Жемчужное низание и вышивка жемчугом

Жемчужное низание и вышивка жемчугом

Войти


ИСКУССТВО ВЫШИВАНИЯ ЖЕМЧУГОМ

В древнерусском искусстве жемчуг имел самое широкое хождение. Обилие жемчуга в реках и морях послужило основой для его применения в различных видах творчества.
Одним из излюбленных и распространённых на Руси средств украшения одежды и различных предметов быта было украшение их шитьём, достигшее с веками высокого мастерства. Овладение им составляло предмет воспитания и княжны, и крестьянской дочки. Именно в этой области жемчуг имел наибольшее применение. Так повсеместно возникли и получили развитие различные приёмы шитья жемчугом, создалось своеобразное народное искусство жемчужного шитья.

Шитьё жемчугом – «низанье», «саженье» – является почти исключительно женским искусством. Если в кружевном деле иногда встречаются соперники в лице мужчин-кружевников, то в искусстве низанья жемчугом славится долгие века именно умение женщины. Даже иностранцы, которых нельзя было заподозрить в излишних симпатиях к инородцам, и те отмечали великое умение русских женщин шить жемчугом.
Вышивальщицы, иногда самостоятельно, иногда (в поздние эпохи) уже по заданным контурам, творили свои произведения из шёлка, золотяных нитей, камней и жемчуга. Последний накладывался, «садился» с особым чувством. Мастерицы в созданных ими шитье и украшениях, сотворили целую область народного искусства: искусства коллективного, не знавшего школ, руководимого лишь чувством красоты, гармонии и тонкого художественного вкуса.
Основным предметом быта, на который распространилось шитьё жемчугом, была одежда. Им украшалась главным образом праздничная одежда, а в правящих кругах – и повседневная.

Значение одежды в быту древней Руси было очень велико. Это можно объяснить тем, что изготовление даже простой ткани требовало очень много труда, умения и времени. Изготовление же узорной, богатой ткани из ценной пряжи – тонкой шерсти, шёлка, золотяной нити, – требовало большого мастерства, порой переходившего в искусство.
Высокая стоимость материала, из которого изготавливалась одежда, и его добротность вызывали бережное отношение к одежде. Она передавалась, как ценная вещь, по наследству. Это практиковалось и у простого народа, и у знати.
Главное внимание обращалось на материал, из которого была сшита одежда, на то, чем она была украшена. Покрой оставался единым во всех слоях общества, но одежда простолюдина существенно отличалась от одежды знатного человека. Отличалась именно материалом и украшением. В народе главным образом бытовали ткани домашней выработки – из шерсти, льна, конопли.
Богатые слои общества пользовались и отечественными тканями более тонкой выработки, и привозными – золотяными, шёлковыми, шерстяными. Наряды, построенные из этих тканей, часто покрывались жемчужным шитьем. Им вышивалось всё: от головных уборов до обуви – кокошники, воротники, обшлага, пояса, рукавицы, подолы… При этом покрытая жемчугом одежда помогала человеку сохранять своё сердце, тело и дух в чистоте и святости, символом чего по-прежнему являлся этот благородный материал.

Обилие жемчуга на одеждах поражало видавших виды иностранцев. Они отмечали, что: «Есть губернии, как, например, Нижегородская, в которых каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до тысячи настоящих жемчужин». «У всех женщин, которых я тут видел, даже у самых бедных рыбачек, было на шее по крайней мере 3-4 нитки настоящего жемчугу; у более зажиточных бывает по 10-12 ниток и даже головные уборы, вышитые жемчугом, наподобие диадемы. На здешние купеческие свадьбы купчихи приезжают совершенно унизанные жемчугом и драгоценными каменьями. Костюм, стоящий 100 000 ассигнациями, считается у них ни по чём».
Жемчуг также применялся при создании ожерелий, наручных браслетов, перстней и поднизей.

И русичи, и их потомки различали понятиея «жемчуг» и «жемчужина». Под последним названием понимался особой добротности жемчуг. А название «жемчужина» – для определения красоты вообще и редкости предмета – сохранилось в повседневной речи и до сих пор (говорят, например, «Крым – жемчужина юга»). И в древности слово «жемчужный» обозначало самое высокое качество предмета или наивысшую ценность: «Един же изрони жемчужну душу из храбра тела чрес злато ожерелие», – писал автор «Слова о полку Игореве».

Несмотря на изобилие жемчуга в быту древней Руси, он всё же был в большой цене, что видно из частого упоминания о жемчугах как о драгоценностях, передающихся из рода в род. Хотя этому могут быть и другие объяснения. Ведь знающие цену подлинным сокровищам – красоте, чистоте, святости – наши предки могли вкладывать их в свои работы и наказывать своим детям хранить эти святыни, передавая мудрость поколений из рода в род!

Особая область применения жемчуга – религиозная. До нас дошли свидетельства и произведения бисерного искусства уже времён после принятия христианства. Все ранние работы были либо уничтожены, как языческие, либо разнизаны и использованы для создания образов новой веры.
Наиболее древнее письменное упоминание о таком жемчужном шитье относится к X веку. Древнерусская живопись – фреска, икона и мозаика – с XI века также свидетельствует о широком применении жемчужного шитья в русской одежде, головных уборах, обуви. В церкви Св.Софии в Новгороде, на фреске «Константин и Елена» XII века видим контурные линии одежд, переданные жемчугом, а от начала XV века до нас дошло изображение жемчужного шитья на фреске Андрея Рублёва (Успенский собор во Владимире) с изображением «праведных жён, идущих в рай».
В куполе собора Св.Софии в Киеве XI века из четырёх мозаичных фигур архангелов сохранилась лишь одна. Одежда этого архангела покрыта жемчужным шитьём. Линии одежд святых и нимба низаны жемчугом так же, как и нимбы над головами других персонажей.

Посвятившие себя богослужению монахи и монашенки, отгороженные монастырскими стенами от мирских тревог и суеты, вышивали жемчугом иконы, оклады, пелёны и ризы во славу Того, Кто создал всех нас. Конечно же, по чистоте и внутреннему сиянию, духовности эти работы равняться с лучшими произведениями человеческого духа.
Традиция эта была бережно пронесена сквозь века смут и потрясений, пережила все нашествия и братоубийственные войны, времена застоя и реформ. И по сегодняшний день жемчугом окаймляются церковные атрибуты, убранство и утварь, а также одежды священнослужителей и патриархов.
Источник

Место изготовления – Россия. Москва(?).
Материал, техника – бархат, жемчуг, нить золотная, нить серебряная, полудрагоценные камни, серебро с позолотой, швы ручные, шитье орнаментальное, гравировка.
Размер – Высота 20см, диаметр 21,5см.
Дата – 1690г.

Митра.
Украшена золотом, серебром, драгоценными камнями, жемчугом, эмалью. 1626 г.

Бархат, канаус, золотные нити, золото, серебро, алмазы, сапфиры, рубины, турмалины, изумруды, альмандины, жемчуг, хрусталь, стек; ачество, шитье, резьба, чернь, эмаль, золочение

Женский головной убор. Вышивка бисером и жемчугом. 1700 год, Россия

Кокошник – XIX век.

Кокошник
Первая половина XIХ в.
Олонецкая губ.
Плоский, круглый;
узор: в виде птиц и лировидных фигур;
саженье по бели белым мелким бисером и перламутровыми зёрнами на фоне из блёсток;
9,5х14х16;

Икона в окладе. Богоматерь Донская. Дерево, левкас, темпера, латунь, чеканка, гравировка, золочение, жемчуг, стразы, бисер, кружевное плетение. 31х26,5 см. Россия, вторая половина XVIIIв.

Жемчужное шитье: краткая история традиционной русской вышивки

Русские мастерицы издревле славились искусством вышивки жемчугом. Приглашаем вас вместе с нами отправиться в увлекательное историческое путешествие!

Сегодня при слове «жемчуг» мы, в первую очередь, вспоминаем о жемчужных бусах Коко Шанель, о лаконичной нитке жемчуга в стиле Грейс Келли, о благородных сережках-гвоздиках, которые так часто рекомендует модный глянец в качестве безупречного дополнения вечернего образа. И редко вспоминаем (а то и вовсе не знаем!) о том, что вышивка жемчугом была на Руси необычайно популярным видом рукоделия, в котором русские мастерицы достигли невиданных высот!

Жемчужная россыпь: декорируем ободок бархатом и бусинами

Жемчужное шитье: реки и моря

Первое упоминание о жемчуге на Руси встречается в древнерусских летописях. Например, в Ипатьевской летописи, одном из древнейших русских летописных сводов, упоминается что при пожаре 1185 года во Владимире сгорело множество изделий, расшитых золотом и жемчугом. В те стародавние времена использовался местный речной жемчуг, да и в дальнейшем отечественная добыча этого драгоценного камня поражала масштабом: более 150 рек поставляли жемчуг, от Волги до Жемчужного ручья и бассейна Онежского озера и Заонежья. Но со временем морской жемчуг стал одной из важнейших статей русского импорта, так что в XVII в. участник шведской дипломатической миссии в Москву, автор описания Русского царства Иоганн Филипп Кильбургер с искренним удивлением писал: «Жемчуг в России употреблялся более, нежели во всей Европе».

Наши северные реки были так богаты жемчугом, что контролировать добычу государству было буквально не по силам, и — как бы невероятно это ни звучало! — роскошные, полностью расшитые жемчугом праздничные наряды могли позволить себе даже обычные крестьянки. Путешественник барон Август фон Гакстгаузен в своих записях дает нам очень точное представление о распространенности жемчуга в крестьянской среде некоторых губерний, например, Нижегородской, где «каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до 1000 настоящих жемчужин»!

Такая роскошь объясняется предельно просто: именно крестьяне занимались добычей речного жемчуга, поэтому неизбежно значительная его часть, пусть и не самого высочайшего качества, оседала в семьях.

Игра жемчуга: колье своими руками

Виды жемчуга и его подготовка

Несмотря на обилие жемчуга, ценность его очень разнилась и зависела, конечно же, от размера и цвета. Желтоватый жемчуг был не в чести, поэтому, например, импортный из Китая не пользовался популярностью, а вот белоснежный или окрашенный в нежные тона камень считался наиболее ценным. Форма также имела большое значение: жемчуг правильной круглой формы назывался «окатными» или же «скатными», а жемчуг неправильной продолговатой формы, имевший наросты, называли по‑разному, например, «уродоватым», «зубоватым» или «рогатым».

Перед использованием жемчуг проходил обработку в несколько этапов. Жемчуг, только вынутый из раковин, твердеет не сразу и при затвердевании может потерять в качестве. Поэтому его подвергали так называемому «замариванию». Так этот процесс описывается в старинных книгах о ловле жемчуга: «Промышленники, увидя зерно, от мяса его отрывают и кладут себе в рот, в коем держат часа два и сие называется «замариванием». После этого жемчуг в мокрой тряпке держат за пазухой, пока он окончательно не затвердеет». Затвердевший жемчуг зачастую дополнительно чистили и шлифовали при помощи, в худшем случае, наждака, в лучшем — настоящего алмаза, причем эта работа так и называлась, «алмазить жемчуг». Затем с помощью сверл разного размера в жемчуге просверливались отверстия (порой тощиной в человеческий волос!), но известно также, что еще не затвердевший жемчуг для вышивания могли просто проткнуть тонкой иголкой. На финальном этапе жемчуг сортировался по размеру: мелкий, средний, большой.

Воротничок из жемчуга своими руками

Вышивка жемчугом: женское искусство

Шитье жемчугом, иначе называвшееся «низанье», «саженье», считалось прерогативой женщин, в отличие, например, от кружевного дела, в котором были распространены мужчины-кружевники. Слава о русских мастерицах гремела даже за пределами страны! «В шитье, — писал шведский дворянин Петерей, — они опытны и искусны так, что превосходят многих вышивальщиц жемчугом и их работы вывозились в далекие страны».

Запрос на рукодельниц был так высок, что повсеместно стали возникать мастерские, не только при монастырях, но и светские, так называемые «светлицы». Известны работы светлиц князей Старицких, бояр Годуновых, «торговых гостей» Строгановых и многих других.

Зачастую возглавляла такую светлицу хозяйка дома — боярыня, княгиня, царица, которая, как правило, и сама была искусной мастерицей. Штат рукодельниц укомплектовывался в зависимости от состоятельности главы дома и иногда доходил до сотни, при этом в светлицах высокопоставленных господ вышиванием занимались жены и дочери служилых людей, а в домах попроще трудились простые крестьянки.

Приемы и техники

Наиболее ранним дошедшим до нас образцом техники жемчужного шитья служат поручи XII века, хранящиеся в Новгородском музее. Обнизь выполнена жемчугом малого размера, положенным непосредственно на ткань без настила, так называемое «саженье жемчугом». Начиная с XV века, как правило, жемчуг нашивается не на ткань, а на настил, выполненный либо из белого шнура в один или два ряда, либо из белых ниток, «бели». Так, собственно, и называется техника — сажение по бели.

Преимущества именно такой техники очевидны: если ткань-основа изнашивалась, шитье можно было вырезать и перенести на новый фон, а если с отдельных участков камни отрывались, узор, за счет настила, не разрушался и легко реставрировался.

При сажении рассыпанный на черном бархате жемчуг сначала нанизывается с помощью иглы на длинную белую крепкую льняную или шелковую нитку. Жемчужная нить обычно выкладывается по узору и поперечным стежком прикрепляется другой нитью, стежок при этом делается за каждым отдельным камнем.

Зачастую вышивка жемчугом соседствовала с золотным шитьем, например, обшивалась с обеих сторон шнуром из 6−7 скрученных вместе золотных нитей. Кроме того, использовались разнообразные материалы, блестки, другие драгоценные камни.

Интересный факт: все образцы древнего шитья, которые выполнялись на пяльцах (независимо от техники), с обратной стороны смазывались клейстером, сваренным на квасу, чтобы предохранить работу от съеживания при снятии с пялец! Клей при этом наносился прямо рукой с обратной стороны шитья, и иногда, в частности в крупных работах, смазывалась полностью вся изнанка.

Техники жемчужного шитья очень разнообразны и изобретательны, поэтому тем, кто хотел бы изучить их сегодня во всем их многообразии и тонкостях, придется не просто покорпеть над книгами, но и отправиться на учебу в профильную мастерскую!

«Мил мне жемчуг нежный на груди твоей. » И.А. Бунин, 1901

Жемчужное шитье можно условно разделить на два крупных направления: светское и церковное. С религиозной точки зрения, жемчуг напрямую ассоциировался с чистотой, непорочностью и святостью, поэтому он не только широко применялся при декорировании церковных облачений и создании икон, но и даже изображался на фресках — как декор одежды ангелов и святых дев.

В XVI веке искусства шитья жемчугом начинает активно развиваться и раскрываться во всем своем многообразии — в первую очередь, в роскошных одеждах государя и его окружения. Посол императора Максимилиана II Ганс Кобенцль описывал мантию Ивана Грозного, сплошь покрытую алмазами, рубинами, смарагдами и другими драгоценными каменьями и жемчугами величиной в орех! И это лишь одно из многих и многих других свидетельств иностранных гостей, пораженных величием убранства и царских нарядов. Жемчугом расшивались не только праздничная одежда, но и верхняя, например, шубы и плащи, головные уборы, кафтаны, поручи, даже обувь!

Во второй половине XVII века жемчужное шитье достигло своего подлинного расцвета: композиции усложнились, приемы и техники были доведены до совершенства и удивительной изобретательности. Жемчугом в равной степени расшивалась как мужская, так и женская одежда: летники, душегреи, епанечки, но особенно обильно жемчужное шитье было представлено на женских головных уборах — кики, кокошники, девичьи челки, повязки, коруны, венцы, убрусы и пр. Эти шитые жемчугом и драгоценными камнями головные уборы имели большую ценность и зачастую преподносились в качестве драгоценного подарка, а также передавались по наследству.

Закат жемчужного шитья

В XVIII веке, увы, начало побеждать стремление заменить дорогостоящие материалы более дешевыми — настоящий жемчуг все чаще заменялся поддельным. Причем причина была не только в том, что 1680 году в Париже был придуман способ создания искусственного жемчуга, при котором стеклянные бусы заполнялись особым составом и действительно очень походили на настоящий камень, но еще и в том, что жемчуговый промысел в России пришел в упадок. Ресурсы, в том числе из-за неконтролируемой добычи, истощились, чему также поспособствовало изменение экологии, заболачивание берегов, замутнение воды минеральными взвесями. Такая же участь постигла и многие другие районы добычи жемчуга во всем мире. Жемчужное шитье постепенно шло на спад, причем, адаптируясь к сложившейся ситуации, мастера смешивали в одном изделии натуральный жемчуг с поддельным, создавая видимость аутентичности.

Но неожиданно в XX в. ситуация резко изменилась. На Лондонском рынке вдруг начал появляться жемчуг неизвестного происхождения, и некоторое время торговцы и ювелиры полагали, что найдено новое место добычи… Однако, правда вскоре открылась — жемчуг научились культивировать, то есть выращивать искусственно. Строго говоря, такой жемчуг нельзя назвать подделкой, его производство — непростой процесс, занимающий порой до 12 лет! Но, тем не менее, как только люди нашли способ безошибочно отличать природный жемчуг от культивированного, цены на последний резко упали.

На сегодняшний день более 90% жемчуга выращивается на плантациях, а кроме того, существуют способы создания искусственного — например, послойное нанесение перламутра на шарик-основу. Цена натурального жемчуга крайне высока, и добывается его очень мало, ведь для того, чтобы получить несколько качественных жемчужин, необходимо убить около сотни моллюсков!

Нам же сегодня остается восхищаться поражающим воображение величием русского жемчужного шитья — которое, тем не менее, можно освоить и сегодня.

Жемчужное ожерелье своими руками

При написании статьи были использованы источники:

М.Н. Мерцалова «Живой жемчуг»

И.И. Вишневская «Жемчужное шитье на Руси»

Т.Т. Иванова «Убор жемчужный»

Л.И. Якунина «Русское шитье жемчугом»

С. Багдасарова «Любовь к жемчугу: перлы в русском искусстве»

Н.М. Щекотов «Древнерусское шитье»

Техника шитья жемчугом

Шитье жемчугом — «низанье», «саженье» — является почти исключительно женским искусством. Если в кружевном деле иногда встречаются соперники в лице мужчин – кружевников, то в искусстве низанья жемчугом славится долгие века именно умение женщины.

Это искусство было распространено у нас на Руси повсеместно с очень давних времен. Иностранцы, которых нельзя заподозрить в излишних похвалах мастерству русских, и те отмечают большое умение наших женщин шить жемчугом.

Возраставшие потребности порождали и более сложные замыслы, которые могли быть осуществлены лишь при наличии большого числа умелых вышивальщиц. Это приводило к возникновению мастерских — «светлиц» в светском и монастырском феодальном хозяйстве. Начиная с XVI века, главное место среди мастерских занимали царские «светличные палаты». Известны работы светлиц князей Старицких, бояр Годуновых, «торговых гостей» Строгановых и других. Такая же организованная работа шла и в женских монастырях, где часто шитье выполнялось на заказ, например Вознесенский монастырь в Кремле. Новодевичий и пр.

Наиболее ранним дошедшим до нас образцом техники жемчужного – шитья служат поручи XII века, хранящиеся в Новгородском музее. На этих шитых поручах из Великого Новгорода изображения святых, их одежды, нимбы и орнаментика выполнены очень тонким пряденым, золоченым серебром («пряденое» золото, серебро — шелковая или льняная нить, обмотанная тончайшей плоской серебряной, чаще позолоченной проволокой), а обнизь вокруг них сделана жемчугом малого размера.

Надо отметить, что вследствие обветшания фона все шитье еще в древности было переложено на новую землю (фон) и обшито жемчугом заново. Однако памятник этот, несмотря на переделку, все же хранит фрагменты первоначального шитья, относящиеся к XII веку. Такова обнизь контура руки одного из изображений, и на этом участке шитья видно, что «саженье» жемчугом также было без настила, то есть непосредственно по ткани.

Такая техника шитья встречается редко. Большей частью жемчуг нашивается не прямо на ткань, а на так называемый настил. Настил делается либо из белого шнура, либо из белых ниток. Шнур в зависимости от толщины пришивается то в один, то в два ряда. Нашивка в два ряда встречается чаще. Иногда же шнур заменяется «белью», то есть белыми мягкими пеньковыми или хлопчатобумажными нитями. Уже в конце XV и в начале XVI века встречаем шитье жемчугом на бели.

При сажении жемчуга в самом начале работы жемчуг нанизывается на длинную белую крепкую льняную нитку или шелковую, толщина которой зависит от величины зерен жемчуга.

Прежде чем нанизать жемчуг на нить, жемчуг рассыпается на черном сукне, вообще на черной поверхности — на бархате, либо какой другой черной гладкой, преимущественно матовой ткани. Потом жемчуг разбирается и сортируется по величине и по форме, а затем нанизывается на нити. Нанизывание производится при помощи иголки.

На жемчуга поверх настила, в кран настила или шнура. Таким образом,- жемчужная нить оказывается плотно прикрепленной к настилу, а после этого вытягивается при помощи витейки. Эти поперечные стежки создают гнезда для зерен жемчуга. В этих гнездах жемчуг настолько – плотно сидит, что в вещах, где он спорот или обсыпался, по отпечаткам его в гнездах можно судить и о количестве утраченных зерен и об их величине.

Обычно жемчужное шитье по краям с обеих сторон обшивается шнуром, чаще золотым, особенно в вещах церковных. Шнур этот обычно делается самими же вышивальщицами из шести или семи золотых нитей, которые скручиваются вместе. Крутка шнура производится следующим образом: к устою или к крючку привязывается белая или золотая нитка в зависимости от того, какой нужен шнур. Нитка берется больше, длиннее необходимого размера шнура. Эта нитка надевается на крюк, укрепленный в стену, и снуется во сколько нужно ниток для известной толщины шнура. Затем с крюка снимается один конец и натянутые нитки крутятся в одну сторону. Когда они достаточно скручены, мастерица, сложив пополам скрученный шнур, крутит его уже сложенным в обратную сторону, тогда шнур готов к работе. При начале работы конец шнура укрепляется следующим образом: два конца льняной нити вдеваются в толстую иголку, образовавшейся таким образом петлей захватывается конец шнура и иголка продевается сквозь ткань возле настила, где начинается шитье жемчугом, на оборотную сторону шитья, где и оставляется. Затем закрепляется шнур и пришивается тонкой крученой шелковиной.

Эта обводка шнуром жемчужного «сажения» производится при помощи витейки.

При пришивке шнура иголка вкалывается в середину крученого – шнура.

Жемчужное шитье, которое являлось более долговечным, можно было, вырезав по краю и не повредив пришивки шнура, переложить на новую ткань. Это обшивание жемчужного сажения золотым шнуром отмечается и в древних описях.

Пряденое золото в виде «веревочки» вокруг жемчужного узора очень часто встречается на народных женских головных уборах. Обводка жемчужного саженья канителью встречается редко на вещах церковных и чаще — на вещах народных. Ею часто обводится жемчужное шитье на народных женских головных уборах — кокошниках, киках, повязках, венцах,– причем, иногда при обшивке канитель – несколько растягивается.

«Веревка» вокруг жемчужного шитья бывает также и из сканного золота (золотая нитка, скрученная с цветной шелковой нитью). «Поручи отлас червлен с золотцем низаны жемчушком, обведены травы жемчужные золотом сканным».

На народных женских головных уборах жемчужное «саженье» иногда обшивается просто блестками.

Все памятники древнего шитья «пяличного дела», дошедшие до нашего времени, — будь то жемчужные, или золотые, или шелком шитые, — обычно подклеивались, то есть с обратной стороны смазывались особым клеем — клейстером. Подклеивание делалось для того, чтобы предохранить шитье от съеживания при освобождении его из пялец. Обычно в пяльцах ткань для работы натягивается очень туго: «натянуть, как барабан», — говорится про запяливание ткани.

Для клея употреблялись самые простые бытовые материалы: так, например, чистую мягкую пшеничную муку клали в посудину и заливали холодной водой или квасом до средней густоты. Затем ставили на огонь, мешали и до тех пор держали на огне, пока «не запахнет калачом», дальше масса остуживалась, и клей был готов.

Клей намазывался прямо рукой с обратной стороны шитья, а иногда, в особенности в крупных вещах, смазывалась полностью вся изнанка работы. В случае же слишком обильной смазки она чуть омывалась водой — разряжался клей. Очень часто клей для прочности варился не на чистой воде, а «на кислом квасу»

Несмотря на то, что древнее шитье обычно смазано клеем, оно в то же время редко подвергается порче жучком. Крайне важно при варке клея употреблять муку сухую, мягкую, пшеничную, и нужна опытная варщица клея, то есть нужно уметь сварить его в меру, тогда жучок не заводится, особенно когда клей приготовлен на квасу. Опытные вышивальщицы владели секретами приготовления клея.

Говоря о шитье жемчугом, употребляют термины «низанье» и «саженье». Техника шитья «низанья» и «саженья» жемчугом довольно сложная. В шитье жемчугом надо различать два основных вида работы: работы первого рода — это низание насквозь, нанизывание жемчуга на нитку без ткани, сквозной сеткой, что имело много общего с кружевной работой и нередко с ней сочеталось.

В XVI и XVII веках было очень распространено на древней Руси золотое плетеное на коклюшках кружево. Нередко в кружево вплеталась жемчужная нить. Это является особенностью именно русского кружева.

Работа второго типа, «саженье жемчугом», — это прикрепление жемчужной нити к ткани, когда жемчуг нанизывается на какую-либо ткань, чем приближает саженье жемчугом к вышивке. При саженье жемчуга на ткань зерна нашиваются либо непосредственно на ткань, либо, что бывает чаще, на выметку — настил.

Техникой второго типа, по настилу, выполнено большинство религиозных памятников XVI–XVII веков, шитых жемчугом, а также почти все народные головные уборы, сохранившиеся до нашего времени.

В зависимости от расположения зерен жемчуга при нанизывании существуют различные способы «низанья» жемчуга, которые имеют свои особенные технические названия, специальные термины. Так, например, обнизывать жемчугом, насаживая одно зерно в ряд к другому. Можно в «одну нить», в «две нити» или «веревкой», «веревочкой», в «две веревочки». Есть еще способ обнизывания — в «снизку» Нередко в старых описях встречаем такое выражение: «в одну прядь», в «две пряди» и т.д. Длинные жемчужные нити в одну или несколько прядей шли на так называемые «Рясна» носимые при киках. С упоминанием о Рясна мы встречаемся неоднократно в наших старинных источниках. Богатый материал по ряснам дает опись XVI века суздальского Покровского женского монастыря, изданная как приложение к книге «Памятники старинного русского искусства в Суздальском музее. Особенно великолепным образцом убранства ряснами может служить головной убор богоматери на пелене XV века вклада первой жены царя Ивана Грозного, Анастасии Романовны. Эти рясна представляют собой жемчужные пряди, или, говоря языком древних: описей, «пряди», скрепленные вверху колодками с кольцами.

Название этого способа низанья, саженья жемчугом — «рясою» или «ряскою» — произошло, вероятно, от слова «рясна», то есть бахромой или кистями.

Еще одним из способов низанья, саженья жемчугом было низанье «в рефид», в «варефид», «в рефить», «в арефедь», то есть в косую клетку — ромбами, в результате чего получалась жемчужная сетка.

В народной одежде «рефидью» часто называется поднизь жемчужная у женского головного убора.

Близко к «рефеди», то есть к косой клетке, стоит способ низанья, саженья жемчуга «в сетку» прямую, «решеткой» и «клетками», «фонариком». Надо еще отметить один из способов шитья жемчугом — «в шахмат», при расположении зерен жемчуга в виде узора шахматной доски. Этим способом низались, например, ожерелья-воротники мужские пристежные к разным одеждам.

Кроме основных узоров — «клетка», «шахматы», «крестик» и прочих — жемчужной нитью дается и более разнообразный, иногда очень сложный узор. Часто встречается узор «трав», жемчугом выполняются буквы, надписи на церковных пеленах и других предметах, что придает надписи вид орнамента

При «сквозном» низанье или при «прорезном» шитье часто для достижения большого колористического эффекта под шитье жемчугом подкладывалась разноцветная фольга (очень тонкий лист меди, окрашенный чаще всего в алый цвет), что обычно встречается в народных женских головных уборах.

Особый вид техники: выполнение узоров так называемым «высоким» или «возвышенным» шитьем, под которым понимается обычно шитье жемчугом не прямо по ткани или по «бели», а по накладке.

Накладка эта бывает довольно высокой и иногда достигает 3–4 см, особенно на головных женских народных уборах. Эта выпуклая накладка делается из бересты, или из кожи, или из другого плотного материала и покрывается тонкой тканью. На эту настилку-выпуклость накладывается жемчужная нить и прошивается насквозь, прикрепляясь к основной ткани. Если же накладка очень высока, то она выделывается, расшивается отдельно, а затем в расшитом готовом виде прикрепляется к основному шитью.

В XVIII и отчасти в XIX веке применялась особая техника рельефного жемчужного шитья. Она заключается в искусном подборе жемчуга различной величины, который при сплошном нанизывании дает шитье различных уровней, производящее впечатление рельефа. В рельефный жемчужный орнамент вкраплены цветные камни. Как особенность стоит отметить шитье жемчугом без настила непосредственно по ткани.

Прежде чем нашивать жемчуг, вышивальщица наносила нужный узор на ткань мелом, углем или красками.

Узоры для низанья, так же как и для вышивания, помимо самих вышивальщиц выполнялись в зависимости от сложности узоров также и квалифицированными художниками того времени — «знаменщиками». Имена этих художников далеко не все дошли до нас, но всё же некоторые из них упоминаются в старинных рукописях. Так, например, известно, что во второй половине XVI века

Посник Дмитриев сын Ростовец «знаменовала покров, который расшивался жемчугом». Кто был этот знаменщик Посник Дмитриев сын Ростовец, более точных сведений нам не удалось получить. Но, видимо, это был, несомненно, большой художник, если ему поручили разрисовать под шитье жемчугом покров для усопшего царя Ивана Грозного. Трудно утверждать, но возможно, что это был тот самый Посник, имя которого с другим русским зодчим, Бармою, упоминается при постройке храма Василия Блаженного (Покровского собора). Известно еще одно имя: в первой половине XVII века художником, делавшим узоры «под низанье», был Гомулин Иван Ильин, государева серебряного дела знаменщик, считавшийся одним из лучших, мастеров своей эпохи.

ТЕХНИКА ЖЕМЧУЖНОГО ШИТЬЯ


    • Главная
    • Об авторе
    • Галереи
      • Вышивка в интерьере
      • Церковная вышивка
      • Сувениры
    • Карта сайта
    • Статьи
      • Вышивка в интерьере
      • Вышивка на одежде
      • Церковная вышивка
      • Сувениры
    • Заказчики
    • Контакты
  • Казанская икона Божьей Матери, вышитая жемчугом, бисером, золотыми и серебряными нитями, самоцветами

    Техника жемчужного шитья и вышивки бисером на Руси

    На Руси наряду с вышивкой золотыми и серебряными нитями, драгоценными и полудрагоценными камнями высоко ценили шитье или вышивку жемчугом. В северных реках Руси было много жемчуга, его-то и добывали крестьяне, а крестьянские женщины научились шить жемчугом, и передавали это искусство из поколения в поколение. Одежда стоила дорого, но особенно высоко ценилась одежда и головные уборы, декорированные вышивкой жемчугом.

    Женские головные уборы украшались жемчугом по разному: 1 – вышивкой жемчугом по плотному материалу (сплошное шитье жемчугом или с прорезью), и 2 – низанием из жемчуга прозрачных сеток или густых обнизей.

    Как правило, жемчужная вышивка по плотному материалу сочеталась с золотым шитьем. Контуры узоров, выполненные золотошвейным швом, обшивались золотым шнуром, канителью или жемчужной нитью. Если головной убор целиком покрывался жемчужной вышивкой, то мастерство вышивальщицы состояло в том, чтобы подобрать жемчужины по размеру. Для низания жемчужных сеток и обнизей жемчужины проходили тщательный отбор.


    Женский головной убор, выполненный в технике жемчужного шитья с густой обнизью. Тверская губерния XVIII в.

    Жемчужное шитье использовали также для украшения храмовой утвари и облачений священнослужителей. Жемчужную вышивку можно встретить на подвесных пеленах под иконы, покровах на раки святых, плащаницах, православных митрах и оплечьях для облачений.

    Техника жемчужного шитья актуальна и сегодня. Для вышивания жемчугом используются хлопчатобумажные или льняные, а также армированные нити разной толщины, и иглы: бисерная для низания жемчужин, и игла для нити прикрепа.

    Перед началом вышивки жемчугом готовится настил, который прокладывается на ткани по контуру всего рисунка толстой белой хлопчатобумажной нитью, и носит название «бель». Затем на двойную вощеную нить нанизывается необходимое количество жемчужин. Таким образом полученная жемчужная нить пришивается к настилу другой нитью с помощью поперечных стежков, захватывающих бель после каждой жемчужины. Жемчужная нить плотно крепится к настилу, чтобы жемчужины не болтались. С этой целью, как жемчужная нить, так и нить прикрепа в процессе работы все время подтягиваются. Жемчужины на жемчужной нити не должны сидеть слишком часто и касаться друг друга. Просвет между жемчужинами жемчужной нити, позволяет свету отражаться от поверхности перламутровых зерен и создавать неповторимое свечение. Узор, полученный жемчужным шитьем, по контуру можно подбить золотой нитью или золотым шнуром.


    Женский головной убор – торопец, выполненный в технике жемчужного шитья с обнизью в виде прозрачной сетки из жемчуга. Псковская губерния XVIII в.

    В технике жемчужного шитья используются разные приемы заполнения поверхности. Поверхность можно заполнить сеткой с частыми или редкими ячейками из бисера или мелкого жемчуга, а можно создать поле, сплошь заполненное бисеринами или жемчужинами, расположенными в шахматном порядке. Примером такого жемчужного шитья является Казанская икона Божьей Матери.

    Жемчужное низание и вышивка жемчугом

    • ЖАНРЫ 359
    • АВТОРЫ 258 388
    • КНИГИ 593 385
    • СЕРИИ 22 193
    • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 553 985

    Б. И. Сребродольский

    АКАДЕМИЯ НАУК СССР

    Ответственный редактор кандидат геолого-минералогических наук Н. А. СОЗИНОВ

    Рецензент О. В. ГОРБАЧЕВ

    Жемчуг — один из красивейших самоцветов. С древних времен его высоко ценят за нежные переливы цвета и загадочный внутренний свет. Именно эти свойства, сферическая или правильная грушевидная форма, редкость нахождения в природе и создали мировую славу жемчугу. Человек поставил его в один ряд с драгоценными камнями высшего класса, он может состязаться даже с бриллиантом.

    Жемчуг необычен, как необычны его история и происхождение, связанное с процессом жизнедеятельности моллюска. Само слово «жемчужина» означает высокое качество предмета. Белизна и радужный переливчатый блеск жемчуга делают его символом чистоты. Именно поэтому он был излюбленным украшением в древней Руси и широко применялся в шитье. Мягким серебристым светом мерцали жемчужины на простых одеждах и на торжественных нарядах наших далеких предков.

    Широкая популярность жемчуга связана прежде всего с многообразием его цветовых оттенков, среди которых поистине великолепен белый с мягким голубоватым отливом, переходящим в радужный. С глубокой древности его использовали как драгоценное украшение. Очень красив черный жемчуг. Большие черные жемчужины встречаются настолько редко, что каждой из них присваивают имя.

    Слово «жемчуг» предположительно происходит от китайского «чжень-чжу», арабского «зеньчуг» или татарского «зеньджу». Индейцы называют его «маньяра» — бутон цветка, а греки — «маргаритес». На Руси слово «жьнчуг» впервые появилось в 1161 г. Синоним жемчуга — перл, так называют этот самоцвет немцы, французы, англичане.

    Жемчуг — замечательный дар природы. Его находят не только в тропических морях, но и в холодноводных реках, ручьях и озерах. К сожалению, о речном жемчуге мы знаем сегодня в основном благодаря литературе и музейным экспонатам. А ведь в недалеком прошлом жемчуга было много в северных озерах и в реках обоих полушарий. В последние десятилетия проблема возобновления промысла отечественного жемчуга привлекает к себе все большее внимание.

    Легенды о жемчуге

    Жемчуг занимает почетное место среди драгоценные камней. Еще в начале нашей эры Плиний Старший помещал жемчуг между алмазом и изумрудом. Однако природа жемчуга долгое время была неизвестна. Очевидно, поэтому тайну его рождения человек облек в форму поэтических историй, легенд, небылиц и даже забавных вымыслов. Легенды и различные истории о жемчуге можно разделить на две группы: одни красочно объясняют происхождение жемчуга, другие повествуют о его необыкновенных свойствах.

    Согласно старинной индийской легенде жемчуг — это попавшая в раковину и застывшая в ней капля дождя, Об этом пишет древний поэт Индии Калидаса в поэме «Малявика и Агнимитра». Автор излагает первые представления о происхождении и образовании загадочного самоцвета. Суть их сводится к следующему. Когда первые дождевые капли со звоном ударяются о поверхность моря, из синих его глубин медленно поднимаются жемчужницы (двустворчатые моллюски, в мантии которых может образоваться жемчуг). Они раскрывают свои перламутровые створки и ловят всего одну дождевую каплю. После этого жемчужницы медленно опускаются на дно. Там, в темноте, и превращается капля в ни с чем не сравнимый перл.

    По данным индийского минералогического сочинения «Ратнапарикша», прославленные жемчужины «произошли» от слона, облака, кабана, рыбы, змеи и устрицы. А средневековый багдадский ученый-минералог Наср ибн Якуб ид-Динавари писал об особой породе слонов («пахнущих жасмином»), на лбу которых прячутся желтые жемчужины.

    В XVII в. армянский историк Аракел Таврижеци так представлял себе образование жемчуга: «Жемчужные устрицы, подобно рыбам, мечут семя в море, отчего происходит и перламутр. Когда в мае идут дожди, устрицы выплывают на поверхность воды и греются, а на ночь снова отправляются в море. Так они делают до 40 дней, и тогда только образуются жемчужины».

    Жители русского Севера издавна знали, что жемчуг следует искать в тех реках, куда заходит царская рыба — семга. Это и породило предание о том, что жемчужина зарождается в жабрах семги. Несколько лет плавая в море, семга носит с собой жемчужную искру, а когда возвращается в реку, то в теплый солнечный день находит на дне раскрытые раковины и в самую красивую из них бережно опускает жемчужную звездочку. Из нее позже вырастает жемчужина, нежно-розовая, иссиня-черная, темно-серая.

    На Филиппинах, где испокон веков ловят жемчуг, известна такая история. Когда солнце взошло над морем, его лучи попали в открытые створки раковин и в каждой из них образовалось по жемчужине. Раковины располагались на поверхности рифов, и любой мог достать их без труда. Однако вскоре людей обуяла жадность. Вожди племен, стремясь собрать на рифах весь жемчуг, перессорились между собой и стали вести кровопролитные войны. С тех пор жемчужины ушли с рифов в море, и за ними теперь нужно было глубоко нырять. По катарскому поверью, жемчужницы поднимаются по ночам на поверхность моря, затем уходят обратно, а попавшие в них капли дождя или росы превращаются в жемчужины.

    На русском Севере с жемчугом издавна были связаны представления как о радости, так и о горе. В легендах со слезами печали отождествляется половинчатый жемчуг, а со слезами радости — скатный. Согласно другим русским поверьям жемчуг приносит только радость, счастье и богатство, а также благотворно влияет на здоровье человека. В «Изборнике Святослава» (XI в.) говорилось, что перл (жемчуг) способствует благоденствию и долголетию, считается счастливым талисманом. Эти идеи содержатся и в ряде других литературных источников.

    Строение жемчуга. Жемчужина состоит из ядра, основной части и оболочки. Ядро составляет не менее пятой части жемчужины. Иногда оно отсутствует, тогда место его нахождения угадывается по побелению в центре жемчужины, вызванному появлением пелитоморфного арагопита. Редко на месте ядра бывает пустота. На качество жемчуга ядро не влияет, роль его чисто генетическая: от него начинается рост жемчужины. В ядре можно обнаружить чужеродные тела. Это минералы, случайно попавшие в раковину, и сгустки органического вещества, отложившегося в результате патологических изменений в организме моллюска.

    Минералы представлены зернами плагиоклазов, кварца, частичками пластинок каолинита и слюды. Скопления органического вещества имеют круглую или неправильную форму. Порой такое скопление занимает около половины поперечного среза жемчужины. В центре оно светлее, по краям грязно-коричневого цвета, мягкое. Круглые скопления обычно не содержат никаких примесей, неправильные — нередко вмещают хлопьевидные частички арагонита.

    Ядро жемчужины часто окружено тонким слоем органического вещества, хорошо выделяющегося своим темным цветом на сером фоне кристаллов арагонита. Непосредственно на нем нарастает основная масса жемчужины. Она состоит из призматических (шестоватых) кристаллов арагонита, которые разделены тонкими органическими прослойками. Органическое вещество придает коричневатый оттенок всей жемчужине.

    Призматические кристаллы арагонита имеют четырех-, пяти-, шести-, семи- и восьмиугольное сечение. Исследование поперечного сечения позволило выделить кристаллы трех типов и сростки. Кристаллы первого типа немногочисленны, сечение их четырех- и шестиугольное. В огранке принимают участие плоскости призм <010>(первый вид кристаллов), <010>и пинакоида <100>(второй вид). Кристаллы второго вида преобладают. Основной (габитусной) на всех кристаллах является призма <110>, пинакоид <100>всегда имеет подчиненное значение. По-видимому, кристаллы первого типа формировались раньше других. По сравнению с последующими выделениями арагонита грани их наиболее ровные. Кристаллы второго типа имеют неправильное многоугольное сечение, грани их обычно слегка вогнуты или выгнуты. Это по существу кривогранные кристаллические образования. Еще более кривогранны кристаллические образования арагонита третьего типа. По этой причине определение граней в них сильно затруднено. Каждый кристаллик арагонита вырастает на конхиолиновой (органической) основе и в конхиолиновом чехле.

    Жемчужное низание и вышивка жемчугом

    Войти

    История бисера на Руси

    На территории нынешних России, Украины, Беларуси и ещё нескольких соседних стран создание и использование крупных и мелких бус процветало с древнейших времён. Почти ничего не дошло с тех пор до наших дней, и официальная история умалчивает о целых веках и тысячелетиях древнерусской истории. Наши прародители в то время отдавали предпочтение живым природным материалам и, прежде всего, жемчугу.

    В скифо-сарматскую эпоху (2 – 2,5 тысячи лет назад) бусы уже широко использовались как народами северных территорий, так и племенами Причерноморья. А во времена Киевской Руси они и вовсе не являлись редкостью. Причём славянские народы были знакомы со стеклянными ожерельями и бисером не только благодаря торговым отношениям со странами Ближнего Востока и Византией. Стеклянные ожерелья, перстни и браслеты всевозможных форм из непрозрачного, полупрозрачного и прозрачного стекла разнообразных цветов (преимущественно зелёного, жёлтого, синего, фиалкового и чёрного) изготавливали в небольших местных стекломастерских. Большое число таких поделок и бус производили Киев, Новгород, Чернигов, Старая Ладога, Белая Вежа, Тмутаракань…

    Производство именно бисера появилось вместе с Византийскими мозаичными мастерами, которые пришли на Русь после принятия христианства. Но вследствие многовековой междоусобицы, а затем нашествия ханских завоевателей, это дело не удержалось, и широкое производство стекла на Pycи прервалось на много столетий.

    Впрочем, ваши предки по-прежнему отдавали предпочтение природным материалам. Даже под словом «бисер» русичи на протяжении многих веков понимали именно жемчуг. В древнерусском искусстве жемчуг имел самое широкое хождение. Обилие жемчуга в реках и морях послужило основой для его применения в различных видах творчества. Одним из излюбленных и распространённых на Руси средств украшения одежды и различных предметов быта было украшение их шитьём, достигшее с веками высокого мастерства. Овладение им составляло предмет воспитания и княжны, и крестьянской дочки. Именно в этой области жемчуг имел наибольшее применение. Так повсеместно возникли и получили развитие различные приёмы шитья жемчугом, создалось своеобразное народное искусство жемчужного шитья.

    Шитьё жемчугом – «низанье», «саженье» – является почти исключительно женским искусством. Если в кружевном деле иногда встречаются соперники в лице мужчин-кружевников, то в искусстве низанья жемчугом славится долгие века именно умение женщины. Даже иностранцы, которых нельзя было заподозрить в излишних симпатиях к инородцам, и те отмечали великое умение русских женщин шить жемчугом. Вышивальщицы, иногда самостоятельно, иногда (в поздние эпохи) уже по заданным контурам, творили свои произведения из шёлка, золотяных нитей, камней и жемчуга. Последний накладывался, «садился» с особым чувством. Мастерицы в созданных ими шитье и украшениях, сотворили целую область народного искусства: искусства коллективного, не знавшего школ, руководимого лишь чувством красоты, гармонии и тонкого художественного вкуса.

    Основным предметом быта, на который распространилось шитьё жемчугом, была одежда. Им украшалась главным образом праздничная одежда, а в правящих кругах – и повседневная. Значение одежды в быту древней Руси было очень велико. Это можно объяснить тем, что изготовление даже простой ткани требовало очень много труда, умения и времени. Изготовление же узорной, богатой ткани из ценной пряжи – тонкой шерсти, шёлка, золотяной нити, – требовало большого мастерства, порой переходившего в искусство. Высокая стоимость материала, из которого изготавливалась одежда, и его добротность вызывали бережное отношение к одежде.

    Она передавалась, как ценная вещь, по наследству. Это практиковалось и у простого народа, и у знати. Главное внимание обращалось на материал, из которого была сшита одежда, на то, чем она была украшена. Покрой оставался единым во всех слоях общества, но одежда простолюдина существенно отличалась от одежды знатного человека. Отличалась именно материалом и украшением. В народе главным образом бытовали ткани домашней выработки – из шерсти, льна.

    Богатые слои общества пользовались и отечественными тканями более тонкой выработки, и привозными – золотяными, шёлковыми, шерстяными. Наряды, построенные из этих тканей, часто покрывались жемчужным шитьем. Им вышивалось всё: от головных уборов до обуви – кокошники, воротники, обшлага, пояса, рукавицы, подолы… При этом покрытая жемчугом одежда помогала человеку сохранять своё сердце, тело и дух в чистоте и святости, символом чего по-прежнему являлся этот благородный материал.

    Обилие жемчуга на одеждах поражало видавших виды иностранцев. Они отмечали, что: «Есть губернии, как, например, Нижегородская, в которых каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до тысячи настоящих жемчужин». «У всех женщин, которых я тут видел, даже у самых бедных рыбачек, было на шее по крайней мере 3-4 нитки настоящего жемчугу; у более зажиточных бывает по 10-12 ниток и даже головные уборы, вышитые жемчугом, наподобие диадемы. На здешние купеческие свадьбы купчихи приезжают совершенно унизанные жемчугом и драгоценными каменьями. Костюм, стоящий 100 000 ассигнациями, считается у них ни по чём». Жемчуг также применялся при создании ожерелий, наручных браслетов, перстней и поднизей.

    И русичи, и их потомки различали понятиея «жемчуг» и «жемчужина». Под последним названием понимался особой добротности жемчуг. А название «жемчужина» – для определения красоты вообще и редкости предмета – сохранилось в повседневной речи и до сих пор (говорят, например, «Крым – жемчужина юга»). И в древности слово «жемчужный» обозначало самое высокое качество предмета или наивысшую ценность: «Един же изрони жемчужну душу из храбра тела чрес злато ожерелие», – писал автор «Слова о полку Игореве». Несмотря на изобилие жемчуга в быту древней Руси, он всё же был в большой цене, что видно из частого упоминания о жемчугах как о драгоценностях, передающихся из рода в род.

    Особая область применения жемчуга – религиозная. До нас дошли свидетельства и произведения бисерного искусства уже времён после принятия христианства. Все ранние работы были либо уничтожены, как языческие, либо разнизаны и использованы для создания образов новой веры. Наиболее древнее письменное упоминание о таком жемчужном шитье относится к X веку.

    Древнерусская живопись – фреска, икона и мозаика – с XI века также свидетельствует о широком применении жемчужного шитья в русской одежде, головных уборах, обуви. В церкви Св.Софии в Новгороде, на фреске «Константин и Елена» XII века видим контурные линии одежд, переданные жемчугом, а от начала XV века до нас дошло изображение жемчужного шитья на фреске Андрея Рублёва (Успенский собор во Владимире) с изображением «праведных жён, идущих в рай».

    В куполе собора Св.Софии в Киеве XI века из четырёх мозаичных фигур архангелов сохранилась лишь одна. Одежда этого архангела покрыта жемчужным шитьём. Линии одежд святых и нимба низаны жемчугом так же, как и нимбы над головами других персонажей. Посвятившие себя богослужению монахи и монашенки, отгороженные монастырскими стенами от мирских тревог и суеты, вышивали жемчугом иконы, оклады, пелёны и ризы во славу Того, Кто создал всех нас. Конечно же, по чистоте и внутреннему сиянию, духовности эти работы равняться с лучшими произведениями человеческого духа.

    Традиция эта была бережно пронесена сквозь века смут и потрясений, пережила все нашествия и братоубийственные войны, времена застоя и реформ. И по сегодняшний день жемчугом окаймляются церковные атрибуты, убранство и утварь, а также одежды священнослужителей и патриархов.

    В XVI веке складываются особо благоприятные условия для развития искусства шитья жемчугом. Мощь и богатство Московского государства отражались в блеске великокняжеского двора. Это достигалось пышными дворцовыми приёмами иностранных посольств, великолепием убранства дворцовых палат и необычайной роскошью одежд государя и его окружения.

    Посол императора Максимилиана II Ганс Кобенцль, бывший в Москве в 1575 –1576 годах, рассказывал, что мантия Ивана Грозного была сплошь покрыта алмазами, рубинами, смарагдами и другими драгоценными каменьями и жемчугами величиной с орех. Казна московского государя накапливала несметное количество драгоценных каменьев – лалов, яхонтов, бирюзы, смарагдов…

    Но главное место среди всех драгоценностей занимали жемчуг и жемчужное шитьё, которое являлось самым любимым и ценимым украшением. Эти сокровища показывались иностранным посольствам. Впечатление, которое эта сказочная роскошь производила на иностранцев, было потрясающим.

    Архиепископ Арсений Элассонский (Фессалия) описывал великолепие наряда царицы Ирины Федоровны Годуновой во время приёма константинопольского патриарха Иеремии (1588 – 1589). По его словам, всех увидевших царицу объял как бы «сладостный трепет благоговения» («omnes blandus quidam horror perstrinxit»).

    «Царица имела ослепительного блеска корону, которая была искусно составлена из драгоценных каменьев и разделена жемчугами на двенадцать равных башенок по числу двенадцати апостолов. В ней находилось множество карбункулов, бриллиантов, топазов и круглых жемчугов, а кругом была унизана большими аметистами и сапфирами. С обеих же сторон спускались три длинные цепи, составленные из столь драгоценных каменьев и покрытые столь большими и блестящими изумрудами, что их достоинства и стоимость были выше всякой оценки».

    «Одежда государыни с длинными рукавами, достигавшими пальцев, была сделана с редким искусством из толстой шёлковой материи со многими изящными украшениями. Она была усажена драгоценными жемчугами, и посреди украшения блистали превосходные драгоценные каменья, с виду очень простая, безыскусная, на самом же деле чрезвычайно дорогая и замечательная по множеству сапфиров, алмазов и драгоценных камней всякого рода, которыми она была покрыта. Такою же пышностью отличались башмаки, цепь и диадема великой княгини. Малейшей части этого великолепия достаточно было бы для украшения десяти государей».На приёме царица Ирина поднесла в дар Константинопольскому патриарху чашу, наполненную шестью тысячами жемчужин.

    По сравнению с жемчугом бисер и стеклярус ценились на Руси невысоко: ими украшали свою одежду лица незнатные. Неудивительно, что в русских толковых словарях XV – XVII веков словом «бисер» обозначали жемчуг: «перлы, жемчуг», или «бисер, камень честен». Только во второй четверти XVII века в письменных источниках упоминается цветной, то есть стеклянный, «бисер». Таким образом, лишь в XVII столетии мелкие стеклянные бусы, внешне напоминавшие жемчуг, получили название бисер. Термин «стеклярус» возник ещё позднее. В XVII веке бытовало другое наименование этого типа бус – «одекуй». Лишь в XVIII столетии названия «бисер» и «стеклярус» стали уже устойчивыми.

    Применение бисера в шитье и других изделиях начало возрождаться снова только в XV столетии. Его привозили из-за границы, из Венеции. Вначале он был более редким, чем отечественный морской и речной жемчуг, и поэтому им разукрашивали преимущественно предметы религиозного культа, вещи для царского двора и для аристократов. Несомненно, что при оживлённых отношениях с Венецией, откуда выписывались разные мастера и художники, Москва стала большим рынком сбыта для венецианского бисера.

    Из этого нового чудного материала стали плести разнообразные сетки, нанизывать торочки и рясна к головным уборам, изготавливать пуговицы и серёжки; им вышивали, разукрашивали одежду и всевозможные предметы. Бисерные серьги и пуговицы также начали занимать не последнее место в наряде русских модниц. Рукодельницы старой Руси обильно применяли бисер в своих вышивках и низаньях наравне с жемчугом и самоцветами.

    Обычно бисером исполнялся только орнамент вышивки, а для фона – или оставляли открытой материю, по которой вышивали, или покрывали золотыми блёстками, или подкладывали цветную фольгу, или зашивали в гладь золотыми и серебряными нитками. Таким приёмом исполнены те подвязки, кокошники, воротники, оплечья, прошивки, коймы и вошвы, которые можно видеть в разных русских музеях. Целые ризы на иконы, отдельные цаты и венчики вышивались таким же образом. Но таких цельных бисерных вышивок, какие оставили нам конец XVIII и первая половина XIX века, где бисер является единственным и самодовлеющим материалом, мы в московский период ещё не имеем.

    В конце XVII века (1680 г.) в Париже Рierr’ом Jaquin был найден способ изготовления искусственного жемчуга. Такой поддельный жемчуг уже нередко встречается в шитье XVIII века как на вещах церковного быта, так и на народных одеждах. Им украшены многие пелены, хранящиеся в Историческом музее, а также он встречается на разнообразных народных женских головных уборах – чёлках, венцах, киках. К этому же времени относится начало заката жемчужного промысла.

    Целый ряд указов Петра I, Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II предусматривал «поднятие русского жемчужного промысла». Он был взят под государственный контроль, ловля жемчуга доверялась только знающим людям и в строго отведенное время.

    Начиная со времени царствования Петра I правящее сословие перестало носить русскую одежду. Вследствие отказа верхов общества от национальной одежды сузилась и область применения жемчужного шитья. В обиходе рядового дворянства такое шитьё на одежде заменилось самоцветными каменями и стразами (поддельными драгоценными камнями из свинцового стекла с различными примесями). И постепенно стеклянный заморский бисер стал быстро наводнять Россию.

    С XVIII века начинается расцвет бисерного искусства на Руси. Поднявшаяся и окрепшая после нашествия монголо-татар и смутного времени страна наконец-то смогла передохнуть и взглянуть в свои глубины, на духовные истоки и потенциал. Увлечение бисерными и стеклярусными работами расцвело в XVIII веке и длилось до начала XX столетия. В них нашли своё отражение все художественно-стилистические направления, существовавшие тогда в России. Красивый и прочный материал пользовался успехом при оформлении интерьеров, привлекался для отделки дворцовых залов, украшал быт помещичьих усадеб, употреблялся в народных костюмах и предметах культового назначения.

    Доступные многим холст, канва, нитки, бусы, хорошо знакомые мастерицам по другим видам декоративно-прикладного творчества; приёмы работы – вышивка, вязка, низание – вызвали увлечение этим искусством в самых различных слоях русского общества: дворянстве, купечестве, у горожан среднего достатка, представительниц сельской интеллигенции, духовенства и у зажиточных крестьянок.

    Традиция искусства шитья была ещё крепка в русской семье того времени, ещё не забылись наставления бабушки-боярыни, которая сама сидела за пяльцами среди своих девушек в терему. Будь то простая крестьянка, помещица или царская дочь, девушек сызмальства обучали вышивке. В каждой помещичьей семье и хозяйка дома, и её дочери принимали живое участие в рукоделиях.

    Со временем стали использоваться новые приёмы отделки интерьеров, привлекаться неизвестные ранее материалы. Так, в обиход вошли пышные орнаменты стиля барокко, которые стали появляться в дворцовых интерьерах в виде золочёной резьбы и лепного декора, расписных панно и плафонов, обивки стен цветными шёлковыми тканями и вышивками. Довольно быстро (уже в первой половине XVIII столетия) им на смену пришли более изощрённые мотивы рококо.

    В середине века появляются первые стеклярусные и бисерные панно – большие тяжёлые ткани, наподобие ковров, сплошь узорно расшитые бисером – как бы миниатюрные бисерные мозаики. Многоцветные, с переливами тонов, они вполне соответствовали жизнерадостному характеру декора того времени. Крупные вышивки иногда целиком покрывали стену, заменяя обивку, иногда висели на стенах в рамках, как живописные картины. Это, конечно, очень оживляло убранство комнат.

    Во второй половине XVIII столетия мода стала несколько строже, возвращаясь к тому, что называют классицизмом – стилю утончённых консервативных вкусов. Из уже имеющихся приёмов оформления отбирались те, что соответствовали новому направлению. Бисерно-стеклярусные вышивки использовались в качестве картин, настенных панно и для обивки мебели. Тогда же появляются украшенные бисерными чехлами или вышивками повседневные вещи. В узорах вышивок стали чаще проявляться мотивы народного искусства. Впрочем, это не означало, что люди стали лучше чувствовать природу – напротив, началась эпоха наибольшего отделения человека от природы. Это наложило печать и на искусство вообще и бисероплетение в частности.

    На конец XVIII и первую четверть XIX века пришёлся расцвет помещичьего быта, когда в усадьбах создавались целые ремесленные мастерские из крепостных крестьян. Многие их этих работников творили настоящие произведения искусства, становились великими мастерами! Бисерная работа не терпит суеты, а деревенская жизнь оставляла много свободного времени. Большинство рисунков, выполненных печатным способом, стало приходить из-за границы. Однако когда мастерица в достаточной мере овладевала техникой и пониманием строения бисерного рисунка, многие композиции создавались уже самостоятельно.

    В середине XIX века интерес к бисеру снова снизился. Только на рубеже XIX – XX веков бисер снова появляется. Но он уже не играет доминирующей роли. В большинстве случаев используется для декорирования женской одежды. Бисерная отделка одежды была традиционной. Эта традиционность выражалась в характерном для каждой местности узором или цветовой гаммой. Например, в узорах Тверской губернии преобладали геометрические формы. Цветовая гамма белые цвета с вкраплениями зеленого, темно-желтого, кирпичного. В Костромской губернии характерны были сетки из бесцветного бисера. В Новгородской губернии было распространено шитье бисером, в виде изогнутых цветочных веток. Брянская губерния славилась полосами из прозрачного, зеленого и коричневого бисера. Орловская губерния славилась ромбами желтого, красновато-кирпичного, синего цветов.

    В начале XX века бисерный промысел начинает перерастать в промышленное производство. Изделия из бисера демонстрируются в крупных европейских городах. Огромный успех на международных выставках приводит к созданию в Петербурге и Таллинне школ народного искусства. Так же появляются фирмы, занимающиеся производством бисерных изделий. Но после революции 1917 года бисерное дело резко прервалось и исчезло на долгие годы.

    Читайте также:  История моды в Испании XVI - XVII века
    Ссылка на основную публикацию