Яркие истории о художнице Наде Леже

Статья о Наде Леже

«Искусство должно быть общедоступным»

Продолжаем знакомить читателей еженедельника с культурными событиями, связанными с именем Надежды Петровны Ходасевич-Леже (1904–1982), яркой и легендарной личности, роль которой в эпоху железного занавеса в искусстве ХХ века трудно переоценить.

23 октября в Минске открылась выставка «Надзя», приуроченная к 115-й годовщине со дня рождения известной художницы. Этот масштабный культурный проект поддержали посольства Франции и Республики Беларусь. В праздничном мероприятии приняли участие заместитель генерального директора Национального художественного музея Республики Беларусь В. С. Вечер; Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Белоруссии Б. Д. Канесс; внук Нади Леже Н. Тенье; владелец Музея-фермы Ф. Леже в Лизоре (Нормандия) Ж. Шатене; автор книги «Надя Леже — необыкновенная история женщины в тени» Э. Шатене и другие официальные лица. С экспозицией выставки гостей познакомила куратор проекта со стороны Национального художественного музея, заведующая отделом русского и зарубежного искусства С. И. Прокопьева.

Мы подробно писали о том, что год назад подобная масштабная выставка, посвященная творчеству Нади Леже, проходила в г. Лодзь (Польша). Ее куратор Каролина Зыхович недавно выпустила книгу о своей героине. Откроем секрет читателю, что и Дубна не остается в стороне: в настоящий момент собирается материал для книги «Французский след. Мозаики Нади Леже в Дубне» об этой неординарной художнице, портретные панно которой более 40 лет назад органично вписались в культурное пространство нашего города и все это время продолжают оставаться одной из главных его достопримечательностей. Многочисленные туристы, которых с каждым годом становится все больше, а также иностранные граждане, работающие в нашем прославленном наукограде, проявляют неподдельный интерес к этим ярким и необычным мозаикам.

Судьба удивительной женщины Нади Леже напрямую связана с четырьмя странами. Родилась она в белорусской деревне. Училась в Варшаве, там же вышла замуж за художника Станислава Грабовского, родила от него дочь. Продолжила обучение в Париже, где работала с Фернаном Леже, который впоследствии стал ее мужем, а Франция второй родиной. Во времена железного занавеса Надя Леже вместе с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой внесла большой вклад в налаживание отношений между Францией и Советским Союзом. Ее деятельность в стирании культурных границ была настолько велика, что в 1972 году она получила высокую советскую награду – Орден Трудового Красного Знамени.

Все четыре страны гордятся творчеством Н. Леже и собирают память о ней. Франция обладает самым большим коллекционным фондом семьи Леже. Также есть собрания работ в Минске и Зембине, на родине матери Нади. В Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина много работ Фернана Леже, подаренных Надеждой Петровной Москве. Но, наверное, символично то, что самая большая коллекция монументальных мозаик Нади Леже находится именно у нас, в интернациональной Дубне. Наш Институт объединяет множество разных стран (в том числе Белоруссию, Польшу и Францию), содействуя укреплению не только научных, но и культурных связей. Многоликая и многоязычная Дубна способна рассказать широкому кругу людей разных национальностей о творчестве Н. П. Леже.

Мозаики появились у нас осенью 1974 года. Незадолго до смерти Е. А. Фурцевой (24 октября 1974) 28 мозаичных портретов Нади Леже были переданы в ОИЯИ. Долгие годы мы считали, что их число ограничивалось двадцатью. Однако недавно в архиве местного Центра детского и юношеского туризма и экскурсий было найдено приложение к Приказу № 670 по Министерству культуры СССР от 12 сентября 1974 года, где перечислен список, состоящий из 28 мозаик, передаваемых в подмосковную Дубну.

К великому огорчению, к настоящему времени мы сохранили всего 14 мозаик, ровно половину из означенного списка. В ходе работы над книгой и сотрудничества с музеями России и Белоруссии удалось выяснить следующие факты. Из Дубны в Картинную галерею славы деревни Зембин были переданы следующие панно: один из двух портретов В. И. Ленина, М. Шагал, Ф. Леже, один из двух портретов П. Пикассо и Д. Канвейлер. Второй мозаичный портрет В. И. Ленина был отправлен в конце 90-х годов в музей «Ленинский мемориал» (г. Ульяновск). Портрет С. Эйзенштейна, подаренный Дубной Дому ветеранов кино Москвы, долго украшал стену его внутреннего дворика, но 10 лет назад выпал из поддерживающих ремней и разрушился. Дубна безвозвратно потеряла портреты: К. Маркса, Н. К. Крупской, С. Прокофьева, космонавта В. И. Пацаева и второй портрет П. Пикассо. Судьба мозаик с изображением М. Тореза и Ж. Дюкло из списка Минкульта неизвестна.

Фернан Леже, учитель, соратник и муж Надежды, всегда мечтал о том, чтобы искусство было общедоступным. Его мечта воплотилась в витражах и мозаиках, которыми он украсил церкви, официальные и учебные заведения, а также в настенных росписях и скульптурах огромного формата, стоящих на улицах разных городов Европы. Дубненские мозаики под открытым небом можно воспринимать тоже как часть мечты Фернана Анри Леже. А наша задача — сохранить их в должном качестве.

P.S. Обращаюсь к сотрудникам ОИЯИ с большой просьбой: если в ваших домашних архивах имеются фотографии дубненских мозаик прежних лет, если вы знаете какие-нибудь интересные факты на эту тему, свяжитесь с редакцией еженедельника ОИЯИ и поделитесь ими.

Любовь ОРЕЛОВИЧ,
Минск – Дубна.

Еженедельник ОИЯИ “Дубна: наука, содружество, прогресс”, ноябрь 2019

Беспокойное счастье Нади Ходасевич

Доподлинно неизвестно в каком именно году родилась эта удивительная женщина. То ли в 1902, то ли 1904. Женщины любят фокусы со своими годами рождения. Особенно женщины именитые и творческие. Зато дата её смерти известна точно – 7 ноября 1982 года. Прямо в главный праздник Советского Союза, страны, которую она очень любила всем своим белорусско-парижским сердцем.

Доподлинно неизвестно в каком именно году родилась эта удивительная женщина. То ли в 1902, то ли 1904. Женщины любят фокусы со своими годами рождения. Особенно женщины именитые и творческие. Но все сходятся на том, что это был ноябрь. Зато дата её смерти известна точно – 7 ноября 1982 года. Прямо в главный праздник Советского Союза, страны, которую она очень любила всем своим белорусско-парижским сердцем.

Итак, Надежда Ходасевич, позже Горбаневская, позже Леже, родилась в Белоруссии в деревне Осетищи Витебской губернии. Как написано в ее многочисленных биографиях – «в многодетной крестьянской семье». Тут, возможно, таится еще одна нестыковка. В многодетности тогдашних белорусских семей (у Нади было восемь братьев и сестер) сомневаться не приходится. Только вот крестьянской ли?!

Её двоюродный брат, знаменитый поэт Серебряного века Владислав Ходасевич везде писал себя дворянином. И нет причин ему не верить. Скорее всего и Надежда была из сильно обнищавшей дворянской семьи, которая жила в постоянной нужде и по быту ничем не отличалась от крестьянской. А «крестьянство» ей добавили для правильного происхождения ее советские биографы 70-х годов.

Нищее, беспросветное детство. С утра до вечера каторжный крестьянский труд. Но Господь дал девочки удивительный дар. Она рисует! Везде. Где только можно.

«Что голодному краюха хлеба, что озяблому дрова в пылающей печке, было для меня рисование. А все остальное во мгле», – вспоминала она много позже.

И в те годы появилась еще одна головная боль для родителей Нади. Девочка забредила Парижем. Откуда в нищей, деревенской, недоедающей семье сведения о Париже?! Может все произошло как в сказках. Прохожий становился у плетня попить воды и рассказал юной художнице, что Париж – это рай для живописцев! Сие, конечно, неизвестно, но отчаянная девочка несколько раз убегает из дома именно в Париж. Ее снимают с поездов, задерживают на станциях, нещадно порют, даже приглашают знахарку изгонять «бесов Парижа», но все бестолку. Девочка продолжает бегать. Париж тянет. Живопись зовет.

Начинается Первая мировая. С толпой беженцев семья Ходасевичей уходит в Белев Тульской области. Семья голодает, Надя продолжает рисовать. Мечта о Париже не покидает юную художницу. Которая, кстати, до пятнадцати лет не видела ни одной настоящей картины! Вообще, не представляла, как они выглядят! Что такое холст, краски… Все это выяснится когда она «взрослой», в 1919 году отправилась в Смоленск. Поступать в Высшие государственные художественные мастерские. Девочка поселилась на вокзале в старом вагоне. Для пропитания стирала, мыла полы, таскала багаж. На вступительных экзаменах в мастерские Надя потрясла приемную комиссию. Чудовищной неосведомленностью в художественном мире, она никогда не была в музее и действительно, не видела картин. И фантастическим талантом к рисованию. Девочку взяли. Это была первая победа на пути в Париж. Где живут и творят все настоящие художники. В этом у Нади не было даже тени сомнений.


Надя Ходасевич-Леже. Суперматизм.

«Самое прекрасное – иметь цель, чтобы она сияла, тянула и чтобы ее изо всех сил добиваться», – Надя Леже.

Надя учится в Смоленске. Много пишет, осваивает технику рисунка, много читает. Художественная среда переполнена мыслями о новом искусстве. Большое влияние на студентов оказывает тогда Казимир Малевич со своим «Черным квадратом». Он преподает, читает лекции, пропагандирует собственный стиль «супрематизм», он кумир молодежи. Его проповедь «конца искусства» чуть не сбивает планы Надежд. Какой же Париж, если живописи конец?! От апокалипсических заскоков ее спасает статья в газете французского художника Фернана Леже. В ней жизнерадостный француз говорит о вечности искусства и радости творчества. Где живет этот человек, вдохнувший жизнь в пытавшуюся разочароваться девушку?! Ясное дело, в Париже!

В 1922 году Надя делает еще один шаг к мечте. В то время Польша оккупировала большую часть Западной Белоруссии. И согласно договору между Польшей и РСФСР, ранее проживавшие там люди могут вернуться на родину. Надя воспользуется этим правом, только едет не в Витебскую область, а в Варшаву. До Парижа остается совсем чуть-чуть.

Её без экзаменов (опять чудо!) принимают в Варшавскую Академию Художеств. Там накачанная передовыми идеями переустройства живописи, новациями Малевича – она звезда. Плюс ко всему – отменная техника рисования. Она живет в монастырском приюте, подрабатывает модисткой. В нее влюбляется пылкий однокурсник Станислав Горбаневский. Вскоре, несмотря на протесты его родителей, юноша то из приличной семьи, а Надя не пойми кто, они женятся.


Надя Леже. Автопортрет.

Вскоре, Станислав заражается «манией Парижа», и вот происходит чудо, Надя вместе с мужем едут в Париж, и не просто так, а на улицу Нотр-Дам де Шан, дом 86, в Академию современного искусства Фернана Леже. Того самого, чья статья в далеком уже Смоленске, помогла ей не разочароваться в живописи.

Мечта сбылась. Надя достигла того, о чем мечтала несмышленой девочкой. Вот он Париж – перед ней. Теперь надо приложить все силы, чтобы он был у ее ног!

Итак, Надя учится в Академии Леже, помогает мастеру в создании его огромных монументальных произведений. Ведь Леже много времени уделял мозаике, фрескам и другим монументальным городским объектам. Одновременно, она подрабатывает, где возможно. Отношения с мужем охладевают и хотя в 1927 году у них рождается дочь Ванда, супруги расстаются. Формально, по объективным причинам. Станислав уезжает служить в армию. Но вскоре они разводятся. Свекор, отец Станислава часто посылает ей деньги для ребенка, она их не берет, устраивается дополнительно посудомойкой. Лишь однажды она взяла от него довольно большую сумму и потратила ее на издание собственного иллюстрированного художественного журнала «Современное искусство», «L’Art Contemporain». На французском и польском языках. Там были репродукции картин ее новых друзей и единомышленников по художественному цеху Леже, Озанфана, Пикассо, Ле Корбюзье. Но маркетолог из молодой художницы был никакой и после выхода трех номеров, несмотря на популярность, журнал пришлось закрыть.

Читайте также:  Какая бывает красота и как отличить настоящую красоту

Надя обретает вес в художественной среде Парижа тех лет. К ее мнению прислушиваются, ее мнением дорожат и Пикассо, и Матисс. В Академии Фернана Леже она из ученицы превращается в преподавателя.

Она влюбляется и что удивительно, не в художника, а в чиновника Жоржа Бокье. Правда и он – художник любитель. Но началась война. Ее любимого Бокье призывают в армию. Фернан Леже уезжает в Америку, до последнего момента он зовет с собой Надю, но она остается.

Тяжелые годы войны и оккупации. Надя, конечно же, участвует в Сопротивлении. Собирает деньги для партизан, печатает листовки. Она вступает в Общество помощи фронту, ее преследуют гитлеровцы, гестапо, она все время на грани ареста, живет по подложным документам. Но помогать, в меру сил и возможностей своей Родине, она считает для себя обязательным. В 1944 году Надя вступает в Союз русских патриотов, возглавляет его художественный отдел. Вот что пишет наш знаменитый кинорежиссер Эльдар Рязанов, хорошо знакомый с художницей:

«Когда кончилась война, Надя хотела помочь советским военнопленным. Она решила организовать аукцион. Упросила Леже, и он дал свою картину. Обратилась к Пикассо. Тот для этой цели дал три полотна. Следующим был Жорж Брак, и от него Надя не ушла с пустыми руками. Она обошла многих художников, собрала целую коллекцию. Аукцион прошел успешно, деньги были собраны. И сумма оказалась весьма внушительной…».

На волне побед Советского государства в страшной войне и искренней любви к Родине она становится членом французской коммунистической партии. Где состоял тогда весь цвет французских интеллектуалов и деятелей искусства. И Пикассо и Арагон и Леже, Андре Бретон, Поль Элюар и многие другие.

В 40-70-х Надя исполняет в разной технике огромную серию портретов деятелей русской и советской культуры и политики: Толстого, Маяковского, Горького, Шостаковича, Гагарина. Создает эскизы для мозаичных панно. Увлекается абстракцией, почти родным для нее еще по Смоленску супрематизмом. Надя активно выставляется. Она признанный мастер.

Возвращается после войны Фернан Леже. Надя опять в его Академии. Но уже на самостоятельных ролях. Ее картины высоко ценятся и хорошо продаются.

У Леже умирает жена, старый художник становится совсем одинок. Через некоторое время он неожиданно делает предложение Наде. И она соглашается. Их соединяло многое. Детская мечта о Париже, воплощением которой был Фернан Леже, многолетний совместный труд, и фанатичная преданность искусству.


Надя и Фернан Леже

«Я выхожу замуж за труд», – говорила прессе Надя.

21 февраля 1952 года Надя и Леже поженились. Известна потрясающая фраза старого мэтра:

«Раньше для меня существовало только искусство, женщины были лишь для отдыха. И вот… Дожил до семидесяти лет, чтобы впервые полюбить».

Без сомнения они были счастливы и как единомышленники и как просто любящие друг друга люди. признавался счастливый Леже. Фернан покупает дом с садом в пригороде Парижа, в Жиф-сюр-Иветт. Его мастерская была на первом этаже, Надина на втором. На стене она написала – «Долой Леже!». Настолько важно было для нее сохранить собственный стиль, не поддаться влиянию большого мастера. Надя, когда работала, всегда громко пела по-белорусски. Если пение прекращалось, мол, Надя бездельничает, Фернан недовольно стучал тростью в потолок, чтобы она продолжала петь и трудиться.

Они счастливо прожили три года. После его смерти Надя организовала в доме музей мужа и передала государству его полотна и огромную коллекцию живописи, в которую входили работы его друзей Дали, Пикассо, Матисса и многих других знаменитых художников.


Надя Леже, Екатерина Фурцева и Майя Плисецкая.

В 60-е- 70-е годы Надя начинает приезжать на родину. В СССР её любят. Она подружилась с министром культуры Екатериной Фурцевой, Людмилой Зыкиной, Майей Плисецкой, Эльдаром Рязановым. Она привозит в Москву на выставки картины знаменитых французских художников, устраивает гастроли шансонье и звезд кино. Кстати, именно благодаря заботе Нади Леже о гардеробе министра и уроках этикета, Екатерина Фурцева из совпартработника превратилась в одну из самых элегантных дам СССР. Кстати, по воспоминаниям Ирины Антоновой, многолетнего директора музея изобразительных искусств им. Пушкина, сама Надя появлялась на выставках каждый день в новой норковой шубе. В ответ на удивленные и восхищенные взгляды коллег, Надя по секрету сообщила ей, что пусть люди увидев мои шубы подумают что мои картины отлично продаются и это еще больше повысит их стоимость!

Она дарит советским музеям свои картины, 60 мозаичных портретов, исполненных по своим эскизам. Ряд из них установили в сквере у ДК «Мир» в г. Дубна Московской области, где уже новой России они были варварски уничтожены. Отдает в наши музеи полотна и гобелены Ф. Леже, бесценные керамические изделия П. Пикассо. А также более 2000 репродукций великих картин Лувра, составляет из них передвижную выставку, которая в начале 1970-х объехала многие села и города СССР. Она явно помнила о своем нищем детстве, когда до юношеского возраста не видела ни одной настоящей картины и пыталась помочь может таким же талантливым детям ощутить радость прикосновения в великой живописи.


Мозаичные портреты Нади Леже в Дубне.

В 1972 году за вклад в развитие советско-французской дружбы она была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Надежда Ходасевич-Леже умерла в 1982 году, дожив до 80 лет. Похоронена на кладбище в Кальяне, департамент Вар. Она прожила яркую, сумасшедшую, беспокойную, и хочется думать счастливую жизни. Её главной любовью в жизни были живопись, искусство, Россия и родная Белоруссия.

«Сколько раз я слышала: «Ну к чему это вам? Откажитесь от беспокойных затей!» А я с детства люблю «беспокойные затеи»! – Надя Ходасевич-Леже.

Яркие истории о художнице Наде Леже

Это имя заметной художницы и общественного деятеля хорошо известно в Борисовском районе, а в деревне Зембин его знают все. Некоторые источники даже утверждают, что она родилась в Зембине. На самом же деле Надя появилась на свет в деревне Осетищи Витебской губернии в 1902 году (а не в 1904-м, как почему-то указано в официальных документах). Оба родителя родились в Борисовском уезде, отец Петр в Мужанке, а мать Мария в Зембине. По роду деятельности отец именовался сидельцем, т.е. продавцом водки в казенной лавке. Семья была многодетной и бедной. Возможно, поэтому, достигнув 15-летнего возраста (Ходасевичи тогда жила в Белеве Тульской губернии, куда их забросила Первая мировая война), Надя самовольно покинула отчий дом, не желая его обременять, и отправилась в свободное плавание, которое, как и следовало ожидать, происходило не при штиле, а бурном водовороте житейских испытаний.

Семья Ходасевичей. В средине верхнего ряда – Надя. 1914 год.

Тернистый путь Нади к многогранному искусству достоин толстой книги, и такая книга, возможно, издана, а я постараюсь изложить его короткими штрихами.

Страсть к рисованию проявилась в детстве, но тяжелая с малолетства крестьянская жизнь, изнуряющий труд на земле не давали возможности девочке развивать свои способности. Поэтому ее цель была понятной – учиться мастерству.

Сначала были Государственные мастерские живописи в Смоленске, где Надя оказалась в творческом соприкосновении с неординарной личностью Казимиром Малевичем. Однако, тем не менее, стены мастерских юная художница сочла для себя слишком узкими. Поэтому через короткое время она оказалась в Варшаве, где ее приняли в Академию художеств.

Средства существования приходилось добывать, сочетая учебу с трудом поломойки и домработницы.

Чарльз Васнер.
Портрет Нади Ходасевич

Там, в Академии, она познакомилась со своим сверстником Станиславом Грабовским, сыном видного польского чиновника. Не достигнув совершеннолетия, она вышла за него замуж, несмотря на противодействие родителей мужа. Но семейная жизнь в Варшаве не ладилась, и Надя убедила супруга в необходимости сменить обстановку и уехать во Францию.

Когда-то в каком-то журнале Надя прочитала статью об известном французском авангардисте, художнике и скульпторе Фернане Леже, и с тех пор она не расставалась с мыслью познакомиться с этим человеком. Молодые супруги написали письмо маститому мэтру с просьбой принять их в его художественную школу, не питая при этом никакой надежды. Но, к удивлению, ответ Леже был положительным. И началась жизнь во Франции.

В 1927 году у Нади родилась дочь Ванда. Забот прибавилось, но творческая жизнь художницы не останавливалась. Направление ее работ – графика, живопись, мозаика. Она стала помощницей Фернана Леже, преподавала в его студии.

Тем временем жизнь со Станиславом окончательно разладилась, и он вернулся в Польшу.

Но через какое-то время у Нади возникает роман с почтовым чиновником Жоржем Бокье, и они начинают жить в гражданском браке. Вскоре Жорж, вероятно, под влиянием Нади, тоже переходит из почтового ведомства в студию Фернана Леже и демонстрирует там блестящие успехи.

Разразившая Вторая война внесла в жизнь Нади радикальные коррективы. Фернан Леже как пожилой человек и член коммунистической партии вынужден был перебраться в Америку, Жорж ушел воевать, а Надя с дочерью остались в окружении оккупантов. Им было не просто, так как Надя к тому времени по примеру своего учителя тоже вступила в компартию Франции. И коммунистка не стала сидеть, сложа руки. Известно, что она находилась в рядах участников Сопротивления, помогала, как могла, партизанам и советским военнопленным.

Ну, а после войны все, к счастью, возвратилось в прежнее мирное русло. Вернулись и Фернан Леже и Жорж Бокье, возобновилась и активная творческая работа.

Тем временем через какое-то время после смерти жены Фернан Леже стал оказывать знаки мужского внимания своей помощнице Наде, что привело к распаду ее совместной жизни с Жоржем Бокье.

21 февраля 1952 года Фернан и Надя, несмотря на солидную разницу в возрасте, официально вступили в зарегистрированный брак, который, к сожалению, продолжался недолго. 17 августа 1955 года Фернана не стало. Он умер на 75 году жизни, оставив жене значительное наследство, в т.ч. огромный дом близ г.Антиба в живописной деревушке Бьо, купленный за месяц до смерти, и созданные им произведения искусства.

Вдова могла бы обратить свалившееся на нее богатство для сугубо личных нужд. Однако такое было не совместимо с характером и мировоззрением Нади. В новом доме вместе с Жоржем Бокье, к которому она вернулась с прежними чувствами, многолетняя сподвижница выдающегося художника создала Музей Фернана Леже, который в 1970 году получил статус Национального. В нем Надя широко представила не только творчество мужа (348 произведений – керамика, гобелены, мозаика), но и свои работы, в т.ч. мозаичные портреты знаменитостей – Чайковского, Толстого, Крупской, Тореза, Маяковского, Плисецкой, Гагарина.

Музей Леже в Бьо

Кстати, творчество Н.Ходасевич-Леже представлено во многих музеях мира и в частных собраниях.

Родители Нади покинули Белев давно, сразу после окончания Гражданской войны. Они вернулись в родной край и поселились в Зембине. Отец там прожил недолго и умер в 1922 году. А мать пережила его почти на 30 лет. Но и ее уже не было, когда в 1959 году Надя впервые приехала на землю предков. Она явилась в Зембин не одна, а вместе с двумя сыновьями Мориса Тореза. Всем им бы оказан хлебосольный прием.

В последующие годы Надя еще не раз посещала Зембин, а однажды она приезжала туда с Константином Симоновым.

Надя Ходасевич-Леже была верным другом Советского Союза, активным поборником сближения культур советского и французского народов. Она была лично знакома с видными политиками, литераторами, деятелями искусства, среди которых, в частности, с Фурцева, Эренбург, Сергей Юткевич, Любовь Орлова, Лиля Брик и многие другие.

Слева направо: Жорж Бокье, Лиля Брик, Надя, Луи Арагон, Эльза Триоле, Василий Катанян

Ф.Леже. Портрет Нади

Надя и Марк Шагал

Пикассо, Фернан Леже и Надя

Надя с Вандой и внуками

Правители советского государства заметили общественную деятельность зарубежной художницы. Указом Президиума Верховного Совета СССР 11 апреля 1972 года за большой вклад в развитие советско-французского сотрудничества и в связи с пятидесятилетием творческой деятельности в области изобразительного искусства она была награждена орденом Трудового Красного Знамени

При посещении СССР Надя привозила с собой щедрые подарки – работы знаменитого мужа, собственные произведения и репродукции с картин видных художников. Например, в 1974 году подмосковному городу физиков Дубне достались 20 мозаичных панно с изображением выдающихся персон. Но, к великому сожалению, этот дар оказался для города обузой. После долгой волокиты портреты были размещены на городских аллеях под открытым небом и без каких-либо табличек. Поэтому прохожие не знали, кто автор этих панно и кто на них изображен. Под воздействием погодных условий многие работы были повреждены.

Коллекцию из нескольких десятков факсимильных картин Надя подарила Зембину. Из-за бесхозяйственности часть ее украли, часть пришла в негодность. Что имеем, не храним; потерявши, плачем!

Надя Ходасевич-Леже умерла в 1982 году и похоронена на юго-востоке Франции в курортном селении Кальян департамента Вар.

Могила Нади. У надгробия – племянница Рема Ходасевич. Май 2010 год.

Из творчества Нади Ходасевич-Леже

Портрет брата Александра

2010 © Александр Розенблюм

© При копировании ссылка на автора обязательна

«Надя Леже. Необыкновенная история женщины в тени» Конференция о художнице и презентация одноименной книги-исследования Э.дю Шатенэ о ее творчестве / « Nadia Léger. L’histoire extraordinaire d’une femme de l’ombre » Conférence sur l’artiste-peintre et présentation du livre-album éponyme de A.du Chatenet

19 сентября гости Российского духовно-культурного православного центра в Париже стали участниками яркой и познавательной дискуссии о жизни и творчестве франко-русской художницы Нади Леже (в девичестве – Ходасевич). Родившись в небогатой крестьянской семье на западе России, Надежда с детства испытывала страстное желание рисовать и, получив художественное образование на Родине и в Польше, она отправилась в 1925 году в Париж, где окончательно сформировался ее неповторимый стиль в мастерской французского художника Фернана Леже. Она стала верной подругой и супругой великого французского мастера, при этом оставаясь в творческом плане в его тени.

Как отметил в своем приветственном слове Директор РДКПЦ, советник-посланник Посольства России во Франции Л.Ю.Кадышев, самобытный жизненный и творческий путь Нади Леже – прекрасное свидетельство тесного переплетения и взаимного обогащения культур народов наших двух стран. Работы художницы на разных этапах ее творческой биографии не только отражают ее богатый внутренний мир, но и побуждают задуматься о вечных категориях добра и зла, любви и надежды. Она всегда оставалась тесно связанной с Родиной, поддерживала близкие отношения со многими выдающимися деятелями культуры в СССР, содействовала организации выступлений советских исполнителей в европейских странах.

Рассказ публике о Наде Леже проходил в форме увлекательных и при этом высокопрофессиональных выступлений приглашенных исследователей ее личной жизни и творческой деятельности. Издатель и организатор конференции Э.дю Шатенэ, представляя свой объемный труд о художнице (издательство IMAV Editions), вдохновенно рассказал об основных вехах ее пути и с сожалением говорил о малой известности этой творческой личности. Теплыми воспоминаниями о личных встречах с Н.Леже поделилась с собравшимися ее родственница и правонаследница Н.Самойлова. Интересно рассказали о подробностях ее жизни журналистки С.Бюиссон и К.Авантюрье. Открытием для многих стал анализ манеры письма Н.Леже, представленный историком Б.Ноэлем, показавшим на примере ее отдельных полотен как общие черты с другими выдающимися художниками, так и индивидуальные особенности. Увлекателен был рассказ Ж.дю Шатенэ о Наде как хранительнице творческого наследия ее мужа Фернана Леже. Благодаря ее инициативе и личным стараниям Франция обрела мемориальный музей Ф.Леже в г.Биоте.

Общим итогом дискуссии стал вывод о незаурядности Н.Леже как сильной личности, верной своим жизненным идеалам и принципам, так и яркой талантливой художницы, наследие которой незаслуженно оказалось в полузабвении, «в тени». И докладчики, и участвовавшие в обсуждении слушатели выразили надежду на то, что состоявшееся в РДКПЦ открытие богатого духовного мира Нади Леже должно стать толчком для серьезных научных исследований ее творчества и широкого представления публике ее полотен.

Les invités du Centre Spirituel et Culturel Orthodoxe Russe à Paris ont eu le plaisir, le 19 septembre, d’assister à une discission enrichissante et haute en couleur sur la vie et l’œuvre de l’artist-peintre russo-français Nadia Léger (Khodassevitch de son nom de jeune fille).

Née dans une famille paysanne pauvre à l’ouest de Russie Nadia ressentait depuis son enfance une envie irrésistible de peindre. Ayant obtenu une formation artistique en Russie et en Pologne elle est partie en 1925 à Paris où son style orginal s’est finalement formé dans l’atelier du peintre Fernand Léger. Elle est devenue la fidèle compagne, puis l’épouse du grand maitre tout en restant à son ombre sur le plan artistique.

Dans son mot de bienvenu le directeur du CSCOR, Ministre-conseiller de l’Ambassade de Russie en France L.Kadyshev a noté que le parcours artistique original de Nadia Léger ainsi que sa vie personnelle sont un témoignage de l’entrelacement et d’enrichissement mutuel des cultures des nos deux peuples. Les œuvres de l’artiste à différentes étapes de sa biographie reflètent non seulement son riche monde intérieur, mais aussi incitent à réfléchir sur catégories éternelles du bien et du mal, de l’amour et de l’espoir.

Elle est toujours restée étroitement liée à la Patrie en maintenant des relations étroites avec de nombreuses personnalités culturelles de l’URSS et en contribuant à l’organisation des tournées des artistes soviétiques dans les pays européens.

Le récit de la vie de Nadia Léger ainsi que de ses activités artistiques se déroulait sous la forme d’interventions fascinantes et hautement professionnelles des chercheurs invités. Aymar du Chatenet, l’éditeur et l’organisateur de la conférence, en présentant son livre volumineux sur l’oeuvre de Nadia Léger (IMAV Editions), a parlé avec enthousiasme des grandes étapes de son parcours et a regretté la faible notoriété de cette personnalité extraordinaire. L’ayant-droit de l’artiste, sa petite fille Nathalie Samoïlov a partagé ses chaleurux souvenirs des rencontres avec Nadia. Les journalistes Sylvie Buisson et Catherine Aventurier ont apporté des commentaires détailles de sa vie. Une découverte pour beaucoup d’amateures était une analyse de la manière de peinture de Nadia Léger, présentée par l’historien Benoît Noёl. En parlant de certaines de ses toiles il a mis en relief des traits communs avec d’autres artistes de renom mais aussi ses particularités individuelles. Passionnante était le récit de Jean du Chatenet sur la rôle de Nadia en tant que gardienne du patrimoine artistique de son mari Fernand Léger. C’est grâce aux initiatives et efforts personnels de Nadia que la France a retrouvé le musée commémoratif Fernand Léger à Biot.

La discussion a fait cristalliser la conclusion sur l’originalité de Nadia Léger – une personnalité forte, fidèle à ses idéaux et principes de vie, une artiste brillante et talentueuse, dont le patrimoine restait injustement presqu’à l’oubli, «à l’ombre». Les intervenants et les invités étaient unanimes à exprimer l’espoir que la découverte du riche monde spirituel de Nadia Léger serait une impulsion pour des recherches scientifiques sérieuses sur son œuvre ainsi que pour une large présentation de ses toiles au grand public.

Куда приводят мечты. Как Надя Леже стала известной художницей и меценатом

Надя Леже поддерживала с Советским Союзом тесные связи: посещала Москву и Минск. Художница была хорошо знакома с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой, директором Художественного музея Беларуси Еленой Аладовой. В 60-70-х годах Надя Леже сделала ценнейшие подарки российским и белорусским музеям. И ведь благодаря Наде Леже советские граждане смогли увидеть «Джоконду»: картина выставлялась в Пушкинском музее в Москве.

В самом центре агрогородка Зембин располагается музей Народной славы – филиал ГУ «Борисовский объединенный музей». История его создания необычна, как и появление двух экспозиций – репродукций картин известных художников и шести мозаичных панно, выложенных из мальтийского камня и смальты.

Поначалу это была картинная галерея, рассказала «АиФ» зав. филиалом Борисовского объединенного музея Галина ИГНАТОВИЧ: в 1988 году, когда она открылась, ее стены украсили репродукции полотен западноевропейского искусства XV – начала ХХ в. Реплики картин таких художников, как Гоген, Моне, Ван Гог, Веласкес, Мане, Писсарро, еще в 1967 году Зембинской средней школе подарила Надя Леже – гражданка Франции, которая немало сделала для того, чтобы между Западом и Советским Союзом поднялся «железный занавес».

Заветная мечта

115 лет назад, в 1904 году (так принято считать, хотя, по рассказам родственников, год рождения Н. Леже – 1902-й. – Прим.), в деревне Осетище Витебской области в многодетной небогатой семье Ходасевичей родилась девочка, которую назвали Наденькой. Девочка, откуда-то узнавшая, что Париж – это город, где творят настоящие художники, сызмальства мечтала о том, что станет такой же настоящей художницей и будет жить в городе своей мечты. Соседские дети, знавшие о Надиной мечте, смеялись над ней, но девочка хотела, чтобы мечта во что бы то ни стало осуществилась: даже несколько раз убегала из дому, но ее снимали с поезда.

Когда началась Первая мировая война, семья переехала в российский городок Белев Тульской губернии, где Надя начала заниматься балетом и рисованием. В 15-летнем возрасте она узнала, что в Смоленске открылись художественные мастерские, куда уехала, никого не предупредив. Там она училась живописи у известных супрематистов Владислава Стржеминского и Екатерины Кобро. Там же состоялось ее знакомство с Казимиром Малевичем.

Но через два года Надежда использовала возможность стать ближе к Парижу и уехала в Варшаву со знакомой семьей, у которой первое время работала гувернанткой. Ей пришлось жить при монастыре, потом она стала модисткой, но, о чудо, благодаря таланту девушку зачислили в Академию художеств. Там она познакомилась со Станиславом Грабовским, за которого вышла замуж. Грабовский был из богатой семьи, и его родные были против мезальянса с «простушкой». Однако Надежда старалась не обращать внимания на ехидство и недружелюбие. У нее была цель: Париж! Уговорив мужа переехать туда, она, наконец, исполнила свою мечту.

Новый этап

Надя, покоренная стилем Фернана Леже, хотела учиться именно у него в Академии современных искусств, и этому было суждено сбыться. А вот брак сошел на нет: после развода Станислав уехал из Франции. Женщина осталась одна с дочкой на руках и, чтобы иметь средства к существованию, подрабатывала в пансионе уборкой. На живопись времени оставалось очень мало, тем не менее, она, только освободившись от хлопот, сразу бежала в студию.

Когда началась Вторая мировая война, Фернан Леже уехал с женой в США. Надя не покидала Францию, участвовала в движении Сопротивления: собирала одежду для военнопленных, приютила английскую девочку.

После войны Фернан Леже вернулся на родину, и Надя продолжила работать его ассистенткой. Когда маэстро овдовел, он предложил соратнице руку и сердце. Новоиспеченная госпожа Леже сразу же занялась обустройством семейного гнездышка: купила в пригороде Парижа дом, устроила там мастерские для себя и мужа, кормила супруга домашними обедами… К сожалению, счастье было недолгим: в 1955 году после перенесенного инфаркта известный художник скончался, оставив все свое состояние супруге. В память о муже Надя решила построить персональный музей художника Фернана Леже в Бьо: когда она подарила его Франции, ее наградили Орденом Почетного легиона.

Мировая знаменитость

Надя Леже поддерживала с Советским Союзом тесные связи: посещала Москву и Минск. Художница была хорошо знакома с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой, директором Художественного музея Беларуси Еленой Аладовой. В 60-70-х годах Надя Леже сделала ценнейшие подарки российским и белорусским музеям: Художественный музей получил великолепные факсимильные репродукции с картин известных европейских мастеров (360 предметов); уникальную коллекцию слепков скульптур и рельефов (173 экспоната), ставших классикой искусства; керамику Пабло Пикассо. Также художница преподнесла в дар музею ряд своих графических произведений и работ Фернана Леже. И ведь благодаря Наде Леже советские граждане смогли увидеть «Джоконду»: картина выставлялась в Пушкинском музее в Москве.

– А в Зембин Надя Леже впервые приехала в 1959 году, – рассказывает Галина Игнатович. – Отсюда родом ее мать, с которой французской художнице-коммунистке не запрещали вести переписку, но тогда она уже умерла. Останавливалась художница в доме у своей сестры Евгении Вашкевич.

Двое братьев Нади Леже женились на еврейках. Один из братьев – Александр – был репрессирован в 1937 году. Во время войны его детям чудом удалось избежать смерти в зембинском гетто. Дочь Александра с детьми и внуками переехала в Израиль. А брат-фронтовик Владимир после войны так и не нашел сведений о своей семье: скорее всего, жена с детьми погибли в гетто.

– А это Константин Симонов? – спрашиваю у Галины Ивановны, указывая на одно из фото в экспозиции.

– Да, они дружили, у нас даже есть их переписка. Сестра Евгения с Симоновым ездили к Наде во Францию в гости.

Уникальная мозаика

– А как к вам в музей попали панно из мозаики?

– Надя Леже решила сделать подарок СССР и отправила, по некоторым сведениям, 60 своих работ – целый вагон. Но он долго просто стоял: не знали, что делать с этой мозаикой. Потом часть работ – порядка двадцати – отправилась в Дубну, где находится Объединенный институт ядерных исследований. Но в Дубне панно стояли под открытым небом, и со временем хрупкая смальта стала разрушаться. В конце 80-х директор нашего Дома культуры Эдуард Чернявский лично ездил в Подмосковье и привез мозаику в Зембин – сейчас это единственные работы (портреты Ленина, Пикассо, Шагала, Ф. Леже, Канвейлера и абстрактная работа) авторства Нади Леже, которые выставлены в нашем музее.

Надя Леже была известна и как меценат: она дарила репродукции картин известных художников в тех уголках Советского Союза, где не было музеев и галерей. Ее сестра была директором школы в Зембине. Однажды Надя приехала, познакомилась с деревенскими детьми и, может, вспомнила себя в детстве, когда она мечтала стать художницей, но возможности познакомиться с творчеством великих мастеров у девочки из простой семьи не было. В подарок школе были переданы 33 репродукции, и они долгое время просто висели в коридорах. Потом уже построили галерею, чтобы возможность познакомиться с прекрасным была у всех. Сейчас репродукций – 21, а экспозиция дополнилась работами белорусских советских художников.

В ТЕМУ

В Национальном художественном музее (НХМ) Беларуси до 24 ноября экспонируется международный выставочный проект «Надя. К 115-летию со дня рождения Надежды Ходасевич» из частных собраний Франции и коллекции НХМ, сообщили в Посольстве Франции в Беларуси.

Роль нашей знаменитой соотечественницы, известной художницы и легендарной личности Надежды Петровны Ходасевич-Леже (1904–1982 гг.) в искусстве ХХ века и культурных взаимоотношениях в эпоху «железного занавеса» неоценима. Будучи своеобразным, разносторонне направленным (станковая живопись, графика, мозаика), обладающим ярким индивидуальным почерком художником, Надежда Ходасевич-Леже колоссальное внимание уделяла вопросам популяризации творческого наследия одного из крупнейших художников Франции первой половины ХХ столетия Фернана Леже (1881–1955 гг.), выступала инициатором и организатором выставок советских художников во Франции, оказывала поддержку соотечественникам.

В экспозиции представлено более 50 произведений (живопись, гуаши, рисунки, литографии и шелкографии) из французских частных собраний, в том числе наследников художницы, и из коллекции НХМ. Часть экспозиции составляют произведения Фернана Леже и Пабло Пикассо, подаренные музею Надеждой Ходасевич-Леже.

Леже Надя
Псевдонимы, автонимы и варианты написания: Надежда Петровна 1904–1982

Ноябрь 1904 (деревня Осетищи Витебской губернии) — 8 ноября 1982 (Франция)

Живописец, график, мозаичист

Родилась в многодетной крестьянской семье. Детские годы провела в деревне Осетищи Витебской губернии и Белеве Тульской губернии, куда семья переехала во время Первой Мировой войны. После революции 1917 занималась рисованием и балетом в местном Дворце искусств. В 1919 переехала в Смоленск, где поступила в Государственные высшие художественные мастерские. Занималась у В. М. Стрижеминского и его жены Е. Н. Кобро, которые возглавляли группу УНОВИС (Утвердители нового искусства) в Смоленске. Познакомилась с лидером группы К. С. Малевичем во время его визитов в Смоленск, беседы с ним оказали сильное воздействие на мировоззрение молодой художницы. В конце 1910-х — начале 1920-х создавала как работы в реалистическом ключе, так и абстрактные супрематические композиции: «Пресс-папье» (1918), «Начало движения. Взлет I» (1922) и другие.

В 1922 переехала в Варшаву, используя право беженцев из Западной Белоруссии возвратиться в деревни, отошедшие Польше. Некоторое время работала прислугой и модисткой в шляпных мастерских. Параллельно продолжала свое образование в Варшавской Академии художеств, изучала музейные собрания. В 1924 вышла замуж за С. Грабовского, с которым познакомилась в Академии художеств. Вместе с ним переехала в Париж, где поступила в Академию современного искусства, которой руководили Ф. Леже и А. Озанфан.

В 1927 родила дочь Ванду. Вскоре рассталась с мужем и сблизилась с Ф. Леже. В 1920-х — 1930-х помогала ему в монументальных и декорационных работах, ассистировала в его Академии. В 1930-х организовала в Париже издание журнала L`Art Contemporain («Современное искусство»), который печатался на французском и польском языках.

В начале Второй мировой войны вступила в Общество помощи фронту. Во время оккупации Франции работала в подполье, в частности распространяла партизанские листовки. В 1944 стала членом Союза советских патриотов и Союза помощи бывшим военнопленным. Организовала выставку художников — участников Сопротивления и аукцион картин, все средства от которого пошли в пользу Красного Креста и Союза советских патриотов.

В 1952 вышла замуж за Фернана Леже, поселилась с ним в Жифсюр-Ивет близ Парижа. После смерти мужа в 1955 создала его музей в Бьоте. В 1950-х — 1970-х писала портреты и натюрморты, близкие примитиву и отмеченные влиянием творчества Леже. Создавала портреты деятелей французской и русской культуры, в частности Л. Н. Толстого, П. И. Чайковского, В. В. Маяковского, С. С. Прокофьева, Д. Д. Шостаковича и других. Выполнила портреты лидеров международного коммунистического движения, героев Сопротивления. Работала также в области монументального искусства, плаката, в 1960-х — 1970-х обратилась к технике мозаики. В 1971 в Международном художественном центре в Париже прошла персональная выставка художницы, на которой она показала ряд работ в духе супрематизма, помеченных двойной датой — 1920/1968, стремясь таким образом связать свое имя с «кругом Малевича».

В последние годы жизни часто бывала в СССР, исполнила ряд картин по впечатлениям от пребывания в Советском союзе («Колхозница», «Таджикские музыканты» и другие). Подарила музеям СССР несколько картин Леже, а также ряд собственных картин и мозаик. В 1972 была награждена орденом Трудового Красного Знамени за вклад в развитие франко-советской дружбы.

Роль Н. П. Леже в культуре ХХ столетия определяется в большей степени ее общественной деятельностью, близостью к Ф. Леже и ведущим мастерам европейского искусства, нежели непосредственно ее творчеством. Вместе с тем работы художницы представляют собой достаточно значительное явление в искусстве. В ранний период Леже находилась под влиянием идей Малевича и, хотя непосредственно не входила в его окружение, ее картины конца 1910-х — начала 1920-х неразрывно связаны с историей русского авангарда. На позднее творчество значительное влияние оказало искусство Ф. Леже. Произведения художницы находятся в ряде музейных и частных собраний, в частности в Национальном художественном музее республики Беларусь в Минске.

Читайте также:  Гжель – роспись посуды вышивка и история
Ссылка на основную публикацию