Чем опасен Общий Наркоз при пластической операции?

Просто о наркозах в сложных пластических операциях

Многие люди не против сделать себе ту или иную пластическую операцию, но не решаются на такой шаг, так как не знают, как на них может воздействовать наркоз. Еще несколько десятилетий назад истории о тяжелых последствия процедуры, приводящих к анафилактическому шоку и многим другим последствиям. В настоящее же время анестезия при пластической операции является полностью безопасной, если ее проводит корректным образом специалист, имеющий соответствующий опыт и знания.

Виды анестезий

Существует несколько видов анестезий, использующихся при проведении пластической хирургии:

Общая анестезия

Этот тип наркоза относится к классическим методам обезболивания, которые используются на протяжении длительного периода развития медицины. Чаще всего общая анестезия применяется при обширных полостных оперативных вмешательствах. К таким хирургиям специалисты относят изменения размеров груди (как увеличение, так и уменьшение), подтяжку груди, коррекцию формы носа (с вовлечением в процесс костной ткани), абдоминопластику (восстановление эстетических пропорций живота), глютеопластику (коррекцию формы ягодиц посредством использования имплантатов), SMAS-лифтинг и т.д. Общий наркоз в пластических операциях в большинстве случаев осуществляется внутренним комбинированным способом, в некоторых ситуациях – ингаляционной методикой.

Как первый, так и второй вариант, приводят к тому, что пациент вводится в состояние глубокого сна, когда человек полностью теряет чувствительность, а соответственно – и болезненные ощущения. Вследствие этого при проведении хирургом манипуляций больной не будет испытывать шокового состояния, несмотря на серьезность вмешательства. При введении человека в общий наркоз дополнительно используются также и миорелаксанты – специальные медикаментозные средства, позволяющие расслабить мышечную мускулатуру тела. Вследствие этого пластический хирург может с легкостью проводить операцию без применения больших объемов агрессивных анестетиков или наркотических препаратов.

Местная анестезия

Блокирует нервные импульсы в определенной части волокнистой ткани. Анестетическое средство в подобных случаях может использоваться, как в виде аппликации, так и посредством интрадермального (подкожного) введения. Второй вариант предпочтительнее, поэтому он применяется намного чаще. В обезболенной зоне хирург без проблем имеет возможность осуществлять надрезы и другие манипуляции, необходимые для операции.

Используется местная анестезия при необходимости таких вмешательств, как круговые, верхние и нижние блефаропластики, ринопластики (с вовлечением хрящевой и мягкой ткани), лифтинга (короткорубцового и эндоскопического), а также введения под кожу нитей. К тому же этот вид наркоза уместен при любых типах косметологических процедур. Если пациент применяет его во время контурной пластики, мезотерапии, липофилинга, биоревитализации или лазерной шлифовки кожных покровов, врач может разрешить такую процедуру. Дополнительно к местной анестезии относится использование мазей и гелей, в состав которых входят анестетики.

Внутривенная седация

Особенностью такого обезболивания является погружение пациента перед проведением хирургического вмешательства в легкий поверхностный сон. Суть процедуры в том, чтобы расслабить человека, убрать у него страх боли, дать комфорт и спокойствие. Седация в пластической хирургии параллельно используется с местной анестезией, что позволяет достичь благоприятного эффекта, позволяющего без проблем проводить операцию. К тому же способ погружения пациента в состояние полусна хорошо сочетается с эпидуральной (подкожной) инъекцией анестетика.

Последний метод в сфере коррекционной хирургии используется крайне редко. Врачи отмечают, что внутривенная седация не обезболивает место проведения манипуляции, ее цель – это устранение тревожного состояния и страха, способствующее расслаблению. На некоторый период после проведения процедуры все действия человека будут заторможенными, но вскоре он придет в себя. Данный вид анестезии применяется в следующих случаях: при септоринопластике, блефаропластике и малоинвазивных разновидностях лифтинга.

Существует несколько типов анестезии, использующихся при проведении пластических операций. Для выбора того или иного варианта необходимо прежде всего оценить особенности предстоящей хирургии.

Возможные последствия общего наркоза

Современные анестетические средства, применяемые в области эстетической и коррекционной хирургии, отличается незначительным уровнем токсичности. Они не вызывают побочных реакций, как это было в самом начале развития медицины. В последние годы проведения операций наблюдается постоянная тенденция к уменьшению неблагоприятных эффектов на использование наркоза. В этом сыграло роль развитие фармакологической промышленности и технологий.

К основным возможны последствия общего наркоза анестезиологи относят такие реакции, как:

  1. Анафилактический шок. Его развитие больше зависит от самого пациента, нежели от врача или используемых препаратов. Это следствие несовместимости компонентов медикамента с особенностями иммунной системы пациенты. Таким образом, предугадать развитие анафилактического шока перед какой-либо операцией практические невозможно. Для того чтобы снизить риск его появления, необходимо указать врачу на все без исключения аллергии, которые состоялись у пациента или его близких родственников за всю жизнь. Если их не было, можно смело предположить, что вероятность возникновения анафилактического шока очень низкая.
  2. Кома. При проведении пластической хирургии встречается редко. Это связано с тем, что подобная реакция возникает, как следствие тяжелого состояния больного человека во время осуществления экстренного оперативного вмешательства. При отсутствии абсолютных противопоказаний к пластике, переживать о том, что возникает коматозное состояние не стоит. Для этого предварительно перед осуществлением коррекции внешности необходимо пройти полное комплексное обследование, позволяющее установить состояние здоровья в конкретный момент. Оно является обязательным для всех пациентов, которые готовятся к хирургии.

Возможные неблагоприятные последствия анестезии при пластике возникают редко. Если все же они проявляются, современная операционная предотвратить необратимые процессы в организме пациента. К тому же за процессом оперативного вмешательства следит не один хирург, а команда профессионалов, которые отвечают за то, чтобы весь процесс прошел максимально корректно и безвредно для человека на операционном столе.

Распространенные предостережения

Существуют мнение о том, что наркоз при пластической операции на лице или в других частях тела человека может закончиться тем, что человек во время процедуры проснется. Этот вопрос мучает большинство пациентов клиник. Даже при значительных дефектах, которые мешают нормально осуществлять жизнедеятельность, люди не обращают за помощью к хирургам.

Современные анестетические средства гарантируют то, что во время процедуры действие наркоза не закончится. Это значит, что все время проведения манипуляций пациент не будет чувствовать болезненных ощущений, о которых он опасается. К тому же немаловажным моментом является и то, что пластические операции – это плановые мероприятия, к которым происходит подготовка заранее. Это значит, что у врачей есть достаточно время для проверки дозы, определения время проведения хирургии и т.д. Анестезиолог, который следит во время хирургии за состоянием больного человека, без проблем может продлить наркоз, если это требуется.

Не менее распространенным является вопрос о том, что будет, если не удастся уснуть во время осуществления анестезии. В процессе подготовки врач должен оценить состояние своего пациента и подобрать ему соответствующие препараты или их сочетание. Это гарантирует действия на сознание пациента. Перед началом хирургии осуществляется проверка состояния человека, прежде чем начнется первая манипуляция, связанная с возникновением болезненных ощущений.

Выбор анестезии перед оперативным вмешательством

Существует определенные рекомендации врачей, связанные с выбором анестезии для проведения определенных операций. Именно на эти стандарты и ориентируются пластические хирурги, решая, какой тип наркоза будет для пациента лучшим в конкретной ситуации.

Блефаропластика и подтяжка лица методом S-лифтинга

Внутривенный наркоз при блефаропластике и подтяжке лица методом S-лифтинга предпочтительный. Этот метод называется TIVA-анестезией, которая существенно отличается от классического способа, когда препарат подается в организм пациента через рот.

TIVA-анестезия – это современный метод наркоза, который подразумевает автоматическое введение определенных необходимых человеку доз препарата непосредственно в его венозный кровоток. Объем лекарства определяется с учетом массы тела, что гарантирует хорошее действие на протяжении всего периода проведения хирургического вмешательства. Особенность TIVA-анестезии — ее можно использовать даже пациентам, которые страдают от артериальной гипертензии. Врач может в процессе операции контролировать и следить за давлением, что исключает риски со стороны сердечно-сосудистой и нервной систем.

Лазерная шлифовка лица

Для проведения лазерной шлифовки лица, как срединной, так и глубокой, применяется аппликационная анестезия в комплексе с внутривенной седацией.

В случае наличии потребности избавиться от шрамов, возникших вследствие акне, дополнительно врач может назначить, кроме местных анестетиков, еще и системные. Это обусловлено тем, что в подобных ситуациях требуется серьезная проработка кожи. Она приводит к возникновению болезненных ощущений. Они не только создают дискомфорт пациенту, но еще и мешают проведению собственно самой процедуры.

Использование поверхностного обезболивания тоже требует предварительной сдачи анализов. При необходимости проводится консультация с анестезиологом.

Ринопластика

Оперативное вмешательство в области носоглотки осуществляется при помощи общей анестезии с дополнительной эндотрахеальной поддержкой. Этот вид наркоза позволяет полностью обезопасить пациента от возможных рисков. У хирурга появляется возможность выполнить всю ринопластику на высоком уровне в соответствии с планом, составленным предварительно.

Маммопластика и абдоминопластика

Пластические операции на груди или ягодицах, направленные на то, чтобы изменить форму данных частей тела, проводятся только под эндотрахеальным общим наркозом. Это обусловлено тем, что пациент нуждается в глубоком обезболивании, так как вмешательство весьма обширное. Хирург не может заменить анестезию лишь поверхностными препаратами местного действия.

Общий наркоз позволяет избавить человека, которому делают операцию, от неприятных ощущений, как в процессе, так и после проведения хирургии. Но при этом после вмешательства требуется наблюдение у врача на протяжении 48 часов. Это связано с небольшим риском возникновения неблагоприятных последствий.

Заключение

Анестезия при проведении пластической операции ввиду постоянного развития медицины стала вполне безопасной процедурой, которую не стоит бояться. Главное – найти профессионала, способного корректно подобрать не только метод осуществления наркоза и препараты для него, но и соответствующую дозу.

Наркоз общий – неоспоримые преимущества анестезии и её бесспорный вред

Наркоз общий – неоспоримые преимущества анестезии и её бесспорный вред

Наркоз общий – принятое среди обывателей название общей анестезии. Он применяется при хирургических вмешательствах. Предназначение мероприятия заключается в медикаментозном подключении к глубокому сну, в результате оперируемый не ощущает боли.

Благодаря такому изобретению, как наркоз общий, хирурги проводят сложнейшие операции. С манипуляцией расслабляются скелетные мышцы у больного, деактивируется некоторая рефлексия, тормозится нервная система, пропадает чувствительность.

Нахождение в таком обратимом состоянии больного позволяет хирургу провести операционное вмешательство, а пациенту – избавиться от болезненных симптомов.

3 разновидности общего наркоза

Общая анестезия – это состояние, когда пациент получает лекарства от амнезии, обезболивания, паралича мышц и седации. Анестезированный пациент может считаться находящимся в контролируемом, обратимом состоянии бессознательного.

Анестезия позволяет пациенту терпеть хирургические процедуры, которые в противном случае могли бы вызвать невыносимую боль, усилить экстремальные физиологические обострения и привести к неприятным воспоминаниям.

На этапе подготовки к операции хирург решает, какую разновидность наркоза применить. Это обусловлено отличительными характеристиками человеческих организмов, обладающих различной восприимчивостью к составляющим общей анестезии.

Доктор на основе состояния больного решает, одно ли средство применить или несколько. Исходя из этого, такое обезболивание делится на наркоз:

  • моно, когда в ходе операции используется 1 вещество;
  • смешанный, при котором применяются от 2-х различных препаратов;
  • комбинированный — в его составе несколько неодинаковых средств или совмещенность их с ингредиентами, воздействующие на конкретные системообразующие и функциональные подразделения.

Имеется и разделение общего наркоза, зависящее от метода внедрения в организм. Выделяется анестезия:

  • ингаляционная, при которой анестетик вводится по органам дыхания;
  • парентеральная — обезболивание осуществляется внутривенным, внутримышечным, ректальным (посредством ануса) способом без либо с синхронным подключением оперируемого к аппарату вентиляции легких;
  • комбинированная — используемые препараты вводятся последовательно.

Искусственное вентилирование легких используется с интубацией трахеи — трубка вставляется в дыхательную систему, как только оперируемый погрузится в рукотворный сон.

Вдувается кислород (газовый микс) в легкие и с применением аппарата искусственной вентиляции или медицинского мешка.

Нужно понимать, что выбор наркоза всегда за доктором.

Очередность выполнения общей анестезии (этапы)

Предоперационное мероприятие выполняется в строгой очередности.

  1. Чтобы исключить негативные влияния общего наркоза на сердце и кровеносную систему, пациент тщательно обследуется.
  2. В случае не выявления серьезных реакций организма на применяемые препараты, врачом-анестезиологом осуществляется премедикация с введением седативных препаратов (они снимают симптомы обеспокоенности у пациента).
  3. Помощник анестезиолога (анестезист) вставляет в вену иглу-канюлю – ее допустимо не трогать несколько дней. Посредством такой иголки оперируемому капельным способом в вену внедряются лекарственные средства, кровезаменитель или сама кровь.
  4. На компьютерном мониторе ассистент хирурга отслеживает работу сердца, показатели кровяного давления оперируемого.
  5. Заболевшему инъецируется определенное до операции число обезболивающих для отключения сознании и лекарств, расслабляющих мускулатуру.

Доктор-анестезиолог удерживает присутствие наркозных средств в организме оперируемого во все время выполнения хирургического вмешательства. Он соотносит это с безопасным действием обезболивания на пациента.

Общая анестезия проводится по истечении не менее 6-ти часов после съедаемой пациентом пищи и питья.

Какие противопоказания для общей анестезии?

100%-ных запретов для наркоза общего нет, его применение обусловлено жизненными показаниями.

В арсенале грамотного анестезиолога – множество обезболивающих веществ. И им найдется достойная замена. У доктора также есть возможность перенесения даты хирургического вмешательства.

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ

  1. гормонозависимых аномалий;
  2. эндокринологических болезней в стадии обострения;
  3. нарушенного сердечного темпа;
  4. не прошедших 6-ти месяцев после инфаркта (инсульта), возникшего ранее у оперируемого;
  5. имеющейся у пациента хронической бронхиальной астмы либо ее обостренного тяжёлого периода;
  6. сердечно-сосудистых либо заболеваниях внутренних органов в степени декомпенсации;
  7. алкогольного (наркотического) пребывания;
  8. аллергических реакций, редко, но вызывающих анафилактический шок;
  9. не усвоенной желудком пищи.

Откладывается операция, если ребенок или взрослый на день хирургического вмешательства имеет:

  • инфекционное заболевание, в особенности развивающееся в органах дыхания;
  • проявления рахита, отяжеленной гипотрофии (недоедания);
  • гнойные ранки на кожной поверхности.

Не прооперируют ребенка и после спланированной вакцинации – необходимо время для восстановления.

Если у больного прогрессирует злокачественное образование или пациенту для спасения жизни требуется безотлагательное хирургическое вмешательство, врачи учитывают противопоказания и тщательно корректируют состав и концентрацию наркоза.

Важность окончания действия общей анестезии

Выход больного из-под общего наркоза происходит обычно элементарно. Сознание к пациенту постепенно возвращается, когда врач прекращает ввод наркозных лекарств.

Спустя непродолжительное время прооперированный пробуждается и дышит самостоятельно. Он пребывает нужное время в палате (отделении) интенсивной терапии, где за его состоянием наблюдает медсестра.

Контроль ведет и анестезиолог, периодически наблюдая за восстановлением функций организма пациента.

Посленаркозный сон длится чаще всего 1-2 часа. Иногда для пробуждения требуется до 6 часов.

Какие возможные осложнения после общего наркоза?

Анестезия обеспечивает безопасность пациенту при хирургическом вмешательстве. Но для освобождения от наркоза характерны последствия, появление которых не исключают анестезиологи.

К числу наркозного последействия на состояние прооперированного относятся сначала те, что негативно отражаются на нарушенной деятельности сердечно-сосудистого устройства.

  • понижение/повышение давления;
  • отек легких;
  • тромбоэмболия легочной артерии;
  • сбой сердечного темпа;
  • расстройство дыхания.

По окончании действия наркоза у прооперированного возможны быстропроходящая головная боль, сонливость, нарушенная терморегуляция как в виде переохлаждения, так и перегрева организма.

Некоторые больные ощущают ларинго- и бронхоспазм, смычку голосовых связок, западание языка. Случается и такое, когда в посленаркозный период в организме чувствуется скопление углекислого газа, слизи.

Симптомы аллергии, икоты, острой надпочечниковой недостаточности – тоже из ряда анестезии по окончании операции.

У оперируемого ребенка, беременной есть вероятность возникновения рвотной массы и тошноты. Для страдающего эпилепсией существует опасность прогрессирования судорожного синдрома.

Противосудорожным эффектом для такого больного послужит спинальная анестезия в малой дозе.

Возможные последствия беременным

Женский организм на протяжении жизни находится в половом формировании, беременности, менструации, гормональной перемене.

Во время вынашивания плода женщине лучше исключить оперативное вмешательство, чтобы не навредить запланированному ребенку. Анестезия из-за токсического влияния небезопасна для будущей мамы и ожидаемой крохи.

Угроза общего наркоза в первые 2 трехмесячных срока беременности объясняется образованием и развитием основополагающих органов и систем плода.

А в середине 3-го триместра маточная мускулатура пребывает в напряженном состоянии, а это опасно при использовании анестетиков выкидышем или кровоточимостью.

Роженица, производящая на свет младенца посредством кесарева сечения под общим наркозом, не всегда, но испытывает по окончании операционного вмешательства затуманивание рассудка, судороги, тошноту и головокружение.

Ответ на вопрос, когда допустима беременность после общего наркоза, связывается со стадией образования здорового фолликула яичника. Он происходит спустя 120 дней, чуть позже и рекомендуется планировать зачатие.

Чтобы избежать негативных последствий от общей анестезии на грудного младенца, медики советуют отказать малышу в материнском молоке как минимум на 2 недели.

В этот срок укладывается стационарное пребывание матери, когда у нее нет возможности кормить ребенка по расписанию. К возникшему перерыву добавляется 10 суток, в которые произойдет выведение из материнского организма токсических веществ.

Альтернатива во время кесарева сечения? Эпидуральная анестезия.

Вследствие чего вред анестетиков не отразится на здоровье малыша, поскольку к тому времени их не будет в грудном молоке.

Вопрос — ответ

Я боюсь выйти из наркоза раньше завершения работы хирургов. Сможет ли анестезиолог увеличить воздействие наркоза, если вмешательство затягивается дольше, чем было в планах врачей?

Почему мне настоятельно говорят, что нужно применять общий наркоз для операции у моего 7-летнего ребенка, если для взрослых при такой операции часто используется местная анестезия?

Как долго человек отходит от такого обезболивания?

Чем разнятся методики проведения наркоза?

Больные, которым предстоит операция, интересуются разницей общего наркоза с местной и эпидуральной анестезией.

Ответ кроется в погружении оперируемого в медикаментозный сон, если наркоз – общий. Болезненная ощутимость у больного отсутствует во всем теле.

Термина же «местный наркоз» в медицине не существует, так как «местного сна» не бывает в принципе. Есть местная анестезия, она устраняет болевую восприимчивость в лимитированной зоне тела.

Какая методика подходит к конкретному больному, выбирает врач-анестезиолог вместе с хирургом.

Читайте также:  Корейская косметика – выбираем патчи для глаз

В немалой степени, помимо сложности оперативного вмешательства, учитывается и продолжительность мероприятия.

Вторжение посредством скальпеля в органы грудной клетки невозможно без общего наркоза, так как местная анестезия не повлияет на больного эффективно. Вскрытие же гнойника допустимо с применением местной анальгезии.

В хирургических мероприятиях в области живота, таза, рук и ног сегодня применяется эпидуральная и спинальная анестезия. Они предпочтительны, так как выступают в альтернативной роли наркоза из-за редкого возникновения осложнений.

Различаются именуемые в быту «эпидуралка» и «спиналка» работой в определенной для них области тела и техникой введения анестетиков.

Эпидуральное пространство задействовано при внедрении толстой иглой лекарств, которые проходят по нервным волокнам любого участка позвоночника. Спинальная область для инъекции тонкой иголкой ограничена местом между 2-м и 3-м позвонками. Различаются методы и глубиной проникновения анестетиков.

Зная хорошо различия эпидуральной и спинной, общей и местной анестезий, врач грамотно подберет оптимальный для операции вариант обезболивания.

Вред общего наркоза для организма оперируемого

Бытует мнение, что подобная анестезия отбирает 5 лет жизни. Но так ли это?

Вот, что нужно знать каждому человеку:

  1. Сердце и операционное обезболивание. Чтобы не вызвать усиление имеющейся у пациента ишемии (тахикардии, мерцательной аритмии, сердечной астмы), доктор перед вмешательством проходит диагностирование. Врач подберёт верное средство для анестезии.
  2. Мозг и человеческая память и общий наркоз. По окончании операции вероятно небольшое умственное расстройство с понижением памяти, ослаблением обучаемости. Но подобное проходящее. Вреднее астенический синдром, проявляющийся расстройством нервной системы, нарушенным сном, усилением усталости, скачкообразной переменой настроения, чередующимися заторможенностью и чрезмерной оживленностью.
  3. Зрение и общая анестезия. Возникшие проблемы со зрением – временные. Они связаны с воздействием анестетиков на нервную систему.

Влияние общего наркоза на организм находится в подчинении многих обстоятельств. Чтобы исключить негативные последствия, врач-анестезиолог отслеживает в период операции воздействие анестетиков на пациента.

Мнение эксперта

Ирина Дорофеева

практикующий косметолог

Многих людей страшит одно название – общий наркоз. Хотя не стоит переживать. Главное отправляться к опытному доктору. Хороший врач учтет все противопоказания, состояние пациента. Такое обезболивание позволяет провести сложные операции, которые важны для жизни человека.

Аиша Барон

пластический хирург

Достаточно часто анестезиологи используют эндотрахеальный наркоз (это вид общего наркоза). В данном случае точно не произойдет ситуации, когда язык западает. Также дыхательные пути полностью изолируются от пищеварительной системы, что является еще одним плюсом.

Анестезиолог, как грамотный специалист, не допустит возникновения нежелательных для пациента последствий, вызванных неправильно выбранным наркозом.

При отсутствии у оперируемого предрасположенности к негативным реакциям, хирургическое вмешательство проходит без осложнений. Наркоз впоследствии выводится без остаточных явлений.

Наркоз и другие риски пластических операций: вопросы безопасности пациента

Время от времени мы узнаем о пугающих случаях смерти пациенток в клиниках пластической хирургии – и чаще всего речь идет о проблемах, связанных с наркозом, будь то индивидуальная непереносимость или отказ в работе оборудования. Как максимально обезопасить себя от такого варианта развития событий? На что еще следует обратить внимание перед пластической операцией или любой другой медицинской процедурой?

Результаты расследования TecRussia.ru и комментарии ведущих специалистов, которые готовы обсуждать все стороны своей профессии – в этом материале.

↑ А есть ли проблема?

Трагические последствия пластических операций – один из любимых сюжетов «желтой прессы». Несмотря на то, что подобные случаи – большая редкость, скорее даже благодаря этому, практически каждый из них получает максимально подробное освещение в СМИ.

Если проанализировать информацию последних лет (см., например, наши отчеты о неудачных и проблемных операциях начиная с 2009 г.), можно выделить три основных причины, приводящие к смерти или тяжелым последствиям для здоровья:

  • Различные аспекты, связанные с наркозом (аллергические реакции, некорректная дозировка, неисправность оборудования и т.п.)
  • Несвоевременно проведенные реанимационные мероприятия
  • Отсутствие должного послеоперационного контроля за состоянием пациента

Чтобы выяснить реальную ситуацию с безопасностью пациентов, журналисты TecRussia.ru пообщались и с самими пластическими хирургами, и с руководителями клиник. Как оказалось, тема довольно щекотливая, и далеко не все были готовы публично высказываться по ней, некоторые важные моменты нам удалось узнать лишь в неофициальной форме, с гарантиями анонимности. Вместе с тем, несмотря на эту ауру таинственности, нельзя сказать, что наши выводы оказались неутешительными – скорее, даже наоборот. Но, обо всем по-порядку.

↑ Безопасность и риски во время пластических операций: о чем не принято говорить в рекламе?

Пластические операции относятся к категории не слишком рискованных – длятся они сравнительно недолго и не затрагивают жизненно важные органы. Однако, именно это и может стать серьезной проблемой для пациентов: ведь в результате очень многие клиники, в том числе и весьма именитые, что называется «не заморачиваются» приобретением качественного оборудования для анестезии и наймом высококлассных специалистов по этому профилю.

Стоит вспомнить недавнее громкое уголовное дело: при проведении липосакции в одной из столичных клиник анестезиолога в составе хирургической бригады не было вообще, а наркоз делал сам хирург – из экономии. Результат – пациентка скончалась от анафилактического шока.

Практика, в том числе и судебная, показывает, что аллергическая реакция на наркоз действительно, крайне редко, но случается, а предсказать ее не всегда возможно. Однако, грамотно проведенная предварительная подготовка (которая включает изучение анамнеза, опрос пациента и ряд анализов) позволяет хирургу и анестезиологу свести неизбежные риски к минимуму. Но вот еще один малоизвестный в немедицинских кругах факт: от профессионализма анестезиолога зависят не только успешный «вход» и «выход» из наркоза, но и другие жизненно важные нюансы операции, например объем кровопотери.

Вот что нам рассказали о нюансах работы одного из в прошлом очень популярных в Москве хирургов. По мнению коллег, он охотно брался за абсолютно любые операции, не владея в полной мере техникой их проведения. Поскольку при таком подходе вмешательство длилось гораздо дольше обычного и кровопотеря была большой, анестезиологу давалось указание максимально снижать давление. Некоторое время это, что называется, «прокатывало», но итог оказался весьма печальным: во время очередной операции с низким давлением мозгу пациентки не хватило кислорода и она, несмотря на попытки медиков исправить ситуацию, впала в кому.

Не будем судить о полной достоверности вышеописанного случая, важно, что он подводит нас к другому аспекту: вопрос с реанимацией в клиниках пластической хирургии стоит не менее остро. Далеко не все сегодняшние «громкие имена» могут похвастаться наличием нужного оборудования.

В большинстве случаев, если во время операции возникают проблемы, – вызывают скорую и везут пациента в ближайшую госбольницу, теряя немало драгоценного времени:

  • собственный реанимационный блок и должной квалификации специалисты-реаниматологи имеются лишь у лучших клиник,
  • у «хороших» – имеются договоры с близлежащими больницами,
  • остальные – не имеют вообще ничего и в сложных ситуациях просто действуют по обстоятельствам.
Еще один показательный случай, отголоски которого, несмотря на тотальную «чистку», все еще можно найти в дальних закоулках интернета – это смерть модели во время одного из косметологических мастер-классов. Все та же аллергия на лидокаин, введенный перед безобидными показательными инъекциями – и девушка умерла на глазах у десятков шокированных врачей, которые ничем не смогли помочь: реаниматолога среди них не было, да и присутствуй на тренинге специалист с должными навыками, вряд ли он смог бы оказать помощь без необходимого оборудования.

И, возвращаясь к вопросу кровопотери во время операции – как оказалось, запаса крови для переливания в клиниках пластической хирургии, как правило, тоже нет – это слишком «ситуационный» ресурс, хранить который очень дорого, да и, как правило, негде. Что, разумеется, тоже сыграет не на руку пациенту при возникновении каких-либо осложнений по этому профилю.

Идем далее. Хирургическое вмешательство позади и, похоже, прошло успешно, без осложнений. Первые часы, пациент все еще находится в бессознательном состоянии. И в это время следить за ним нужно не менее тщательно, чем во время самой операции – случиться может что угодно.

В одной из именитых столичных клиник после абсолютно удачной пластики пациентка чуть не умерла буквально «на ровном месте» – еще не выйдя из наркоза она заглотила собственный язык и задохнулась. К счастью, угрозу вовремя заметили врачи и женщину удалось без каких-либо сложностей реанимировать. А вот в другом, более известном, случае, все закончилось куда хуже. Во время операции в белорусской клинике «Экомедсервис» 25-летняя пациентка продолжительное время дышала углекислым газом (анестезиологическое оборудование было неисправно), в результате чего у нее развилась гипоксия, приведшая к смерти. Трагедии можно было бы избежать, получи девушка должное послеоперационное наблюдение, однако врачи, визуально не увидев каких-либо отклонений в состоянии своей пациентки, решили, что все в порядке и спокойно ушли домой.

Как правило, прооперированного пациента увозят в палату, где за ним наблюдают медсестры, но насколько тщательно и ответственно они подходят к своей работе – неоднозначный вопрос, который слишком завязан на «человеческий фактор». Оборудование, которое сообщает основные параметры организма и сигнализирует об их изменении, тоже встречается далеко не сплошь и рядом.

↑ Как застраховать себя от осложнений и рисков?

Мы публикуем столь внушительный набор «страшилок» вовсе не для того, чтобы очернить и вывернуть наизнанку представления о пластической хирургии. Напротив, полное и всестороннее понимание связанных с ней рисков и возможных проблем позволяет пациентам максимально обезопасить себя уже на этапе выбора специалиста и клиники.

Важно понимать, что речь идет о рисках, характерных для любой хирургической операции, более того – как мы указывали в начале статьи, именно в пластике их даже меньше, чем во многих других направлениях хирургии (а лидером по количеству фатальных для пациента случаев и вовсе является «безобидная» стоматология). Вопрос в том, что люди оценивают эти риски по-разному. Ведь про кардиохирурга, у которого 90% операций проходят успешно, скажут, что он спасает 9 из 10 пациентов, а про пластического хирурга с таким же показателем – что он убивает каждого десятого пациента.

К счастью, «действующих» пластических хирургов с такими показателями просто не существует. Более того, специфика отрасли такова, что даже одна проблемная (и не обязательно со смертельным исходом) операция обычно ставит точку в карьере специалиста, независимо от того, есть ли его вина или же речь идет о непредвиденных и, к сожалению, случающихся в хирургии осложнениях.

Таким образом, рецепт успешной пластики не так уж и сложен – достаточно следовать тем базовым принципам, которые и без того постоянно повторяют нам как сами хирурги, так и авторы тематических публикаций в СМИ: изучите информацию о специалисте и клинике, удостоверьтесь в наличии современного оборудования и квалифицированного персонала, который будет помогать хирургу в ходе операции и пациенту в послеоперационный период, не скрывайте свою медицинскую историю – ведь лучше получить отказ в операции, чем осложнения в ходе ее проведения. И выбирайте тщательнее!

↑ Что скажут сами пластические хирурги?

Работая над этим материалом, мы собрали немало экспертных мнений о том, действительно ли столь опасен наркоз, какие еще существуют риски, связанные с проведением пластики, и как их избежать. Вот какими мыслями на эту тему поделились с нами известные представители профессии:

Шихирман Эдуард Вадимович
основатель и ведущий пластический хирург клиники «Dr. Shihirman»:

«У некоторых людей существует индивидуальная непереносимость тех или иных препаратов и, действительно, анестезия может вызвать сильную аллергическую реакцию, которая способна привести к трагическим последствиям. Но в современной хирургии такие случаи, к счастью, редки. Чтобы свести риски к минимуму, пациент должен пройти тщательное обследование перед операцией под контролем специалиста. Для этого существует протокол обязательных анализов, беседы с хирургом и анестезиологом.

Кроме того, важнейшим фактором является клиническая база со всем необходимым оборудованием для реанимации. Ведь любой хирург владеет методами реанимации и сможет спасти пациента. Выбирая клинику и специалиста, вы должны учитывать эти моменты. В целом же, в эстетической медицине операция делается не по медицинским показаниям, это операция для здоровых людей, поэтому вероятность осложнений сведена практически к нулю».

«Существует несколько факторов, которые влияют на состояние и самочувствие пациента после наркоза. В первую очередь это, конечно, сам вид анестезии (ее состав, качество, метод проведения). Вид наркоза при проведении пластических и эстетических операций определяется в зависимости от типа вмешательства, его продолжительности, а также от состояния организма и характера сопутствующих заболеваний. Сегодня существуют современные малотоксичные препараты, которые обеспечивают легкое перенесение операционного и послеоперационного периода.

Безусловно, важную роль играют хирург и анестезиолог, которые ведут пациента начиная с подготовительного этапа операции. А также оборудование клиники и применение современных методов контроля за состоянием жизненно важных систем во время вмешательства. Чтобы избежать нежелательных последствий, в первую очередь пациенту нужно быть бдительным при обращении в определенную клинику и серьезно подходить к выбору хирурга.».

Ахтямова Наталья Анатольевна

анастезиолог «Фрау Клиник», врач высшей категории (в профессии с 1987 года):

«Безопасность пациента при проведении пластической операции – основное правило нашей клиники. Перед поступлением в стационар пациенту необходимо сдать обязательный перечень анализов: анализ мочи и крови, кардиограмма, флюрография, а также пройти консультацию у врача-анастезиолога. Такой фундаментальный подход максимально снижает риски при проведении операции, позволяет подобрать не только грамотную анастезию, но и обеспечить комфортное состояние пациента после операции.

На сегодняшний день операционное и реаниматологическое отделения «Фрау Клиник» обеспечены самым современным, высокотехнологичным и дорогим оборудованием, аппартными и электронными комплексами контроля состояния пациента. Также в своем распоряжении мы имеем собственную мини-кислородную станцию. А наша команда анастезиологов – это квалифицированные специалисты, опытные врачи высшей категории, доктора и кандидаты наук. Отдельно стоит сказать о медикаментозном обеспечении клиники самыми лучшими анастезиологическими (в том числе и ненаркотическими) препаратами, которые гарантируют самое высокое качество наркоза».

Юлия Карлссон
генеральный директор клиники «DoctorPlastic»:

«Случаи летального исхода во время пластической операции крайне редки. Именно поэтому вокруг каждого такого эпизода очень много шума. Наркоз есть наркоз. В нашей клинике за 10 лет подобных инцидентов не было, благодаря тому, что мы постоянно помним об этих рисках и заботимся о безопасности пациентов. Для нас это вопрос репутации, престижа и, если честно, успешного развития бизнеса. Мы тратимся на современное наркозное оборудование – такого нет ни в одной частной клинике пластической хирургии. У нас есть аппаратный контроль в послеоперационной (реанимационной) палате. Обычно на таких палатах экономят, мы – нет. Всем пациенткам перед операцией надевают компрессионные чулки на нижние конечности (чтобы уменьшить и без того маленький риск тромбов). И, главное, – у нас работает команда высококвалифицированных, опытных анестезиологов, которые контролируют состояние пациентов как во время, так и после операции, подготовлены к любым неожиданностям и знают, что и как нужно делать в любой сложной ситуации».

Анестезия при пластической операции: виды и возможные осложнения

Необходимость в пластических операциях может быть связана с различными заболеваниями или травмами. Это пластика пищевода, суставов, кожной поверхности и др. Все большее число их проводится в эстетической хирургии, целью которой является коррекция внешнего вида. Только высокоразвитая анестезия при пластической операции позволяет применять все более новые методики в эстетической хирургии, которые отличаются по своему объему, области тела, по сложности и технике исполнения, травматичности, длительности (от 15-20 минут до 7-8 часов), а также проводить многие операции (до 35%) в амбулаторных условиях.

Цель и задачи анестезии

Главные задачи анестезиологического пособия — это:

  • избавление пациента от боли, неприятных ощущений и отрицательных эмоций, другими словами — от мощного операционного стресса;
  • создание условий и возможностей для выполнения хирургом необходимого объема операции;
  • предотвращение угрозы для жизни пациента, которая может быть связана с операцией или самим видом обезболивания.

Любая операция — это физическая и психологическая травма. Воздействие раздражителя воспринимается периферическими рецепторами, находящимися в коже, мышцах, слизистых и серозных оболочках всех органов. Импульсы от них передаются по нервам и нервным стволам в спинной и далее — в головной мозг.

Боль как таковая представляет собой лишь осознание корой головного мозга наносимого повреждения. Это восприятие происходит в результате раздражения периферических болевых рецепторов. Однако медикаментозный сон без анестезии (обезболивания) или в сочетании с недостаточной (поверхностной) анестезией, исключающих психологическую реакцию коры головного мозга, не означает предотвращение реализации отрицательного воздействия на организм механизма боли.

Болевые импульсы, не достигая коры мозга во время сна, передаются через нервные стволы и спинной мозг в сердечно-сосудистый и дыхательный центры, эндокринные железы, на гладкую и поперечнополосатую мускулатуру. В результате этого возникает сложная ответная реакция в виде неосознанных сокращений мышц, изменения глубины и ритма дыхания, частоты и ритма сердца, периферического спазма сосудов и нарушения микроциркуляции крови, увеличения ее свертываемости, повышения или значительного снижения артериального давления, ухудшения метаболических процессов в организме, изменения функции почек и печени и т.д.

Таким образом, неправильный выбор вида обезболивания или неквалифицированное его проведение может не только помешать хирургу в выполнении поставленной задачи, способствовать ухудшению заживления раны и удлинению восстановительного периода, но и привести к более серьезным осложнениям, а иногда и к трагичным последствиям.

Виды анестезии в пластической хирургии

Методы обезболивания отличаются областью и механизмом воздействия на организм, методикой и сложностью проведения, применяемыми препаратами и оборудованием для проведения анестезии. В зависимости от этого различают следующие виды обезболивания:

  1. Местная анестезия.
  2. Проводниковая анестезия.
  3. Регионарная анестезия.
  4. Общий наркоз.

Первые три вида анестезии проводятся препаратами (Новокаин, Лидокаин, Бупивакаин, Маркаин, Наропин) с примерно одинаковым механизмом действия. Они прерывают передачу импульсов (сигналов) от болевых, тактильных, температурных рецепторов по проводящей нервной системе. Площадь, глубина и длительность анестезии зависят от самого препарата, его концентрации и объема, места и способа введения.

Местная анестезия

Она может проводиться способами:

  1. Аппликационным, когда мазь, гель, эмульсия или пластырь с местным анестетиком наносятся на небольшой участок кожи или слизистой оболочки. Обезболивание носит очень поверхностный и кратковременный характер и может применяться косметологом или хирургом при осуществлении малоболезненных манипуляций только на очень ограниченном участке кожной поверхности. Осложнения могут быть только в виде аллергических реакций.
  2. Инъекционным. Эту методику называют местной инфильтрационной анестезией. Она проводится оперирующим хирургом. Суть ее заключается в послойном введении анестезирующего препарата с помощью повторных инъекций в кожу и подкожную клетчатку операционной зоны на необходимой площади и на нужную глубину. Боль во время операции при этом виде анестезии отсутствует, но могут сохраняться неприятные ощущения.
    При соблюдении установленных дозировок с учетом массы пациента и его общего состояния токсическое воздействие препарата исключено. Осложнения возможны только при значительной передозировке, введении анестетика в кровеносное русло (случайное проникновение иглы в сосуд) и в виде аллергической реакции. Добавление адреналина к этим препаратам приводит к сужению мелких сосудов, в результате чего увеличивается длительность их действия и уменьшается резорбция (всасывание) в кровь. Инфильтрационная анестезия применяется в основном при небольших операциях и болезненных манипуляциях на конечностях или других участках тела, например, при ограниченной липосакции, ограниченной коррекции молочных желез и некоторых других.

Проводниковая анестезия

Она осуществляется хирургом, но чаще — анестезиологом и заключается во введении анестезирующего препарата в область проводящего нерва, нескольких нервов или нервного ствола на отдаленном расстоянии от оперируемой зоны, чем достигается блокада дальнейшего проведения импульсов. Такой метод в косметической хирургии может быть использован при проведении операций на конечностях в основном ниже коленного или локтевого сустава, при пластике наружных половых органов, на лице.

Проводниковая анестезия в пластической хирургии применяется очень редко. Она неудобна тем, что до введения анестетика необходима пробная идентификация нервного ствола или нерва с помощью иглы, что вызывает у пациента неприятные и болевые ощущения. Кроме того, манипуляция сопряжена с риском повреждения рядом проходящего среднего или крупного сосуда с формированием гематомы значительных размеров, с повреждением нерва или нервного ствола. Все это может приводить к длительному расстройству кожной чувствительности, нарушению полноценного функционирования мышц в области иннервации и длительному восстановительному периоду.

Регионарная анестезия

Она проводится только очень опытным анестезиологом, является наиболее популярной и применяется при объемных, достаточно болезненных и травматичных операциях. Различают два вида регионарной анестезии:

  1. Спинальная, которую еще называют спинномозговой или субарахноидальной. Местный анестетик (Лидокаин, Маркаин, Бувикаин или Наропин) вводится в спинномозговой канал в количестве 1-3 мл с помощью специальной тонкой, длинной иглы, которая проводится между телами последнего грудного и первого поясничного позвонков, между I– II или II –III поясничными позвонками. На этих уровнях спинной мозг отсутствует, в связи с чем случайное его повреждение исключено.
    Анестезия наступает через 1-3 минуты и сохраняется в течение 40-120 минут (в зависимости от препарата), а ее область распространяется от зоны, которая на 2-4 см выше пупка, до подошвенной поверхности. При уменьшении объема анестетика верхний уровень анестезии снижается.
    Сама процедура безболезненна и обеспечивает полное обезболивание оперативного вмешательства. Кроме того, происходит блокада передачи импульсов и к поперечнополосатой (произвольной) мускулатуре, что приводит к ее полному расслаблению. Все это способствует обеспечению комфорта для пациента и оптимальных условий для работы хирурга при проведении липосакции в области живота и бедер, глютеопластики и круропластики, пластики наружных половых органов и т. д.
  2. Эпидуральная анестезия по технике исполнения и эффективности во многом похожа на спинномозговую. Однако игла большего диаметра, чем в предыдущем варианте, не доводится до спинномозгового канала. Благодаря этому анестетик в количестве от 10 до 20 мл (в зависимости от необходимой площади анестезии, массы больного и с учетом его телосложения)распространяется над твердой мозговой оболочкой, омывая чувствительные и двигательные порции нервных корешков, которые соответственно входят в сегменты спинного мозга или выходят из них.
    В зависимости от того, на каком уровне введен анестетик (среднегрудной, нижнегрудной или поясничный отделы), эпидуральная анестезия позволяет проводить пластические операции на средних отделах грудной клетки, животе, области таза и на нижних конечностях, то есть маммопластику и те же операции, что и при применении спинальной анестезии.
    Длительность эпидуральной анестезии та же, что и при спинномозговой методике. Однако проведение через просвет иглы в эпидуральное пространство на 3-4 см специального пластикового катетера дает возможность повторно вводить анестетик по 2-4 мл, благодаря чему можно увеличивать длительность анестезии до 7-8 и более часов. Продолжение введения его в таких же количествах позволяет полностью избавить пациента от боли после травматичных операций столько времени, сколько это необходимо.

К основным очень редким, но возможным осложнениям регионарной анестезии относятся:

  • головная боль (обычно после спинальной анестезии);
  • болезненность в позвоночнике (чаще после эпидуральной анестезии), которая иногда сохраняется длительное время;
  • формирование эпидуральной гематомы в результате повреждения сосудистых сплетений; это осложнение обычно бывает у лиц со сниженной свертываемостью крови; гематома может давить на проходящие на этом участке спинномозговые корешки, что приводит к болям и нарушению кожной чувствительности в соответствующей зоне;
  • снижение артериального давления вплоть до коллаптоидного состояния, в связи с расширением большого числа мелких периферических сосудов, что приводит к резкому перераспределению крови из центрального русла на периферию;
  • угнетение дыхания при высоком распространении анестетика;
  • тотальный спинальный блок — крайне редкое, но очень тяжелое осложнение, угрожающее жизни пациента и трудно поддающееся лечению; встречается при случайном проколе твердой мозговой оболочки и введении в спинномозговой канал того количества анестетика, которое предназначено для эпидурального введения.

Общий наркоз

Смысл его заключается в угнетении коры головного мозга, некоторых подкорковых структур и, в зависимости от глубины наркоза, даже дыхательного и сосудодвигательного центров в продолговатом мозгу. При этом болевые импульсы поступают в мозг, но угнетается их восприятие и ответная реакция. К основным видам общего наркоза относятся внутривенный и ингаляционный.

Внутривенный наркоз

Проводится с помощью Пропофола или Дипривана, обладающих кратковременным (15-20 минут) снотворным и слабым анальгетическим (обезболивающим) эффектами, Кетамином, характеризующимся более выраженным анальгетическим, но слабым снотворным эффектом. Первый препарат способен резко снижать артериальное давление, вызывать тяжелые аллергические реакции у людей с непереносимостью куриных яиц. Не исключена и возможность остановки сердечной деятельности, хотя описания достоверных случаев не было.

Кетамин обладает галюцинаторным эффектом и способностью вызывать сны фантастического, нередко устрашающего содержания. Комбинация этих двух препаратов с добавлением мощного анальгетика Фентанила позволяет снизить дозировки каждого из компонентов и нивелировать или в значительной степени уменьшить их негативные эффекты. Внутривенный наркоз в чистом виде применяется только при проведении кратковременных и не очень травматичных операций.

Ингаляционный наркоз

Заключается во введении в кровь легко испаряющегося анестезирующего препарата путем ингаляции его паров. С этой целью применяются Закись азота, Севоран, Изофлюран, Наркотан. Ингаляционный наркоз может быть:

1. Масочным, который проводится при самостоятельном дыхании пациента посредством маски, соединенной шлангами с испарителем и дозатором газовой смеси (закись азота с кислородом). Положительным свойством является возможность проведения адекватной длительной анестезии и отсутствие аллергических реакций. Однако масочный наркоз — трудно контролируемый и не позволяющий создать наилучшие условия для работы хирурга. Он опасен угнетением или внезапной остановкой дыхания, выраженной фазой бессознательного двигательного возбуждения пациента, во время которой может быть рвота с аспирацией (вдыханием) рвотных масс и развитием дальнейших осложнений, угнетением функции сердечной мышцы и нарушениями сердечного ритма, негативным влиянием на печень и т.д.
В результате отсутствия герметичности между маской и лицом пациента наркотические средства попадают в окружающий воздух и отрицательно сказываются на состоянии здоровья персонала. По всем этим причинам при пластических операциях масочный наркоз применяется редко и в основном в качестве дополнения к кратковременной внутривенной анестезии.

2. Эндотрахеальным, состоящим из нескольких этапов:

  • внутривенного наркоза Гексеналом, Профолом, Дормикумом или (реже) Кетамином с последующим введением релаксантов короткого (3-5 мин) действия, вызывающих полное расслабление всей произвольной мускулатуры и голосовых связок; на этом этапе возможны рвота и аспирация, ларингоспазм (спазм голосовых связок) и удушье, быстрое снижение артериального давления, особенно при обезвоженности (даже умеренной) пациента;
  • введения в трахею через голосовую щель интубационной трубки, которая подсоединяется к наркозному аппарату; эта манипуляция нередко бывает затруднена в связи с индивидуальными анатомическими особенностями, что грозит асфиксией и остановкой сердца при недостаточном опыте анестезиолога или его неуверенности в себе; кроме того, возможна регургитация (самопроизвольное затекание) содержимого желудка из пищевода в легкие;
  • введение релаксантов длительного действия (от 20 до 60-80 минут) и начало основного наркоза с проведением искусственной вентиляции легких, во время которой в них поступает газовая смесь из кислорода, закиси азота и наркотического средства;
  • выведение из наркоза после завершения операции, восстановление мышечной силы и самостоятельного дыхания с последующим извлечением интубационной трубки; на последнем этапе возможно также возникновение рвоты, значительное повышение артериального давления и нарушение сердечного ритма, ларингоспазм с возникновением удушья.

В ближайшие 1-2 часа после выведения из состояния наркоза возможно рекуреризация — возобновление действия релаксантов, приводящее к повторному расслаблению мышц и угнетению дыхания, рвота, выраженный озноб.

Учитывая возможные осложнения, чаще всего проводятся сочетанные виды обезболивания. Например, проводниковую или регионарную анестезию, масочный наркоз сочетают с легкой внутривенной седацией (введение нейролептиков, седативных препаратов), эндотрахеальный наркоз часто сочетают с внутривенным или регионарной (обычно эпидуральной) анестезией и т. д. Все это позволяет уменьшить объемы и снизить дозировки наркотических, снотворных и анальгетических препаратов при сохранении адекватной анестезии, а значит — уменьшить вероятность возникновения побочных эффектов и осложнений.

Следует отметить, что, несмотря на возможность большого числа осложнений анестезии на всех этапах операции и обезболивания, встречаются они очень редко. Это достигается благодаря знаниям и возможностям анестезиолога, постоянному аппаратному и лабораторному мониторингу (автоматический контроль артериального давления, функции сердца и насыщения крови кислородом, исследование, особенно при многочасовых операциях, электролитного состава крови, коагулограммы, гемоглобина, объема циркулирующей крови, скорости и объема выделяемой через катетер мочи и др.), постоянной коррекции функции органов и систем на протяжении всей операции.

В течение не менее двух часов после выведения пациента из наркоза продолжается мониторинг основных функций организма и наблюдение анестезиологом. Большое значение имеют консультация анестезиологом до операции и выполнение всех его рекомендаций в плане подготовки.

Только он может выбрать оптимальный вид анестезии с учетом возраста, сопутствующих заболеваний, массы тела, анатомических особенностей, вида и объема оперативного вмешательства, пожеланий пациента. Врач — анестезиолог заранее может предположить о предстоящих трудностях и наиболее вероятных осложнениях у данного пациента и принять все меры для их предотвращения.

7 мифов об общей анестезии при проведении пластических операций

Милые дамы! Если вы решились на пластическую операцию ради достижения своего идеала, следует понять: вам предстоит серьезная работа. Речь идет не только о красоте, но и о здоровье. Кстати, красота и здоровье очень тесно взаимосвязаны.


Как подойти к решению эстетических задач с минимальным риском для здоровья?

Я рекомендую внимательно изучить свой организм и не скрывать ничего от докторов, которым вы доверите свое тело.

Да, о докторах я говорю во множественном числе, так как их действительно будет много: это и ваш лечащий врач – пластический хирург, и его ассистент – пластический хирург, и врач анестезиолог-реаниматолог, и (очень желательно) врач-терапевт на этапе подготовки к операции. А после восстановления – врач-косметолог.

Почему их так много? Зачем нужна целая бригада? Ответ прост: для снижения риска осложнений во время хирургического вмешательства. Для сохранения вашей жизни. Для сохранения и улучшения состояния вашего здоровья. Для достижения идеала красоты, к которому вы так стремитесь.

Вы скажете: анестезиолог – это всего лишь тот специалист, которого вызовет мой пластический хирург и даст ему задание: усыпить меня на время болезненной операции.

Я отвечу: Не совсем так… Врач анестезиолог-реаниматолог – это доктор, который проведет вам общую анестезию, сохранит жизнь во время операции и наркоза, выведет вас из состояния наркоза, а также предпримет все возможные действия во избежание осложнений проводимого вмешательства.

Вы возразите: Да бросьте! Наркоз? Это же просто уснуть после внутривенного введения лекарства, а потом проснуться после окончания операции! Ну, или через маску чем-то там подышать, чтобы ничего не помнить…

Мой ответ: Да! В идеале так и должно быть! Вы просто должны уснуть, а потом просто должны проснуться. Но этот сон совсем не тот, который мы привыкли переносить ежесуточно ради обыкновенного отдыха. Отличия есть. Если к спящему человеку подойти с острым предметом и начать делать укол или разрез, он моментально проснется от сильной боли. Замечали? Но во время наркоза такого не происходит. Почему? Потому что применяется комбинация лекарственных средств, влияющих на самый важный орган – головной мозг. Часть этих лекарств вызывает глубочайший сон (пушечным выстрелом не разбудишь), а часть вызывает сильнейшее обезболивание (уколы, разрезы совсем не ощущаются).

Вы скажете, ну и что? В чем секрет-то? В чем опасность? В чем сложность?

Поясняю: в состоянии столь глубокого сна и отсутствия чувствительности ваш организм совершенно беззащитен и беспомощен! Ни дышать, ни глотать не получится. Сменить положение тела из-за неудобства позы тоже не выйдет, как во время естественного сна. Понять, что хирург закончил оперировать, и вам пора просыпаться, тоже невозможно. Кстати, многие видят в кино момент пробуждения после операции и верят, что так оно и происходит на самом деле: анестезиолог ласково похлопывает по щекам спящего пациента, и он медленно открывает глаза, с любопытством оглядывает всех вокруг и благодарит медиков. Да что вы?! Вас только что ножом резали – вас было не разбудить, а от легких хлопков ладошками по лицу вы вдруг проснулись? Догадываетесь уже, что здесь есть какой-то подвох? Правильно! Анестезиолог дождался окончания операции, прекратил вводить вам препараты для наркоза, вернул вам способность дышать и чувствовать, а после этого поймал момент для вашего пробуждения, то есть для восстановления ясного сознания. Сложно? А то!

Впечатлений от прочитанного уже много, но до сих пор остались вопросы и мифы, требующие объяснения. Продолжаем разговор.

Во время первого знакомства с врачом-анестезиологом он задаст вам много неожиданных вопросов: нет ли у вас хронических заболеваний? Не страдаете ли вы известной вам аллергией? Переносили ли уже какие-то виды анестезии? Местную? Общую? Делали ли вам операции и по какому поводу? Как вы все это ранее перенесли? Не довелось ли вам перенести ранее переливание донорской крови или ее компонентов? Не выявлялись ли у вас инфекции типа ВИЧ, сифилиса или вирусного гепатита? Не состоите ли вы на диспансерном учете в поликлинике у какого-либо врача-специалиста?

И все! Вы уже ненавидите этого назойливого, как вредная муха, человека в хирургической пижаме! Да что он пристал ко мне с этим допросом? Ах, ему еще и анализы нужны? 15 штук? И ЭКГ? И рентген органов грудной клетки? Да он точно надо мной издевается! Ему просто лень пойти со мной в операционную и провести мне наркоз! Я – молодая, красивая (а стану еще красивее!) леди, жалоб на здоровье не имею (имела бы – уже пошла бы лечиться к врачам, а не на пластику), а он не хочет сегодня же со мной работать! Каждое его условие отодвигает день моего волшебного преображения! Определенно, он и мне, и моему пластическому хирургу – ленивый враг! Или деньги вытягивает на все эти анализы-исследования.

Позвольте мне объяснить, в чем дело…

Нам, анестезиологам, глубоко не безразлична ваша судьба. Мы хотим, чтобы вы не заметили наших действий, а просто получили желаемый эффект от хирургического вмешательства. Мы хотим защитить вас от операционного стресса. Мы прилагаем усилия. Нам важно знать обо всех факторах, которые могут изменить реакцию организма на каждый из компонентов общей анестезии. Комбинируя препараты разных групп, мы стремимся к снижению токсичности наркоза. Таким образом, обеспечивается защита сердца, легких, почек, печени, головного мозга и желез внутренней секреции.

Если же до начала проведения наркоза врач-анестезиолог не получит полной информации о наличии у пациента каких-либо проблем со здоровьем, могут развиться осложнения. Зачем они вам и нам? Совершенно ни к чему! Поэтому давайте будем открыты в общении друг с другом!

Полагаю, всего вышеизложенного достаточно для формирования у вас сознательности. Предлагаю теперь разобраться, какие распространенные мифы об анестезии сегодня беспочвенны, а какие – мифами не являются, а отражают действительность.

7 мифов об анестезии и их разоблачение

Миф 1. Наркоз сокращает продолжительность жизни

Разоблачение: Нет. Это суждение не имеет никакого методического обоснования. Ни один из нас не знает, с каким ожидаемым сроком можно было бы сравнить фактическую продолжительность жизни.

Миф 2. Наркоз ухудшает память

Разоблачение: Все средства для наркоза имеют короткую продолжительность действия, абсолютную обратимость эффекта, отлично разрушаются в организме человека специальными ферментными системами и выводятся естественным образом в течение известного времени. Вещество, полностью выведенное из организма, не может оставить в нем свой эффект. Во всяком случае, традиционная доказательная медицина на этом настаивает. А нетрадиционная медицина в анестезиологии не используется.

Миф 3. Общий наркоз лучше местной анестезии

Разоблачение: Не всегда общая анестезия превосходит местную (или регионарную) по переносимости. Идеальный вариант – сочетанная анестезия, когда обезболивание достигается за счет введения местного анестетика в необходимую область тела, а сон обеспечивается лекарственными средствами общего действия. В этом случае при максимальной защите организма от боли достаточно поверхностного медикаментозного сна. Но не следует бояться ни того, ни другого метода обезболивания. Доверьтесь опыту своего доктора. Он вам плохого не предложит, ведь от вашего впечатления зависит его репутация!

Миф 4. После наркоза всегда бывает рвота

Разоблачение: Не всегда. Сообщите анестезиологу, что вы опасаетесь этого явления – вам точно добавят противорвотные средства в состав премедикации (прим. ред.: премедикация – этап подготовки к анестезии). Хотя хороший анестезиолог и без вашего напоминания это сделает.

Миф 5. Через маску всегда приходится дышать каким-то ядовитым газом… С этого и начинается наркоз

Разоблачение: Чаще всего через лицевую маску до момента засыпания пациента подается чистый кислород. Он ничем не пахнет и не ядовит. Погружение в сон происходит за счет введения в вену снотворных средств и обезболивающих веществ. А бывает и так, как вы предполагали: наркоз проводится с использованием ингаляционных средств. Сегодня спектр этих препаратов довольно широк, и они, к счастью, лишены многих недостатков, которые были присущи предыдущим поколениям наркотических газов и испаряющихся жидких снотворных веществ. Поверьте, в клиниках пластической хирургии вам уже никто и не подумает предложить эфирный или хлороформный наркоз. И даже фторотаном (галотаном) или закисью азота работать не будут. А вот если вы услышите слова «севофлюран» или «ксенон», то можете быть спокойны за профессионализм доктора. Он современен, образован и заботлив. Все в порядке!

Миф 6. Наркоз смертельно опасен

Разоблачение: Смертельно опасно в мире все. Даже колбаса на полке супермаркета. Чтобы максимально снизить риски, необходимо тщательно подготовиться к наркозу в соответствии со всеми требованиями анестезиолога. Попросите Вашего пластического хирурга организовать первичную консультацию с моим коллегой до госпитализации. Тогда у вас будет достаточно времени собрать всю необходимую информацию о состоянии своего здоровья.

Миф 7. После перенесенного наркоза у меня может развиться наркомания

Разоблачение: Точно – нет. Во-первых, вы не испытаете эйфории, которую захочется обеспечивать вновь и вновь. Технология введения в наркоз такова, что пациент просто постепенно теряет сознание (засыпает). И этот эффект обеспечивается не за счет наркотиков, а за счет гипнотиков. Во-вторых, дозы наркотических препаратов довольно строго регламентированы многочисленными рекомендациями по их применению в медицине. Превысить дозу без обоснования врач не имеет права. В-третьих, для привыкания к наркотикам (для развития наркозависимости) требуется определенный стаж их систематического применения и комплекс обстоятельств (влияние окружающей среды, мода в определенном круге общения, неуравновешенный психоэмоциональный фон, доступность препаратов и др.). А при однократном введении опиатов в организм (тем более, в условиях медикаментозного отключения сознания) ни физической, ни психологической зависимости не формируется.

Пожалуй, это самые распространенные вопросы, которые возникают у пациентов перед предстоящей операцией и наркозом. Удачи вам в выборе специалистов, которые заботятся о вашей красоте и о вашем здоровье!

Опасен ли наркоз? Эксперт — о мифах и реальной медицинской практике

Как не умереть от наркоза? Так ли опасен лидокаин? Как работают современные анестетики? Правда ли, что для обезболивания используются вещества, подобные яду кураре?

Всю правду про наркоз «АиФ» рассказал заведующий отделением анестезиологии и реанимации Городской клинической больницы № 1 им. Н. И. Пирогова Владислав Краснов.

Юлия Борта, АиФ»: В последнее время нередки случаи, когда люди умирают во время операции от анестезии в салонах красоты, в клиниках стоматологии. В Саранске погиб шестилетний ребёнок при удалении аденоидов, в Омске ещё один — во время лечения зубов. В прошлом году балетмейстер Мариинки скончался опять же в кресле стоматолога. Наркоз так опасен?

Владислав Краснов: Я вас уверяю: анестезия всегда повышает безопасность проведения операции и шансы пациента на выживание, если уж принято решение о хирургическом вмешательстве. У нас есть такой девиз: «Управляя, защищаю». Безопасность складывается из нескольких составляющих. Первая — это исключение всевозможного стресса, в том числе боли, страха, дискомфорта. Вторая — обеспечение комфортной работы хирурга. Тогда врач сделает операцию максимально качественно и в максимально сжатые сроки. И все это надо сделать таким образом, чтобы сохранить жизненно важные функции пациента: дыхание, сердцебиение, артериальное давление, выделительную функцию почек и т. д. Как это ни парадоксально, анестезиолог, обеспечивая безопасность проведения операции, использует средства чрезвычайно опасные. Несомненно, все наши препараты — это фактически яды, которые могут убить пациента при неправильном применении. Но раз пациент пришел к решению об оперативном вмешательстве, значит, оценены все риски: оперативного вмешательства, воздержания от него и анестезии.

— Как тогда объяснить случаи, когда люди гибнут от анестезии, в частности, лидокаином? Внезапно останавливается сердце, человек впадает в кому и умирает.

— Любая медицинская манипуляция не всегда может протекать гладко. Возможные осложнения описаны в аннотации к каждому медицинскому препарату и большинству изделий медицинского назначения. Задача медицинского персонала — это знать вероятные побочные эффекты и быть готовыми к их устранению, оказанию неотложной помощи. Проблема не в том, что препараты вызывают побочные эффекты. Проблема смертности в том, что иногда учреждения здравоохранения (часто коммерческие) не готовы к оказанию неотложной помощи: не имеют соответствующего реанимационного оборудования, обученного персонала. Есть и другой момент. Вы поймите: с анестезией лидокаином ежегодно проводят сотни, миллионы, а может, и миллиарды оперативных вмешательств. И статистика осложнений ничтожно мала. Однако вот эта рутинность применения препарата в атмосфере безопасности иногда «притупляет бдительность» врача. Представьте: человек выполнил 10 млн анестезий лидокаином и привык к тому, что все протекает хорошо. И вот впервые за многие-многие годы у его пациента развивается осложнение. Оно всем известно, описано в литературе. Но врач привык к тому, что этого не может быть, и не готов устранить осложнение. Основная причина смертности не в действии лекарственного препарата, а в бездействии или неверном действии того, кто его вводит.

— А это осложнение можно заранее предусмотреть? Скажем, как при аллергии есть аллергические пробы. Нельзя ли по аналогии проводить пробы анестетика, чтобы избежать анафилактического шока?

— Ужас аллергической (а чаще — анафилактической) реакции на анестезию в том, что предвидеть её крайне сложно. Часто эти реакции развиваются при первой встрече организма с аллергеном. Проведение кожных проб не всегда безопасно, потому что возникновение и сила анафилактической реакции не зависят от дозы аллергена. Проведение подобных аллергопроб само по себе опасно и никогда никого не защитит.

Увы, ежегодно пациенты погибают на операционных столах в связи с проведением анестезии. В США это 2,2 смерти на 1 млн манипуляций, в Европе — 7. Однако вот тут возникает вопрос: что является смертью именно от анестезии, а что — от иных причин? Марк Твен прекрасно говорил: «Цифры хороши, когда сам ими занимаюсь».

Приведу пример. Мы пользуемся миорелаксантами. В детстве все читали книги про индейцев, которые плевали стрелами, смоченными легендарным ядом кураре. Так вот формально препарат не особо претерпел изменения. Это по-прежнему курареподобный препарат, который при отсутствии искусственной вентиляции легких приводит к смерти пациента. Вопрос не в том, что это яд, а в его рациональном применении. Нельзя предвидеть все реакции. Надо знать действие лекарственного препарата, быть готовым к возможным осложнениям, информировать о них пациента, чтобы он принимал взвешенное решение о проведении операции и анестезии. Вот гарантия.

— Так как же тогда быть пациентам, чтобы не попасть в эту печальную статистику?

— Всё очень просто. Первое, в чем должен быть уверен пациент, — это то, что ему необходимо выполнить манипуляцию. Второе — он должен быть осведомлен о медицинском учреждении, его возможностях, коечном фонде, наличии специалистов, которые готовы оказать неотложную помощь, возможных осложнениях, о способах их устранения и профилактике. Можно по аналогии привести пример с выбором авиакомпании. Вы хотите полететь дешевле. При этом вам говорят: слушайте, самолет старый, но вообще летает. И вы делаете выбор, учитывая степень риска: стоит ли экономить? Так и в медицине. Например, вы живете в деревне Цветочная, где есть фельдшерско-акушерский пункт. И фельдшер вам говорит: «Я сделаю удаление родинки под местной анестезией, никаких проблем». Да, вроде рядом с домом, и фельдшер знакомый. А если задаться вопросами. Есть ли у фельдшера дефибриллятор? Кислород? А умеет ли фельдшер интубировать трахею? После этого вы можете принять решение пойти в другое медучреждение, где все это есть. Вот принципиальный момент.

— Я слышала, что дешевый лидокаин как раз и вызывает больше всего осложнений. Может, нужно просто использовать другие анестетики?

— Да, лидокаин — это сегодня один из самых опасных местных анестетиков. Местных, подчеркиваю. Лидокаину ведь уже больше 100 лет. Но он самый дешёвый и доступный. Мы это знаем и стараемся его использовать значительно меньше. Сейчас на рынке существует колоссальное количество более безопасных местных анестетиков, которые вызывают в десятки раз меньше осложнений, связанных с анафилаксией, нейротоксичностью, кардиотоксичностью. Другой вопрос, что они дороже, формы их применения другие, они не всегда доступны или медперсонал не знает об их существовании.

Вы зря так зацикливаетесь на лидокаине. Это мизер в общей статистике смертности по анестезиологическим причинам. Основная проблема другая: обеспечение безопасности дыхательных путей, правильная интубация трахеи, надежность наркозно-дыхательного оборудования, действие ингаляционных анестетиков. Есть методики операции, которые исключают возможность самостоятельного дыхания. Для этого нужно ввести те самые миорелаксанты, о которых я говорил, далее ввести в просвет трахеи интубационную трубку и подключить её к наркозно-дыхательному аппарату. Не всегда это бывает возможно. Сегодня это тоже весомая причина смертности во время анестезии. Мы с ней боремся. Бывают и другие причины.

Что касается современных препаратов, то сейчас предпочтение отдаётся анестетикам, которые действуют максимально коротко. Если раньше мы вводили лекарственные препараты, которые действовали 20-30 минут, то сегодня мы работаем с анестетиками, период полувыведения которых составляет 2 минуты. Специальное дозирующее устройство вводит препарат, и, как только его поступление в организм прекращается, он за минуты выводится, прекращается действие наркоза, пациент просыпается.

— Ваше мнение: под общей анестезией (наркозом) стоит лечить зубы? Или уж лучше потерпеть боль, зато живым выйти?

— Каждому методу есть свое применение. Конечно же, в рутинной стоматологии, когда речь идет о пломбировании, чистке зубного камня, косметических процедурах и т. д., общая анестезия не требуется. Однако регионарная анестезия в виде блокад оправдана. Не все пациенты могут переносить дискомфорт, связанный с введением местного анестетика.

Большой вопрос: готовы ли стоматологические клиники предоставить эту услугу в безопасном ее виде? Могу сказать одно: пациенту ни при каких обстоятельствах не должно быть больно, он не должен испытывать стресс. Стресс рождает болезнь или усиливает её. Когда пациент находится в состоянии комфорта, он не боится врача, доверяет ему и готов с ним сотрудничать. Если человек боится боли, он будет избегать лечения и тянуть с визитом к врачу до последнего. И возникают запущенные, а то и неизлечимые случаи. Когда к нам в больницу приходят люди с флегмоной дна полости рта и шеи (гнойное воспаление в мягких тканях), нередко выясняется, что причиной её стал кариозный зуб. Но пациент боялся пойти к стоматологу и довёл себя до того, что ему уже требуется срочная операция, иначе он может погибнуть. Ведь гной разъедает ткани, инфекция попадает в кровь и распространяется по всему организму.

— Возможны ли какие-то неприятные эффекты после наркоза?

— Да. Бывает остаточное действие лекарственных препаратов, которое несвоевременно распознаны персоналом. Вот помните, я говорил про препарат, который имеет курареподобный эффект? Если пациента преждевременно экстубировать, то есть извлечь трубку из трахеи, отлучить его от респиратора, он может погибнуть от гипоксии (нехватки кислорода и, как следствие, угнетения сознания). Потому что у него ещё не восстановился мышечный тонус, он ещё не может самостоятельно дышать. Это явление называется рекурарезацией. Это самая опасная ситуация после извлечения трубки из трахеи. Чтобы этого не допустить, в цивилизованных клиниках существуют так называемые «палаты пробуждения». В них за пациентами, которые подверглись введению курареподобных препаратов, продолжают следить анестезиолог и медсестра-анестезист, готовые оказать неотложную помощь. Сегодня есть антидоты, которые блокируют действие курареподобных препаратов. Если необходимо, чтобы пациент быстрее проснулся, ему вводится такой лекарственный препарат. И действие курареподобного яда, который мы ввели для того, чтобы он не дышал, моментально прекращается.

— После наркоза бывают проблемы с печенью?

— Раньше, лет 25 назад, мы действительно использовали препараты, которые были, по сути, гепатотропными ядами (фторотан). И их передозировка или регулярное применение не лучшим образом сказывались на печеночной функции пациента и ещё в большей степени — персонала. Ведь пациент один раз за всю жизнь мог подвергнуться операции, а у специалиста-анестезиолога в день их бывает несколько. Сегодня в рутинной практике мы не применяем подобные лекарства. Современные препараты настолько безопасны, что мы перестали защищать воздух рабочей зоны. Хотя мы по-прежнему сегодня работаем в условиях ионизирующего излучения в операционной. Однако мы осознанно идем на этот риск, чтобы реализовать свою самую главную задачу, ради которой мы все шли в профессию: лечить людей. Наши предшественники испытывали на себе вакцины от оспы и чумы, и опасность их работы была несоизмеримо выше, чем у нас.

— Говорят, что самая опасная анестезия спинальная, когда блокируется спинной мозг.

— Конечно, мы сталкиваемся с осложнениями, но крайне редко. К примеру, в Первой городской больнице на 7,5 тыс. спинальных анестезий в год случается всего 3 осложнения. Это говорит о том, что эта методика чрезвычайно безопасна и рутинна. Мы работаем очень тонкими иглами диаметром с три волоса, которые не травмируют твердую мозговую оболочку. Хотя бывают грозные осложнения: эпидуральные гематомы, повреждения вещества спинного мозга, ранения корешка нерва. Но это случается чрезвычайно редко. И не всегда их наступление связано с квалификацией врача. Объясню, почему. Методика является слепой. Врач приблизительно ориентируется, куда ввести иглу. А у каждого пациента есть свои анатомические особенности. Мы, конечно, можем их уточнить, выполнив, например, магнитно-резонансную томографию. Но это чрезвычайно дорогой метод. Если мы начнем рутинно проверять всех наших больных таким способом, то встретим в первую очередь негодование наших пациентов. Они справедливо возмутятся: «Ребята, мы же хотим просто прооперировать геморрой, а вы нас загнали в магнитно-резонансный томограф?!» Здесь опять же главное — это вовремя распознать развившееся осложнение и предпринять все для его устранения.

— Правда ли, что во время наркоза пациент видит галлюцинации, кошмары или, наоборот, свет в конце тоннеля?

— Как человек, который многократно находился по обе стороны операционной занавески, будучи и пациентом, и врачом, могу сказать, что страшные видения, как и свет в конце тоннеля или ощущение, что человек сам наблюдает со стороны за операцией, по сути, навязаны извне. Да, многие из препаратов, которые мы применяем, являются, по сути, потенцирующими галлюцинации, видения, яркие сновидения. Но у современных анестетиков такой побочный эффект минимален. Если пациент заснул в спокойном состоянии (для этого могут вводиться специальные препараты-анксиолитики, снимающие тревожность и страх), то страшных сновидений точно не будет.

Ссылка на основную публикацию