Платья Маркизы Луизы Казати

Маркиза Луиза Казати: Своя среди чужих, чужая среди своих

Рубрика: личности, Люди, Октябрь 13, 2016 – 12:05

Маркиза Луиза Казати — светская дива, муза эпохи красоты, ведомая художниками, скульпторами, фотографами и ведущая за собой целое поколение талантливых личностей, персонажей, отчаянно ищущих гармонии.

Она родилась в семье итальянских магнатов, владеющих хлопковыми плантациями. Детство Луизы — это пейзажи озера Комо, беспрекословность в выполнении любых её желаний, щедрые подарки и всепроникающая любовь отца. Беззаботность, которую она впитывала год за годом, повлияла на характер и манеру поведения маркизы в будущем. Но в возрасте 15-ти лет ее родители скоропостижно скончались и на наследницу обрушилось многомиллионное состояние. По плану все должно быть следующими образом: выгодное замужество, слияние капиталов и приумножение благополучия. После дебюта на балу она получает предложение руки и сердца от графа Камило Казати. И уже через год после свадьбы пара празднует рождение дочери Кристины. На сохранившихся снимках этого времени вполне типичная девушка эдвардианской эпохи. Альтерго, femme fatale , проснулось чуть позже и разбудил его поэт Габриэль д’Анунзио. Именно с их встречи начинается трансформация Луизы в тот образ, прославляющий праздность и свободу начала прошлого века.

Осиная талия, чрезмерная бледность кожи, коротко стриженные, жжено-рыжие волосы, алые губы как след от глубокого пореза и вуаль из меловой пудры, покрывающая шею и лицо девушки. Ее внешность не вписывалась ни в один существующий стандарт красоты. Вечно расширенные зрачки от курения беладонны, вместо теней угольная крошка и накладные ресницы. Ее взгляд был губителен, он манил за собой в тот самый мир, где цена наслаждений — это потеря себя, потеря сознательности, собственных приоритетов и ценностей. Но именно в этом мире Луиза считала себя своей. В настоящем она была всего лишь миражом, призраком, который появлялся на публике в эксцентричных нарядах, прогуливался венецианским променадом в компании гепардов, и растворялся в бесконечной череде вечеринок и будуарных soir é e .

Авангардисты называли ее разрушающей повседневность силой. Вокруг Луизы вращался весь светский свет. Под пластинки ее граммофона танцевали Дягилев, Пруст, Пикассо и Эрте. Она покровительствовала футуристам и артистам русского балета. Среди ее преданных почитателей можно даже найти имя кайзера Вильгельма Второго. Постоянно вращаясь в артистических кругах, из категории наблюдателя она сама трансформировалась в живой объект искусства. Множество художников пытались ретранслировать ее эксцентричность через краски и перформансы. Луиза никогда не повторялась, постоянно пробуя новые формы одежды и экспериментируя над внешностью.

Оранжереи, египетская скульптура, украшения, нубийские статуэтки, бриллианты, опиум, кокаин, шампанское, приемы и рауты — это лишь начало списка ее растрат. Каждое свое появление на публике она воспринимала как последнее. Все, что ей было нужно, это запомниться раз и навсегда. На одной из вечеринок она усадила рядом с собой свою восковую копию. На пляже острова Капри она заставила охранников разжечь костры, выкрасила волосы в зелёный цвет и покрыла собственное тело черной краской. Блуждая меж очагов пламени, Луиза рассказывала, как она соединяет невидимые пространства, сжигая границы между реальным и воображаемым. Для своей вечеринки в Риме, она отозвала из зоопарка настоящего льва и усадила животное у подножья своего импровизированного трона. Для этого мира она была сумасшедшей, для себя — потусторонней, для почитателей — божественной.

Что-то мистическое было также в ее страсти к позированию, сделавшей маркизу Казати самой портретированной женщиной в истории. Луиза верила, что с помощью холста и красок, она приближается к реализации, пожалуй, ее самой безумной идеи — обрести бессмертие, растворяя в красках эмоции и взгляды, отдавая художнику минуты и часы жизни. Но музой Казати была не только в глазах художников. Как за путеводной звездой, за ней последовала целая плеяда кутюрье начала ХХ века. Из отцовского состояния она инвестировала баснословные суммы в развитие дизайнеров и создание модных домов, при этом Луиза убалтывала молодых дарований воплощать в материи ее самые сумасшедшие идеи, создавая экстравагантные платья и аксессуары. В 1910 году Поль Пуаре сшил Луизе платье-фонтан для Парижского зимнего бала. На открытие сезона авторских вечеринок в своем особняке «Дом Грез» Казати предстала в легендарном творении дизайнера и художника Леона Бакста, костюме «Королева ночи». 3 месяца ушло только на то, чтобы расшить комбинезон настоящими бриллиантами. В спину были вшиты фазаньи перья, а головной убор покрывали позолоченные звезды. Казати не удивляла публику, она шокировала ее, жадно отбирала дар речи и упивалась успехом. Кутюрье почитали ее и соглашались на любые эксперименты, довольствуясь возможностью поработать с маркизой. Благодаря случаю Луиза познакомилась с Джейн Туссе, — главным дизайнером Cartier . В тандеме девушки создали одну из самых знаковых коллекций в истории ювелирного дома, главным элементом которой стала пантера, как аллегория на образ Луизы.

Столь праздная жизнь разорила маркизу, и последние годы она провела крайне скромно, снимая небольшую квартиру в Лондоне, скрываясь от кредиторов и знакомых, некогда одолживших ей денег. Но в модной индустрии слава Луизы Казати не утихла даже после ее смерти. Тени маркизы видны на современных подиумах и в коллекциях нынешних кутюрье. Дизайнерское дуо Джорджины Чапман и Керена Крейга назвали свой бренд вечерней и свадебной моды титулом Казати — « Marchesa «. В 1998 Джон Гальяно устроил настоящую вечеринку в духе Луизы и превратил подиум Диор в площадку для фееричного бала. В 2004 году Том Форд расписал лица моделей драматичными угольными красками, тем самым еще раз реинкарнировал имя маркизы. Карл Лагерфельд не только рассказал историю Казати в своей круизной коллекции 2010 года, он даже организовал показ на одном из пляжей острова Лидо, где в 20-е Луиза устраивала летние маскарады. За пару лет до показа Лагерфельд также отснял Карин Ротфельд в фотосессии для французского Vogue , назвав ее маркизой Казати ХХ I века. Кроме Ротфильд, в Луизу перевоплотилась актриса Тильда Суинтон во время своей работы для фотопроекта с журналом Acne Paper Sweden . Невероятное сходство, отчаянность и безумие взгляда, каждая поза и миллиметр этих снимков говорит, что Луиза Казати никуда не ушла. Она продолжает жизнь вне материй и миров, оставаясь по-прежнему чужой среди своих, своей среди чужих.

Образ Казати от Карла Лагерфельда

Показ Dior 1982 года

Показ Dior 1982 года

Показ Marchesa осень-зима 2016/17

Показ Chanel Resort 2010

Alberta Ferretti limited edition AW 2016/17

Безумные платья Луизы Казати

Сегодняшний этюд будет посвящён одной из самых эксцентричных красавиц прошлого, маркизе Луизе Казати.

Луиза Аделе Роза Мария Амман родилась 23 января 1881 года в семье преуспевающего итальянского промышленника Альбето Аммана, которому король пожаловал титул графа. Биографы пишут, что в детстве Луиза была не слишком общительна; она любила находиться в уединении, рисовать и проводить время с матерью, листая модные журналы и восхищённо рассматривая роскошные мамины туалеты, элегантные платья и изысканные драгоценности.

Луиза была совсем юной, когда скоропостижно умерла её мать, а через несколько лет – отец. Вдвоём с сестрой они стали наследницами огромного состояния, но, право, никакое наследство не могло компенсировать такую потерю. Возможно, именно этим объясняется то отношение к деньгам, с которым Луиза прожила всю жизнь: она никогда не задумывалась о них, не экономила, а только тратила, тратила и тратила…

Титул маркизы и фамилия Казати достались ей от супруга – девушка вышла замуж в 19 лет за знатного, но небогатого маркиза Камилло Казати Стампа ди Сончино. Она родила ему дочь и на третьем году семейной жизни обзавелась любовником – перед её гипнотическим взглядом не устоял знаменитый поэт и романист Габриэле д’Аннунцио. К тому времени семейные оковы начали надоедать Луизе, она скучала – и именно романтичный и энергичный «рыцарь» Габриэле вдохновил молодую маркизу на то, чтобы превратить однообразные будни в увлекательный и яркий спектакль.

К слову, отношения Луизы и Габриэле продлились до самой смерти поэта в 1938 году. Законный супруг смотрел на тот роман сквозь пальцы – его, похоже, куда больше увлекала охота. Нас же, в свою очередь, интересует стиль Луизы Казати – подлинной Музы своего времени.

Читайте также Отель мечты Dream Downtown

Образ Казати моментально узнаваем: огромные зелёные глаза на мертвенно-бледном лице, подведённые углём, горящие, как у ночной птицы. Для того, чтобы придать им блеск, маркиза закапывала в глаза белладонну. Её любимые цвета – чёрный и белый, как символ крайностей, к которым она всегда стремилась. Самые дорогие дома. Самые изысканные интерьеры. Самые грандиозные балы и приёмы, на которых центром внимания всегда была она – «неистовая» Луиза Казати.


Портреты Луизы Казати

Её римский дом был выдержан в любимой чёрно-белой гамме, а по комнатам расселилось множество животных, – которых Луиза любила куда больше, чем людей: сиамских и персидских кошек, породистых собак, экзотических птиц и даже змей. Переехав в Венецию и купив там огромный дворец, маркиза устроила в саду настоящий зоопарк с гепардами, обезьянами, пёстрыми попугаями и павлином. Гепарды, в инкрустированных бриллиантами ошейниках, были постоянными спутниками маркизы в прогулках и путешествиях.

Экстравагантные наряды для маркизы сочиняли Лев Бакст и Поль Пуаре, а в Венеции её фаворитом стал Мариано Фортуни. Вспоминают, как она покорила этот город, впервые прогулявшись по улицам в плаще от Фортуни с алым парчовым капюшоном, держа на поводках двух борзых – чёрную и белую. На собаках были ошейники из бирюзы, а завершал процессию темнокожий слуга с опахалом… В другой раз, пригласив на вечер русскую компанию знаменитостей – Александра Бенуа, Льва Бакста, Сергея Дягилева и Вацлава Нижинского – она шокировала всех своим облачением: «на хозяйке вечера не было ничего, кроме змеи».

Перебравшись в Париж (слишком долго находиться на одном месте, в одном окружении казалось маркизе слишком скучным), Луиза начала эпатировать местную видавшую виды публику, выгуливая на поводке настоящего крокодила и появляясь в парижской Опере в платье из перьев цапли, которые облетали при каждом движении и постепенно «раздевали» маркизу. Одно из самых живописных описаний стиля Казати оставлено скульптором Екатериной Барятинской: «Я увидела не женщину, а произведение искусства… Широкие персидские шаровары из тяжёлой золотистой парчи, туго стянутые у щиколоток бриллиантовыми застёжками искусной работы. На ногах золотые босоножки на высоких алмазных каблуках. Декольте кончалось у широкого парчового пояса; изумительно вылепленная грудь была чуть прикрыта кружевом тончайшей работы. В ушах красовались массивные жемчужные серьги. Огромная чёрная жемчужина переливалась на пальце одной руки, такого же размера белая – на другой. Лебединую шею несколько раз обвивала жемчужная нить».

Читайте также:  Как сделать талию тонкой при помощи упражнений и массажа

Читайте также Способы оформления банок с вареньем

Самый необычный костюм Казати оказался и самым неудачным, несмотря на великолепную идею: Пабло Пикассо придумал для неё платье из электрических лампочек, которые должны были светиться. Но по неосторожности маркизу ударило током, и она не смогла появиться перед публикой. Однако времена менялись, и Первая мировая война всех заставляла отказываться от роскоши и излишеств. Всех, кроме Казати. Она по-прежнему тратила деньги на невероятные наряды и закатывала балы, но на это уже смотрели не с восхищением, а с осуждением. Между тем, некогда несметное богатство её таяло, и к концу жизни маркизе пришлось продать и раздать за долги всё, чем она владела.

Забытая и обнищавшая, маркиза Луиза Казати скончалась в возрасте 76 лет, пережив собственную дочь. Но образ Музы прошлого не смог окончательно стереться из памяти – и по сей день он продолжает будоражить умы художников, писателей, драматургов, кинорежиссёров, дизайнеров моды, вдохновляя и восхищая всё новые и новые поколения.


Маркиза в платье “Фонтан” Поля Пуаро и в костюме “Королева ночи” Леона Бакста


Маркиза в платье Поля Пуаро (в центре) и на фотографиях Мэна Рэя (по краям)


Тильда Суинтон в образе Луизы Казати для журнала Acne Paper


Карин Ройтфельд в образе Луизы Казати. Фотограф Карл Лагерфельд

Маркиза Луиза Казати: самая эксцентричная модница XX века

Странность не сделает из вас козла отпущения в моде. Как и любая креативная индустрия, мода не имеет границ в трех вещах: безумстве, мастерстве и уникальности. Сегодня, как и несколько веков назад, в моде правят бал не серые массы со стандартным мышлением, а по-доброму сумасшедшие гении. Маркиза Луиза Козати – одна из них. Предлагаем узнать, почему после нее мир моды уже не будет прежним и как ее любовь к странным вещам породила новый стиль.

Итак, имя итальянской маркизы Луизы Казати вы наверняка слышите впервые. Однако прожить такую насыщенную жизнь, как она, точно хотел бы каждый гедонист. Маркиза никогда нигде не работала, что не мешало ей вдохновлять художников, модельеров и поэтов своего времени: Габриэле Д’Аннунцио, Дягилева, Артура Рубинштейна, Т. Э. Лоуренса. Ее огромное богатство давало ей возможность проводить время в безумных пиршествах, где происходили настоящие вакханалии.

Поговаривали, что маркиза заказывала восковые фигуры покойных любовников и хранила внутри них прах, красила золотой краской слуг, выгуливала на поводке леопардов, целовалась со змеями.

Луиза Казати в костюме «Царица ночи», 1922 год

Казалось бы, кто-то все же должен был найти управу на эту молодую особу. Однако остановить ее не могли даже новоиспеченные опекуны – Эдоардо Амман и его жена Фанни, которые взялись за управление семейным бизнесом после смерти отца Луизы. Девушка стала сиротой, унаследовав огромное состояние своего отца, Альберто Аммана (крупного поставщика хлопчатобумажных тканей). Он был настолько богат, что мог позволить себе заботиться о своих рабочих: Альберто создал для них достойные условия труда, предоставлял жилье в специально построенных общежитиях, обеспечивал дневной уход за детьми и строил для них школы. Предприятие одним из первых в отрасли учредило страховой и пенсионный фонды. Производимую фабрикой продукцию рабочие могли покупать по сниженным ценам. Помимо этого, на предприятии действовала даже собственная пожарная команда, так как для текстильного производства огонь особенно губителен. Такие условия труда гарантировали и высокую производительность. Доходы отца маркизы стремительно росли.

После его смерти Луиза получила полную свободу действий, к тому же девушка отличалась изобретательностью. Например, когда она выходила на площадь Сан-Марко в Венеции, всю площадь покрывали персидскими коврами, чтобы Казати могла пройтись по ней босиком.

Авторы книги о маркизе «Неистовая маркиза: жизнь и легенда маркизы Казати», Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино, пишут, что ее эксцентричный образ был выдуман итальянским писателем и драматургом Габриэле Д’Аннунцио, в который она вжилась настолько, что пронесла его сквозь всю свою жизнь. Впрочем, она поражала публику не только громкими и чудаковатыми карнавалами и балами, но и внешним видом.

Все в ней говорило об эксцентричности: бледное лицо, которое обрамляли огненно-рыжие волосы, густые брови и будто обведенные углем изумрудные глаза.

Театральность своих образов Луиза отчасти унаследовала от матери, которая рассказывала дочери о светских мероприятиях и пьесах в опере. Когда мать выходила в свет, маркиза тайком примеряла наряды от тогдашних кутюрье – Чарльза Фредерика Уорта и Жака Дусе. Впоследствии фантазийные образы для нее также создавали Эльза Скиапарелли и Лев Бакст. Когда Луизе было всего 11 лет, ее мать умерла, однако ее образ всегда стоял у девушки перед глазами. Маркиза как-то сказала: «Моего лица касались кружева, бриллианты и жемчуга, а ноздри еще долго щекотал запах ее духов».

Костюм от Льва Бакста

Костюм от Эльзы Скиапарелли

Став взрослой, Луиза начала пользоваться своим статусом, показывая, что аристократизм далек от консерватизма, по крайней мере в одежде. Ее магнетическая красота поразила и Эрте, художника и иллюстратора, который посвятил ей букву L в своем «Алфавите Эрте». Буква выполнена в виде женщины с гепардом, что было не просто выдумкой художника.

Буква L из алфавита Эрте

Маркиза любила шокировать публику, выходя на улицу с гепардами, которых у нее было два. Кроме того, в ее саду можно было также увидеть газелей и двоих питонов. Однажды в разгар веселья Луизу вынесли два темнокожих мавра – Луиза была полностью голой, вся перемазанная кровью, а по ее телу ползали питоны. Также она появлялась в костюмах Арлекина, дрессировщицы с попугаем на одном плече и мартышкой на другом, персидской принцессы, в образе Сары Бернар, Медузы Горгоны, Клеопатры и графа Калиостро.

[su_slider source=»media: 322398,322399,322400,322401,322402″ limit=»100″ width=»640″ height=»1060″ title=»no» pages=»no» autoplay=»3000″]

Луиза Казати была музой не только своих современников, но и кутюрье нашего времени. Например, Джона Гальяно. Будучи на посту креативного директора Dior, он посвятил ей знаменитую коллекцию Opéra, которая является одной из самых лучших в его карьере.

[su_slider source=»media: 322403,322404,322405,322406,322407,322408″ limit=»100″ width=»680″ height=»1060″ title=»no» pages=»no» autoplay=»3000″]

Dior Haute Couture SS’98

Выходки маркизы забавляли, удивляли и даже пугали, но равнодушными никого не оставляли. Погрузиться в ее безумный мир хотя бы на несколько мгновений желали даже самые выдающиеся умы того времени, чтобы сотворить чтобы сотворить нечто необычное, претендующее на гениальность. Это доказывают не только восхищенные отзывы о маркизе, но и количество ее портретов, найденных после смерти Луизы, – их было 130!

[su_slider source=»media: 322409,322410,322411,322413,322414,322416,322417″ limit=»100″ width=»860″ height=»1140″ title=»no» pages=»no» autoplay=»3000″]

Карин Ройтфельд в образе Луизы Казати

Луиза Казати: Как сирота стала светской львицей опиумной эпохи и богиней декаданса

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Наследница

Богатый итальянский хлопкоторговец, граф Амман, скончался в 1896 году, а вслед за ним ушла и его жена, оставив сиротами двух девочек. Луизе тогда было 15 лет, а ее сестра была на год старше. Франческа была ослепительно красива, отличалась умом и грацией. На внешность младшей сестры природа поскупилась, наделив ее только бездонными зелеными глазами.

Сестры Амман стали богатейшими наследницами в Италии, но больше всего они ценили не роскошь, доставшуюся им во владение, а свободу, которую вкусили в полной мере, несмотря на опеку строгого дядюшки. Луиза сделала модную короткую стрижку, подчеркивающую ее огромные глаза, стала использовать вызывающего цвета помаду, одеваться в узкие черные наряды, усиливающие эффект ее худобы и высокого роста.

И стала посещать балы и менять поклонников. В 19 лет девушка вышла замуж за маркиза Камило Казати, который был на четыре года старше своей избранницы. Луиза очаровала знатного дворянина своим колдовским взглядом и бархатным голосом. Медовый месяц молодожены провели в столице Франции. В это время там проходила выставка произведений мирового искусства.

Молодую маркизу больше заинтересовали не полотна новомодных художников, а черная магия. “Колдунья” Кристина Тривульцио, олицетворение потусторонних сил, которой восторгались Бальзак и Шопен, стала объектом внимания Луизы Казати. На одном из светских приемов в Париже Луизу приняли за Кристину,- так они были похожи. Теперь маркиза старается во всем подражать своему идеалу и начинает изучать литературу по оккультизму.

Даже когда у нее родилась дочь, Луиза дала ей имя королевы черной магии. Ребенок не входил в планы ветреной красавицы, и она сразу же отправила маленькую Кристину в пансион. Но по указанию незадачливой мамаши девочку до самого совершеннолетия одевали в кружевные панталончики и чепчики, чтобы редко приезжавшая к ней мать не чувствовала своего возраста.

После рождения дочери муж совершенно перестал интересовать Луизу, да и сам он устал от ее многочисленных романов. Перестав переживать по поводу измен супруги, он стал жить своими интересами, но официально они развелись только в 1924 году. Так маркиза Казати стала первой в истории католичкой, расторгнувшей брак.

Королева стиля

Еще будучи замужем, маркиза Казати влюбляется в известного поэта того времени. С Габриэлем Д`Аннуцио Луиза познакомилась на охоте и, надо сказать, сначала этот человек произвел отталкивающее впечатление на женщину. Маркиза сравнивала его голову с яйцом Фаберже. Лысый и неказистый, поэт был настолько обаятелен, когда начинал говорить, что дамы сразу же забывали о его внешних недостатках и подпадали под необыкновенное очарование. Эта же участь постигла и Луизу.

Так Габриэль стал ее любовью на долгие годы. О новом романе Казати говорит весь свет. Скандальная ситуация, возникшая вокруг имени Казати, нисколько не влияет на настроение молодой маркизы. В то время, как ее законный супруг тихо разводит лошадей и собак в своем поместье, Луиза окунается в мир карнавалов и роскоши. Она шокирует публику своими нарядами баснословной стоимости.

Появляясь ежедневно в феерических костюмах на карнавальной неделе в Риме, она заставляет газеты подогревать свою популярность. И вскоре светское общество сменяет гнев на милость, и о маркизе Казати начинают отзываться как об иконе европейского стиля. Отношения Луизы с любовником продолжаются, но у нее появляется новая страсть.

На миллионы мужа она начинает скупать дворцы и наполнять их предметами роскоши. Обустройство приобретенных особняков теперь занимает практически все время. Забыт супруг, заброшена повзрослевшая дочь. Увлечение созданием роскошных апартаментов перерастает в манию.

Читайте также:  Роскошные и прекрасные образы в стиле Лолита

Маркиза оформляет приобретенные дома в разных стилях. В Риме она оснащает свой белоснежный дворец музыкальными фонтанами, венецианскими зеркалами, бархатными занавесями. Вход украшают две газели, выполненные из золота.

А по шкурам белых медведей расхаживают борзые в ошейниках с драгоценными камнями и нежатся персидские коты с серебряными колечками. Удивительно, как за сравнительно короткое время маркизе удастся промотать все это великолепие и умереть с многомиллионным долгом.

Муза всех времен

Наступило время расцвета женской привлекательности Луизы. Она умело пользовалась косметикой, начала с помощью белой пудры усиливать бледность лица и эффект глубины глаз, обводя их углем. Ее природный вкус и возможность одеваться у лучших портных Европы создали ей ореол демонической женщины. Именно этот стиль спустя много лет вдохновлял таких знаменитых модельеров как Армани, Лагерфельд, Гальяно и Диор.

Маркиза быстро пресыщалась своими новыми увлечениями, и вскоре ей надоели ее дворцы да и сам скучный Рим. Она перебирается в Венецию, где знакомится с людьми творческого круга. Ее рыжие волосы, мраморное лицо, выступающие скулы и дьявольский взгляд становятся предметом поклонения художников. Она стала музой Больдини, который запечатлел Луизу в венецианских кружевах, с лиловым шарфом на шее, букетом фиалок и борзой в ногах красавицы.

На пике своей славы маркиза Казати позирует многим знаменитостям, в том числе и фотографам. Ее чары также распространяются на писателей и поэтов. Со знаменитой чудесницей теперь спешит познакомиться вся Европа, особенно, ее мужская половина. В эти годы Луиза окружена множеством поклонников, а ее возлюбленными становятся один за другим сильнейшие мира сего. Однако, связь с Д`Аннуцио не прерывается вплоть до его смерти в конце тридцатых годов.

Теперь без ее присутствия не проходил ни один прием или карнавал. Казати, чтобы поддержать форму, практически отказалась от еды и все чаще употребляла спиртное и опиум. В глаза она стала закапывать средство, расширяющее зрачки, что способствовало появлению приступов раздражительности, а порой, агрессии. Распрощавшись с Венецией, маркиза уезжает на Корсику, а затем в предместье Парижа.

Бессильна перед временем

Хотя Казати и пыталась всеми средствами сохранить молодость, время неумолимо рисовало морщины на ее лице. Один из ее бывших воздыхателей с иронией заметил, что Луизу осталось лишь набить сеном и выставлять за стеклом как чучело. С годами она утратила шарм и растратила все состояние. Пришлось продать виллы и предметы роскоши.

Она уже не носила эксклюзивных головных уборов, а украшала потрепанную фетровую шляпку вороньими перьями, подобранными на улице. В конечном счете бывшую богиню декаданса стали забывать, и она отправилась к дочери в Лондон.

Своего пристрастия к оккультизму маркиза так и не преодолела. Она занималась спиритическими сеансами до конца жизни и умерла от кровоизлияния в мозг за столом, в очередной раз вызывая потусторонних духов.

Потерявшая славу и былое величие, с миллионными долгами, Луиза Казати была похоронена без особого блеска. На ее могильном камне на Бромптонском кладбище внучка выбила строки из шекспировского «Антония и Клеопатры»: «Ее разнообразью нет конца, / Пред ней бессильны возраст и привычка». А на полотнах художников она осталась женщиной вне возраста, с живыми и неповторимыми глазами.

О Казати не вспоминали полвека – в этом мире драмы и без того хватало. А потом вернулась память об экзальтированных светских львицах опиумной эпохи. Образ великолепной Казати стал источником вдохновения для модных домов – на стыке веков Givenchy, Dior, Chanel и Armani выпустили коллекции, прошитые дрожью от восхищения неповторимой Луизой Казати.

Луиза Казати: «Я хочу стать живым произведением искусства».

В начале прошлого века Европу облетело имя Жанны Маргэйн-Лакруа. Это была молодая парижская портниха, шившая платья, которые оказались слишком откровенными даже для парижских модниц .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Роковая женщина Луиза Казати

Джовани Больдини. Джованни Болдини. Маркиза Луиза Казати со своей борзой, 1908г.Частная коллекция.

Луиза Казати-урожденная Luisa Adele Rosa Maria Amman( 1881- 1957) — итальянская аристократка, роковая красавица, муза поэтов и художников, покровительница изящных искусств. Графиня (до 1900), маркиза (с 1900).

Луиза родилась в 1881 году под Миланом в семье графа Альберто Аммана, колоссально разбогатевшего на хлопковых мануфактурах.

«Хочу стать живым шедевром» — сказала она однажды. И сделала из себя шедевр… Маркиза Казати стала знаменитейшей музой начала прошлого века. Дружбой с этой женщиной гордились вдохновитель и организатор «Русских сезонов» Сергей Дягилев и пианист Артур Рубинштейн, балерина Анна Павлова и модельер Эльза Скьяпарелли, ее портреты писали Джованни Больдини и Пабло Пикассо, костюмы для нее создавали Поль Пуаре и Лев Бакст. Получить приглашение на балы и карнавалы, устраиваемые маркизой в лучших дворцах мира, было делом чести для самых знатных фамилий…

Луиза ни внешностью, ни сообразительностью в детстве не отличалась. Единственное, что привлекало в девочке, были ее огромные изумрудные глаза, которые она прятала под пышной копной рыжих волос. О том, что судьбу надо брать в свои руки, Луиза поняла очень скоро. В семнадцатый день рождения девушка сама остригла свои роскошные волосы, повергнув все семейство в состояние шока. Зато ее глаза, и до того притягивавшие взоры, казалось, стали еще больше и никого теперь не оставляли равнодушным.

Маркиз Казати стал одной из многочисленных жертв дьявольской, как отмечали все вокруг, красоты Луизы. И единственным, кому она ответила взаимностью. Через год молодые люди поженились.

В двадцать с небольшим у Луизы была дочь Кристина, несметные капиталы и муж, который по-настоящему увлекался только лишь охотой, лошадьми и гончими собаками. После трех лет брака Луиза встречает писателя Габриеле д’Анунцио, мужчину, который оставался ее верным другом долгие годы и который несмотря на армию других любовниц только Луизу Казати называл женщиной, потрясшей его до глубины души.

Но главной страстью маркизы Казати всю жизнь была только ОНА сама, ЕЕ собственный облик, самым поразительным в котором были глаза — нечеловечески огромные. Луиза щедро закапывала в них белладонну для расширения зрачков, густо обводила угольно-черным и наклеивала шестисантиметровые ресницы из конского волоса.

Отношения с мужем вскоре перестают интересовать маркизу. Камило спокойно относится к ее многочисленным увлечениям, посвящая все свое время собакам и лошадям. Однако супруги расстанутся лишь в 1924 году. При этом Казати станет первой католичкой в мире, получившей официальный развод.

Айседора Дункан в книге «Моя жизнь» вспоминает свой визит на виллу Казати в Риме: Я вошла в вестибюль, отделанный в греческом стиле, и села, ожидая появления маркизы. Внезапно я услышала тираду немыслимо вульгарных выражений, обращенных ко мне. Я огляделась и увидела зеленого попугая. Он сидел на жердочке, не привязанный.
Я поспешно поднялась и перешла в соседнюю гостиную, решив подождать маркизу там. И вдруг до меня донеслось угрожающее рычание рррр! Передо мной стоял белый бульдог. Он тоже был не на цепи, и я выбежала в соседнюю залу, устланную и увешанную медвежьими шкурами. Здесь я услышала зловещее шипение: в клетке медленно поднималась и шипела на меня огромная кобра.”

Луиза ночами прогуливалась по набережным Венеции в сопровождении сначала – двух великолепных борзых, черной и белой, в ошейниках, усыпанных бриллиантами, а потом – в сопровождении живого павлина…

Потом появился гепард и чернокожий слуга с факелом. Главной резиденцией ее любимцев животных, среди которых были также сиамские кошки, дрозды-альбиносы, был венецианский полуразрушенный Палаццо де Леони на Гранд-Канале. А под Париже Луиза купила поместье Palais Rose, где устроила галерею своих портретов.

О романе Казати и Габриэле д’Аннунцио судачат все кому не лень, а газеты публикуют карикатуры на тройственный союз Луизы, Камило и Габриэля. Но скандальная слава не только не расстраивает влюбленных, но и, кажется, наоборот, вдохновляет.
А вскоре о маркизе Казати начинают говорить как и о самой элегантной женщине Европы. Миллионы мужа, проводящего время в конюшне или на псарне, открывают для нее двери лучших портных.

Во время карнавальной недели в Риме Луиза каждый день появляется в свете в новом наряде, потрясая воображение публики их роскошью и элегантностью. Газеты сменяют гнев на милость, а затем и вовсе переходят на восторженный тон, описывая костюмы маркизы.«В первый вечер маркиза Казати появилась в наряде Сары Бернар. Во второй — в точной копии одеяния византийской императрицы Феодоры. В третий — в платье из белых кружев и черной атласной накидке, отороченной горностаем

А дальше маркиза обращает свое внимание на обустройство дворцов, на покупки которых супруг не жалеет денег. Первым делом Казати приобретает огромный дом в Риме, интерьер которого оформляет в черно-белой гамме. Белоснежные стены украшали венецианские зеркала, окна — белые бархатные портьеры, пол — мрамор и шкуры белых медведей. «В этом доме хотелось говорить шепотом и ходить на цыпочках, как в церкви», — вспоминала о римском жилище маркизы ее племянница.

Для Казати не существует мелочей — она муштрует прислугу, объясняя, под каким углом должен бить фонтан в холле, чтобы создавался специальный музыкальный эффект.

На входе устанавливает двух отлитых из чистого золота газелей. И заводит экзотических животных — черного мастифа Анжелину, признававшего только команды хозяйки, персидских и сиамских котов. Ее главными любимцами становятся черная и белая борзые, расхаживающие по дворцу в серебряных ошейниках, украшенных бриллиантами.

Первые наброски портрета Казати были сделаны в Венеции. Завершать работу пришлось в Париже, куда маркиза перебралась специально для того, чтобы позировать знаменитому портретисту. Каждое утро она приезжала к нему в студию, облаченная в облегающий туалет от Поля Пуаре из черного атласа, отороченный горностаем. К поясу был приколот букетик шелковых фиалок, а руки маркизы в шелковых перчатках обвивал лиловый шарф. В ногах маркизы сидела черная борзая в серебряном ошейнике.

Через год портрет был выставлен на парижском салоне. Героиня «Портрета молодой дамы с собакой» становится притчей во языцех. С Казати хочет познакомиться вся Франция. Но она, заплатив художнику 20 000 франков, сумасшедшие по тем временам деньги, уже далеко: в Венеции начинается самая интересная глава ее жизни.

К сожалению, ее финансы не были также неистощимы, как фантазии. Самая богатая женщина Италии, для которой сама мысль об экономии была неприемлема и оскорбительная, к пятидесяти годам умудрилась не просто потратить все до копейки, но и задолжать 25 миллионов долларов.

Читайте также:  Старинные фото русских красавиц в роскошных костюмах

Впрочем, не секунды об этом не жалея. Все ее имущество было конфисковано, легендарные костюмы, бриллианты, портреты — все уходило с молотка. Она перебралась в Лондон к дочери Кристине и внучке Мурии.

Луиза прожила в Лондоне 25 лет, все эти годы у нее не было ни гроша. Друзья и поклонники выдавали ей крохотные суммы — все равно деньги текли у нее как вода. Иногда она звонила друзьям с возгласом: «У меня есть десять шиллингов — что будем делать? Пропьем или покатаемся на такси?».

Луиза умерла в возрасте 76 лет, для ее могилы леди Мурия выбрала цитату Шекспира из «Антония и Клеопатры»:

“НАД НЕЙ НЕ ВЛАСТНЫ ВОЗРАСТ И ПРИВЫЧКА,ЕЁ РАЗНООБРАЗИЮ НЕТ КОНЦА”

Луиза Казати

Она шокировала, привлекала, пугала.

Ее невозможно было не заметить, ее невозможно забыть. Женщина с непомерно огромными глазами – она обводила их углем, яркая – с огненно рыжей копной волос, худая и высокая – она подчеркивала это вызывающими нарядами или полным их отсутствием.

Луиза родилась 23 января 1881 года в Милане, в обеспеченной семье Амманов. С детства она, замкнутая и нелюдимая, увлекалась искусством. В юности она была застенчива, ее не привлекал свет, балы казались неинтересными. Лишь став женой маркиза Камилло Казати, Луиза, заскучав, начала искать развлечений. Она придумала саму себя, чему немало способствовал Габриэле Д’Аннуцио, поэт-повеса. Он восхищался ей, она тоже собой восхищалась. Они стали любовниками. Но как могла маркиза любить мужчину, если она так страстно, самозабвенно любила себя. Впоследствии у нее было много друзей и поклонников. А любовь одна и на всю жизнь – сама Луиза.

Маркиза, обладательница немалого состояния, увлеклась маскарадами и балами. Ее внешность становилась все ярче, наряды откровеннее. Свет восхищался ее приемами. Она одевалась у кутюрье Поля Пуаре. Элегантная, черная, тонкая.

«В первый вечер маркиза Казати появилась в наряде Сары Бернар. Во второй — в точной копии одеяния византийской императрицы Феодоры. В третий — в платье из белых кружев и черной атласной накидке, отороченной горностаем. Что дальше?»

А дальше маркиза обращает свое внимание на обустройство дворцов, на покупки которых супруг не жалеет денег. Первым делом Казати приобретает огромный дом в Риме, интерьер которого оформляет в черно-белой гамме. Белоснежные стены украшали венецианские зеркала, окна — белые бархатные портьеры, пол — мрамор и шкуры белых медведей. «В этом доме хотелось говорить шепотом и ходить на цыпочках, как в церкви», — вспоминала о римском жилище маркизы ее племянница.Для Казати не существует мелочей — она муштрует прислугу, объясняя, под каким углом должен бить фонтан в холле, чтобы создавался специальный музыкальный эффект. На входе устанавливает двух отлитых из чистого золота газелей. И заводит экзотических животных — черного мастифа Анжелину, признававшего только команды хозяйки, персидских и сиамских котов. Ее главными любимцами становятся черная и белая борзые, расхаживающие по дворцу в серебряных ошейниках, украшенных бриллиантами.

Луиза приобрела палаццо в Венеции, превратила его в свой безумный дворец. Развалины, отделанные золотом изнутри. Маркиза, мертвенно бледная, зеленоглазая, появлялась с гепардами, ведя их на отделанных бриллиантами поводках. В ее палаццо танцевали Нижинский и Айседора Дункан… иногда для прогулки по площади Сан-Марко маркизе достаточно лишь мехового палантина, который едва прикрывает ее обнаженное тело. Впереди себя, как обычно, она выпускает гепарда в бриллиантовом ошейнике, а позади позволяет шествовать мавру с факелом в руке. «Из одежды на ней были только духи» — эта популярная шутка венецианцев была посвящена именно маркизе.

Получить приглашение на легендарные балы Казати было пределом мечтаний для любой уважающей себя знаменитости начала века. Иногда власти позволяют маркизе устраивать празднества на главной площади Венеции. В такие дни все окна выходящих на Сан- Марко домов сдаются любопытным горожанам в аренду.В месяц Казати устраивает по несколько балов и карнавалов. Вся Европа обсуждает миллионы, которые она тратит на увеселения. «Машина по имени Луиза Казати ежедневно пожирала тонны денег, словно тюки спрессованного сена», — напишет о ней Дарио Чекки.

Светский обозреватель тех лет Габриэль Луи Пренгуэ так описывает в своих мемуарах вечера Казати: «Дверь в комнате, где мы сидели и беседовали, вдруг распахнулась и вошла покойница. Ее великолепная фигура была туго обтянута платьем из белого атласа с длиннющим шлейфом, грудь прикрывал букет белых орхидей. Огненно-рыжие волосы подчеркивали алебастровую бледность лица, которое полностью пожирали два огромных глаза; расширенные угольно-черные зрачки составляли зловещий контраст с ярко-алыми губами, казавшимися открытой раной на фоне этой бледности. На руках у нее примостился детеныш леопарда.

Она поглядела на гостей в маленький, усыпанный бриллиантами лорнет и пригласила всех на маскарад, который должен был состояться через несколько дней в ее дворце на берегу Большого канала… В ночь карнавала маркиза прислала гондолы с разодетыми в пух и прах гондольерами, чтобы перевезти приглашенных (человек двести) на небольшую пристань, выделенную ей по особому распоряжению городского головы… Там гостей уже ожидал оркестр. По всему периметру площади стояли на расстоянии метров десяти друг от друга черные великаны в алых шелковых одеяниях. Между ними была натянута золотая цепь, преграждавшая доступ толпе…Под восторженные выкрики собравшихся маркиза Казати вышла из гондолы. Гигантские черные и белые перья фламинго колыхались на атласном платье цвета лунного сияния, перехваченном в талии черным бархатным поясом; одной рукой она обхватила букет черных ирисов, в другой держала на поводке двух леопардов. Вечер был сказочным».

Но вскоре Луизе надоело и это, и она выбрала для себя новую мишень — Париж.

Казати привлекало искусство – в основном тем, что в нем могла отразиться она сама. Она стала для себя же наркотиком. Изменчивый, но вечный глазастый образ изысканной, эксцентричной маркизы.

Первым делом там она приобретает роскошный дворец Пале-Роз, выстроенный из розового мрамора по точному подобию королевского Большого Трианона. Гордость ее нового жилища — библиотека, состоящая из книг по черной магии, и коллекция из 130 ее портретов, написанных величайшими художниками.

Очень скоро Казати становится некоронованной царицей Парижа. В городе останавливалось автомобильное движение, стоило маркизе появиться на его бульварах. Хотя неизвестно, что больше поражало водителей и пешеходов — облаченная в парик с бараньими рогами Луиза или крокодил, которого она вела на поводке. На балах в парижской Опере она часто появлялась в платье из перьев белой цапли, облетавших с нее при каждом движении так, что из здания театра она выходила почти обнаженная.

В 1924 году Пабло Пикассо создает для нее необычный костюм, главным элементом которого были электрические лампочки. Но поразить публику на сей раз маркиза не успела — головной убор застрял в дверном проеме и его обладательницу ударило током. Да так сильно, что какое-то время Казати в конвульсиях билась на полу.

Во Франции полку ее известных друзей прибыло. Знаменитый Феликс Юсупов с восхищением описывает в своих мемуарах вечер, проведенный им во дворце у маркизы. Больше всего русского графа поразил костюм хозяйки, состоящий только из золотой диадемы.

Она по-прежнему живет на широкую ногу и не желает замечать изменившуюся моду, из-за разразившейся Первой мировой войны диктующую скромность и дешевизну. Основной темой разговоров обедневшего Парижа долгое время был обед у Ага-хана Третьего, на котором платье маркизы занимало шесть стоящих рядом с ней стульев.Принимая гостей у себя, она приказывает слугам бросать в камин горсти меди, чтобы их зеленые всполохи подчеркивали рыжий цвет ее волос. Украшения маркиза теперь заказывает не у Лалика, а у Луи Картье, который изготавливает специальные золотые футляры для ее любимых змей.

Ее жизнь – шикарная игра, спектакль с единственной актрисой – Луизой Казати. Испытывая страсть к роскоши, она избавлялась от обыденности всеми возможными, а порой, скорее, невозможными способами.Костюмы, перемещения по миру, экзотика, беладонна – ярче глаза; опиум; нити жемчуга, леопардовые шкуры, бархат, босоножки на алмазных каблуках, Париж, Лондон, Индия, Капри… Маркиза увлекалась оккультизмом. Возможно, она была прекрасной ведьмой. Свой мир, неповторимый и безумный, она создала и осталась верна себе, своей страсти к себе, до конца дней.

На свои прихоти маркиза тратила невероятные суммы, задумываясь только о том, чего желает, неважно, сколько это стоит. Безоглядная роскошь на грани фарса закончилась.

Вместо нее явились долги. Ее картины, наряды, все, что дополняло ее образ, было распродано с аукциона. Перед тем как навсегда перебраться в Лондон, маркиза совершает последний визит в Венецию. Теперь она сама несет канделябры со свечами, а впереди нее семенит маленький пекинес, ставший центром ее жизни в последние годы. Новое поколение венецианцев, не признавших в женщине легендарную маркизу, переговаривается: «Кто эта старая ведьма?»

Первое время в английской столице маркиза за пять фунтов в месяц арендует дом, в котором прежние жильцы отказывались жить из-за его огромных размеров. А потом перебирается в маленькую комнатку в квартире.

В Англии ее ближайшим другом становится художник Огастес Джон, к которому она приходит в поношенном бархатном костюме и полуистлевшей леопардовой шкуре. «Слой пудры на ее лице становился все толще, — вспоминал Джон. — Сказки об Италии — все длиннее, а костюмы — все тоньше”.Однако, несмотря на бедность, манеры у Казати остались прежними. «Подать напитки», — гордо распоряжалась она. И старый гостиничный лакей вносил полбутылки пива.

Умерла она в возрасте 76 лет после кровоизлияния в мозг, случившегося с ней во время спиритического сеанса.

Свои желания маркиза осуществила: она вдохновляла художников, писателей, модельеров. Даже после смерти она осталась музой. Музой, помешанной на себе, влюбленной в себя как в шедевр.

Посмертная слава пришла к маркизе в 1964 году, когда знаменитый драматург Теннесси Уильямс написал пьесу «Молочные реки здесь пересохли», главным прототипом которой стала Казати. Спустя четыре года в картине «Бум» ее сыграла Элизабет Тейлор. Впоследствии образ Луизы на сцене воплотит Вивьен Ли, а в кино — Ингрид Бергман.

История маркизы вдохновила на создание модных коллекций Джона Гальяно, Тома Форда и Джорджио Армани. Скот Д. Райерссон и Майкл Орландо Яккарино напишут биографию Луизы Казати «Неистовая маркиза», ставшую мировым бестселлером.

Ссылка на основную публикацию