история была трагической. Суд длился 7 лет. Ян абсолютно не мог работать, денег не стало, выставлять и продавать свои фотографии он не имел права. Он писал картины, но и на них она накладывала лапу. И, наконец, он выиграл суд, который посчитал, что вся эта история “против добрых нравов”, потому что договор, по которому он лишился прав на свое творчество, настолько аморальный и для Яна невыгодный, что он не мог его подписать “по свободному волеизъявлению”.

Теперь он снова сам себе хозяин. У Яна новая семья и трое новых детей.

Читайте интересные статьи на Photonews Post.

Фотограф Ян Саудек: жизнь, любовь, смерть и другие пустяки…

В жизни Яна Саудека неоднократно происходило Чудо. Он родился в 1935 году в Праге. Но «счастливое детство» пережить ему не пришлось: началась Вторая мировая война. В конце ее случилось первое чудо: маленький Ян и его брат-близнец Карл, ныне известный график, избежали экспериментов нацистского лагерного доктора и остались живы. Родители и другие члены семьи погибли в концлагере Терезиенштадт. Второе чудо: его не загребла чешская госбезопасность во времена «государственных ограничений», хотя на архив Яна несколько раз накладывали арест…

Текст: Наталья Ударцева; фото: Ян Саудек.

Читайте также:  Анабела Беликова для Mango

Благодарим Галерею классической фотографии за предоставленные для публикации снимки.

Жизнь

— До нашей «бархатной» революции меня часто допрашивали в чешской госбезопасности. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают. Многие из них уже были опубликованы на Западе. А я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме той, где я стою с автоматом в руках. Наконец, госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои фотографии XIX веком.

Третье чудо: он стал знаменитым на весь мир фотографом.

— Ян, в какой момент Вы стали знаменитым? Как это произошло? — спрашиваю я Саудека.

— Случилось чудо. Просто чудо, — отвечает он.

Думаю, список чудесных событий жития Яна Саудека гораздо длиннее. К ним можно отнести и его успех в США в 1970-м, и открытие в 2007 году в Праге постоянной выставки его работ, и первую выставку в России в 2013-м, и то, что он сам смог на нее приехать.

Приезд Яна Саудека в Москву ждали. Открытие его выставки «Жизнь, любовь, смерть и другие пустяки» в Галерее классической фотографии стало ярким событием нынешней весны и собрало огромную толпу поклонников. Они хотели посмотреть на живого классика, на работы всех периодов его творчества: от начала до всемирного признания и художественного переосмысления.

Открытки и плакаты с его работами расходились быстро. Энергичный, темпераментный, Ян Саудек, действительно, был неуловимо похож на своего кумира — рок-музыканта Мика Джаггера: короткая стрижа, черные очки, красная рубаха, туфли на утолщенных каблуках. Та же независимость во всей фигуре, та же раскованность и чувство достоинства. Он мобильно перемещался по залу, шутил, раздавал автографы и охотно отвечал на вопросы.

— Вам приходилось снимать русских женщин?

— Нет. Но я скажу правду: русские женщины очень красивые. Очень-очень! По ошибке сюда попала фотография русской женщины, которая работает на бензоколонке Shell в Праге. Она где-то здесь висит. — Саудек показывает на выставочный зал, заполненный ста двадцатью его работами, составляющими ретроспективу его провокационного, завораживающего и шокирующего творчества:

— Она попала сюда случайно. Она очень красивая!

На самом деле все на грани: красивого и безобразного, эротичного и пошлого, вкусного и безвкусного. Удивляюсь, как художнику удается балансировать на столь тонкой грани. Среди выставленных в галерее работ — моя любимая фотография под названием «Пинок». На ней мужчина, похожий на Саудека, пинает ногой толстую кричащую тетку.

Королева тинейджеров

Отличная метафора, возможно, ключ к пониманию его творчества! Как будто художник демонстрирует свою независимость от общественного мнения и дает хороший пинок общественному вкусу и общепринятой морали. Чрезвычайно актуально! Так и сегодня творчество фотографа вызывает диаметрально противоположные мнения: от любви, обожания, почитания, преклонения до полного непонимания и неприятия.

— Для художника не может быть никаких ограничений, и границы стерты. Но во мне самом сидит автоцензор: я слежу за тем, чтобы не переступить границы, — говорит Ян о своих работах.

Ян Саудек третий раз в России. Впервые он приезжал в Советский Союз при Горбачеве. Это был 1985 год. Потом при Ельцине в 1993-м. И сейчас при Путине.

— Огромную! В 85-м окна для тепла заклеивали газетами. Люди боялись говорить с иностранцем, это было заметно. Сейчас все по-другому.

— Ваше творческое кредо? Что бы Вы рекомендовали молодым фотографам?

— Никогда не сдаваться!

На торжественном открытии представитель от посольства Чехии приветствовал всех, кто пришел на открытие выставки Яна Саудека:

— Нам приятно, что имя Саудека знают в России и любят его творчество, которое, безусловно, является визитной карточкой чешской фотографии. Это первая выставка Яна Саудека в Москве. Мы надеемся, что здесь, где так много красивых женщин, знаменитый художник Ян Саудек найдет новое вдохновение для своего творчества.

Павла Ходкова и Ян Саудек

Ян Саудек пошутил:

— Я бился об заклад, что на открытие выставки никто не придет. И я проиграл. Еще мне казалось, что я наизусть знаю, как открывать выставки и что говорить, но тут я слегка растерялся, и я вам желаю: «Приятного аппетита»!

Затем он взял черный маркер и оставил автограф на белой стене галереи.

— Победа! — это слово прокатилось по залу и утонуло в аплодисментах.

Андрей Безукладников, фотограф и продюсер:

— Я впервые увидел черно-белые фотографии Яна Саудека в чешском «Фоторевю» в начале восьмидесятых. До сих пор помню впечатление, которое они произвели: чувство простой незамысловатой свободы. Потом Ян начал их раскрашивать, и я подумал, что он закончился как фотограф, потому что начал работать на «потребу», что фотография стала вспомогательным материалом.

Но я люблю и его раскраски, так как они все равно сохраняют свободный дух, в них много иронического оптимизма и легкости. Очень простые образы. Но порой это смахивает на анекдот, а мне хочется от фотографии притчевости и философского осмысления жизни.

Анекдот я не люблю. Понятно, что пойман тренд, и он введен в эксплуатацию. Маленький «свечной заводик» Яна Саудека. Понятно, почему на выставке в галерее больше раскрашенных, чем черно-белых фотографий: покупают больше то, что понимают.

Владимир Вяткин, фотожурналист:

— Это не мое. Полное отторжение. Антиэстетика женского тела. Я смотрю на этих женщин — и смотреть на живых женщин уже не хочется. Первобытно-общинный строй. Женское тело как объект первобытности и дикости. Цивилизация до этих людей не дошла. Антиэстетика!

Игорь Верещагин, независимый фотограф:

— Знаю его творчество давно. Еще с советских времен и страшно дефицитного чешского журнала «Фоторевю». Когда я увидел в нем фотографии Саудека, они надолго вышибли меня из колеи. Я люблю черно-белые фотографии Саудека. Его первые работы. Я дважды был в Праге, в галерее, где висят его работы, — там они большего размера и производят сильное впечатление. Здесь они тоже есть, но их немного, больше арт-китча. Но Ян остроумный человек, и думаю, что он сам воспринимает все с юмором и не относится к своей работе со звериной серьезностью.

Алексей Ушаков, независимый фотограф:

— Он просто не ханжа. Какой он есть внутри, таким себя и показывает. Со всеми своими пороками и предпочтениями. Не стесняясь говорит об этом.

Вероника, позирующая для стеклянных изделий г-на Шипека

Михаил Крюков, независимый фотограф:

— Меня привлекает в фотографиях Саудека любовь к жизни. В них много жизни. И много любви. Это не порнография. Ни в коем случае! Пусть те, кому это кажется порнографией, четче сформулируют свою мысль. Я еще не один раз приду на выставку и буду смотреть все внимательно. Я впервые вижу живого Яна Саудека, я подписал у него плакат с женщиной, которая держит череп, я счастлив. Мне нравится, как он снимает женщин. Он делает это необычно.

— А мне кажется, что он относится к ним как к сексуальным рабыням…

— Но вы — женщина. А я — мужчина. Мне взгляд Саудека понятен.

— Он отказывает женщинам в интеллекте вообще…

— Вы преувеличиваете. Этого нет в его фотографиях. Я рад, что увидел его живьем. Мне это помогло лучше почувствовать его и понять. Он очень открытый, радостный, легкий, харизматичный. Ему 78 лет, а он любит жизнь, телок и все, что с этим связано. Хотел бы я в этом возрасте сохранить такую же мобильность, открытость и оптимизм!

— Он так похож на Мика Джаггера!

— Неудивительно: он примерно из того же времени и, кажется, его поклонник…

Из беседы зрителей на открытии выставки Яна Саудека в Москве 27 марта 2014 года.

«Ян Саудек (Jan Saudek) – культовая личность в истории фотографии.»

Поделиться:

В пространстве фото-бутика sun-lab открывается выставка-продажа оригинальных работ Яна Саудека из коллекции Frida Project Foundation. (+18)

Приглашаю всех участников проекта Сноб на вернисаж 30 июля в 18.00

Ян Саудек. Если набрать в поиске это имя, то большинство ссылок дадут нам практически идентичные ответы: «Ян Саудек (Jan Saudek) – культовая личность в истории фотографии.»

Его снимки вызывают самые разнообразные эмоции. У меня лично: от восхищения до отвращения. Почему-то творчество Яна Саудека, да и его личность, вызывает у меня ассоциацию с Сальвадором Дали.

Кстати, на официальном сайте фотохудожника особое внимание заслуживает автобиография, в которой описывается много интереснейших подробностей. Обычно такие детали выкладывают о себе звезды, уверенные, что их поклонникам интересны абсолютно все самые интимные подробности их жизни. Если кто более менее владеет английским (или чешским), рекомендую почитать на досуге: ребенком прошел фашистский концлагерь, все родственники погибли в других фашистских концлагерях… На сайте можно найти и интересные работы жены Яна – Сары Саудековой. В ее работах есть особенность женского взгляда.

Мне кажется, что Ян Саудек (как и Сальвадор Дали опять же), и в жизни и в искусстве хочет быть богемным и экстремальным. Однако, на мой взгляд, произведения Саудека и так достаточно экстремальны, и далеко не все снимки можно назвать целомудренными.

Фотограф Ян Саудек известен своими откровенно эротическими композициями. Герои его снимков не просто обнажены, а бесстыдно раздеты. Фотограф очень любит делать диптихи (сочетание двух фотографий), на которых одни и те же персонажи предстают одетыми и голыми.

Модели Яна Саудека далеки от идеала, поэтому любоваться красотой тела не приходиться, однако в целом снимки вызывают некий эффект подглядывания. Все снимки очень стилизованы: окрашены неправдоподобными цветами или в сепию, герои загримированы, сюжеты поставлены. И мне чем-то все это напоминает старинные порнографические открытки. Рассматриваешь их и чувствуешь некоторую примесь стыда и неловкости.

Читайте также:  Ворона как источник вдохновения для модных образов и фото

Как-то в 1997 году Ян Саудек сказал: «Я не знаю, почему я делаю это. Еще яснее — я это просто не понимаю. Но, самое интересное, я не могу остановиться.»

Не смотря на противоречивость чувств к произведениям Яна Саудека меня поражает то, что этот человек снимал разных людей на протяжении многих лет. Все это завораживает каким-то мистицизмом.

В фотографических кругах имя Ян Саудек давно уже стало нарицательным. Ему подражают, его копируют, им восхищаются и отвергают.

В 1990 году Саудек удостаивается титула «Рыцарь ордена искусств и литературы». К середине девяностых его книги перестают быть редкостью, а работы регулярно публикуются в периодических изданиях. Что же касается выставок, то как говорит сам фотограф: «Однажды меня спросили о количестве выставок. Несколько десятков; нет — сотни. Но большинство прошли без моего участия — меня даже не ставили в известность, поэтому я их и не считал. В выставках и признании я не заинтересован. Мне просто хочется снимать, и я по-прежнему наивно полагаю, что лучшее мною еще не сделано»…

Поскольку сегодня имя Яна Саудека занимает весьма заметное положение в фотографии, то мне приятно предложить вашему вниманию его неоднозначное и интересное творчество.

Я ожидаю множество негативных комментариев о работах Яна Саудека. Почему? Ведь Ян Саудек – всемирно известный и признанный мастер. Но в нашей стране его практически не знают. Феномен Саудека в том, что он критический реалист. Показывает людей такими, какие они есть на самом деле. И негативные эмоции – это всего лишь отражение человека. Человек не хочет видеть правду, и она режет ему глаза. Мы хотим казаться белыми и пушистыми, а Ян Саудек срывает с людей привычные маски.

Вернисаж 30 июля в 18.00 по адресу: Тверская улица дом 12/9. Тел +7(985)1304949.

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek) — его называют культовой личностью не только в родной Чехии, но и во всей Европе. Для его работ подойдут любые эпитеты, кроме, как обыкновенность, бездарность и примитивность.

Любой экспонат, с подписью «Ян Саудек», выдает авторство большого оригинала и мастера своего дела. Его состаренные сепией фотографии безупречны с технической стороны. Что же касается сюжетов изображений, то они всегда вызывали горячие споры критиков. То, как к ним относилась советская цензура можно только догадываться.Ян Саудек родом из Праги. Он родился в 1935 году, а в начале сороковых стал узником фашистского концентрационного лагеря.

Ужас тех лет ни для кого не прошел даром, и, тем более, для маленького ребенка, в период формирования психики которого, происходили те страшные события. Что ощущало это невинное существо, попавшее во враждебный мир – одному богу известно. Когда закончилась война, Ян Саудек все еще был ребенком.

По словам самого фотографа, страшный период его жизни длился первые пятьдесят лет. Лишь только после падения советского режима он по-настоящему ощутил себя «вышедшим из подполья». И он был абсолютно прав, поскольку в те годы его работы легко могли прировнять к порнографии, а самого автора кинуть за решетку или в психбольницу. В годы советского режима Ян Саудек неоднократно предпринимал попытки самовыразиться, но только не на родине, а в Америке.

Там его фотографии привлекли внимание Хью Эдвардса – большого авторитета в мире художественной критики и главного устроителя престижных фотоэкспозиций. В 1970 году тридцатипятилетний Ян Саудек уже был известен во всем мире, как талантливый и оригинальный фотохудожник. После исчезновения железного занавеса Ян Саудек входит в новый творческий период и воплощает в жизнь проект за проектом.

Так в 90-х годах прошлого столетия становятся знаменитыми серии диптихов, где Ян Саудек, играя контрастами, противопоставляет молодость – старости, красивое – некрасивому, прикрытое – обнаженному. Хотя, за этими противопоставлениями, скорее всего, скрываются не банальные противоречия, а нечто несоизмеримо большее. Рассматривая работы Яна Саудека, невольно чувствуешь себя, спрятавшимся, в каком-нибудь старом шкафу из той винтажной обстановки, и подглядывающим через щель за происходящим снаружи. А происходит там настолько разное, что иногда, хочется распахнуть дверь этого метафорического шкафа и помахать рукой сентиментальным персонажам в знак солидарности, а иногда – зажмуриться, испытывая, что-то вроде смеси стыда и неловкости.

Большую часть своей жизни Ян Саудек проработал в типографии, где параллельно с издательским делом постигал азы фотографии. Его родной брат-близнец Карел стал известным художником, работы которого также отличаются экстравагантностью и несут в себе мощную энергетику.

Сам Ян Саудек избрал жанр обнаженной натуры, но большинство, созданных им образов, никак нельзя назвать хоть сколько-нибудь красивыми. Это, скорее, правда жизни в ретроспективной оправе. Некоторые фотоработы Саудека откровенно напоминают порнографические картинки конца 19 века, однако разница с ними все же есть и немалая.фотографирующего ради фотографий, то эксперименты Саудека вполне можно назвать смелыми и новаторскими.

Он умеет раздеть человека так, что это становится интересным. Несмотря на свой немолодой возраст, Ян Саудек продолжает снимать. Фотограф всю жизнь прожил в Праге и не собирается покидать родной город. Чувствует он себя отлично и совершенно не планирует в ближайшие годы положить свою камеру на полу.

Про Чехию

ЯН САУДЕК: ШОКИРУЮЩИЙ ФОТОГРАФИЕЙ

Кто однажды видел его работы, обречён помнить их всю жизнь

На его диптихах обнажённые персонажи противопоставляются одетым, мужчины — женщинам, молодые — старикам, красивые — некрасивым… Его обнажённая натура не сексуальна, даже самые откровенные его снимки не вызывают возбуждения. Мастер работает с моделями, внешность которых весьма далека от идеалов красоты. Снимая на чёрно-белую плёнку, он раскрашивает фотографии в абсолютно нереальные цвета. Фотографии излучают запахи и звуки, там царят плоть и похоть, пудра и духи, стоны, увядшие цветы и золотистый закат.

Пожалуй, слова «самый известный чешский фотограф современности, более 400 выставок которого проходит по всему миру, чьи работы представлены во всех престижнейших музеях и художественных галереях» окажутся весьма пресными для рассказа о его жизненном и творческом пути.

Выжил чудом

Во время Второй мировой войны Ян Саудек со своим братом-близнецом Карелом из-за своего еврейского происхождения попадают в концентрационный лагерь Освенцим, в специальные бараки, где содержались только близнецы. Этот концлагерь «прославил» доктор Менгеле по прозвищу «Ангел смерти», который проводил медицинские эксперименты над близнецами. По окончании войны братьям Саудекам удалось выйти из лагеря смерти живыми, однако ужасающие воспоминания сохранятся с ними на всю жизнь, а в творчестве Яна Саудека проявятся с особой силой.

7 фактов из жизни Яна Саудека
Считается, что для составления объективного представления о каком-то событии или человеке необходимо иметь хотя бы два мнения. Вот что говорят о Яне Саудеке «официальные источники» и он сам:

1). 1935 год. Ян Саудек родился 13.05.1935 в Праге.
«1935. Моя мать рожает сына Карела, и меня тут же, следом, как будто в придачу. Это предопределяет мне всю дальнейшую жизнь быть №2».

2). 1950 год. Саудек получает в подарок свой первый фотоаппарат Kodak Baby Brownie, с которым проводит свои первые фотографические эксперименты.
«1951. Обрабатываю и раскрашиваю свои первые фотографии. Семейный врач, которому мать их смущённо показывает, заявляет, что это «безнадёжно плохо, безвкусно и старомодно». Я верю каждому его слову, а потому немедленно прекращаю. (Спустя годы я вновь нахожу эту картинку: она прекрасна, как прекрасен период юности! Сегодня я бы уже так не смог сделать! Этой карточки у меня уже снова нет, но я её видел ещё один раз — и этого достаточно. Ещё раз, ещё раз…)».

3). 1959 год. Саудек стал снимать на «настоящий» фотоаппарат Flexaret 6×6.
«1959. Моя молодая супруга покупает мне мой первый истинный фотоаппарат. Flexaret 6×6. Работаю с ним по сей день — дарительница исчезла».
С 1959 года начал работать в прославившем его стиле — ярко и сочно окрашивая в сепию собственные фотографии.

4). В конце 1960-х Саудек отправляется в Америку, где знакомится с Хуго Эдвардом, главой отделения фотографии в Институте искусства в Чикаго. Знакомство принесло Саудеку известность за океаном.
«1969 год. Я стою на 42-й улице в Нью-Йорке (прим. автора: 42-я улица — одна из самых оживлённых деловых улиц на центральном Манхэттене). Один. Потом уже всё время один — когда возвращаюсь, дети меня не узнают».

5). 1983 год. Ян Саудек становится первым чехом, награждённым французской наградой Le Chevalier des Arts et Letters — «Орден искусств и литературы».
«1983 год. В забеге на длинную дистанцию (8 км) я обгоняю лучшего бегуна нашей группы. Позже мне объяснили, что «он бегает не слишком хорошо». Разрушители иллюзий…»

6). 1987 год. Негативы из архивов Саудека были конфискованы полицией, но позднее возвращены.
«1987. Подруга сообщает мне, что у нас ребёнок. Полагаю, что это был бы неплохой повод для более близкого знакомства». «1987. Семья конфискует у меня негативы — я сталкиваюсь с шантажом в высоком стиле. Во время бесконечных разборок из-за них я узнаю чистую правду о себе: я болван и дурак, при этом такого художника, как Андерле, из меня никогда не выйдет. Это правда, о которой я всегда догадывался. Спустя пять месяцев негативы мне возвращают. Дни без них были, пожалуй, самыми плохими в моей жизни».

7). 1990 год. Французский режиссёр Жером Де Миссольц снимает о Саудеке фильм «Ян Саудек — чешский фотограф».
«1990. Молодая француженка меня упрекает в том, что у меня грязные ногти, что я не меняю бельё, а однажды даже — что я пьяный. Даёт мне пить молочко, которого не существует».
Ян Саудек уже давно персонаж культовый, и не только в нынешней Чехии или в Европе. Источники вдохновения Яна Саудека не без основания принято видеть в сюрреализме или классической живописи — а он и правда делает всё, чтобы его снимки выглядели изысканной цитатой из некоего романтического прошлого.

Ссылка на основную публикацию