Девичьи и женские головные уборы древней Руси

Женские головные уборы на Руси

На Руси говорили: «На парне да на мужике всё та же шапка; а девка простоволоса, жёнка покрыта» (из словаря В.И.Даля). Так издревле все женские головные уборы были разделены на девичьи и для замужних женщин.

Повязки и тесемки

До замужества головной убор не закрывал макушки его обладательницы, оставляя открытыми волосы. С детства девочки носили на голове простые тесёмки, сделанные из материи.

Взрослея, девушка получала повязку (перевязку), называемую в некоторых районах увяслом, которая обхватывала лоб и скреплялась на затылке узлом. Эту повязку делали из шёлковой ленты, берёсты, а в богатых семьях из византийской парчи. Её украшали вышивкой, бисером, стеклярусом, золотом и драгоценными камнями.

В переписи имущества дочери царя Алексея Михайловича — Анны упомянута «перевязочка, низанная жемчугом». Иногда налобная часть повязки имела особое украшение в виде какого-либо узорчатого узла или фигуры и называлась чело (начёлка).

Венчик

Другой разновидностью девичьего головного убора был венец (венчик), который вёл своё происхождение от венка, составленного из луговых цветов, и по верованиям предков являлся оберегом от нечистой силы. Венец делали из тонкой (около 1 мм) металлической ленты, ширина которой составляла не более 2,5 см. Для его изготовления использовали серебро и бронзу. По своей форме венец напоминал повязку, с той лишь разницей, что на концах мастер делал крючки для шнурка или ленты, которая завязывалась на затылке. Часто венец покрывался каким-либо узором с зубцами наверху. Девичий венец, унизанный жемчугом вдоль щёк, девушка надевала на большой праздник или свадьбу, и тогда он уже назывался рясочник. Такой головной убор украшал на свадьбе голову царицы Евдокии Лопухиной, жены Петра I — «венец с каменьи и с жемчуги».

Зимняя шапка

Зимой девицы покрывали голову шапкой, называемой столбунец. Из-под него выпадала на спину коса, в которую вплеталась красная лента.

А.П.Рябушкин. Боярышня XVII в. На голове у девушки столбунец

Замужество и головной убор

После замужества убор женщины резко менялся, ведь её красота теперь принадлежала только мужу. Иностранцы, посетившие русских, оставили описание такого свадебного обычая: во время праздника жених набрасывал своей избраннице на голову платок и становился таким образом её мужем.

М.Шибанов. Празднество свадебного договора. Фрагмент

Платок или же убрус

Одним из самых древних женских головных уборов является платок – убрус. В разных областях России он получил разные названия: полотенце, ширинка, намётка, подширье, фата и т.д. Убрус состоял из тонкого прямоугольного полотнища длиной до 2 м и шириной 40—50 см, один конец его украшался шитьём, вышивкой из шёлка, золота, серебра и свисал на плечо, а другим обвязывали голову и скалывали под подбородком. В X—XI вв. поверх убруса помещали ювелирный набор, состоящий из висячих колец и различных украшений.

Способы подвязывания платков

Позднее убрус приобрёл треугольную форму, тогда оба конца скалывались под подбородком или повязывались на голове красивым узлом, для чего требовалось особое умение. Концы платка спускались на плечи и спину и также богато расшивались. Мода носить платки, завязав узел под подбородком, пришла в Россию лишь в XVIII—XIX вв. из Германии, до этого же платок обхватывал шею, а узел помещался высоко на макушке, так, как будто болят зубы. Этот способ назывался «головка». Выразительность женского платка, как писал в XVIII в. один современник, служила цели «придать большую цветность и возвысить красоту» женских лиц.

К.Е.Маковский. Под венец. 1890-е гг.

Как спрятать волосы?

Составляя свой головной убор в будние дни, женщина надевала подубрусник или повойник (волосник), представлявший собой небольшую шапочку-сетку из тонкой ткани, он состоял из дна и околыша со шнуровкой вокруг головы, с помощью которой шапочка туго завязывалась сзади. Повойник украшали жемчугом, камнями, нашивая их на область лба, эту нашивку берегли и передавали от матери к дочери, перешивая на новый головной убор.

Главной задачей повойника было прятать волосы женщины от окружающих, но многие усердствовали, стягивая его так, что не могли моргать. Поверх повойника женщина надевала платок или шапку. С XVIII в. повойники начинают меняться и приобретают форму чепца, который иногда носили и поверх убруса, это зависело, главным образом, от богатства и красоты того или иного предмета. К головным уборам, платкам, одежде относились с трепетом.

И.П.Аргунов. Портрет неизвестной крестьянки в кокошнике

Головные уборы замужних женщин

После замужества вместе с убрусом и повойником женщина получала кику (кичку).

Историк И.Е.Забелин назвал её «короной замужества», т.к. этот головной убор был привилегией только мужних жен. В древнерусском языке одним из значений слова кика является «то, что волосы прикрывает». Кику можно было узнать сразу по лопатке или рогам, торчащим вверх надо лбом. Рога были связаны с верованиями в оберегающую силу, именно они уподобляли женщину корове — священному для наших предков животному. Защита молодой женщины, её ребенка — вот главная идея рогатой кики, другой смысл заключался в плодородии, продолжении рода.

Девичий головной убор — повязка. Нижегородская губерния. XIX в.

Кику носили поверх повойника, и состояла она из обруча, незамкнутого сзади, сверху обшитого тканью. Обруч имел форму полумесяца или подковы. Высота рогов для кики могла достигать 30 см, делали их из дерева или плотно скрученного холста. Задняя часть из дорогой материи или меха называлась подзатыльник, украшали его особенно нарядно, ведь именно он заменял косу, которой женщина лишилась. Здесь помещалась богатая вышивка или широкая декоративная подвеска с длинными цепочками из бляшек. Сверху на кику прикреплялся чехол-покрывало, называемый сорока, впоследствии он даст название этому составному головному убору. В таком облачении женщине следовало ходить, высоко подняв голову, красивой и мягкой поступью, что и породило выражение «кичиться», т.е. возноситься над другими людьми.

Славянский убор. Прообраз кики с украшениями

Разновидностью кики для особ княжеского и царского рода была коруна. Она отличалась своей формой — короной, богато украшенной, под которую надевали убрус. К убору добавляли ряски, жемчужную поднизь на лоб, колты, внутрь которых вкладывали кусочки тканей, пропитанные «ароматами», т.е. духами.

Кокошник

Ещё одним головным убором наших прабабушек был кокошник (от древнеславянского кокош — курица, наседка, петух). Отличительной особенностью кокошника являлся гребень — его передняя часть. Делался гребень на твёрдой основе и был высоко поднят надо лбом, сзади кокошник фиксировался с помощью лент. Он был затянут тканью. Позднее кокошники станут носить и незамужние девушки, у них верх убора останется открытым. Высокие и плоские, обтянутые материей или у богатых — кожей, кокошники украшались металлической нитью, жемчугом, бусинками, стеклярусом. К кокошнику прикрепляли покрывало из дорогой узорной ткани, поверх носили фату или платок, сложенный треугольником. У простого народа кокошник появился примерно в XVI—XVII вв., заменив собой кику. Духовенство боролось с «рогатой», запрещало в ней ходить в церковь и приветствовало замену на более «безопасный» головной убор.

Голова женщины украшена кикой и платком

Шляпки

С конца XVI в. в весенне-осенний период женщины, выезжая «в люди», поверх убруса надевали шляпу. «Носят шляпы из белого войлока, похожие на те, что епископ и аббаты носят на прогулке, только что те тёмно-синие или чёрные», — свидетельствовал Жак Маржерет, капитан иноземных телохранителей царя Бориса Годунова.

Женский украшенный вышивкой платок. Север. XIX в.

Меховые шапки

Зимой надевали шапки из бархата, отороченные мехом. Верх шапок делался из клеёной бумаги или ткани, он был круглой, конусообразной или цилиндрической формы и отличался от мужских украшением — шитьём, жемчугом, камнями. Так как шапки были высоки, для сохранения тепла внутрь подкладывали лёгкий мех или набивали атлас. К шапкам относились бережно, известно, что по прошествии сезона царские дочери обязаны были «сдавать» свои зимние уборы на хранение в Мастерскую палату, где их помещали на болваны и укрывали чехлами. На шапки шёл разный мех – бобровый, лисий, соболий, «девичьим мехом» считался заячий и беличий. Так же как и мужские, женские шапки назывались «горлатными» и надевались в несколько слоёв.

Английский дипломат Джайлс Флетчер, являясь послом в России с 1588 г., оставил такое свидетельство: «Благородные женщины носят на голове тафтяную повязку, а сверх неё шлык, называемый науруса, белого цвета. Сверх этого шлыка надевают шапку из золотой парчи, называемую шапкой земской, с богатой меховой опушкой, с жемчугом и камнями, но с недавнего времени перестали унизывать шапки жемчугом, потому что жены дьяков и купеческие стали подражать им».

Кокошник. Нижегородская губ. XIX в.

Каптур – зимняя шапка

В «Домострое», в главе «Как всякое платье кроить и остатки и обрезки беречь» находим ещё один вид зимнего женского головного убора: «В домашнем обиходе, коли случится какое платье кроить себе, или жене, или детям, или людям, или летник, или каптур, или шапку, и сам государь смотрит и смекает; остатки обрезков сохраняет…»

Каптур являлся дальним родственником капора и пользовался популярностью у вдов. Он защищал голову от стужи, т.к. по форме это был меховой цилиндр, покрывавший не только голову, но и облегавший по обе стороны лицо. Шили каптур из меха бобра, а в семьях победнее использовали овчину. Сверху на каптур женщины надевали особый чехол или повязку. Неизвестный художник первой половины XVIII в. изобразил мать Петра I — Наталью Кирилловну Нарышкину в таком головном уборе, что говорит о популярности каптуров среди женщин знатного сословия.

Старинные головные уборы — девичьи кокошники, женский кокошник

Треух

У мужчин женщины переняли ещё один головной убор, о котором говорилось выше, — треух. В отличие от каптура верх треуха покрывался не мехом, а тканью, а налобная часть опушалась соболем и украшалась жемчугом или кружевом.

От славян и до Петра I причёски и головные уборы наших предков претерпели небольшие изменения. Их основу составляли шапка и платок. Но уже в те времена люди понимали, что головной убор — своего рода визитка, способная многое рассказать о своём владельце.

Традиционные русские женские головные уборы

Головной убор в женском русском национальном костюме это не аксессуар, который может быть, а может и не быть. Это очень важная и обязательная часть повседневной и праздничной одежды. Видов головных женских уборов было достаточно много и современному человеку разобраться во всех этих корунах, киках и кокошниках достаточно трудно. Тем более, что на наш современный взгляд они, временами, похожи как близнецы, хоть и называются по- разному. А ведь для наших предков головной убор (как, впрочем, и весь народный костюм) был «говорящим». С первого взгляда можно было определить издалека ли прибыла гостья, например, на ярмарку. Ведь в каждой губернии и волости была своя «мода» на то, какой головной убор носить, как он должен выглядеть и чем его украшать. И о социальном положении хозяйки многое можно было узнать. Главное – мужняя ли она жена или свободная девица-барышня. И примерный достаток угадывался – по богатству отделки головного убора и материала из которого он был сделан.

Предлагаем вам краткий обзор мира русских народных головных уборов. Надеемся, что эта статья поможет сделать язык и образы народного костюма понятнее и ближе.

Говоря о головных уборах, следует начать с того, что под ними «прячется» – с традиционной русской женской прически.

Девичьи и женские традиционные русские народные прически.

Традиционные представления о прическе у девиц и замужних женщин были очень четкими. Если коса – это девичья краса, ее можно (и нужно) показывать, то после вступления в брак волосы непременно должны быть всегда скрыты от посторонних глаз. На русской свадьбе даже существовал специальный ритуал – подружки расплетали невесте девичью косу и укладывали волосы «по взрослому». Обычно, этот обряд сопровождался песнями-плачами в которых сетовали на расставание с подругами, родным домом и девичьей волей.

Единственной русской прической незамужних барышень была одна коса. Причем, даже старым девам не разрешалось носить другую. Они тоже плели косу, но могли покрывать голову платком. Молодые же девушки с удовольствием украшали себя, вплетая ленты. Но главное украшение – не ленты, а здоровые, густые, блестящие волосы. По их виду судили о здоровье и жизненной силе потенциальной невесты.

Впрочем, это было не общеславянская, а именно русская традиция. Ведь, например, в Белоруссии и в Украине девушки плели две косы. А в западных областях – даже четыре.

Но общим для всех было то, что косы, а также макушка головы обязательно оставались непокрытыми (по крайней мере, в теплое время года).

Замужние женщины на Руси носили обязательно две косы. Этому придавали магический охранный смысл. Две косы – пара и она с мужем – пара. А две косы – чтобы не овдоветь, одной не остаться. Заплетенные таким образом волосы укладывали на голове, а затем покрывали одним из женских головных уборов так, чтоб даже прядка не выбивалась. Не совсем понятно, в чем «магический» корень таких страхов, но считалось, что выставленные напоказ волосы замужней женщины могут притянуть горе-злосчастье не только к ней, но и ко всем окружающим. Даже в заговорах просили избавить от такого «несчастья». Говорили: «Избави меня от колдуна, девки гладковолосой да бабы простоволосой!».

«Опростоволоситься» (то есть остаться с непокрытой головой) было для женщины большим позором. Если же это произошло не по ее вине (например, с нее сорвали головной убор в пылу ссоры),то можно было обратиться в суд и получить с обидчика плату за «бесчестье».

Не обходилось, и без «перегибов». Новгородские дамы в XVI веке придумали брить голову на лысо. А что? Удобно, гигиенично. Но просуществовала эта «мода» недолго. Церковь такое экстремальное нововведение не одобрила. Возможно, по просьбе своих прихожан мужеского пола. Днем, конечно, жена выглядела как раньше. Но делить ложе с лысой женой – это не каждому понравиться.

Распущенные же волосы и для девушек и для женщин – явление сверхординарное. Расплетали косы только в ситуациях, которые считались «пограничными» между миром реальным и потустороннем – во время гаданий или занятий «магией», в родах, на похоронах родителей, в ходе свадебных обрядов.

Девичьи традиционные русские народные головные уборы

При всем разнообразии названий головных уборов русских барышень на выданье, принципиально они были очень похожи друг на друга. И в основе лежал один, древнейший девичей головной убор – венок из цветов или других растений. В своей основе этот головной убор представлял боле или менее широкую повязку, завязывающуюся сзади. Макушка и спадающая на спину коса оставались непокрытыми.

Названия девичьих головных уборов очень разнообразны: лента, венец, венчик, повязка, почёлок, коруна, головодец, тканка и другие. Материал, который шел в дело разный: ленты, кусок парчи или ткани, сложенный в виде ленты платок, прямоугольник из березовой или липовой коры с завязками венок из живых или искусственных цветов.

Особенно торжественный, праздничный головной убор – коруна. Делали ее на каркасе из металлической проволоки. В северных губерниях такой венец делали с зубьями «городками» и он напоминал корону в нашем, современном представлении.

Конечно, все эти повязки и коруны как можно богаче украшались вышивками, а при финансовых возможностях – жемчугом и даже камнями. Ведь такие головные уборы должны были демонстрировать потенциальным женихам благосостояние семьи невесты и споспешествовать удачному замужеству.

Такая социальная функция девичьего костюма сохранялась на русском севере еще в XX веке. Вот фотография сделана в Пинежском уезде Архангельской губернии в 1927 года. На ней изображены богатые девушки-невесты «повязочницы» (слева) и бесприданницы «косыночницы» (справа).

На гуляньях, правда, внимания парней было отдано «косыночницам». Они и кадриль плясать могли и в играх участвовать. «Повязочницы» же только чинно прогуливались да хороводы водили – берегли дорогой наряд. Но сватов после таких гульбищ засылали именно к «повязочницам». Танцы танцами, а семье нужен материальный базис.

Нельзя не сказать и о таком элементе русского девичьего костюма, как косник (или накосник). Это вплетенные в косу золотые нити, ленты, завершающиеся треугольными подвесами. Эти пластины были достаточно жесткие и украшались очень богато вышивками и каменьями.

Женские традиционные русские народные головные уборы

Переходя из одного социального состояния в другое, становясь мужней женой, женщина меняла головной убор. В словаре Даля об этом написано: “На парне да на мужике все та же шапка; а девка простоволоса, женка покрыта”.

Как уже говорилось выше, замужние бабы заплетали две косы и укладывали их на голову, одевая сверху такой головной убор, чтоб скрыть под ним все волосы.

Женский головной убор был сложной, можно сказать, многослойной конструкцией. Популярнейший на Руси «модный журнал» «Домострой» рекомендовал молодой жене носить кику, под ней повойник (подубрусник) с подзатыльником и волосник. Давайте попробуем разобраться во всех этих не очень ясных современному человеку тонкостях и узнать – что же здесь что.

Повойник и подзатыльник – нижние женские русские головные уборы.

Повойник (подубрусник) – это старинный головной убор замужних женщин, он полностью закрывал волосы, которые заплетены в две косы и уложены на голове. Повойник представляет из себя полотняную шапочку с твердым очельем. В XIII в. на Руси повойник служил нижним головным убором, сверху на него одевали платок (убрус), кику, сороку, кокошник. Со 2-й пол. XIX в повойники стали одевать как самостоятельный головной убор, иногда с платком. Вместе с повойником носили повязанный сзади платок – подзатыльник. Обычно повойник и подзатыльник изготавливали из одинаковой ткани. Поверх всего этого одевали волосник.

Волосник – женский русский народный головной убор

Волосник был не обязательной частью костюма, носили его только знатные и богатые женщины. Он представлял из себя сетку с околышком из вышитой золотом ткани. Волосник одевали вместе с верхними головными уборами – убрусом, кикой.

Убрус – женский русский народный головной убор.

Убрус – это, наверно, самый древний женский головной убор. Он представляет собой платок или прямоугольное полотнище длиной 2 м и шириной 40-50см. Убрус имеет и другие названия: полотенце, ширинка, фата, наметка, шлык. Один концом убрус повязывали на голову, полотнище скалывали под подбородком брошью или булавкой. Второй конец свободно лежал на плече. Его украшали вышивкой, золотым шитьем. Поверх убруса одевали ювелирные украшения. Постепенно убрус изменил свою форму и стал треугольным, похожим на современный платок. Его продолжали скалывать под подбородком, а концы подвязывали на макушке. Самый же известный нам сейчас способ завязывания платка под подбородком пришел к нам относительно недавно, в XIX веке из Германии. Описанные способы не исчерпывают всех вариантов повязывания убруса, которых было множество.

Читайте также:  История макияжа от свинцовых белил до BB-крема

Способы повязки убруса.

Вместо (иногда вместе) убруса носили и другие верхние головные уборы: кику, сороку, кокошник.

Кика – женский русский народный головной убор

Кика или кичка – женский головной убор с рогами. Форму рогов придавали с помощью вставок из твердых материалов, например, бересты или стеганного материала. Рога по вере наших предков обладали большой оберегающей силой. Также рога в славянской мифологии обозначали плодородие и продолжение рода. Женщина, особенно недавно вышедшая замуж и имеющая маленьких детей, должна была иметь силы и средства защитить их и себя от злых людей и нечистых духов. Для этого и рога. Когда женщина достигала старости, рога у кики становились ниже, а часто и совсем исчезали (безрогая кика).

Сорока (привязка, макушка) – самостоятельный женский головной убор или дополнение к другому убору. Простая сорока состояла из очелья (передняя часть), крыльев (боковая часть) и хвоста (задняя часть). Встречаются так же сороки состоящие только из двух частей: очелья и хвоста или очелья и крыльев. Этот головной убор изготавливался из шелка, кумача, бархата на холщевой основе и украшался вышивкой, бисером, золотым шитьем. В некоторых областях этот женский головной убор доходил до 20 элементов и требовал при одевании много времени и кропотливости.

Совремнную интерпритация этого головного убора вы можете увидеть в нашем магазинчике.

Сорока зачастую самая дорогая часть всего гардероба. Богатую сороку-золотоломку молодухам позволяли носить по праздникам, первые два-три года после замужества. Владимир Даль писал, что в российском захолустье ему довелось видеть сороку ценой в десять тысяч.

Именно высокая стоимость сыграла с сорокой злую шутку – до наших дней они почти не сохранились. Скупая эту в прямом и переносном смысле золотую одежду, ее уничтожали, выплавляя драгметаллы.

Кокошник– женский русский народный головной убор

Возможно, это самый знаменитый русский головной убор. Но в том виде, в каком он знаком даже воспитаннику детского сада (хотя бы по костюму Снегурочки) он не существовал, это позднее, современное «прочтение» кокошника. Ведь кокошник Снегурочки – это девичий головной убор – с открытой косой и теменем. А он был предметом гардероба замужней женщины.

Кокошник представляет собой начельник (полукруг с лицевой стороны) и волосник или донцо (шапочка сзади). Основа кокошника делалась из проклеенного или простеганного холста или картона. Сверху основа обтягивалась тканью и украшалась вышивкой, фольгой, бисером, драгоценными камнями, цветами, жемчугом. Часто вышивкой покрывалась и затылочная часть кокошника. Сзади кокошник завязывался лентами. По краям кокошника могли быть жемчужные нити – рясны, а спереди сетка из жемчуга – поднизь.

Сверху кокошника часто одевали платки из шелка или шерсти и закалывали их под подбородком. Так же сверху кокошника могли прикреплять покрывало из кисеи, которое спускали сзади на спину.

В разных областях России встречаются различные формы кокошников: однорогий кокошник (как у Снегурочки), двурогий кокошник (в форме равнобедренного треугольника), в виде шапочек с плоским дном и высоким очельем, седлообразный кокошник.

Кокошник относился к праздничному убранству женщины, в будни ограничивались более простыми головными уборами. Кокошник, расшитый жемчугом одевали на свадьбу. Да и в целом, кокошник был скорее головным убором знатных и богатых людей.

Женские зимние русский народные головные уборы.

Холодная русская зима делала необходимыми теплые головные уборы. Это были прежде всего меховые шапки. Часто верх их делали матерчатым, украшенным жемчужными и золотыми шнурами и нитями а, иногда и драгоценными камнями. Женские шапки были одеждой знатных горожанок – боярынь и боярышень. Народ попроще обходился платками.

Шапки были нескольких видов. Столбунец – высокая меховая шапка, похожая на мужскую «боярскую» (горлатную) шапку. Но в женском варианте она сужалась в верхней части, а на затылку была дополнительная опушка из меха. Шапка каптур – круглая, дополнительные лопасти закрывают затылок и щеки. Треух – очень похож на современную ушанку. Но его верх шили из дорогих тканей.

Поверх теплой меховой шапки одевали еще и платок-фату. И для тепла и для красы.

A.S.Millinery

Hattime

Русские народные женские головные уборы

Русские за какие-то сто лет довольно плотно забыли свои исторические костюмы, в отличие от других народов. Есть конечно отдельные объединения, которые сохраняют традиции, но увидеть на улице девушку в рубахе и сарафане теперь невозможно. Это очень печально! Если подумать, то любая традиционная веками подгонялась под условия жизни конкретного народа. Все детали костюма не только помогали чувствовать себя комфортно, но и отражали мировоззрение народа.

Головные уборы сопровождали женщину на каждом этапе ее жизни, отражая все детали ее возраста, социального положения и уровня жизни. Можно было «прочитать» не только ее обеспеченность и «замужем-не замужем», но и в какой губернии живет, имеет ли детей, и как давно.

От рождения и до 6-7 лет ребенок не считался полноценным членом общества, а был еще скорее «случайным гостем» — было непонятно, проживет он дольше или нет. Особой одежды не шили, кроме рубашечек из старых родительских одежд. Тут замешана то ли передача энергии, то ли экономия, то ли ношеные вещи были гораздо мягче свежесотканных. Из головных уборов были разве что платочки. От солнца головку не прятали (о Боже, воскликнут современные мамочки, а головку-то напечет!). Может и напекало, но чаще высветляло до белизны (думаю, дети умели прятаться от солнца, если пекло).

Крестьянские дети

Потом наступало время отрочества. Рубашечку меняли на поневу, начинали украшать прическу. Судя по данным о раскопках, вероятно, это были повязки-«чёлки» с нашитыми металлическими колечками и бубенцами, с вышивкой, возможно — какими-то текстильными украшениями типа помпонов. Тут уже девочки, скорее всего, подражали старшим подружкам.

С 15 лет отроковицы становились девушками и считались готовыми к браку. Соответственно менялась и одежда — становилась более многослойной, украшенной. Девушки должны были носить одну косу, прическу можно было украшать открытыми головными уборами в виде ленты (полотенца) с открытой макушкой. К таким уборам относятся «венцы», «коруны», повязки, «почёлки». Потенциальный жених мог оценить здоровье девушки по густоте и блеску волос.

Виды девичьих головных уборов — повязок

Для густоты косы девушки шли на хитрость — накосниками (косниками) и украшали косу, и добавляли объема. Накосник — прочно сплетенный золотой шнурок, на который крепилось треугольное украшение, приходившееся на конец косы. На равном расстоянии друг от друга к шнурку пришивались бусины, жемчуг, ленточки, иногда — кружево. Косники хранились и передавались по наследству, но чаще всего не носились повторно, а использовались как образец для создания своего.

Примеры накосников без лент

Для удобства косник часто соединяли с налобной повязкой, которая звалась «чёлкой» (от древнерусского слова чело — лоб). «Челка» придерживала распущенные волосы во время праздничных веселий — святочных и масленичных игр, прыжков через костер в летние дни, на Ивана Купалу. Даже дома девушки носили льняные повязки. Нося с детства такие повязки, девушки отучались от лишней мимики, что позволяло сохранить лоб гладким. Иногда их пропитывали растительным (чаще всего льняным или конопляным) маслом, сывороткой из-под простокваши, отварами полевой ромашки, мяты, лопуха, крапивы, получая компресс для красоты кожи. К парадным очельям у висков крепились цепочки или ленточки, завершавшиеся полукруглыми полыми «колтами»-подвесками. На колтах в древности любили изображать символы семейного счастья — птиц-сиринов. Внутрь колтов девушки вкладывали кусочки тканей, пропитанных «ароматами» (духами или пахучими смолами).

Чуть позже мода сменилась, и стали по праздникам надевать «коруны» и «венцы». Высокие (7-10 сантиметровые) «коруны» и «венцы» имели обычно зубцы по краям, которые звались «городками». Обычно надо лбом располагалась самая высокая часть «городков», что зрительно увеличивало девичий лоб, подчеркивало правильность черт лица и гладкость кожи. Для того, чтобы усилить эффект, москвички XVII века заплетали волосы очень туго и, надевая коруну, натягивали под нее кожу лба так сильно, что приподнимались брови и девушки, по словам одного иностранца, «едва могли мигать». К странностям московской городской моды XVII века можно отнести и обычай вовсе сбривать брови, которые затем рисовались сажей на лбу выше их естественного места. Деревенские девушки так не рисковали — девушка без естественных бровей, видимо, могла показаться больной.

Кокошник, Архангельская губерния

Богатство головного убора позволяло рассчитывать на более богатого жениха. Поэтому по возможности на посиделки и праздники девушки наряжались как могли. И хотя парни охотнее играли и танцевали с «косыночницами», которым легче было двигаться, сватов засылали к «повязочницам», которые были богаче.

Слева — невесты-повязочницы (богатые), справа — косыночницы (бедные)

Следующим важным этапом в жизни девушки было замужество. Как и любая смена социального положения, во время перехода из девушки в женщину она как бы временно не принадлежала этому миру и была ближе к раю-«ирию», то есть была уязвима для нечистых сил. Поэтому было множество ритуалов и традиций, отражающих этот переход. В частности, сосватанной девушке можно было снова носить белую одежду — символ чистоты.

Ритуал смены головного убора — с девичьего на женский («окручивание») — был центральным моментом свадебных торжеств. Вместо одной косы (символа девичества) их заплетали в две (символ замужней жизни), которые и укладывали в круг, «окручивали» вокруг головы, чтобы покрыть сверху легким тонким платком, концы которого обвязывались вокруг шеи — «выи», отчего и головной убор мужатицы именовался повоем. Иногда повой покрывал небольшую шапочку или, наоборот, высокий кокошник и накидывался поверх него.

Окручивание невесты, Маковский К.Е. (конец 19 века)

Женские (не девичьи) волосы считались сильным колдовским средством, поэтому их прятали, а показаться «простоволосой» перед людьми значило навлечь на всю семью несчастья. Кстати, на Руси кудрявые волосы считались символом блудниц, ибо не может порядочная женщина иметь прическу сходную со «срамным» местом. Новгородские женщины даже одно время брились налысо — но вскоре церковь это запретила (видимо, взроптали мужья, которых лысые жены ну никак не прельщали).

Чесание, переплетание волос и окручивание сопровождались в свадебном обряде с ритуальным плачем — прощанием с девичеством и его символом — косой-«красотой». Девушка выплетала из косы ленту («красоту») и отдавала ее подругам. Те рвали ее на части и носили кусочки как оберег — пожелание счастливо найти своего суженого. Невеста же надевала на голову фату и отправлялась в церковь. После венчания ее голову должен был венчать уже другой, соответствующий новому положению убор.

Головной убор замужней женщины был сложен и многослоен. Но в быту обходились 1-2 слоями, а вот на праздник наряжались по полной.

1) Сначала надевался повойник (подубрусник) — полотняная шапочка с твердым очельем, сзади затягивалась тесемками или лентами. Он должен был скрывать волосы замужней женщины. Вместе с повойником носили повязанный сзади платок – подзатыльник. С 19 века повойник стал самостоятельным головным убором.

Старинный повойник, вид сверху

2) Поверх повойника и подхатыльника надевался волосник — сетка с околышком из вышитой золотом ткани. Волосник одевали вместе с верхними головными уборами – убрусом, кикой. Волосник могли позволить себе только знатные, богатые женщины.

Старинный волосник золотого шитья

3) Убрус – это, наверно, самый древний женский головной убор. Он представляет собой платок или прямоугольное полотнище длиной 2 м и шириной 40-50см. Убрус имеет и другие названия: полотенце, ширинка, фата, наметка, шлык. Один концом убрус повязывали на голову, полотнище скалывали под подбородком брошью или булавкой. Второй конец свободно лежал на плече. Его украшали вышивкой, золотым шитьем. Поверх убруса одевали ювелирные украшения. Постепенно убрус изменил свою форму и стал треугольным, похожим на современный платок. Его продолжали скалывать под подбородком, а концы подвязывали на макушке. Самый же известный нам сейчас способ завязывания платка под подбородком пришел к нам относительно недавно, в XIX веке из Германии. Способов завязывания убруса было множество, кто на что горазд.

Замужняя женщина в убрусе поверх кички Способы повязывания убруса

4) Поверх повойника или волосника надевали головной убор замужней женщины, название и вид которого зависел от места жительства — кичка, сорока, кокошник, каблучок, наклон, злотоглав, рогачка, или, например, кокуй. На них иногда накидывали убрус.

Виды русских головных уборов

Кика (кичка) — головной убор, похожий на перевернутый кузовок. Кика значит «утка». Иногда он с рогами, сделан из лубка или проклеенного холста, обтянут позументом или тканью яркого цвета, украшен разными вышивками и бисером, драгоценными камнями. Мягкая тулья кики шилась точно по голове ее хозяйки; на тулью крепился жесткий верх разнообразных форм и объемов. Кику изготавливали мастерицы, а жены получали в подарок от мужей. Любая кика дополнялась жемчужной бахромой или сеткой из жемчуга и перламутровых бус — «поднизью» или «очельем», пришивались тонкие поблескивающие «ряски» или «рясны» — привески по бокам в виде бахромы или виноградных гроздьев из перламутровых бусин. Кику можно было носить всю жизнь, подобные украшения в старости успешно отвлекали взгляд от немолодых щек и скрывали морщины у мочек ушей. Кику передавали по наследству, порой им было по 200 лет.

Слева кокошник, справа кичка

Сзади швы кики прикрывались кусочком дорогого меха, как правило, собольего. В зимнем варианте кика вообще вся крылась меховыми шкурками, которые на редкость ладно сочетались с кованым серебряным кружевом (пластинками), нашивавшимся поверх шкурок, а также тонким серебристо-шелковым повоем, покрывавшим голову под кикой. Когда ткань повоя была достаточно тонкая, концы его могли быть завязаны большим бантом под подбородком.

картина Кузнецова Н. Д. «Головка в кичке м-ль Муромской. балерины»

Молодуха получала кику с небольшим рогом, означавшим готовность к деторождению. Родившая же могла носить кику с длинными рогами — это был символ, который должен был помочь матери защищаться и защитить детей от нечистой силы. К старости рога становились ниже или вовсе исчезали.

Замужняя женщина в рогатой кичке. Фото из коллекции Натальи Шабельской и ее дочерей, нач. ХХ века

Сорока (привязка, макушка) – самостоятельный женский головной убор или дополнение к другому убору. Простая сорока состояла из очелья (передняя часть), крыльев (боковая часть) и хвоста (задняя часть). Встречаются так же сороки состоящие только из двух частей: очелья и хвоста или очелья и крыльев. Этот головной убор изготавливался из шелка, кумача, бархата на холщевой основе и украшался вышивкой, бисером, золотым шитьем. В некоторых областях этот женский головной убор доходил до 20 элементов и требовал при одевании много времени и кропотливости. До наших дней почти не сохранился, так как в основном делался из золотых нитей, и их активно скупали скупщики и сжигали, чтобы выплавить золото и серебро.

Сорока

Кокошник представляет собой начельник (полукруг с лицевой стороны) и волосник или донцо (шапочка сзади). Название произошло от слова «кокошь» — курица (видимо, из-за схожести формы с гребешком). Петух назывался кокот (кочет). Сзади кокошник завязывался лентами. По краям кокошника могли быть жемчужные нити – рясны, а спереди сетка из жемчуга – поднизь. Сверху кокошника часто одевали платки из шелка или шерсти и закалывали их под подбородком. Так же сверху кокошника могли прикреплять покрывало из кисеи, которое спускали сзади на спину. В разных областях России встречаются различные формы кокошников: однорогий кокошник (как у Снегурочки), двурогий кокошник (в форме равнобедренного треугольника), в виде шапочек с плоским дном и высоким очельем, седлообразный кокошник.

Кокошник однорогий Двурогий кокошник

Украшения на кокошнике в виде шишек из бисера означало плодородие.

Кокошник с шишками из бисера — символами плодородия

Борушка (морхатка, моршень, сборник) — головной убор замужних женщин, относящийся к типу кокошников-сборников. Представлял собой мягкую шапочку, расшитую золотыми и серебряными нитями.

Борушка

Зимой женщины обычно носили все те же головные уборы с убрусом, бедные ограничивались одними платками. Богатые же могли позволить себе меховые шапки, вышитые шелком и золотыми нитями, украшенные речным жемчугом и драгоценными камнями.

Зимний костюм — меховая шапка поверх убруса

Столбунец – высокая меховая шапка, похожая на мужскую «боярскую» (горлатную) шапку. Но в женском варианте она сужалась в верхней части, а на затылке была дополнительная опушка из меха.

Картина Рябушкина А.П. «Москвичка» — девушка в столбунце

Шапка каптур – круглая, дополнительные лопасти закрывают затылок и щеки.

Меховая шапка-каптур с верхом из парчи

Треух – очень похож на современную ушанку. Но его верх шили из дорогих тканей.

Чебак — вариант треуха, где есть только «уши»

Меховая шапка «чебак»

Конечно, головные уборы были своеобразными, многие иностранцы (и просвещенные современники) считали их некрасивыми. Но многое можно было бы и возродить в современности — например, красивые зимние головные уборы.

Чем на Руси косы покрывали. О важности женского головного убора

Головной убор на Руси был неотъемлемой частью женского гардероба. Волосы обязательно заплетали, а голову покрывали в зависимости от социального статуса. Головной убор мог многое сказать о своей обладательнице – её семейном положении, статусе в обществе, территориальной принадлежности.

Девичьи убранства

Девичью косицу мог вершить металлический обруч, закреплённый на затылке, с височными кольцами и различными налобными украшениям.

А вот обруч, обтянутый тканью, декорированный вышивкой, пластинками, бусами, жемчугами и каменьями называли венцом.

Обыкновенно венцы носили по праздникам и на свадьбу.

Обруч и венец – это трансформации хорошо знакомого нам венка – древнейшего девичьего украшения на Руси.

Читайте также:  Модные рисунки художника иллюстратора Рене Грюо

Женский головной убор на Руси был органически связан с причёской и дополнял её.

Также девушка могла украсить свои волосы повязкой – полоской шёлковой, парчовой, бархатной или шерстяной ткани, закрывающей лоб или темя. Повязка завязывалась под косой, а широкие расшитые ленты спускались на девичью спину.

Головной убор завершали вышивками, жемчугами, цветами. Повязки носили в основном крестьянки, чаще их надевали по праздникам, а иной раз на свадьбу – вместо венца.

Убранства замужних

После замужества женщины полностью покрывали волосы, и чем более многослойным был головной убор, тем зажиточней считалась его обладательница.

Одним из таких головных уборов была кика (кичка) – высокое женское убранство, состоящее из позатыльня – полотна, покрывающего плечи;

повойника – ткани, повитой вокруг головы;

начельника – передней лобовой части и очелья ­– жемчужной сетки или бахромы.

Кички были разные по форме, они напоминали рога, копытца и даже лопату. Барыни носили “рогатые” кички, передняя часть которых была заполнена орнаментом, а очелье обшито золотом.

Рога на Руси считались оберегом для матери и по поверьям защищали ребёнка от тёмных сил и сглаза. Высота таких рогов иногда доходила до 20 см, поэтому в рогатой кичке было принято ходить, запрокинув голову.

Кичиться – ходить с высоко поднятной головой.

Интересно, что название этого убора можно встретить в архитектурных словарях, оно обозначает возвышение на передней части корабля. Впоследствии кичку заменили более простые головные уборы – сорока и повой.

Сорока считалась одним из самых богатых головных уборов и состояла из большого количества частей, от 8 до 14.

Основой для убора служили кичка, позатыльник и сама сорока, которая представляла собой возвышенную макушку.

Сорока называлась саженой, если она была обшита драгоценными камнями и крылатой, если с боков к ней пришивали ленты с завязками.

Украшениями для такого убранства служили искусственные цветы, бисер и драгоценности.

“Если смотреть на затылок женщины в этом уборе, всё равно что смотреть на сидящую птицу с подогнутыми крыльями”, – писал пензенский автор Кротков в конце ХIХ века.

Повойник – платок или полотенце, который ранее одевали под кичку, чтобы покрыть голову. Однако, ходить в одном повое на людях считалось признаком плохого тона.

Cнять головной убор с замужней женщины на Руси считалось страшным оскорблением. Отсюда пошло выражение «опростоволоситься», то есть остаться с непокрытой головой.

Однако, во второй половине ХIХ века, убор стал самостоятельным предметом одежды, вытеснив сороку и кику. Чаще всего повойник носили крестьянки, чтобы защитить волосы от спутывания и загрязнения.

Праздничный повойник шили из шёлка, атласа или бархата и украшали очелье бисером или драгоценными камнями.

История кокошника

История кокошника полна тайн и загадок – считает Дмитрий Савицкий. А точного времени появления этого головного убора не знает никто.

Коко́шник — старинный руский головной убор в виде опахала или округлого щита вокруг головы. Кичка и сорока носились только замужними женщинами, а кокошник — в том числе незамужними. Кокошник представляет собой лёгкий веер из толстой бумаги, пришитый к шапочке или волоснику; он состоит из убранного начельника и донца, или начельника и волосинка, со спуском позади ленты. В XIX в. бытовал в купеческой и крестьянской среде (главным образом в северных губерниях), а в допетровской Руси — и в боярской.

Название «кокошник» происходит от древнеславянского «кокош», обозначавшего курицу и петуха. Характерная черта кокошника — гребень, форма которого в разных губерниях была различной. Так, например, в Псковской, Костромской, Нижегородской, Саратовской и Владимирской землях кокошники напоминали по форме наконечник стрелы. В Симбирской же губернии женщины носили кокошники полумесяцем. В других местах схожие с кокошниками головные уборы назывались «каблучок», «наклон», «злотоглав», «рогачка», «кокуй», или, например, «сорока».

Кокошники делали на твёрдой основе, сверху украшали парчой, позументом, бисером, бусами, жемчугом, у наиболее богатых — драгоценными камнями.

Кокошники были очень разнообразны по конструкции и характеру украшений. При этом главной их особенностью было то, что они плотно охватывали голову женщины, закрывая волосы, заплетенные в две косы и уложенные венком или пучком.

Обычай закрывать волосы замужней женщины с глубокой древности известен всем славянским народам Восточной и Западной Европы и связан с дохристианскими религиозными представлениями. В руской деревне принято было считать, что женщина с непокрытой головой может принести несчастье дому: вызвать неурожай, падеж скота, болезни людей и т. д.

Кокошники изготавливались обычно профессиональными мастерицами, продавались в деревенских лавочках, городских магазинах, на ярмарках или делались на заказ. Крестьяне бережно хранили кокошники, передавали их по наследству, часто они использовались несколькими поколениями. Кокошники считались большой семейной ценностью.

Кокошник считался праздничным и даже свадебным головным убором. Его расшивали различными орнаментами-оберегами и символами супружеской верности и плодородия, таким образом кокошник был не только украшением женщины, но и её оберегом.

В Симбирской губернии впервые его одевали в день свадьбы, а затем носили по большим праздникам до рождения первого ребёнка. Изготавливали кокошники в городах, в больших сёлах и монастырях специальные мастерицы-кокошницы. Они вышивали золотом, серебром и жемчугом дорогую ткань, а затем натягивали её на твёрдую (берестяную, позже картонную) основу. Кокошник имел матерчатое дно. Нижний край кокошника часто обшивали поднизями – сеткой из жемчуга, а по сторонам, над висками крепили рясна – низко спадающие на плечи нити жемчужных бус. Такой убор стоил очень дорого, поэтому кокошники тщательно сохранялись в семье и передавались по наследству.

Орнамент очелья кокошника обязательно состоял из трёх частей. Позумент – металлическая ленточка – обрисовывает его по краям, а внутри каждой части “канителью” (витая проволочка) вышивается орнамент – оберег. В центре располагается стилизованная “лягушка” – знак плодородия, по бокам – S-образные фигуры лебедей – символов супружеской верности. Тыльная часть кокошника вышивалась особенно богато: стилизованный куст символизировал древо жизни, каждая веточка которого – новое поколение; часто располагалась над веточками пара птиц, символ связи земли и неба и брачующейся пары, в лапках птиц – семена и плоды. Таким образом, кокошник не просто украшал головы, а был женским оберегом.

Более поздние кокошники в виде шапочки орнаментированы просто красивым орнаментом свадебной символики “виноград и роза”, появившейся в вышивке под влиянием городской моды, и олицетворявшей в народном сознании “сладку ягодку и аленький цветочек”.

Женский головной убор в своих формах и декоре более других частей костюма сохранял архаичные черты, содержал многочисленные временные напластования. Головные уборы хранились в семьях из поколения в поколение и были непременной частью приданного невесты из зажиточной семьи.

Пётр I своими указами запретил боярышням носить этот головной убор. Но кокошник выжил в крестьянской среде как атрибут праздничной или свадебной одежды.

В Екатерининскую эпоху возрождается интерес к руской истории и российским древностям.

Увлечение руской стариной становится модным при дворе. Проявляется внимание и к женскому боярскому и царскому костюму Московской Руси XVII в. В моду входит придворное платье, напоминающее сарафан и дополненное кокошником и длинной сборчатой рубашкой. Сохранилось описание костюма Екатерины II, относящееся к 1863 г.: «Императрица была в ало-бархатном руском платье, унизанном крупным жемчугом, со звездою на груди и в бриллиантовой диадеме на голове. ».

Война с Наполеоном, всколыхнув небывалую волну рус­кого патриотизма, вернула интерес ко всему национальному и в литературе, и в поэзии, и в одежде. В 1812-1814 годах в европейскую моду вошли красные и синие руские сарафа­ны с ампирной талией и филигранными пуго­вицами спереди. На портретах того грозного времени в них запечатлены и англичанки, и императрица Елизавета Алексеевна, супруга Александра I, и даже француженки. Прорусское движение в моде вернуло в светское об­щество некое подобие старинных кокошни­ков.

В 1834 году Николай I издал указ, вводив­ший новое придворное платье, дополненное кокошником. Оно состояло из узкого откры­того корсажа с длинными рукавами «а-ля бо­яр» и длинной юбки со шлейфом.

Платья эти к концу XIX века часто шила в Петербурге ма­стерская Ольги Бульбенковой из бархата раз­ных цветов и парчи (для императрицы и ве­ликих княгинь) со вставками из белого атласа. Рисунок роскошных золотых вышивок был предопределён указом в соответствии с поло­жением дамы при дворе. Порядок ношения этих платьев сохранился в России вплоть до отречения Николая II в феврале 1917 года.

Завершить хочется стихами Владимира Садовника:

Древняя Русь: одежда и головные уборы. Что носили женщины в Древней Руси

Вам известно, что носили женщины в Древней Руси? А что было позволено надеть мужчине? Что носили простолюдины в Древней Руси, а что – бояре? На эти и другие не менее интересные вопросы вы найдете ответы в статье.

В чем подоплека рубахи

— “Знаю я, в чем здесь подоплека”, – скажем мы сейчас, узнав истинную причину того или иного происшествия. А вот во времена Киевской Руси это означало нечто совсем иное. Дело в том, что одежда тогда стоила очень дорого, ее берегли, и чтобы рубаха служила хозяину как можно дольше, ее для прочности укрепляли подкладкой, то есть подоплёкой. Можно предположить, что иронический подтекст это выражение приобрело в связи с тем, что некоторые бедняки хвастались богатым шитьем, но их выдавала изнанка, пошитая из дешевой ткани. Ведь одежда Древней Руси служила не только для утепления, но и для подчеркивания своего социального статуса. Рубаха здесь имела немаловажное значение. У знати это была нижняя одежда, для бедняков часто – единственная, не считая портов и лаптей. Кроме того, рубаха простолюдина была значительно короче, чтобы не сковывала движений.

Орнамент от сглаза

Бояре в поле не трудились, поэтому могли себе позволить нижнюю одежду едва ли не до колен. Но вне зависимости от того, беден ты или богат, на рубахе должен был быть пояс. Слово «распоясался» употреблялось в прямом смысле, но имело столь же негативный оттенок. Кроме того, на этой части одежды был очень желателен орнамент. Его узоры предохраняли от дурного глаза и других неприятностей. Смерть была частой гостьей в крестьянских избах. Тогда в употребление шли «горемычные» рубахи. Белые с белой вышивкой, если умирали родители, и вышитые чёрными узорами, если был траур по детям. Каждая часть одежды имела и ритуальное значение. Когда вдовы опахивали деревню, предотвращая ее от таких напастей, как холера или падеж скота, они были простоволосыми, без обуви и в белоснежных, без всяких украшений рубашках.

Для каких бы случаев ни предназначались рубахи, воротника они не имели. На торжество его заменяло так называемое ожерелье, которое застёгивалось сзади на пуговицу. Такой воротник подходил и к любой другой одежде. А дольше всего сохранилась такая разновидность рубахи, как косоворотка. Она появилась еще в IX, а носилась вплоть до XX века. Полотнище с небольшим отверстием для головы и вырезом на левой стороне груди – вот и все. Просто и практично.

Занавеску на поневу

Отдельно рубахи носили очень редко. В центре и на севере Руси сверху надевали сарафан, а на юге – поневу. Что такое понева? В Древней Руси это была своего рода юбка, только состоящая не из одного, а из трех шерстяных или полушерстяных полотнищ, стянутых на талии гашником. Этот поясок был признаком, что женщина замужняя. Цветом поневы были темные, с красным или синим оттенком, реже – черные. На будничные нашивали внизу тесьму или кумач, а в праздники доставали из сундуков поневы, подолы которых были украшены как можно более многоцветной вышивкой.

Женщинам в те времена приходилось нелегко во многих смыслах. Одежда здесь не исключение. Особенностью женской одежды Древней Руси было то, что поверх всего вышеперечисленного надевали передник, который назывался занавеской, а завершал русский костюм холщовый, шерстяной или полушерстяной шушпан.

Шесть килограммов на голове

Головные женские уборы заслуживают отдельного упоминания. У замужней женщины он мог достигать шестикилограммового веса. Главное, чтобы эта конструкция полностью закрывала волосы. В народе долго верили, что они обладают колдовской силой. Основу из холста уплотняли пенькой или берестой, чтобы получилась твердая налобная часть. Это и называлось кикой, которая завершалась чехлом из ситца, бархата или кумача. Затылок прикрывали позатыльнем, прямоугольной полосой ткани. Всего такая «шапка» могла включать в себя двенадцать частей. Зимой на голове славянки можно было увидеть круглую меховую шапку, но волосы были полностью закрыты платком. По праздникам на головах появлялся кокошник с дном из материи и основой из твёрдого материала. Обычно он был обтянут золотой тканью и обшит жемчугом.

Девушкам приходилось куда легче. Их головной убор в Древней Руси был похож на повязку, обруч или венец. Если такой венчик был богато украшен, то назывался коруной. Жесткая, часто металлическая основа, обтянутая украшенной тканью, была модной у городских щеголих. В деревнях девические венчики были попроще. Мужчины предпочитали круглые шапки с меховым ободком. На мех шли овцы, песцы и лисы. Носили также вяленые шапки и колпаки из войлока. Обычно их форма была конусообразной, а вершина скругленной. Шили их изо льна и шерсти, а также вязали. Тюбетейки из соболей могли себе позволить только князья и ближние бояре.

Одежда для ног

Ноги обертывали тканью из холста или сукна, а на эти онучи надевали лапти или коты, кожаные башмаки. Но самой первой кожаной обувью на Руси были поршни. Их делали из цельного куска кожи, который присобирали по краю ремешком. Лапти из лыка были очень недолговечны. Даже в деревне их носили не больше десяти дней. На городских мостовых они снашивались еще быстрее. Поэтому там больше были распространены лапти из кожаных ремешков. На них часто нашивались металлические пластины, так что получались своеобразные сандалии.

Сейчас самой традиционной обувью в России считаются валенки. Но на самом деле они появились только в XIX веке и были очень дороги. Обычно в семье была только одна пара валенок. Носили их по очереди. Сапоги получили распространение гораздо раньше. Их шили из кожи одинаково для мужчин и женщин. Знать щеголяла в сапогах из сафьяна, козьей кожи, вымоченной в известковом растворе и отполированной камнем, юфти, то есть толстой кожи, и опойки, кожи телят. Другие названия сапог – ичиги и чеботы. Башмаки, которые завязывались шнурками, были обувью женской. Каблуки на них появились только в XVI веке и могли достигать 10 сантиметров.

От портов до брюк

Если говорить о штанах, то данное слово пришло на Русь от тюрок где-то в XVII веке. До этого одежду для ног называли портами. Делали их не очень широкими, почти в обтяжку. Между двумя штанинами, для удобства ходьбы, вшивали ластовицу. Длиной эти первобытные брюки были до голени, где заправлялись в онучи. Знатным людям их шили летом из тафты, а зимой из сукна. Никаких пуговиц, да и разреза для них не было. На бедрах порты держались с помощью шнурка. Нечто похожее на брюки в современном понимании этого слова появилось в России при Петре I.

Без штанов на Руси не выжить

Большое значение одежды у русских определялось, конечно, климатом. Зимой без штанов, как в Риме или Константинополе, на улицу не выйдешь. Да и верхняя одежда Древней Руси во многом отличалась от той, какая была в обиходе в большинстве европейских стран. Выходя на улицу, надевали теплые длинные свиты из сукна. Рукава у них были с обшлагами, а ворот – с отложным воротником. Застегивались они с помощью петлиц. Это характерно именно для древнерусской одежды. Люди побогаче ввели в моду кафтаны из аксамита и бархата. Зипун – разновидность кафтана без воротника. Бояре считали его исподней одеждой, а простонародье надевало на улицу. Слово «жупан» сейчас считается польским или чешским, но оно издревле употреблялось и на Руси. Это та же свита, но короче, длиной немного ниже талии. Ну и, конечно, говоря о зиме, нельзя не упомянуть про мех. Надо сказать, что одежда из меха и ее количество не служили признаком богатства. Пушного зверя в лесах было более чем достаточно. Шубы шили мехом внутрь. Носили не только в холода, но и летом, даже в помещении. Можно вспомнить исторические фильмы и сидение бояр в шубах и меховых шапках.

Древнерусская дубленка

Одним из признаков благосостояния в наше время является дубленка. А вот у славян подобная одежда – кожух – была практически в каждом доме. Делали ее из кожи козлов или овец мехом внутрь. На крестьянах чаще можно было увидеть тулуп, кожух из овчины. Если простой люд носил нагольные кожуха, то бояре предпочитали покрывать их сверху иноземной, дорогой материей. Это могла быть, например, византийская парча. Кожухи длиной по колено позже преобразовались в полушубки. Их носили и женщины.

А вот другие разновидности мужской зимней одежды Древней Руси забыты более прочно. Например, армяк. Первоначально он был перенят у татар и шился из верблюжьей шерсти. Но это было слишком экзотично, к тому же овечья шерсть оказалась ничуть не хуже. Надевали армяк поверх тулупа, поэтому застегнуть его никакой возможности не имелось. В ход шел еще один непременный атрибут древнерусского гардероба: кушак.

Одно из древнейших славянских одеяний – епанча. Это круглый плащ с капюшоном, но без рукавов. Пришел от арабов и упоминается даже в «Слове о полку Игореве». С XVI века это стало накидкой, надевавшейся в торжественных случаях, а при фельдмаршальстве Суворова епанча становится частью солдатской и офицерской формы. Охабень носили люди из высших сословий. Ведь шили его из парчи или бархата. Особенностью охабня были чрезвычайно длинные рукава, которые закидывали за спину, где завязывали узлом. На Пасху знатные бояре шли на службу в ферязи. Это был уже верх роскоши, царская церемониальная одежда.

Упомянем еще такую одежду для всех сословий, как однорядка. Это разновидность кафтана, но долгополого и с пуговицами до подола. Шилась из цветного сукна, без воротника.

Читайте также:  Тирольский костюм – национальные наряды женщин и мужчин

В халате и шубке

Модницы зимой предпочитали шубки с декоративными рукавами. Они были длинными и откидными, а для рук предназначались прорези выше талии. Многие виды русского костюма были самобытны. В пример можно привести душегрею. Для крестьянок это был праздничный наряд, а для более зажиточных барышень – повседневный. Душегрея – свободная, узкая спереди одежда, в длину редко доходившая до середины бедра. Шилась обычно из дорогих тканей с красивыми узорами. Шугай – это еще один вид короткой, приталенной верхней одежды, напоминающей современную кофту. Мог иметь меховой воротник. Состоятельные жительницы городов носили верхнюю одежду и из хлопчатобумажной ткани. В летописях встречается упоминание халатов на княжеских дочерях. Для простолюдинок они, видимо, были в диковинку.

Из льна и сермяги

Ткани, из которых шили одежду, первоначально не отличались большим разнообразием. На нательные рубахи шли лен и конопля. Верхний, накладной наряд был шерстяным, а теплые свиты изготавливались из грубых сермяги и овчины. Постепенно представители знатных семейств приобретали все больше шелковых тканей из Византии. В обиход входили парча и бархат.

Плащ и власть

Долгое время обязательным предметом русского гардероба, особенно княжеского, был плащ. Он был безрукавным, накидывался на плечи, а около шеи скалывался фибулой. Носили плащи и смерды. Отличие состояло в качестве ткани да в том, что простолюдины не использовали фибулы. Первая из известных разновидностей плаща – вотола, из ткани растительного происхождения. Носить вотолу могли и землепашцы, и князья. А вот мятль – это уже признак высокого происхождения. За порчу этого плаща во время драки даже полагался штраф. Спустя несколько веков мятли можно было чаще увидеть на монахах, чем на городских модниках. А вот корзно летописцы упоминают, только когда хотят подчеркнуть княжеское достоинство его обладателя. Скорее всего, такой плащ не имели права носить даже самые приближенные бояре. Известен случай, когда он спас человека от гибели. По какой-то причине князь захотел спасти кого-то, над кем уже был занесен меч. Для этого и накинул на него корзно.

Холстина

Что такое холщовая ткань? Сейчас не всякий человек знает ответ на этот вопрос. А в домонгольской Руси холщовая одежда была наиболее распространенной и у знати, и у простолюдинов. Лен и конопля – первые растения, ставшие использоваться для изготовления ткани и одежды, в основном рубах и портов. Девушки в те давние времена носили запону. Попросту говоря, это кусок ткани, который сгибали пополам и делали вырез для головы. Надевали поверх нательной сорочки и подпоясывали. У дочерей из более состоятельных семей нательное белье было из тонких материалов, у всех остальных – из более грубых, напоминавших мешковину. Рубаху из шерсти называли власяницей, она была настолько грубой, что ее носили монахи для смирения плоти.

Войдет ли охабень в моду

Многое из гардероба древних модниц и щеголей, немного видоизменившись, сохранилось до наших дней, но стало далеко не так доступно. Тот же кожух хорошей выделки стоит как недорогая машина. Меховая душегрея тоже по карману далеко не каждой женщине. А вот носить охабень или однорядку сейчас вряд ли кто захочет. Хотя, мода, говорят, возвращается.

О типологии происхождения русских головных уборов

Кирилл Бабаев – канд. филол. наук, доцент Института восточных культур и античности РГГУ, старший научный сотрудник Института языкознания и Института востоковедения РАН, главный редактор научного журнала «Вопросы языкового родства». Сфера научных интересов включает сравнительное языкознание, нумизматику, этнографию, историю традиционного костюма.

Как ни странно, но названия самых популярных в современной России головных уборов заимствованы из иностранных языков — как, конеч­но, и сами уборы. «Шапка» еще в Средние века заимствована из фран­цузского, «шляпа» явилась к нам из немецкого языка одновременно с возвращением Петра Великого из его знаменитого европейского во­яжа, а «кепка», конечно, не что иное, как обрусевшее английское cap или немецкое Kappi (в свою очередь, заимствованные из латыни). Что же касается подлинно русских головных уборов, то из них, пожалуй, широкой общественности доподлинно известен лишь кокошник — во множестве его разновидностей, но прежде всего тот, что Снегурочка и Василиса Прекрасная носят, не снимая, вкупе с неизбежной русой косой до пояса. А старшие поколения, наверно, представят себе толь­ко оренбургский платок, на самом деле распространившийся в евро­пейской части России лишь в XIX веке.

А между тем в дореволюционной России видов традиционного голов­ного убора — прежде всего, конечно, женского — было никак не меньше полусотни, и разнообразие причудливых фасонов, форм, материалов и украшений составляет одну из самых интересных страниц истории отечественного костюма и русской моды в ее подлинном, всенародном понимании. К сожалению, эта страни­ца еще не написана: отдельной монографии, исследующей историю и географию русского головного убора, пока не существует, несмотря на то что им — как неотъемлемой частью костюма — занимались мно­гие именитые русские этнографы (см.: Костомаров 1887). А ведь инте­ресно не только описать виды и фасоны украшения головы, принятые на Руси, но и проследить историю возникновения и развития каждого из них. Настоящая статья представляет лишь несколько фактов, сви­детельствующих об увлекательности подобной задачи.

Головодец, перевязка, обруч

На самом деле, конечно, в заимствовании головных уборов, как и дру­гих элементов народного костюма, нет ничего удивительного или за­суживающего порицания. В течение многих веков и даже тысячелетий народы перенимают друг у друга полезные новшества и изобретения, так что подчас трудно даже разыскать истоки того или иного явления. Так, на любом антикварном базаре в Иране вам будут пытаться продать самовар, да еще и обидятся насмерть, если вы им скажете, что самовар, как и его название, пришли в Персию из России. А русская матреш­ка, напротив, как раз восточное изобретение, только разве скажешь об этом кому-нибудь из семеновских умельцев без риска для жизни? Примерно так же дело обстоит и с головными уборами, и наиболее на­глядной здесь является, безусловно, история того самого снегуркиного кокошника (Глебушкин 2008: 49).

Начнем с того факта, что никакой это не кокошник. Высокий ко роноподобный убор, обрамляющий голову и оставляющий затылок непокрытым, на Руси называли венцом или головодцем. Такие уборы носили только девушки, потому что по древнему русскому обычаю замужним женщинам надлежало полностью покрывать голову и пря­тать волосы от людских глаз, а вот до свадьбы вполне можно и даже целесообразно было щегольнуть длинными косами. Поэтому девичьи уборы почти всегда оставляли макушку открытой, и головодец, кре­пившийся на затылке завязками, не составлял исключения. В таком го­ловном уборе, украшенном парчовой нитью, жемчугом, бисером, цве­тами и серебряными монетами, девушка шла замуж — то есть как раз «под венец». После венчания он зашивался в подушку невесты, а через некоторое время помещался в колыбель новорожденной девочки. По­взрослев, она надевала его на собственную свадьбу.

Свадебный венец всегда изготавливали со смыслом. Даже цветы, слу­жившие его украшением, выбирались определенные, и каждый имел символическое значение: розмарин, барвинок, калина, рута. Нередко в венец зашивались или подкладывались и менее подходящие предметы: шерстяные нити непременно красного цвета, перец, зерна овса, изюм, кусочки сахара, даже луковицы чеснока и куски хлеба. Всего этого у молодой четы должно быть много. При выходе «от венца» чету с поже­ланиями плодородия и богатства осыпали зерном и деньгами — причем гости, должно быть, предпочитали первое, а молодожены второе.

Страшным наказанием было лишение венца за преждевременную потерю невинности — а в некоторых регионах существовал обычай в знак позора повязывать отрезанную половину убора на голову такой излишне торопливой невесты.

Эти и другие традиции существовали на Руси испокон веков, однако мало кто знает, что головодец, едва ли не главный аксессуар сказочных русских красавиц, на самом деле пришел к нам из центральноазиатских степей вместе с кочевыми ордами. И действительно, головной убор, ра­зительно напоминающий формой русский венец, до сих пор надевают по праздникам девушки в Монголии и Бурятии. Здесь он представляет собой более узкую полоску основы из картона или древесной коры, об­шитой бархатом или ситцем, с некоторым возвышением в области лба и неизменными жемчужными украшениями и подвесками.

Постоянные и массовые перемещения народов с востока на запад по Великой степи, простирающейся от Байкала до Балатона, приво­дили к быстрому распространению многочисленных культурных яв­лений и традиций, в том числе и в области костюма. Ну что, скажем, являет собой знаменитая «шапка Мономаха» русских царей, как не отороченный мехом монгольский «шовгор», до сих пор бытующий среди тюркоязычных и монголоязычных народов степной части Рос­сии, Казахстана, Монголии и Китая? То же самое случилось и с венцом- головодцем: именно так кочевники-венгры принесли его в X веке к бе­регам Дуная, где девушки по сей день надевают по праздникам красные «парто».

Венец представлял собой самый распространенный на Руси тип де­вичьего убора в виде круга, собирающего длинные распущенные воло­сы или косы. Иногда венок делали и из самих кос, украшая их цветами. На сегодняшней Украине косы в виде наголовного круга, как известно, до сих пор пользуются популярностью в политической среде.

Среди других разновидностей девичьего головного круга на Руси можно назвать перевязку и обруч, служившие одной цели — прихва­тить волосы, оставив прическу на виду потенциальных женихов. При этом перевязка, обычно представляющая собой узкую полоску ткани с завязками сзади, нередко являла собой настоящее произведение ис­кусства. В Тульской области ее делали из золотой парчовой нити, с нашитыми подвесками и замысловатой золотой бахромой — такая перевязка ценилась едва ли не больше, чем весь остальной костюм де­вушки. В соседней Рязани перевязки делали из красного ситца, при этом налобная часть украшалась ярко-желтой материей с наши­тыми на нее кружевными полосками. К нижней части перевязки при­шивалась также сборенная белая или желтая материя, так что головной убор становился на редкость нарядным. В северной России перевязка, называемая «коруной», могла достигать в высоту 40 сантиметров, пре­вращаясь в подобие цилиндрического колпака — только с открытым верхом. Коруну тоже расшивали золотом.

Походивший на перевязку обруч изготавливался из бересты, а поз­же — из картона, и обшивался красной материей с прикрепленными на ней украшениями. И хотя после свадьбы его хозяйка уже не могла пользоваться своими девичьими костюмами, головной убор бережно сохранялся для следующего поколения, что и позволяет нам сегодня иметь возможность прикоснуться к настоящим произведениям искус­ства русских женщин и девушек. А головной обруч, обшитый барха­том или яркой материей с блестками, будто повинуясь мудрым словам, приписываемым Коко Шанель («Мода циклична по своей природе»), вновь прочно обосновался в молодежной моде в 1980-е годы.

Кичка, сорока, повойник

Впрочем, наиболее изысканными на Руси всегда были уборы замуж­них женщин. Еще 100 лет назад женщины в русской деревне без го­ловного убора разве что ложились спать — на людях показаться с не­покрытой головой было неприлично. Публично «опростоволоситься», то есть показать свои волосы, даже случайно, обронив шапку, счита­лось настоящим позором. Это поверье широко распространено по всей Азии, имеется оно и у многих народов Европы. Этим и объясняется, по-видимому, то, до какого высокого уровня на Руси было поднято ис­кусство изготовления и украшения головных уборов: его великолепие должно было затмить красоту естественной прически.

Известный русский этнограф первой половины XX века Д.К. Зеле­нин делил головные уборы замужних женщин, распространенные в Восточной Европе, на несколько групп по их происхождению (Зеле­нин 1926-1927).

Первый тип восходит к праславянской наметке — головному полотен­цу, которым особым образом обматывалась голова. Наметки и сегодня распространены на Украине, где их называют «намитками», — при этом длина такого белого хлопчатого полотенца с яркой вышивкой по краям достигает двух метров. Наметка не просто облегала голову женщины наподобие чалмы: ей придавались особые формы, нередко наподобие рогов, которые играли роль оберега в мифологии древних славян. Та­кие рога, сделанные с помощью особых завитков на наметках, можно видеть на старых фото украинских крестьянок. По мнению Зеленина, постепенно форма наметки видоизменялась, превращаясь в более позд­ние великорусские уборы — кичку, сороку и кокошник.

Самой удивительной и, по-видимому, древней из шапок этого вида можно считать кичку — головной убор, где древние символические рога еще присутствуют. Рогатая кичка распространена по всей южной Руси и на Украине, ее нередко напрямую называли рогами или рожками. В других регионах — например, в центральной России — след былых рогов сохранился в виде смотрящих в разные стороны острых углов: такие кички называли «копытом» или «лопатой». Для того чтобы рогоподобные удлинения сохранялись, под материю зашивались не­большая дощечка, служившая распоркой между двумя углами, скру­ченные куски коры или плотно настеженный холст. Древность русской кички подтверждается и тем, что с ней вплоть до самого последнего времени безуспешно боролась православная церковь: священники за­прещали бабам в головных уборах входить в церковь или подходить к причастию. И.С. Тургенев в рассказе «Два помещика» пишет о «про­грессивном» барине, запретившем своим крестьянкам носить любые го­ловные уборы, кроме кокошников, сделанных по петербургской моде: «и действительно, до сих пор в имениях его бабы носят кокошники. только сверху кичек».

Именно так, поверх кички, повсюду на Руси обычно надевали дру­гой головной убор — сороку. Само название «сорока» неясного происхождения — имеется несколько версий его объяснения из наиме­нования яркой птицы средней полосы, однако все они, с нашей точ­ки зрения, малоубедительны (Зеленин 1926—1927). Интересно, что в разных районах европейской части России сорокой называли различ­ные элементы женского головного убора (число которых, к примеру, в Дмитриевском уезде Курской губернии доходило до 45!). Видимо, сначала сорокой называлось лишь вышитое полотенце, используемое в виде накидки — подобно тому, как позже городские модницы начала XX столетия накрывали шляпки вуалью. Однако со временем сороку стали сшивать, превращая в подобие футляра, накрывавшего рогатую кичку. Виды этого убора сильно варьируют от региона к региону, но полностью сшитая сорока превращается уже в настоящую шапочку — кокошник.

Кокошник, видимо, именно от такого футляра, накрывавшего рога, сохранил нечто вроде гребня, чем и заслужил свое «куриное» наимено­вание (слав, кокошь — «курица, петух»). Со временем он стал самосто­ятельным убором, и под гребень обычно складывались косы хозяйки. Он мог располагаться как вдоль, так и поперек кокошника, однако в конце XIX и начале XX веков гребешок оставался заметен лишь в не­которых районах — в большинстве областей северной и центральной России, где кокошник стал основным убором замужних женщин, от гребня не осталось и следа. Зато кокошник обрастал другими украше­ниями. Например, экземпляр конца XIX века из Сеченовского района Нижегородской области (ил. 6) сделан из золотой парчовой ткани, его донце полностью вышито цветочными и растительными узорами. Та­кой головной убор ценился больше иных ювелирных украшений, осо­бенно если к нижнему краю пришивалась поднизь, или ряска, — лента или сеточка с налобными подвесками из жемчуга.

Сшитую лишь спереди сороку в России называли повоем или повой­ником (от слова «повить», то есть повязать), а на Украине — очипком, очапком или чипцем (названия происходят из «чепца»), при этом их различия весьма невелики. На севере Руси и в Поволжье для того же типа уборов характерны также названия волосник и сборник. И дей­ствительно, выглядит повойник как чехол, под которым «собираются» на голову волосы. Сзади же повойник не сшит, а имеет вздержку, при помощи которой стягивается, сморщиваясь, затылочная часть убора. Повойники сперва служили лишь простыми, удобными для повседнев­ной носки шапочками, представлявшими собой предмет интимного белья. Но со временем стали украшаться модными атрибутами — в ход шла и золотая парчовая нить, и различные виды вышивки на очелье, и бисер со стеклярусом. Повойник, сороку, сборник или волосник охотно заимствовали у русских женщин другие этносы России — финно-угры, тюрки, народы Сибири. Так, один из мордовских головных уборов но­сит наименование олосник, другой — сорка. А вот название сходного головного убора «шамшура», которое на севере России употребляют как русские, так и коми, и даже саами Кольского полуострова, скорее всего, имеет неславянское происхождение.

Таким образом, головные уборы на Руси (как, впрочем, и во всем мире) не являлись чем-то исконным и не имели раз навсегда приня­той формы. Как и любой элемент человеческой культуры — язык, архи­тектура, кухня или искусство, — они развиваются дивергентно, то есть постепенно трансформируясь по форме, материалу, фасону, и конвергентно, то есть заимствуясь у соседних народов. Нужно отметить при этом, что русскому головному убору свойственна довольно запу­танная система наименований: шапочка одной и той же формы, без существенных отличий, может в зависимости от района именоваться кокошником, повойником, сборником или волосником. В то же вре­мя два головных убора из разных областей, в которых сложно обна­ружить что-либо общее, кроме функционального назначения, могут именоваться кичками.

Эта путаница, конечно, затрудняет и научную терминологию, кото­рая для русских головных уборов пока, по сути, не разработана. А ведь в ней должно найтись место не только для кички, сороки и кокошни­ка, но и для других бесчисленных имен, о которых можно прочесть в старых заметках и этнографической литературе. Сруза, склендячка, верхуша, кибалка, моршнь, голощинка, кустышка и почёлка — все эти разновидности подлежат скрупулезному исследованию, так как отра­жают сложный, широко разнесенный во времени и пространстве мир русских головных уборов.

Литература

Тлебушкин 2008 — Традиционный русский костюм XIX—XX веков из со­брания Сергея Глебушкина. М.: Северный паломник, 2008.

Зеленин 1926—1927 — Зеленин Д. Женские головные уборы восточных (русских) славян // Slavia, Rocnik V, Sesit 2, с. 303—338; Sesit 3, с. 535—556. Прага, 1926-1927.

Костомаров 1887 — Костомаров Н. Домашняя жизнь и нравы велико­русского народа // Костомаров Н. Исторические монографии и иссле­дования. СПб., 1887. С. 3-314.

Ссылка на основную публикацию