Портреты Екатерины II и Струйской кисти художника Рокотова

Школьная Энциклопедия

Nav view search

Навигация

Искать

Фёдор Рокотов: портреты

Подробности Категория: Искусство России XVIII века Опубликовано 10.03.2019 12:04 Просмотров: 677

Федор Степанович Рокотов – крупнейший мастер портретной живописи XVIII в. По силе дарования и уровню мастерства Рокотов не уступает самым прославленным западноевропейским портретистам XVIII в.

При этом искусствоведы не могут указать предшественников Рокотова, не могут найти прямых аналогий его творчеству ни в современной ему России, ни в странах Запада. Искусство Рокотова отличается неповторимой оригинальностью, что является загадкой, которую ещё не разгадало искусствоведение.
Очевидно одно: овладев основами европейской живописи, Рокотов не стал подражателем, а сумел развить в своем творчестве своеобразные национальные черты, по-настоящему приблизившись к глубоким истокам национальной художественной традиции.
Творчество Рокотова известно нам лучше, чем его биография. Его роль в развитии русского портретного искусства очень велика.

Ф. Рокотов. Портрет В.И. Майкова

Ф. Рокотов. Портрет поэта В. Майкова (1770-е годы). 47×60 см. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея (Москва)

По объективности и психологической точности этот портрет является одним из лучших творений художника.
Что мы знаем о человеке, изображённом на портрете?
Поэт, масон, был близок к либеральным московским кругам, дружил со знаменитым русским просветителем Н. И. Новиковым; вместе с тем, Майков был крупным чиновником: занимал посты товарища московского губернатора, прокурора военной коллегии. Либерализм и мистицизм свободно уживались в нём с реакционностью и административной деятельностью.
Он почти не получил образования, но самоучкой добился некоторой образованности. Имел незаурядный поэтический талант, стал одним из выдающихся московских поэтов. Его творчество было разнообразным, но непоследовательным: высокопарные оды совмещались с грубоватыми «простонародными» баснями; «духовные стихотворения» – с полной солёного юмора «ирои-комической» поэмой «Елисей, или Раздраженный Вакх».
Майкова современники считали человеком властным, своенравным и жестоким, но не лишённым таланта и ума.
Именно эта сложность характера привлекала Рокотова, которому не чужд был психологический анализ.
Художник изображает Майкова в спокойной естественной позе. Никакой торжественности и парадности в портрете не присутствует – Майкова не украшают ордена и ленты, которые в действительности у него были. Рокотова больше всего интересует лицо изображаемого им человека, через которое он передаёт его характер: голова слегка закинута назад, выражая высокомерную и надменную презрительность. Губы чуть улыбаются, но щёки не по возрасту обрюзгли, хотя Майкову в этот момент было всего 37 лет. Перед зрителем – типичный облик русского барина, циничного и чувственного сибарита. Но высокий, открытый лоб и пристальный, немного насмешливый взгляд, в котором очевидны острый ум и твердая воля, говорят о внутренней силе и значительности, присущей этому человеку. Люди высшего света боялись его самого и его острословия и цинизма, а его эпиграммы были настолько язвительными, что после них некоторые боялись выйти в свет.
Майков на портрете Рокотова изображён таким, каким он был в реальной жизни, здесь нет ни сатиры, ни идеализации. Это реалистический портрет.

О художнике

Фёдор Степа́нович Ро́котов (1735?-1808) – русский художник-портретист. Произведений другого жанра у него почти нет.
О нём очень мало известно в истории отечественной живописи.
Родился в тридцатых годах XVIII в. в селе Воронцово, которое сейчас входит в территорию Москвы, в семье крепостных. Начальное художественное образование получил под руководством Л.-Ж. Ле-Лоррена и П. де Ротари, его талант был замечен, и в 1760 г. по распоряжению И. И. Шувалова он был взят в Академию художеств в Петербурге.
Удостоен звания академика (1765 г.) «за оказанный опыт в живописном портретном искусстве» и картину «Венера и Амур». Карьера художника в столице складывалась как будто удачно, но по неизвестной причине он вдруг уезжает в Москву, где остаётся до конца своей жизни.
Творчество Рокотова характеризуется постепенным переходом от рококо к классицизму.
Рассмотрим эти стили в живописи. Характерными чертами рококо являются изысканность, большая декоративная нагруженность интерьеров и композиций, грациозный орнаментальный ритм, большое внимание к мифологии, личному комфорту. Идейная основа стиля – вечная молодость и красота, галантное и меланхолическое изящество, бегство от реальности, стремление укрыться от реальности в пастушеской идиллии и сельских радостях.
Стиль рококо возник во Франции и распространился в других странах: в Италии, Германии, России, Чехии и др. Это относится и к живописи, и к другим видам искусства. В России в эпоху рококо живопись европейского типа только появилась впервые, сменив свою, русскую традицию, иконопись. Это портретная живопись Антропова и Рокотова.
В основе классицизма лежат идеи рационализма. Художественное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов. Интерес для классицизма представляет только вечное, неизменное – в каждом явлении он стремится распознать только существенные, типологические черты, отбрасывая случайные индивидуальные признаки. Эстетика классицизма придаёт огромное значение общественно-воспитательной функции искусства. Многие правила и каноны классицизм берет из античного искусства.
Рокотов первым из русских художников своего времени обратился к духовному миру человека.
Он не любил писать автопортреты, поэтому мы не можем представить его внешнего облика. Почти ничего не знаем о его личной жизни. Известно, что он был популярен как художник в Петербурге: Екатерина II, вступая на престол, поручила ему в 1763 г. написать свой портрет, позировала ему в Петергофе.

Ф. Рокотов. Коронационный портрет Екатерины II (1763)

Ф. Рокотов. Коронационный портрет Екатерины II. Государственная Третьяковская галерея (Москва)
Это парадный портрет. Композиция полотна – профильный поворот сидящей фигуры. Этот прием был достаточно редким для парадного портрета. Величественная осанка Екатерины, ее благородный профиль в сочетании с атрибутами власти и фоном с колонной и драпировкой придают образу идеальный характер императрицы, а величественный жест вносит в портрет черты камерности и динамизм.
Портрет был подарен Екатериной II графу Г. Орлову, который поместил его в Гатчинском дворце.

Ф. Рокотов. Портрет великого князя Павла Петровича в детстве (1761)

Ф. Рокотов. Портрет великого князя Павла Петровича в детстве (1761). Государственный Русский музей (Петербург)
Портрет этот имеет радостный и весёлый подтекст. Дети и животные всегда прекрасны.
Павел изображён в овальной рамке. Цвета портрета яркие, соответствуют детскому состоянию души: светло-красный бархат, голубая лента, белые волосы.
Маленький Павел Петрович приветлив и весел, взгляд его доверчив. В нём чувствуется деликатная тонкость, доброта и жажда привязанности. Но в нём уже чувствуются также печаль и тревога, а зритель ощущает его беззащитность. Это трагическая фигура в нашей истории, в портрете есть предвидение этого. Он пришел к власти с надеждой благих преобразований, но для их осуществления у него уже не было сил – слишком долго ждал он престола, почти 35 лет. Несчастный Павел ничего из им задуманного осуществить уже не мог. Ему этого и не дали сделать.
Но портрет сохранил для нас образ этого обаятельного и чистого душой ребёнка, который ещё не знает о тех страшных испытаниях, которые ждут его впереди.
Самый известная картина Ф.С. Рокотова – портрет Александры Струйской.

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772)

Ф. Рокотов. Портрет А.П. Струйской (1772). Государственная Третьяковская галерея (Москва)
На полотне изображена юная женщина, полная пленительной грации. Тонкий овал лица, летящие брови, лёгкий румянец и задумчивый отсутствующий взгляд. В её глазах светятся гордость, душевная чистота, она полна человеческого достоинства. Детали портрета (одежда, украшения) довольно скупы, но именно поэтому всё внимание притягивает её лицо.
Портрет написан переливами цвета и света. Тени переходят в свет, но световые переливы не ощутимы на глаз и поэтому создают легкую дымку. Александра Струйская как бы выходит из тумана, в котором, может быть, сокрыта какая-то тайна, которую хотели видеть в портрете многие поколения зрителей.
Что было известно художнику об этой женщине?
Александра Петровна Струйская (в девичестве Озерова) – вторая жена богатого пензенского помещика Николая Струйского, его портрет Рокотов написал тоже в 1772 г. Ей только 18 лет, она первый год замужем.
Существует мнение, что Рокотов был влюблен в Струйскую. Впрочем, это могла быть просто красивая легенда, потому что в биографии художника так мало известных фактов (в том числе неизвестно, был ли он вообще женат), что фантазировать можно бесконечно. Да и образ Струйской способствует этой легенде – вряд ли мужское сердце могло устоять перед такой загадочной красотой.
Муж Александры Струйской был поэтом и посвятил своей жене огромное количество стихов. В стихах он называл её Сапфирой, а стихи эти – сплошное объяснение в любви:

Почтить твои красы, как смертный, я немею,
Теряюсь я в тебе. тобой я пламенею.

(Н. Струйский «Элегия к Сапфире»)

С портретом Струйской связаны стихи ещё одного известного поэта, уже XX в. – Николая Заболоцкого, который написал их почти через 200 лет после создания портрета:

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.
Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?
Ее глаза – как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза – как два обмана,
Покрытых мглою неудач.
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.

Судьба самой Струйской была не менее счастлива, чем судьба её портрета. Она была счастлива в браке, стала гостеприимной хозяйкой в усадьбе Рузаевка Инсарского уезда Пензенской губернии. Здесь молодожены построили роскошный дом-дворец по проекту самого Ф.Б. Растрелли. Вокруг был столетний парк с тенистыми аллеями и проточными прудами. Александру окружала атмосфера поэзии и красоты. Вечерами восторженный поэт читал ей посвященные стихи. Её всю жизнь согревал пламень любви и поэтического вдохновения мужа.
Их супружеская жизнь длилась 24 года, в 1796 г. Н. Струйский скоропостижно умер. За время их совместной жизни Александра родила 18 детей, из них две пары близнецов, но шестеро из детей умерли в малолетстве.
А.П. Струйская пережила мужа на 44 года. Она взяла на себя все заботы по управлению хозяйством. «Вдова. была женщина совсем других, чем муж, склонностей и характера: тверда, благоразумна, осторожна, – вспоминал поэт князь И.М. Долгоруков, близко знавший семью Струйских, – она соединяла самым хорошим смыслом приятные краски городского общежития, живала в Петербурге, и в Москве, любила людей, особенно привязавшись к кому-нибудь дружеством, сохраняя все малейшие отношения с разборчивостью, прямо примерной в наше время».
Она вырастила порядочными людьми своих детей и многочисленных внуков, «сберегла им пристойно имущество, доставила способы научиться, открыла пути к приязни и уважению многих. Кстати, её внуком был поэт А.И. Полежаев.
Она умерла на 86-м году жизни.

Неразгаданная тайна, как считают искусствоведы, не в Струйской, а в восприятии её художником. Тайна в её портрете – исключительном и загадочном женском образе, созданном великой кистью Рокотова.

Ф. Рокотов. Портрет Николая Струйского (1772)

Ф. Рокотов. Портрет Николая Струйского (1772). Государственная Третьяковская галерея (Москва)
На полотне мы видим худощавое, бледное лицо поэта. Глаза его горят в возбуждении, да и весь портрет написан в движении: плечи развёрнуты вправо, рука отведена в сторону, взгляд направлен на зрителя. В его фигуре и повороте головы чувствуется какое-то беспокойство.
Портрет плохо сохранился, но смытость красочного слоя придала образу многозначность. Портрет интересен контрастностью колорита. Художнику удалось передать напряженную порывистость страстной натуры Н. Струйского. Во многих портретах Рокотова существует некоторая недоговоренность, присутствует она и в этом портрете.
Портреты А. и Н. Струйских воплотили представление художника о нравственном достоинстве просвещенного человека, который отвечал представлениям дворянской интеллигенции о чести, достоинстве, культуре, «душевном изяществе».
До встречи с Александрой поэт уже был женат на своей ровеснице Олимпиаде Балбековой, которая через год после свадьбы умерла от родов. В своих воспоминаниях о первой жене Струйский писал:

Не знающу любви я научал любить!
Твоей мне нежности нельзя по смерть забыть!

Потерявший жену и дочек-близняшек, он уехал в свое поместье Рузаевку и стал жить затворником. И вот однажды там произошла встреча-видение.
Его стихи написаны высоким, витиеватым «штилем», до их смысла добраться не просто, впрочем, это было характерным признаком поэзии XVIII в. Струйский был также издателем. В своем имении он устроил лучшую типографию в России. Он выписал самое совершенное типографское оборудование, заказывал разнообразные шрифты и лучшую французскую бумагу. Книги печатались даже на атласе, на шелке и тафте, используя высококачественные краски. Отдельные экземпляры переплетались в глазет, сафьян и пергамент.
В его типографии работали специально обученные крепостные люди, которых он сам обучил типографскому делу. Лучшие русские граверы резали на медных досках изящные рамки, виньетки, заставки с изображениями масок, стрел, урн, голубей, лир, щитов. К своему издательскому делу он привлёк знаменитых граверов своего времени И.К. Набгольца, Х.Г. Шенберга и Г.И. Скородумова.
Невозможно в одной статье рассказать о всех портретах художника Ф.С. Рокотова, но можно побудить читателей заинтересоваться его творчеством всерьёз.
Художник скончался в Москве 24 декабря 1808 г. Похоронен на кладбище Новоспасского монастыря.

Портреты Екатерины II и Струйской кисти художника Рокотова

Александра Петровна Струйская (1754–1840), вторая супруга Н.Е.Струйского, известного тем, что в своем имении Рузаевка Пензенской области завел типографию, ставшую известной благодаря изяществу изданий. Внук Струйской А.И.Полежаев был поэтом. Портрет А.П.Струйской отмечен особой утонченностью и трепетной одухотворенностью. Художнику не важно конкретное состояние модели, он стремится передать богатство и красоту ее духовного мира. Лицо героини окутывает легкий слой воздуха, скрадывающий контуры. Поэтичность образа, лиризм изображения возникают во многом благодаря неясным, тающим золотисто-пепельным тонам. Цвет то сгущается в тенях, становясь насыщенным, темным, то высветляется до воздушно-серебристого состояния. Так возникает эффект мерцания, ощущение особой призрачной атмосферы. О Струйской восторженно писал поэт И.М.Долгоруков: “…Мало женщин знаю таких, о коих обязан я… говорить с таким чувством усердия и признательности, как о ней”.

Каждую среду вы можете бесплатно посетить постоянную экспозицию «Искусство ХХ века» в Новой Третьяковке.

Право бесплатного посещения экспозиций в Главном здании в Лаврушинском переулке, Инженерном корпусе, Новой Третьяковке, доме-музее В.М. Васнецова, музее-квартире А.М. Васнецова предоставляется в следующие дни для определённых категорий граждан в порядке общей очереди:

первое и второе воскресенье каждого месяца:

    для студентов высших учебных заведений РФ вне зависимости от формы обучения (в том числе иностранных граждан-студентов российских вузов, аспирантов, адъюнктов, ординаторов, ассистентов-стажёров) при предъявлении студенческого билета (не распространяется на лиц, предъявляющих студенческие билеты «студент-стажер»);

    Читайте также:  Необычные истории со знаменитыми изумрудами

    для учащихся средних и средних специальных учебных заведений (от 18 лет) (граждане России и стран СНГ). Студенты-держатели карт ISIC в первое и второе воскресенье каждого месяца имеют право бесплатного посещения экспозиции «Искусство XX века» Новой Третьяковки.

    каждая суббота — для членов многодетных семей (граждане России и стран СНГ).

    Обратите внимание, что условия бесплатного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

    Внимание! В кассах Галереи предоставляются входные билеты номиналом «бесплатно» (при предъявлении соответствующих документов — для указанных выше посетителей). При этом все услуги Галереи, в том числе экскурсионное обслуживание, оплачиваются в установленном порядке.

    В День народного единства — 4 ноября — Третьяковская галерея работает с 10:00 до 18:00 (вход до 17:00). Вход платный.

    Расписание работы экспозиций и выставок 4 ноября:

    • Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке, Инженерный корпус и Новая Третьяковка — с 10:00 до 18:00 (кассы и вход до 17:00)
    • Музей-квартира А.М. Васнецова и Дом-музей В.М. Васнецова — закрыты

    Вход платный.

    Обратите внимание, что условия льготного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

    Право льготного посещения Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется при предъявлении документов, подтверждающих право льготного посещения:

    • пенсионерам (гражданам России и стран СНГ),
    • полным кавалерам «Ордена Славы»,
    • учащимся средних и средних специальных учебных заведений (от 18 лет),
    • студентам высших учебных заведений России, а также иностранным студентам, учащимся в российских ВУЗах (кроме студентов-стажёров),
    • членам многодетных семей (гражданам России и стран СНГ).

    Посетители вышеуказанных категорий граждан приобретают льготный билет в порядке общей очереди.

    Право бесплатного посещения основных и временных экспозиций Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется для следующих категорий граждан при предъявлении документов, подтверждающих право бесплатного посещения:

    • лица, не достигшие 18-летнего возраста;
    • студенты факультетов, специализирующихся в сфере изобразительного искусства средних специальных и высших учебных заведений России, вне зависимости от формы обучения (а также иностранные студенты, учащиеся в российских ВУЗах). Действие пункта не распространяется на лиц, предъявляющих студенческие билеты «студентов-стажеров» (при отсутствии в студенческом билете информации о факультете, предъявляется справка из учебного заведения с обязательным указанием факультета);
    • ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, участники боевых действий, бывшие несовершеннолетние узники концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой, незаконно репрессированные и реабилитированные граждане (граждане России и стран СНГ);
    • военнослужащие срочной службы Российской Федерации;
    • Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации, Полные Кавалеры «Ордена Славы» (граждане России и стран СНГ);
    • инвалиды I и II группы, участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (граждане России и стран СНГ);
    • один сопровождающий инвалида I группы (граждане России и стран СНГ);
    • один сопровождающий ребенка-инвалида (граждане России и стран СНГ);
    • художники, архитекторы, дизайнеры — члены соответствующих творческих Союзов России и ее субъектов, искусствоведы — члены Ассоциации искусствоведов России и ее субъектов, члены и сотрудники Российской академии художеств;
    • члены Международного Совета музеев (ICOM);
    • сотрудники музеев системы Министерства культуры РФ и соответствующих Департаментов культуры, сотрудники Министерства культуры РФ и министерств культуры субъектов РФ;
    • волонтеры программы «Спутник» — вход на экспозиции «Искусство XX века» (Крымский Вал, 10) и «Шедевры русского искусства XI — начала XX века» (Лаврушинский переулок, 10), а также в Дом-музей В.М. Васнецова и Музей-квартиру А.М. Васнецова (граждане России);
    • гиды-переводчики, имеющие аккредитационную карту Ассоциации гидов-переводчиков и турменеджеров России, в том числе сопровождающие группу иностранных туристов;
    • один преподаватель учебного заведения и один сопровождающий группу учащихся средних и средних специальных учебных заведений (при наличии экскурсионной путевки, абонемента); один преподаватель учебного заведения, имеющего государственную аккредитацию образовательной деятельности при проведении согласованного учебного занятия и имеющий специальный бейдж (граждане России и стран СНГ);
    • один сопровождающий группу студентов или группу военнослужащих срочной службы (при наличии экскурсионной путевки, абонемента и при проведении учебного занятия) (граждане России).

    Посетители вышеуказанных категорий граждан получают входной билет номиналом «Бесплатно».

    Обратите внимание, что условия льготного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

    Газета “Вестник” №5 – 2014 г.

    Удивительная судьба Александры Струйской

    Портрет Н.Е. Струйского. Рокотов Ф.С.

    Портрет Александры Струйской.

    Рокотов Ф.С.

    В 1903 году в московский Императорский исторический музей имени императора Александра III пришла посетительница, которая предложила купить у нее два фамильных портрета, ее прадедушки и прабабушки, помещиков Пензенской губернии Струйских. Фамилия эта ничего не говорила экспертам исторического музея. И предложение дамы не вызвало бы особого интереса, если бы она не добавила, что эти портреты написаны художником Ф.С. Рокотовым. Сотрудники музея мгновенно стали слушать посетительницу совершенно иначе. В то же время, приди она даже двумя годами раньше, эта фамилия не вызвала бы почти шок.

    После смерти великого русского художника-портретиста Федора Степановича Рокотова прошло около ста лет. При жизни он был знаменит, все знатные дамы и господа империи жаждали иметь написанный им свой портрет. Писал он и саму государыню императрицу Екатерину Великую, и близких ей людей: графа Г.А. Орлова, великого князя Павла Петровича – наследника престола, министров и всесильных вельмож. Знаком особого благоволения и доверия императрицы можно было считать разрешение художнику написать портрет одного мальчика, даже существование которого тщательно скрывалось. Это был сын императрицы и графа Орлова, маленький князь Бобринский. Но умерла великая императрица, появились новые властители и модные художники. О Рокотове забыли.

    Сам Рокотов, будучи очень скромным человеком, каким и подобает быть православному, практически сделал все, чтобы, как мы сказали бы сейчас, не рекламировать себя и не заботиться о славе земной: он не подписывался под своими великолепными работами, не писал автопортретов, не оставил никаких воспоминаний, не написал и свою автобиографию.

    Однако в 1902 году замечательный знаток и пропагандист русского искусства Сергей Павлович Дягилев организовал выставку работ Ф.С. Рокотова. Выставка имела оглушительный успех. Рокотов вновь стал знаменит, его работы вызывали восторженные отзывы критиков и ажиотаж у зрителей.

    Поэтому взволнованные эксперты исторического музея тут же поехали по адресу, оставленному посетительницей. Подумать только – они могут увидеть два неизвестных портрета великого художника. И они увидели. Это были два живописных шедевра, совершенных не только по живописи, но и по какому-то неимоверному проникновению в самую суть души и психологию своих героев. Художнику удалось передать нечто такое, что вызывало жгучий интерес к этим людям. Женский портрет тут же стали называть «русская Джоконда». Но кем они были, эти Струйские, которые не оставили в истории никакого следа? Когда написал их великий Рокотов, волшебник кисти? Почему художник изобразил именно их? Во всяком случае, к тому времени ни о Струйских, ни об истории создания их портретов ничего известно не было. При более тщательном осмотре нашлась единственная зацепка – надпись на оборотной стороне одного холста: «Привез в Рузаевку в 1772 году. Рокотов». Графологическая экспертиза подтвердила подлинность «руки» Рокотова и в живописи полотен, и в надписи. Надо было начинать захватывающие поиски! И отправились сотрудники музея проводить исследование, чтобы найти какие-либо сведения в самых разных многочисленных архивах, в воспоминаниях и письмах современников, в записях церковных книг. Они успели за четырнадцать лет до начала кровавой революции и жестокого террора новой власти воссоздать удивительную историю найденных портретов. Для нашей культуры это было необыкновенное везение, ведь, как известно, ни русская культура, ни русское искусство, ни русская история большевиков совершенно не интересовали. Тем более, когда дело касалось дворян.

    А выяснили тогда факты, достойные памяти. На портретах были изображены глава семьи Николай Еремеевич Струйский и его жена – Александра Петровна. Ко времени написания портретов они только что поженились. Жениху было 23 года. Его очаровательной невесте – 17. Упомянутая Рузаевка – одно из их поместий, где находилась главная усадьба. Ко времени написания портретов Николай Еремеевич стал очень богатым человеком. Дело в том, в 1771-72 гг Россию терзали две напасти – полыхал пугачевский бунт и свирепствовала чума. Пострадали все родственники Струйского. Он остался единственным наследником и богатых имений, и немалых капиталов. К его чести он распоряжался ими очень толково. Для того, чтобы навеки запечатлеть необыкновенную красоту своей молоденькой жены, он повез ее в Москву, где тогда жил Рокотов. Там художник, видимо, и написал оба портрета, которые потом привез к Струйским в имение. Исследователи считали, что Николай Еремеевич хорошо знал Рокотова. С большой долей вероятности можно предположить, что они вместе служили в одном гвардейском полку. По документам Струйского известно, где и в какие годы он служил, а на одном единственном портрете, который исследователи считают автопортретом Рокотова, автор изобразил себя в мундире именно этого полка и относящемуся к тому же времени. Подтверждал данный факт и редкий документ – воспоминания Струйского о Рокотове. Молодой помещик был поклонником русского изобразительного искусства. В те годы он и стал собирать ставшую потом известной великолепную коллекцию работ русских художников. Не менее страстно Николай Еремеевич увлекалсяв русской литературой и, особенно, поэзией. Он был знаком со многими известными литераторами того времени. Его богатство позволяло ему быть щедрым хозяином, и у него в Рузаевке гостили многие знаменитости. Но быть просто сторонним наблюдателем ему было мало. Он тщательно записывал, все, что слышал от своих гостей. Хозяин Рузаевки и сам пописывал вирши, однако, несмотря на весь пафос и романтическую экзальтацию, эти стихи не были высокой поэзией. И все же свой след в русской культуре и литературе он оставил. Кроме увлеченного коллекционирования произведений искусства, написания бесценных свидетельств – воспоминаний о своем общении с самыми прославленными авторами, он создал замечательную типографию, оснащенную всеми техническими новинками книгопечатания того времени. Книги печатались на великолепной дорогой бумаге. Его издания на религиозные темы, по изобразительному искусству и литературе были столь высокого качества, что выигрывали в сравнении с продукцией знаменитого во всем мире скандинавского издательства «Ашетт». Книги, изданные рузаевской типографией, любила дарить своим иностранным гостям, государям и послам, императрица. Естественно, они были и в ее личной библиотеке.

    Струйский основательно готовился к своей новой семейной жизни. Он мечтал о многочисленной семье. Поэтому у себя в Рузаевке выстроил большой четырехэтажный дворец по проекту самого Растрелли – архитектора царского Зимнего дворца.

    Своей молоденькой жене он сделал к свадьбе уникальный подарок. Это не были ни дорогие бриллианты, ни бесценные шубы, ни парижские наряды. Он подарил своей любимой великолепный храм Пресвятой Троицы, большой, светлый, под высоким куполом. Значит, знал, что храм для нее был важнее, чем богатства материальные. Проект храма сделал другой знаменитый архитектор – Баженов. Ни одна женщина за всю историю человечества не получила столь великий и возвышенный дар.

    Сравнивая два созданных Рокотовым портрета Струйских, нельзя не прийти к выводу, что изображены очень разные люди. Красавица Александра Петровна поражает еще и гармонией своей души, видна не только ее доброта, но и сильный характер, серьезность и способность к самопожертвованию и в то же время очень естественная скромность. А эти качества никак не традиционны для светских красавиц XVIII века. Почему она не стремилась к жизни беспечной и легкой, с балами, флиртом и поклонением ей, как богине? Что таится за умным, тронутым печалью, но уверенным взором? Какая ей доступна тайна бытия? За этот ее «неразгаданный» взгляд исследователи и назвали ее русской Джокондой. У итальянки Моны Лизы Леонардо да Винчи запечатлел ее таинственную непонятную полуулыбку. У русской красавицы вся тайна мироздания спрятана в чуть раскосых глазах необыкновенного цвета. Видимо, все же ответ был в том, что она верила в Господа и поэтому знала истину.

    У ее супруга – заостренные черты не вполне симметричного лица, взлохмаченные как будто сильным порывом ветра волосы. Взгляд – фанатичен. И весь он такой, что, кажется, сейчас вскочит и убежит. Ему, явно, не чужды капризы, некая взбалмошность, осознание своей власти богатого человека.

    Несмотря на это кажущееся, внешнее несоответствие супруги прожили спокойную, достойную семейную жизнь. Александра Петровна родила восемнадцать детей. Но десять из них умерло в младенчестве, а четыре пары близнецов – семь сыновей и дочь благополучно выросли. Муж нередко писал посвященные своей супруге стихи. Сейчас они кажутся громоздкими и без меры торжественными. Но одно в этих произведениях было прекрасно: Струйский придумал своей жене изумительное лирическое имя. Он называл ее Сапфирой. Сколько в этом прекрасных ассоциаций! Сапфир – дорогой и редкий драгоценный камень синего цвета. Возможно, в этом проявилось представление о каком-то необыкновенном цвете ее глаз. Кроме того, сапфир – символ верности и высоких душевных качеств. И с годами он не стал называть ее иначе. Но было в как будто бы блестящей характеристике Струйского одно темное пятно: при всей своей просвещенности и тонкости восприятия прекрасного он оставался жестким крепостником.

    Он считал себя знатоком законов и сам судил своих крестьян, подчас несправедливо и жестоко. Супруги прожили вместе 24 года, до самой смерти Николая Еремеевича. И смерть его была тоже неординарной. Узнав о кончине императрицы Екатерины Великой, которой он был бесконечно предан, осознавая ее предназначенность Господом быть матерью народа русского и защитницей государства, он вбежал в гостиную, где висел ее портрет, тоже выполненный Рокотовым, и рухнул рядом бездыханным. Он умер от инсульта в один день с императрицей. Вряд ли можно представить себе более преданного поданного! Интересно, что у него во дворце висела единственная авторская копия портрета царицы. Оригинал находился в Зимнем дворце. Этот портрет так нравился Екатерине Великой, что она на русских ассигнациях повелела печатать именно такой свой профиль.

    Александра Петровна пережила мужа на 43 года, она умерла в 1838 году на восемьдесят четвертом году жизни. По воспоминаниям современников она до последних дней сохраняла следы былой красоты. Александра Петровна мудро правила семейным состоянием. Оставила детям большое наследство. Было известно и о том, что она не разделяла убеждений своего мужа по обращению с крепостными. При ней им жилось значительно легче. Своим детям она была мудрым советчиком. Известно, что она оживленно переписывалась и со своими внуками. Кстати, один из них – Андрей Полежаев – стал довольно известным поэтом. В Пензе существует его музей.

    Как и ее умерший супруг, Струйская была гостеприимной хозяйкой, у нее даже бывал в гостях А.С. Пушкин.

    Читайте также:  Оттенки оранжевого цвета в одежде и психологии

    Искусствоведы назвали ее самой красивой русской женщиной ХVIII века. Конечно, ее судьба была удивительной. Воспитала восьмерых детей. Вела большое хозяйство. Жила во дворце Растрелли. Молилась в храме Святой Троицы Баженова. Ее красоту запечатлел Рокотов. Чудеса продолжались и после ее кончины: через 125 лет после этого у нее появился восхищенный поклонник – известный поэт Николай Заболоцкий. В 1953 году он написал ставшее знаменитым стихотворение «К портрету Струйской». Говорят, что он часто приходил в Третьяковскую галерею (где теперь выставлен портрет) и останавливался, любуясь таинственной красавицей. Но и он мало что отгадал. В его стихотворении больше вопросов, чем ответов.

    Портреты Екатерины II и Струйской кисти художника Рокотова

    Ф.С.Рокотов. Портрет А.П.Струйской (1772).

    Любите живопись, поэты!
    Лишь ей, единственной, дано
    Души изменчивой приметы
    Переносить на полотно.

    Ты помнишь, как из тьмы былого,
    Едва закутана в атлас,
    С портрета Рокотова снова
    Смотрела Струйская на нас?

    Ее глаза – как два тумана,
    Полуулыбка, полуплач,
    Ее глаза – как два обмана,
    Покрытых мглою неудач.

    Соединенье двух загадок,
    Полувосторг, полуиспуг,
    Безумной нежности припадок,
    Предвосхищенье смертных мук.

    Когда потемки наступают
    И приближается гроза,
    Со дна души моей мерцают
    Ее прекрасные глаза.

    На меня это стихотворение каждый раз оказывает одно и то же воздействие, несмотря на то, что читала я его на протяжении своей жизни неоднократно.

    В давно, увы, прошедший период преподавания мною мировой художественной культуры я обратила особенное внимание на этот портрет. И уже позже, найдя стихи Заболоцкого, в который раз убедилась, что главное, что даёт нам Культура – это то, что благодаря ей мы не чувствуем себя одинокими. Для каждого из нас, познавшего радость знакомства с живописью, поэзией, музыкой, рано или поздно наступит момент абсолютного соощущения с человеком давно ушедшим, или живущим далеко от нас. Да, есть интернет, да, есть близкие, друзья, даже единомышленники, но часто ли вам попадались люди, чувствующие, думающие точно так же, как и вы? То-то же.

    Бедная Саша

    Итак, Струйская Александра Петровна, 2-я жена графа Николая Еремеевича Струйского. Портрет кисти Ф.С.Рокотова, 1772 год. Что мы знаем об этой женщине? Краткое жизнеописание, взятое мной в одной из искусствоведческих книг гласило примерно следующее:

    « …вторая жена богатого помещика, писавшего бездарные стихи и лично наказывавшего своих крепостных. Родила восемнадцать детей, из которых осталось в живых лишь восемь…».

    Жесть. Эпитеты «полуплач», «полуиспуг» и «предвосхищенье смертных мук» становятся понятны, непонятно, почему «полу». Представляете картинку? Сначала муж собственноручно порет своих крестьян, потом утомляет бесконечным чтением плохих стихов, а потом… Или наоборот. Образ садиста-извращенца – не менее. Стало мне интересно, и потратила я немеряно времени на поиски более-менее внятной биографии этого своеобразного Николая Еремеевича. И, в первую очередь внимательно рассмотрела изображение Струйского.

    Нет, он не Байрон, он другой.

    Ну, я не знаю… Мне показалось, что на портрете вполне себе вменяемый , просто очень романтический юноша, может быть, несколько экзальтированный, если судить по горящему взгляду. Но чтобы уж такой злодей, каким он представляется после приведённого выше описания – трудно поверить, невероятно, чтобы под столь романтической внешностью скрывалась этакая синяя борода. Стало мне ещё интереснее. Долгие годы я жила с убеждением, что более трагической фигуры, чем Александра Струйская, в русской истории дворянства просто не существует. И супруг её мне представлялся чем- то вроде портрета Дориана Грея. А тут такое полное несоответствие между знанием о человеке и впечатлением от его портрета. Впрочем, одно из двух может быть и ошибочным – либо репутация Николая Струйского была сознательно «подмочена» недоброжелателями или завистниками, либо портрет, написанный художником Рокотовым, по какой-то причине безмерно льстил модели.

    Вероятный портрет Рокотова

    Никола́й Ереме́евич Стру́йский (род.1749, Москве, умер 13 декабря 1796,в дер. Рузаевка) — русский поэт 18 века, критик, издатель. Дед поэта А. И. Полежаева.
    Потомственный дворянин и единственный сын надворного советника Еремея Яковлевича и Прасковьи Ивановны Струйских, Николай Еремеевич получил домашнее образование, а затем поступил в гимназию при Московском университете. После пугачёвского бунта остался единственным представителем рода, наследовал все имения Струйских и был очень богат.
    В 1763-1771 годах граф служил в гвардейском Преображенском полку. Вышел в отставку по болезни в чине гвардии прапорщика и поселился в своём имении — селе Рузаевка, построил там великолепный усадебный комплекс по рисункам самого Растрелли.

    Друзья и недруги

    Оказывается, у графа Струйского были весьма своеобразные приятели. И отзывались они о нём очень своеобразно. Так, например, князь И.М. Долгоруков, писал о Струйском, как о поэте, влюблённом до беспамятства в своё творчество и крайне чудаковатом в быту. И много и с удовольствием насмешничал по этому поводу. Что, впрочем, не мешало ему постоянно заезжать к супругам в гости. Быть может, у князюшки не было лучшего повода возвыситься над «странным барином», кроме как поехидничать над ним за его спиной?

    Портрет князя Долгорукова

    Дело в том, что Струйский был женат на очаровательной женщине, очень богат, и мог позволить себе крайне дорогостоящие причуды. Он не только имел прекрасный дом, полностью устроенный в соответствии с его вкусом, но ещё и открыл в своём имении частную типографию, где печатал не только произведения русских и иностранных авторов, но и свои собственные сочинения. А это, представьте, только книг было аж 50 штук, не считая множества более мелких отдельных сочинений. И всё это на прекрасном оборудовании, с использованием самых лучших приспособлений. Книги, изданные в этой типографии, Струйский дарил самой Императрице Екатерине, перед которой преклонялся. Она же в свою очередь, благоволила помещику, а подарки его с гордостью показывала иностранцам. Так что Струйский себя уже при жизни, можно сказать, увековечил, что не каждому пииту удавалось. Есть повод для зависти просвещённых сограждан? Думается мне, есть. Отсюда, быть может, и насмешки? Как знать…

    Каллиопа, Эрато и Фемида

    ( Каллиопа – муза эпической поэзии, Эрато – любовной лирики, Фемида – богиня правосудия)

    Но увлечение поэзией и чудачества -это ещё не худшее, что говорили о помещике. Так, тот же Долгоруков упоминал о жестоком обращении Струйского со своими крестьянами. Якобы, он сам судил их за провинности, допрашивал и даже пытал. Тут же, правда, восклицал он, что не может представить в человеке сочетания поэтической натуры и зверской страсти . И неоднократно в воспоминаниях говорил, что про «зверства» он только «слышал от посторонних» и утверждал, что не верит этому. Но одновременно присовокуплял философское рассуждение по поводу непостижимости человеческой натуры, давая повод для сомнений и пересудов. Видимо, поэтому историки уверовали во все эти зверства раз и навсегда, вдохновившись красочной картиной. Так, например, наш современник, Евграф Васильевич Кончин,— российский журналист, писатель, с каким-то даже исступлением описывает своё впечатление от образа Николая Струйского:

    Посмотрите – худощавое неприятное лицо, исступленно-горячечные глаза на мутном фоне, безвольный рот сумасброда, эгоиста и неврастеника. Ох, как не польстил Рокотов Николаю Еремеевичу! Не похож на себя Федор Степанович, очень не похож, изменило ему неизменно ровное чувство любезной сдержанности, спокойного и доброго отношения к модели. Здесь же художник явно не смог сдержаться.


    Ну, это надо же, как влияет на восприятие внешности человека его репутация!
    Будь мнение о Струйском чуть более объективным, или хотя бы не таким противоречивым, быть может, и не увидел бы уважаемый Евграф Васильевич в его изображении этакого монстра. Так что, уважаемые читатели, помните, мало иметь романтическую внешность, нужно ещё запастись доброжелательными биографами, а то в Вашем портрете такого понаищут…

    А далее я узнала следующее – Струйский при наказании крестьян, ввел некий состязательный суд по всем канонам и правилам западной юрисдикции: с подробным выяснением вины и ее доказательства. Беспристрастности и справедливости суда и обличению пороков российского общества Николай Струйский посвятил большое стихотворение. И всё это в эпоху безграничной власти помещиков-крепостников над своей «крещеной собственностью». Такое судопроизводство для крестьян утвердится в России почти столетие спустя – только после отмены крепостного права.

    То есть, получается, что Николай Еремеевич проявил себя, как просвещённый гражданин, быть может, шокировав этим общественность, за что и поплатился своей репутацией.

    Уймитесь, сомнения …

    И всё же, должна признать, что слова уважаемого Евграфа Кончина в очередной раз вселили в меня сомнения. Дело в том, что портрет Струйского не похож на остальные Рокотовские портреты. Рокотову был присущ романтизм, выражавшийся в особенном внимании художника к выражению глаз, «глаза – зеркало души». Однако портрет графа Струйского особенно «грешит» безразличием к деталям. Горящий взгляд поэта «на мутном фоне» – вот что бросается в глаза.

    Сам Струйский описал манеру работы «любимца дщери Юпитеровой», как он именовал художника в свойственном ему высокопарном стиле: «Почти играя, ознаменовал только вид лица и остроту зрака. В тот же час и пламенная душа его при всей его нежности сердца на оживляемом тобою полотне не утаилась».

    Как видим, сам граф был доволен своим изображением. А мы не можем сейчас судить о портрете достоверно, слишком плохо сохранился холст, а верхний слой краски был совершенно утрачен. Как же Рокотов относился к графу? Вряд ли мы сможем теперь узнать.

    А вот если бы портрет сохранился в первоначальном виде, то можно было бы с большей уверенностью судить о характере Струйского.

    Многие высказывали предположение о любви Рокотова к Струйской. И это неудивительно, Александра Петровна была очаровательной женщиной, а Фёдор Степанович Рокотов не был женат. Но всё это лишь предположения, а факты – это то, что Струйский чрезвычайно ценил Рокотова и считал его своим другом, а художник, в свою очередь, часто бывал в обществе рузаевских помещиков. Крепостной Струйских А.Зяблов был учеником Рокотова и много работал под его руководством.

    “Кабинет графа Шувалова”

    Работа художника А.Зяблова, ученика Рокотова, крепостного Струйских

    Потомки и современники поэта вспоминали, что у Струйских всюду висели фамильные портреты.
    Оба портрета (жены и мужа), упомянутые в этой статье создавались паралельно в одно время и были задуманы, как парная композиция. В углублении большой гостиной, над диваном висел портрет самого графа Николая Еремеевича в мундире Преображенского полка. Рядом – портрет его супруги – Александры Петровны Струйской, юной и прекрасной, в белом атласном платье с открытой шеей. Их лица были обращены друг к другу.
    В картинной галерее были работы известных художников русской и иностранной школы. Украшал её и портрет Екатерины Второй – бюст в натуральную величину, написанный художником Рокотовым, в резной позолоченной раме. На этой богатой раме можно было прочесть строки, посвящённые императрице Николаем Евграфовичем.
    Смерть Струйского была внезапной и неожиданной, и странностью своей походила на его жизнь. Узнав о кончине Екатерины 11, перед которой он преклонялся как перед античной богиней, экзальтированный поэт слег в горячке, лишился речи и в несколько дней отошёл в лучший мир. Николай Еремеевич умер 2 декабря 1796 года в возрасте 47 лет и похоронен в Рузаевке – возле церкви, которую сам построил.Над его могилой, по-видимому, по его распоряжению, был поставлен простой камень. Разумеется, со временем могила затерялась. Его коллега и друг Гаврила Державин проводил Николая Струйского в последний путь не эпитафией, а эпиграммой:

    Средь мшистого сего и влажного толь грота,
    Пожалуй, мне скажи, могила эта чья?
    — Поэт тут погребен: по имени струя,
    ‎А по стихам — болото.

    Недобрый, однако, друг, Гаврила Державин. Но, может быть, его поэтическую душу так коробила графоманская бездарность Струйского, ведь именно Державин первым заметил гений Пушкина. Помните?

    «Старик Державин нас заметил,
    И в гроб сходя, благословил»

    Вот таким своеобразным человеком был Николай Еремеевич Струйский. Ну а что же его жена? Как она жила и мирилась с чудачествами своего супруга?

    Прекрасная Александра

    В отличие от её супруга, об Александре Петровне все отзывались только положительно. Однако упорно ходили слухи о её несчастливой жизни с мужем–сумасбродом. Но кроме слухов, иных подтверждений её несчастливого супружества не было. Николай Еремеевич посвятил ей огромное количество «эротоид», т.е. любовных посланий и признаний, и, по отзывам доброжелателей, выражал свою любовь не только в стихах. Ну а смерть новорожденных детей – большое, но нередкое горе для женщин 18 века. Беда в том, что после скоропостижной смерти мужа – он скончался, потрясённый смертью имперетрицы Екатерины – заботы о детях и управлении имением легли на её хрупкие плечи. И заботы эти были велики, а дети – особенно сыновья – далеко не сахар. Из-за ранней гибели двоих из них Александре Петровне пришлось взять на себя заботы и о шестерых внуках. Одним из них был Александр Полежаев, самый одаренный и любимый. На средства бабушки он окончил университет и стал известным поэтом, но за бунтарские стихи, направленные против самодержавия, попал на Кавказ, где вскоре умер от чахотки. Так что для «смертных мук» причин было предостаточно.
    Но вот перед нами акварельный портрет кисти неизвестного художника, созданный в 1828 году. На нём мы видим немолодую женщину с большими выразительными глазами, чуть ироническим выражением лица, высокими бровями и внимательным взглядом.

    Это не та юная женщина с портрета Рокотова, но по-своему не менее очаровательная дама. И не знаю, быть может, художник и польстил Александре Петровне, но хотела бы я так выглядеть в 74 года!

    Портрет неизвестного

    Александра Петровна была второй женой Струйского, первая жена с 1768 года – Олимпиада Сергеевна Балбекова (1749—1769), умерла при родах дочерей-близняшек, умерших в раннем возрасте. В своих поэтических воспоминаниях о первой супруге Струйский писал:

    Не знающи любви я научал любить!
    Твоей мне нежности нельзя по смерть забыть!
    Если эти строки «перевести» на современный русский язык, они прозвучат примерно так:
    Любви не знавший прежде, учился я любить
    Мне нежности твоей до смерти не забыть…

    Согласитесь, совсем не так плохо, если убрать восклицательные знаки. По-видимому, Николай Струйский действительно любил свою первую супругу. Но вот вопрос – где же хоть один портрет столь нежно любимой когда-то жены? Ни одного её изображения не было найдено. Но при этом в доме Струйских бережно хранился портрет неизвестного молодого человека с выразительными и нежными чертами лица, в пышном галстуке и накидке, драпирующей фигуру.

    Читайте также:  Альфонс Муха – картины, Иллюстрации и стиль модерн

    На обратной стороне портрета находилась загадочная зашифрованная надпись. В свете ходили слухи, что это портрет тайного плода любви Екатерины II и графа Григория Орлова- сына , родившегося в 1762 году и получившего имя и титул графа Бобринского. В наше время портрет называется «Портрет неизвестного в треуголке». Однако, с помощью рентгена и других специальных исследований учёным удалось установить, кто изображён на портрете на самом деле. Представьте себе, на нем была изображена молодая женщина с татарскими чертами лица и только уже поверх нее написан «неизвестный в треуголке». Художник Федор Рокотов в обоих случаях писал одно и то же лицо, а именно – первую жену Струйского Олимпиаду Сергеевну. По-видимому, Николай Еремеевич просил художника переделать женщину в мужчину, дабы не возбуждать ревности второй жены, или не смущать её чувств. Вот и последняя загадка, можно сказать, разгадана.

    Вот такая непростая история. И всё же, стремление сохранить и видеть перед собой ежедневно образ первой своей любви мне кажется вполне понятным, тем более, что Николай Струйский сделал, как мне кажется, все возможное, чтобы не оскорбить чувств второй. Куда непонятнее следующий портрет.

    10 неизвестных: история России в портретах Федора Рокотова

    Федор Рокотов “Коронационный портрет Екатерины II”, 1763

    По понедельникам московские музеи не работают. Но это не значит, что у публики нет возможности познакомиться с прекрасным. Специально для понедельников m24.ru запустило новую рубрику “10 неизвестных”, в которой мы знакомим вас с десятью произведениями мирового искусства из собрания московских музеев, объединенных одной тематикой. Распечатывайте наш гид и смело отправляться с ним в музей начиная со вторника.

    В инженерном корпусе Третьяковской галереи открылась выставка по случаю 280-летия со дня рождения художника Федора Степановича Рокотова. Крупнейший портретист своей эпохи, он был забыт почти на 100 лет, пока Сергей Дягилев не открыл его творчество заново в начале XX века. И теперь именно благодаря его мастерству и таланту, мы знаем, как выглядели главные политические деятели Екатерининской эпохи.

    Федор Рокотов “Портрет великого князя Петра Федоровича”, 1758

    Федор Рокотов стал одним из самых загадочных художников в русской истории. Император и императрица, фавориты, придворные дамы, великие политические деятели и военачальники становились его моделями. Будучи приближенным к Екатерине II человеком, он полвека наблюдал за интригами и скандалами, и, очевидно, знал самые большие тайны императрицы. Но про самого Роктова история не оставила нам практически никаких свидетельств.

    Федор Рокотов “Коронационный портрет Екатерины II”, 1763

    Федор Рокотов учился в Петербурге в только что открывшейся Академии художеств, куда попал по приглашению князя Шувалова в 1757 году. Здесь Рокотов занимался с иностранными мастерами Л.-Ж. Ле-Лорреном и П. де Ротари, усваивая принципы эстетики рококо. Именно Пьетро де Ротари, автор серии прекрасных портретов, названных “Головки”, привил Рокотову любовь к камерным образам, абстрактному фону и детальной прорисовке тканей и украшений.

    Федор Рокотов “Портрет графа Г.Г.Орлова в латах”, 1763

    Рокотов писал парадные портреты, в которых статус модели, ее высокое положение при дворе, подчеркивались чаще всего через наряд. Таков портрет Григория Орлова, фаворита императрицы Екатерины II. Здесь он изображен в воинских доспехах со знаками отличия, орденами и лентами.

    Федор Рокотов “Портрет Алексея Бобринского”, 1763

    Рокотов знал обо всем, что происходило при дворе, но не оставил никаких записей. У его современников мы также не встречаем воспоминаний о нем. Тем не менее, в его посвященности в интриги Екатерины II не остается сомнений. В 1763 году Рокотов пишет портрет незаконнорожденного сына императрицы и Григория Орлова, Алексея Бобринского.

    Федор Рокотов “Портрет неизвестной в розовом платье”, 1770-е

    В начале 1770-х Рокотов, устав от придворных скандалов, уезжает в Москву. Здесь парадный стиль портретов сменяется на более камерный. Его моделями становятся представители старой московской знати. “Портрет неизвестной в розовом платье” – один из лучших примеров этого периода творчества художника. Изысканная цветовая гамма построена на бесчисленном разнообразии оттенков розового цвета. И хотя это еще далеко не психологический портрет, тончайшие градации цвета воспринимаются как намек на внутреннюю богатую духовную жизнь героини.

    Федор Рокотов “Портрет А.П.Струйской”, 1772

    Портретом Алесандры Струйской восхищались все современники. Художнику здесь было важно не конкретное состояние модели, а богатство и красота ее духовного мира. Лицо героини окутывает легкий слой воздуха, скрадывающий контуры. Поэтичность образа, лиризм изображения возникают во многом благодаря неясным, тающим золотисто-пепельным тонам. Так возникает эффект мерцания, ощущение особой призрачной атмосферы. О Струйской восторженно писал поэт И.М.Долгоруков: “…Мало женщин знаю таких, о коих обязан я… говорить с таким чувством усердия и признательности, как о ней”.

    Федор Рокотов “Портрет неизвестного в треуголке”, 1770-е

    Портрет неизвестного в треуголке – одно из самых загадочных произведений Федора Рокотова. Существуют две версии, содержащие предположения о личности героя. Согласно одной из них перед нами портрет графа Алексея Бобринского, сына Екатерины II и ее фаворита Григория Орлова. Другая точка зрения основана на данных рентгенограммы, показавшей, что произведение написано поверх изображения молодой женщины, лицо которой полностью сохранено в поздней живописи и без изменений вошло в портрет “неизвестного”.

    Федор Рокотов “Портрет княгини Е.Н.Орловой”, 1779

    Портрет Екатерины Орловой, законной супруги Григория Орлова, является одним из примеров того, как Рокотов усвоил и переработал стилистические особенности рокайльного портрета Ротари. Образ вписан в овал, внимание художника сосредоточено на лице портретируемого, но, тем не менее, он не забывает и о деталях, точно выписывая складки шелковых тканей наряда.

    Федор Рокотов “Портрет графини Елизаветы Васильевны Санти”, 1785

    В конце 1780-х годов в творчестве Рокотова вновь начинает преобладать парадный портрет. Исчезает та рокайльная дымка, которая придавала образу атмосферу недоговоренности и таинственности. На смену манящей полумгле приходят более отчетливые красочные тона, объемы становятся более определёнными. Поздние московские портреты Рокотова наряднее и импозантнее прежних. В работах 1780-1790-х годов художник более тщательно выписывает воздушные кружева, переливы атласных лент и шелковых платьев, игру света на драгоценных украшениях, однако скованная мимика и напряженный взгляд отталкивают зрителя. В лицах моделей, выхваченных сфокусированным лучом света из окружающего фигуру полумрака, все чаще проскальзывает надменность, осознание своего превосходства над окружающими.

    Федор Рокотов “Портрет П.Н.Ланской”, 1790-е

    О последних двадцати годах жизни художника сведений сохранилось немного. Художник скончался в Москве 12 (24) декабря 1808 года. Похоронен племянниками на кладбище Новоспасского монастыря, где его могила быстро затерялась. Рокотов был предан забвению на 100 лет, вплоть до грандиозной “Историко-художественной выставки русских портретов” 1905 года в Таврическом дворце, организованной Сергеем Дягилевым, собравшим на нее 2300 произведений.

    © 2012 – 2020

    Все права на материалы, находящиеся на сайте m24.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта ссылка на m24.ru обязательна. Редакция не несет ответственности за информацию и мнения, высказанные в комментариях читателей и новостных материалах, составленных на основе сообщений читателей.

    СМИ сетевое издание «Городской информационный канал m24.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-53981 от 30 апреля 2013 г.

    Средство массовой информации сетевое издание «Городской информационный канал m24.ru» создано при финансовой поддержке Департамента средств массовой информации и рекламы г. Москвы. (С) АО «Москва Медиа».

    Учредитель и редакция – АО «Москва Медиа». Главный редактор И.Л. Шестаков. Адрес редакции: 127137, РФ, г. Москва, ул. Правды, д. 24, стр. 2. Тел.: +7 (495) 728-73-81. Почта: m24@m24.ru.

    Информация о погоде предоставлена Центром «ФОБОС». Источник и правообладатель информации о курсах валют – ПАО «Московская биржа». По условиям распространения информации обращаться на ПАО «Московская биржа». Информация о пробках предоставлена ООО «Яндекс.Пробки».

    История создания и описание коронационного портрета Екатерины Великой Федора Рокотова

    Для написания своего коронационного портрета императрица Екатерина Вторая выбрала молодого художника Федора Рокотова. Это произошло в 1763 году. Сегодня картина находится в Третьяковской галерее.

    Нестандартно написан царицы портрет –
    В профиль, как на античной камее.
    Освещает лицо государыни свет –
    И я перед картиной немею!…

    История создания портрета

    В числе работ, составивших живописное наследие Федора Степановича Рокотова (1735-1808 г.), именно портрет Екатерины II, написанный в парадном стиле в честь ее коронации на престол Российской Империи в 1763 году занимает почетнейшее место! И не только потому, что еще не Великая, но уже Императрица России выбрала для создания своего официального изображения безродного 28-летнего портретиста.

    Дело в другом — портрет Екатерины II Федора Рокотова, хранящийся сейчас в Государственной Третьяковской галерее, по сути, положил начало новой эпохи русской портретной живописи. Никто из русских живописцев до этого момента не был столь раскован, изображая модель в непринужденной позе, в профиль, да еще на парадном полотне!

    В работе художник сумел не только изобразить очень близко к оригиналу внешность новой русской императрицы, но и передал живость и непосредственность ее натуры, придал картине динамизм, изменив устоявшиеся на тот момент принципы статичности и помпезности официального портрета.

    Добился этого автор не только своими излюбленными многослойными мазками и «подсушенными красками», но и организацией самой сцены, на которой, кроме модели, нет никаких «лишних», отвлекающих взгляд от модели деталей. Даже императорские регалии, казалось бы, наиважнейшие атрибуты официального коронационного портрета, хоть и прорисованы со всем тщанием, но не выпячиваются, а находятся в тени личности самой государыни, задавая значимый, но все-таки только фон.

    Для Екатерины II это полотно стало каноническим, по ее личному распоряжению именно с этой картины впоследствии ее «геральдический» лик копировался для массовых изображений.

    Рождение художника

    Точных, документально подтвержденных фактов об истории рождения, в то ли 1735, то ли в 1736 году, Федора Рокотова нет. Также нет указания на его происхождение и описание его детства и юности. Был ли он рожден в семье получивших вольную крепостных, на чем настаивают отдельные историки, или был незаконнорожденным отпрыском князя, генерал-аншефа П. И. Репнина — доподлинно неизвестно.

    Известно лишь, что писать картины Рокотов начал точно ранее 1755 года.

    Именно в этом году Федор Рокотов попал на глаза, как бы сейчас сказали, крупному селекционеру, меценату, графу Ивану Ивановичу Шувалову, отбиравшему самородков для Петербургской академии художеств.

    Каким именно образом простой крестьянский сын, пусть даже неплохо рисующий, мог попасть в поле зрения знаменитого мецената из высшего общества, еще предстоит выяснить историкам. Тем не менее, известно, что именно покровительство графа Шувалова и рекомендации еще одного русского самородка — М. В. Ломоносова и привели Ф. Рокотова в итоге в Петергоф на коронацию Екатерины II.

    Имя Рокотова-художника впервые упоминается в 1757 году в переписке М. В. Ломоносова с графом И. И. Шуваловым. Этим же годом датирована первая из сохранившихся подписанная Рокотовым работа.
    Это «Портрет Неизвестного в гвардейском мундире». Ряд историков почему-то считает эту работу автопортретом художника. Тем же 1757 годом датирован и портрет самого М. В. Ломоносова, собственно, единственное его изображение. Таким образом, получается, что к 1757 году Ф. С. Рокотов уже был известен и довольно популярен.

    После написания портрета М. В. Ломоносова, которому работа понравилась, и не без его протекции Федор Степанович получает заказ на свободную копию портрета императрицы Елизаветы Петровны.

    Это полотно было необходимо самому Ломоносову для работы над созданием мозаичного изображения Елизаветы Петровны по заказу Московского университета. Работа велась в мастерской ученого, уже имевшего к тому времени Усть-Рудицкую фабрику по производству смальт и мозаичного стекла.

    Мозаика имела шумный успех, что еще больше увеличило популярность Ф. Рокотова как портретиста.

    После написания этого полотна, в 1760 году, стараниями графа Шувалова 25-летний художник был зачислен в Академию художеств и уже был известен и популярен в среде придворных. Через два года, в 1762 году Федор Степанович написал парадный портрет кратковременно взошедшего на российский престол Петра III, за что был пожалован им званием адъюнкта Академии художеств. В этом статусе, будучи уже очень известным и популярным среди петербургской знати мастером, Рокотов и был приглашен для написания самой известной работы своей жизни.

    Позднее Ф. С. Рокотов написал еще несколько этюдов и, как минимум, два больших портрета императрицы Екатерины II, но ни одна из этих работ не достигла славы и известности коронационного портрет императрицы.

    В 1766 году, в 31 год от роду, едва дослужившись до чина ротмистра и получив дворянское звание по чину, Рокотов уходит из Академии художеств и перебирается на родину, в Москву. Там за 20 лет он пишет огромное множество семейных портретных галерей.

    Современники утверждали, что Рокотов за этот период «написал всю Москву»! Бывало, что в его мастерской в работе было одновременно до 50 портретов. При этом сам мастер в одном из писем признавался, что редко работал с картиной с натуры меньше месяца.

    Собственно, в этом состоит главная загадка его судьбы — сложно найти в русской истории еще хотя бы одного «крестьянского сына», в 30 с небольшим лет получившего чин старшего офицера русской императорской армии. К тому же, не участвуя походах и не совершая подвигов в кровавых битвах, но исправно исполняя офицерские обязанности в Гвардейском Семеновском полку, получая офицерское жалование и одновременно учась и преподавая в Академии художеств и занимаясь написанием заказных картин!

    К тому же Рокотов, вероятно, был достаточно приближен и к императрице. Настолько приближен, что именно ему она однажды поручила исполнение довольно интимного поручения — написать детский портрет своего внебрачного сына Алексея, до 12 лет воспитывавшегося у беспредельно преданного Екатерине камердинера Василия Григорьевича Шкурина.

    Эта работа художника, несмотря на, мягко говоря, прохладное, по утверждению современников, отношение Екатерины Великой к своим детям, до самой ее смерти находилась в императорских покоях.

    Сейчас уже сложно установить истину в вопросе рождения Ф. С. Рокотова. Был ли он прямым потомком генерал-аншефа Репнина? Помогло ли его происхождение в развитии его художественных способностей? Неизвестно это сейчас и вряд ли станет известно вообще.

    Но как бы то ни было, благодаря ли высокому происхождению, пусть и внебрачному, или же просто удачному стечению обстоятельств, Россия в лице Ф. С. Рокотова получила талантливейшего художника-портретиста, чьи работы имеют огромную художественную и историческую ценность. И этот факт сомнению не подлежит!

    Ссылка на основную публикацию