Флаконы для духов работы Рене Лалика

«Возмутительные» драгоценности Рене Лалика – француза, у которого заказывала украшения русская императрица

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В тот год он получил свою первую награду за успехи в рисовании, а уже в шестнадцать лет окунулся в мир искусства с головой – поступил подмастерьем к известному ювелиру, посещал школу декоративного искусства, затем совершенствовал навыки в Лондоне и Париже. Сперва он работал простым чертежником в ювелирных фирмах, но затем его эскизы начали активно использовать, поначалу скрывая имя автора. Такая ситуация категорически не устраивала Рене, и, поднакопив денег, он открыл собственное дело. На пороге двадцатипятилетия он принял участие в ювелирной выставке в Лувре.

Его ждала карьера респектабельного ювелира, создающего украшения по известным образцам и лишь иногда позволяющего себе вольности, человека почтенного и уважаемого. Но Рене был не просто талантливым юношей с прекрасным образованием.
Он был гением.
Традиционное ювелирное дело – драгоценные металлы, баснословно дорогие камни, геометрические формы – быстро наскучило Рене с его живым воображением и беспокойным характером. Он твердил, что намерен «пробовать что-то новое и возмутительное» – и эти слова стали лейтмотивом его творчества.

Именно в те годы зарождался модерн, которому суждено было просуществовать недолго, но перевернуть с ног на голову культурную жизнь всей Европы. Рене Лалик не просто подхватил модное веяние – он стал одним из основателей стиля.

Владельцы ювелирных салонов смеялись ему в лицо: «Разве станет почтенная мать семейства носить брошь в виде каких-то ласточек? А эти плебейские колосья, что за ерунду вы выдумываете, месье Лалик!». Но стоило Рене воплотить свои идеи в материале, как они, завороженные, выплачивали ему любую сумму и просили повторить в нескольких экземплярах.

На выставке в Парижском салоне дю Шан-де-Марс Лалик совершил настоящую революцию. Критики были возмущены – сочетать драгоценные металлы с черепаховым панцирем и слоновой костью? А тот кошмарный клубок змей полагается крепить на корсаж? Да что себе позволяет этот выскочка?! Зрители же – в основном зрительницы – пришли в восторг. У молодого ювелира появились свои поклонницы.

Одной из них была великая актриса Сара Бернар. Неординарный характер и необычная внешность этой женщины завораживали Лалика. На долгие годы она стала для него музой и покровительницей. Бернар обожали, Бернар подражали – и спрос на украшения Лалика только рос.

Он был настоящим возмутителем спокойствия. Именно он ввел в моду украшения с женскими образами – по тем временам это было просто неприлично.
В 1900-м году женская одежда была весьма консервативна – закрытые темные платья, чопорность и благопристойность. Крупные, смелые украшения Рене Лалика (и в стиле Лалика, ведь подражание его работам стало сродни массовому помешательству среди ювелиров) требовали обнаженного тела. И светские львицы решительно облачились в платья с глубокими вырезами и открытыми плечами.

Русская императрица Александра Федоровна тоже не осталась равнодушной к мастерству французского гения – заказы от императорской семьи поступали ему неоднократно.

Лалик-ювелир был феноменально популярен и успешен, но однажды все изменилось. Бесконечный поиск новых материалов отбросил Рене на много лет назад, туда, в предместье Парижа, в начало 1870-х, туда, где маленький мальчик рыдал и рвал на клочья свои рисунки, потому что не мог изобразить…
Облака.
Сейчас, уже состоявшимся пятидесятилетним мужчиной, бешено знаменитым ювелиром, счастливым мужем и отцом, он нашел ответ. Карандаш не сохранит изменчивой легкости облаков – но стекло с этой задачей справится.

Так ювелир Рене Лалик стал стеклодувом. Во многом этому поспособствовала и встреча со знаменитым парфюмером Франсуа Коти. Он тоже был известным скандалистом: однажды, получив отказ в продаже духов, Коти разбил флакон прямо в бутике. Посетители, околдованные незнакомым и странным ароматом, стали наперебой требовать продать им этот парфюм. Существовавший тогда дизайн флаконов ему совершенно не нравился – Коти считал, что флакон должен соответствовать аромату, отражать его дух, его идею. Однажды, прогуливаясь без особой цели по улицам Парижа, он увидел витрину ювелирного магазина Рене Лалика и понял: вот оно.

Поначалу Рене предстояло лишь рисовать эскизы, доверяя воплощение стеклодувом завода «Баккара», но результат ему не понравился. Лалик был человеком эпохи Возрождения, чудесным образом заброшенным в индустриальный XX век. Если материалы и технологии не позволяют воплотить его идеи – что ж, он сам изобретет что-то новое!

За свою жизнь Рене Лалик получил шестнадцать патентов на технологии изготовления стекла. Цветное стекло, градиентная окраска, стекло с патиной – все это воплощение изобратательского таланта Лалика. Рецепт изготовления опалесцентного (переливающегося) стекла не разглашается компанией Lalique до сих пор.

Он создавал потрясающей красоты флаконы для духов – таких же новаторских, как и его изделия, вазы для современных интерьеров и светильники, словно украденные из сновидений.

А в последние годы жизни увлекся оформлением интерьеров – и, разумеется, преуспел.

Основанную им компанию унаследовал сын, затем – внучка, а в 2008 году владельцем Lalique стал Сильвио Денц – преданный поклонник и коллекционер изделий Рене Лалика. Сегодня Lalique остается выпускает предметы декора, ювелирные изделия и собственные духи, сотрудничает с современными гениями дизайна и остается верным идеям своего основателя и его неустанному стремлению к ускользающей красоте.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Рене Лалик и его флаконы

Рене Лалик, знаменитый ювелир и стеклодел, еще при жизни стал одним из величайших мастеров своего времени. Его уникальный и узнаваемый стиль послужил развитию направлений модерн и ар-нуво. Он был революционером, не побоявшимся вписать свое имя в историю.

Лалик творил в двух эпохах, его жизнь охватывала период от Гражданской до Второй мировой войны. В 1900 году он уже был признанным ювелиром, художником-дизайнером, а в 1925 году — самым известным производителем стекла в мире. Он не считал свои творения предназначенными для избранных и богатых, он первым принес стеклянные изделия в дома обычных людей. Лалик писал: «Народ — резервуар искусства. И поэтому надо приобщать его к искусству, вместо того, чтобы кормить ужасами, которые его развращают. Необходимо создавать доступные вещи, которые могут воспитать его вкус, популяризировать понятие эстетики».

Может быть, поэтому он пренебрегал иерархией материалов и смело совмещал несовместимое: драгоценные и поделочные камни, слоновую кость, черепаховый панцирь, эмаль, стекло и различные сплавы металлов. У Лалика заказывали украшения неповторимая актриса Сара Бернар, певица Эмма Кальве, Лилиан де Пужи, поэтесса Рене Вивиан, нефтяной магнат Калуст Гулбенкян и другие публичные личности. Российская императрица Александра Федоровна была также покорена искусством Лалика и неоднократно делала у него заказы. В ювелирном искусстве Рене Лалик занимает одну ступень вместе со знаменитыми ювелирами Луи Франсуа Картье, Фредериком Бушероном, прославленным мастером Карлом Фаберже.

Начало пути…

Рене Жюль Лалик появился на свет 6 июля 1860 года в небольшом городке Аи в Шампани, крае виноделов. Когда ему было два года, отец-коммивояжер в поисках больших заработков перевез семью в пригород Парижа. Однако каждое лето Рене проводил в Шампани у своего деда. Там он бродил по живописным окрестностям, изучал красоту и прелесть природы. В его блокноте, неизменном спутнике пеших прогулок, появлялись наброски цветов и трав, бабочек, стрекоз и птиц. Родители обратили внимание на способность сына к рисованию и отдали его в двенадцать лет в лицей Collège Turgot, где он изучал живопись. После смерти отца в 1876 году шестнадцатилетний Рене, чтобы продолжить обучение в школе декоративного искусства Ecole des Arts Decoratifs, поступил в ученики к ведущему парижскому ювелиру Луи Аукоку. У него он научился всем тонкостям ювелирного мастерства.

Спустя два года Лалик переехал в Лондон, где закончил курсы орнаменталистики в Сайденхэмовском колледже и впервые столкнулся с направлением Arts & Crafts, предлагавшим соединить искусство, ремесло и промышленность. Вернувшись в Париж в 1880 году, Рене занимался дизайном ювелирных изделий для своего родственника М. Вуйерета и попутно изучал скульптуру в Ecole Bernard Palissy. Молодой талант заметили многие ювелирные фирмы, в том числе Jacta, Cartier, Gariod и Boucheron, у которых Лалик работал в качестве внештатного дизайнера.

В 1885 году Рене Лалик купил ювелирную мастерскую у Жюля Дестапе на Place Gaillon в Париже и с воодушевлением принялся создавать то, о чем мечтал. Благодаря необыкновенному изяществу текучих плавных линий и филигранной проработке деталей, к 1890 году имя Лалика стало синонимом элегантности и современности. В 1900 году Рене получил Гран-при на Международной выставке в Париже, а также был удостоен звания кавалера Ордена Почетного Легиона. Источником его вдохновений всегда были три «F» — Femme (женщина), Flora (флора), Fauna (фауна).

От ювелира к стеклодуву

Устав от золота и бриллиантов, Рене Лалик в 1912 году увлекся прикладным декором, в частности работой с цветным стеклом, которое давало просто неистощимый простор для создания художественных изделий. На своем стекольном заводе в Винжен-сюр-Модер в Эльзасе он выпускает вазы, посуду, пепельницы, светильники, шкатулки, часы, чернильницы и автомобильные маскоты — фигурки, украшающие радиаторы автомобилей. За свою жизнь Лалик запатентовал шестнадцать технологий изготовления стекла: градиентная окраска, цветное стекло, стекло с патиной, опалесцентное (переливающееся) стекло, секрет которого до сих пор держится компанией Lalique в секрете.

После того, как парфюмер Франсуа Коти открыл свой фирменный бутик на Вандомской площади недалеко от мастерской Рене Лалика, революция пришла и в парфюмерную промышленность. Сначала Коти, впечатленный изделиями ювелирного дизайнера, заказал этикетки, но уже спустя два года попросил создать флакон, который бы отражал сущность цветочных духов, названных в честь известного сорта розы «Жакмино». Лалик создал элегантный прямоугольный флакон с простыми линиями, который венчала пробка, стилизованная под распускающийся бутон розы (на фото). Оглушительный успех аромата Coty La Rose Jacqueminot послужил продолжением сотрудничества двух великих мастеров. И в 1908 году одеколон L’Effleurt оделся в хрустальный флакон, украшенный вместо этикетки рельефной пластиной из тёмного стекла (на фото). Массивная пробка была выполнена в виде жука скарабея, ультрамодным в те времена древнеегипетским элементом.

В 1910 году последовал флакон для аромата Ambre Antique (на фото), на котором появились любимые мастером женские силуэты. При создании флакона для духов Cyclamen (на фото) Рене Лалик впервые применил матовое стекло для порхающих наяд со стрекозиными крылышками. За несколько лет для Франсуа Коти было создано шестнадцать флаконов.

Вскоре Рене Лалик стал придумывать дизайн парфюмерных флаконов и для таких гигантов, как Roget&Gallet, Guerlain, Worth, Lelong, Molinard, Houbigant. Он постоянно искал вдохновение в окружающем мире. Например, флакон духов Je Reviens для английской фирмы Worth (на фото) повторяет очертания небоскреба, нарисованного архитектором Людвигом Мис ванн дер Роэ, а на создание флакона для духов Poésie от D’Orsay (на фото) его вдохновила танцовщица Айседора Дункан.

На счету талантливого художника и дизайнера около 250 парфюмерных флаконов, среди которых особенно выделяется Le Baiser du Faune (на фото), придуманный для компании Molinard в 1928 году. Идея флакона была позаимствована из стихотворения «Послеполуденный отдых фавна» авторства Стефана Малларме. Темно-коричневая жидкость обрамляет стеклянный медальон с изображенной на ней целующейся парой.

Читайте также:  Черно Белое кружево снова в моде

Брался Рене Лалик и за масштабные проекты из стекла: 15-метровый фонтан «Родники Франции», стоявший в Галерее Елисейских полей в Париже, главные ворота Тейнского музея в Токио, алтарь церкви Святого Матфея на острове Джерси. Творения Лалика украшали интерьеры теплохода «Нормандия» и вагонов Culte d’Azur Pullman Express. Рене Лалик умер в 1945 году, не дожив четыре дня до победы над фашисткой Германией.

От стекла к хрусталю

Управление семейным бизнесом перешло в руки сыну Рене Лалика и Алисы Ледрю, второй жены дизайнера. Марк Лалик (на фото) закончил парижскую Школу декоративного искусства и работал с отцом с 1922 года. Он восстановил и модернизовал завод в Винжен-сюр-Модер, а затем переориентировал его на выпуск хрустальной продукции.

Руке Марка Лалика (на фото) принадлежат парфюмерные флаконы для духов Femme от Marcel Rochas, ароматов Coeur Joie, L’Air du Temps, Fille d’Eve, Capricci, Farouche от Nina Ricci. В 1977 году руководство фирмой перешло к Мари-Клод Лалик (на фото), внучке Рене Лалика и дочери Марка, продолжившей семейную традицию. В 1980 году она придумала флакон для композиции Nina Ricci Fleur de Fleurs, а в 1992 году выпустила собственный парфюм Lalique de Lalique, посвятив его памяти предков.

Шестидесятилетней Мари-Клод не кому было передать бизнес, и она продала компанию группе Pochet. В 2008 году бренд Lalique приобрела швейцарская группа Art & Fragrance под руководством Сильвио Денца, который является преданным поклонником и коллекционером изделий Рене Лалика.

Старшая дочь Рене и Алисы, Сюзанна Лалик (на фото), также работала в Lalique и приложила руку ко многим проектам, приписываемым ее отцу. В 1920-х годах она принимала участие в дизайне многих стеклянных предметов, ваз и чаш. Сюзанна Лалик придумывала декоративные панели и узоры для обоев, фарфора Sèvres, нарисовала более 130 картин для личного использования, а в 1937 году нашла свое призвание в качестве дизайнера сцены и костюма в театре Comedie Francaise, где проработала до 1970 года.

Сегодня Lalique продолжает выпускать ювелирные изделия, предметы декора и собственную парфюмерию, основываясь на идее своего создателя поймать ускользающую красоту природы.

Флаконы Рене Лалик

Ещё не так давно флаконы от духов коллекционировали лишь единицы. А уже сегодня многочисленные владельцы значительных их собраний участвуют в аукционах в Друо и Париже. Стоимость некоторых из представленных экземпляров нередко достигает баснословных размеров. Покупателями чаще всего выступают американские коллекционеры или крупные фирмы, работающие на парфюмерной нише рынка. Наличие на флаконе этикетки и собственной упаковки ещё больше повышает цену лота на аукционе. А вот отреставрированные экземпляры абсолютно не принимаются во внимание знатоками и коллекционерами.

В этой секции ведущие ритейлеры парфюмерии представляют четыре «топовых» аромата, способных подчеркнуть вашу индивидуальность и стать удачным дополнением к современному имиджу:

Если какой-либо из парфюмов покажется вам заслуживающим внимания, вы можете получить более подробную информацию о нём и его акционной цене, пройдя по соответствующей ссылке.

Некоторые флаконы для духов, без преувеличения, стали произведениями искусства. На этой нише, вне всякого сомнения, номер один – непревзойдённый Рене Лалик (Rene Lalique), который создавал флаконы для «Коти» («Coty»), «Роже» («Roget»), «Галле» («Gallet»), «Убиган» («Hubigant»), «д’Орсэй» («d’Orsay»), «Уорт» («Worth»), «Молинар» («Molinard»), «Герлен» («Guerlain»), Нина Риччи («Nina Ricci»), «Лелон» («Lelong») и других парфюмеров, во многом определившие их успех.

И в прошлом веке, и в наши дни, одними из самых красивых, интересных и доступных экземпляров флаконов, достойных украсить любую коллекцию, являются парфюмы от «Lalique». Вы можете легко в этом убедиться по представленным в этой галерее фотографиям, а мы между тем расскажем историю жизни великого мастера.

Рене Лалик

Гениальный Рене Жюль Лалик (1860 – 1945) родился в городке Ай (департамент Марна) 6 апреля 1860 года. В возрасте 16 лет юноша поступил в ученики к ювелиру, после чего продолжил обучение в Парижской «Школе декоративных искусств», а затем, с 1878 по 1880 годы совершенствовался в ювелирных мастерских Лондона. Рене Лалик работал по заказам дома Картье, а затем – в мастерской Дестапа, который передал ему в 1886 руководство своим предприятием.

Альфонс Фуке сказал о молодом Лалике: «До сих пор я не знал ни одного дизайнера украшений – и только что познакомился с первым». Он оказался прав – на Всемирной выставке 1900 года изделия Рене Лалика имели головокружительный успех. Ему присудили «Гран-при» и в этом же году наградили орденом «Почетного Легиона». Знаменитая Сара Бернар становится одной из его заказчиц. Писали, что именно госпожа Бернар познакомила Лалика с кувейтским магнатом Калустом Гюльбенкяном, который позднее стал главным меценатом талантливого ювелира. Кстати, сегодня в Лиссабонском музее Калуста Гюльбенкяна представлена самая большая в мире коллекция работ Рене Лалика – около 150 предметов.

После окончания Первой мировой войны, с 1910 года, Лалик занимается производством изделий из стекла на фабрике в Комб-ла-Вилле, а с 1918 года – на более крупном предприятии, расположенном в Винжен-сюр-Модере, Эльзас. Маэстро много экспериментирует со стеклом, сфера его интересов необычайно широка. Из его рук выходят прекрасные ювелирные изделия, в изготовлении которых Лалик активно использует цветное стекло, оригинальные вазы и светильники, а также очень стильные и динамичные украшения для радиаторов дорогих автомобилей, первое из которых было изготовлено по личному заказу Анри Ситроена.

Высокие технологии Лалика

Поскольку Рене долго совершенствовался как ювелир, свои первые изделия из стекла он выполнял с использованием ювелирной техники «исчезающего воска». Немного позднее, уже на заводе в Винжен-сюр-Модере Лалик разработал и внедрил технологию литья стекла под давлением. Именно с использованием этого новшества он начинает изготавливать особенно красивые вазы, светильники и даже скульптуры. Рецепт знаменитого «опалесцентного стекла» Лалика до сих пор является «секретом фирмы».

Яркой отличительной чертой произведений мастера становится использование стекла с нанесённой на него патиной, цветного стекла и цветной эмали. Фантазия Рене не знает границ: в своих творениях он находит место героям древних мифов, причудливым цветам и животным, прекрасным нимфам с вьющимися локонами и замысловатым драпировкам. Поскольку модели изделий отливаются в формах, произведения Лалика традиционно сочетают в себе простые геометрические силуэты и одновременно – причудливый и элегантный декор.

Предприятия Лалика в то время выпускают достаточно широкий ассортимент продукции из стекла, среди которой вазы и статуэтки, столовая и декоративная посуда, люстры и светильники, ювелирные украшения и большие декоративные панно. В 20-е годы ХХ века работы мастера очень популярны, в частности, на Парижской «Международной выставке декоративного искусства» 1925 года, панно и другие изделия Лалика стали одним из главных украшений французской экспозиции.

Флаконы для духов

С помощью стекла Рене Лалик смог воплотить в жизнь свою давнюю мечту: сделать красоту доступной многим. Этому в немалой степени поспособствовало создание хрустальных флаконов для парфюмерных композиций Франсуа Коти. Их творческий союз берёт своё начало в 1905 году, когда Коти открыл свой фирменный магазин на площади Вандом в Париже неподалеку от мастерской Рене Лалика. Первый флакон, который Коти заказал у Лалика, стал «одеждой» для нового тогда цветочного аромата, название которому дал известный сорт розы – «жакмино». Успех аромата был просто оглушительным, и дуэт Лалика и Коти продолжил работу. В 1908 появляется новый шедевр – флакон для одеколона «L’Effleurt» («Прикосновение»), изготовленный из хрусталя баккара, с рельефной пластиной из темного стекла вместо этикетки. За последующие несколько лет художник разработал для Франсуа Коти 16 парфюмерных флаконов.

Сокровища французского дома Lalique

Рене Лалик за свою долгую жизнь совершил несколько революций: в ювелирном искусстве, в парфюмерной промышленности, в производстве предметов из стекла. Основанный им в конце XIX века бренд Lalique сегодня выпускает высокохудожественный хрусталь и украшения, предметы интерьера в стиле ар-деко.

Трудно себе это представить, но детство человека, кардинально изменившего художественные вкусы своих современников и оказывавшего на них влияние всю первую треть ХХ века, пришлось на совсем иную эпоху, не знавшую еще ни электричества, ни автомобилей, ни массового промышленного производства. Рене Лалик родился в 1860 году в провинциальном городе Аи-Шампань, знаменитом своими виноградниками и шампанскими винами. Через два года семья переехала в предместье Парижа, но связь с родными краями Лалик сохранял всю жизнь. В 16 лет он поступил в подмастерья к знаменитому ювелиру Луи Ококу и параллельно учился в парижской Школе декоративных искусств. Потом еще два года стажировался в Лондоне, а вернувшись во Францию, стал работать для знаменитых ювелирных домов Cartier и Boucheron. Его эскизы принимали не слишком охотно, ведь они не очень соответствовали требованиям царившей тогда моды на крупные драгоценные камни в тяжелых золотых оправах в духе неорококо. Он, как истинный художник, чувствовал приближение новой эпохи, смены вектора истории, отразившейся в стиле ар-нуво с его изломанными линиями, болезненной изысканностью и утонченностью, мистическими и фантастическими образами и загадочными символами. В 1887 году Лалик открыл собственное ювелирное ателье и стал делать украшения, совершенно не похожие на те, что были распространены повсеместно. Он выбирал материалы не по принципу их дороговизны, а за красоту, которую умел видеть и с которой умел работать. Золото он сочетал с перламутром, эмалью, слоновой костью и рогом. Полудрагоценные камни любил не меньше драгоценных. Это были броши, кольца и подвески тончайшей работы, сплетенные из стилизованных листьев, цветов и стеблей, с фантастическими женщинами-стрекозами, сказочными павлинами и бабочками. Росту их популярности немало поспособствовала великая актриса Сара Бернар — она была одной из первых знаменитостей, кто стал носить эти экстравагантные по тем временам украшения, и вскоре к Лалику уже выстраивались очереди покупательниц. Заказы поступали и из-за границы, в том числе от российского императорского дома.

Процесс изготовления ваз Lalique на фабрике в эльзасском Винтен-сюр-Модере. Кропотливая ручная работа требует высокого художественного мастерства. Сегодня здесь трудятся 350 мастеров

Всемирная выставка, проходившая в Париже в 1900 году, стала триумфом Лалика: он был признан ювелиром номер один во Франции. Чуть раньше, в 1897 году, после победы на Всемирной выставке в Брюсселе, он был удостоен ордена Почетного Легиона. В 40 лет Лалик достиг всего, о чем только мог мечтать, начиная собственное дело. Но он всегда выбирал путь новых открытий. На пике своей ювелирной карьеры он увлекся работой со стеклом и проводил стеклодувные опыты в маленькой мастерской, устроенной им в собственном поместье Клерфонтен. В его ювелирных работах стали попадаться стеклянные вставки, потом он начал делать вазы — пока еще только из стекла и металла.

В 1905 году Лалик открыл магазин на Вандомской площади, по соседству с бутиками модных парфюмеров и ювелиров, и среди прочего украсил его своими работами из стекла. Владелец соседнего бутика, парфюмер Франсуа Коти, оценил их и предложил Лалику сотрудничество. Вместе они произвели революцию в парфюмерии: придумали продавать духи в специально созданных для каждого аромата флаконах. До этого духи разливали в обычные склянки, а красивые флаконы для них приобретались отдельно. В 1907-1908 годах Коти и Лалик наладили производство духов во флаконах, дизайном которых занимался Лалик. Первыми были духи Коти с ароматом розы: из тонкого и изящного флакона вырастала стеклянная роза Лалика. Вслед за Коти заказы стали делать и другие парфюмеры. Более 250 ароматов от Gallet, Houbigant, d’Orsay, Worth, Guerlain и многих других продавались во флаконах Лалика.

Читайте также:  Чем опасен Общий Наркоз при пластической операции?

Флаконы для духов, разработанные Рене Лаликом для ведущих парфюмерных домов, 1912-1925 годы

В первые годы ХХ века Рене Лалик постепенно перестает делать ювелирные украшения из металлов и переходит к изготовлению предметов из стекла. Он создал более 1500 моделей — это были вазы, пепельницы, шкатулки, флаконы, светильники, часы, чернильницы, посуда, стеклянные кольца и браслеты, пресс-папье и автомобильные маскоты — фигурки, украшавшие радиаторы автомобилей. Примерно в 1910 году он арендует стекольную фабрику в Комб-ла-Вилле, а через пару лет и покупает ее. Именно здесь он налаживает производство стеклянных изделий по своим моделям, освоив технологию литья под давлением. Благодаря Лалику стеклянные аксессуары становятся доступными и украшают многие дома. В 1909 году он создает свою первую полностью стеклянную вазу. В 1910-м он сделал первые две вазы — “Ваза с орлами на фризах” и “Четыре маски”,— производство которых стало массовым. Всего Лалик запустил в производство около 300 ваз, не считая тех, что были сделаны в единственном экземпляре по технологии cire perdue (“вытекающий воск”). Все предметы, созданные по этой технологии, считаются коллекционной редкостью, таких работ было около 700, в основном сделанных в период с 1912 по 1932 год. Модель с декором вырезалась из воска. Затем ее обкладывали глиной, и декор отпечатывался на глиняной оболочке. При обжиге воск вытекал, в оставшуюся глиняную форму заливали стекло, затем форму разбивали, чтобы извлечь готовое изделие. Поскольку форма использовалась только один раз, каждое изделие было уникальным. Первыми шедеврами, созданными Лаликом по этой технологии, были вазы 1912 года “Восемь попугаев” и “Осы”. В 2012 году ваза, изготовленная по технологии cire perdue, “Две крылатые женские фигуры” была продана за £280 тыс. на аукционе в Ньюкасле (проводился домом Anderson & Garland). Почти полмиллиона долларов заплатили за вазу 1914 года “Ягоды кизила” в 2010 году на Sotheby’s. Кстати, первый коллекционер произведений Лалика появился еще в конце XIX века: это был нефтяной магнат и филантроп Галуст Гюльбенкян. Коллекция ювелирных и стеклянных шедевров, собранная им, сегодня выставлена в музее при фонде Гюльбенкяна в Лиссабоне.

Во время Первой мировой войны на фабрике в Комб-ла-Вилле производилось стекло для нужд военных госпиталей. В 1918 году Лалик начал расширять дело и приобрел еще одну фабрику в эльзасском Винтен-сюр-Модере — регионе, знаменитом своими стеклодувными традициями. Все хрустальные изделия, которые сегодня выходят под маркой Lalique, делают на этой фабрике. К 1920-м годам Лалик меняет стиль своих произведений: нервно-изломанные, утонченные линии ар-нуво уступают место более четким и геометричным, по-античному ясным орнаментам и мотивам ар-деко. Маски, женские фигуры, стилизованные изображения растений и животных становятся менее эфемерными, более пластичными и весомыми.

Маскот Spirit of the Wind (другое название — Victoire), созданный Лаликом для французского автомобильного бренда Delage в 1928 году

В 1920-е Лалик все больше работает над крупноформатными элементами для интерьеров: делает декоративные панели, зеркала, панно. Первым его интерьерным проектом в 1911 году был парфюмерный магазин Франсуа Коти на Пятой авеню в Нью-Йорке. Созданные Лаликом трехэтажные окна с матовым декором из цветов и стеблей сохранились в доме N712 до сих пор. Более того, сам дом, к которому в середине 1980-х пристроили небоскреб, сохранили благодаря этим окнам. Еще раньше Лалик украсил декорированными стеклянными панелями двери в своем парижском особняке на улице Корс-ла-Рейн. В 1925 году на легендарной парижской Выставке декоративных искусств, давшей название стилю ар-деко, настоящий фурор произвели его стеклянные панели и фонтан “Источник Франции”, украшавшие французский павильон. Лалик потом еще неоднократно делал роскошные стеклянные фонтаны, выставлявшиеся на Елисейских Полях. Заказов на дизайн архитектурных и интерьерных элементов было много. В 1927 году 30 тонн стеклянных перегородок, панелей и панно Лалика пересекли Атлантику, чтобы украсить знаменитое здание Oviatt Building в Лос-Анджелесе, ставшее ярким образцом архитектуры ар-деко. Лалик оформлял стеклянными панелями пульмановские вагоны Восточного экспресса и экспресса, возившего богатую публику на Лазурный берег, декорировал трансатлантические лайнеры “Париж”, “Франция”, а в 1935 году сделал светящиеся колонны и люстры для обеденного салона легендарного лайнера “Нормандия”. В начале 1930-х он украсил интерьеры церкви Святого Матфея на острове Джерси в проливе Ла-Манш и построил для нее стеклянный алтарь. Он оформлял знаменитый отель Peace в Шанхае и дворец принца Асаки в Токио. Сейчас там расположен Токийский городской музей искусств Тейен, и роскошные стеклянные двери и светильники, созданные Лаликом, по-прежнему украшают его залы.

Работая по всему миру, Рене Лалик не переставал рисовать все новые и новые эскизы ваз и других аксессуаров. В 1927 году появилась легендарная ваза “Вакханки”, ставшая одним из символов бренда Lalique и стиля ар-деко. Ваза была выпущена во многих экземплярах, и тем не менее сегодня коллекционеры охотятся за этой моделью неустанно, на аукционах цены на лаликовских “Вакханок” колеблются от $20 тыс. до 40 тыс.

В середине 1920-х Лалику стали поступать заказы на автомобильные маскоты. Первой моделью, для которой Лалик сделал маскот “Пять коней”, был Citroen 5CV. Всего же он создал маскоты примерно для 30 моделей самых дорогих автомобилей. И один, существовавший в единственном экземпляре,— фигурку Levrier для автомобиля принца Уэльского. В наши дни коллекционеры отдают за маскоты десятки тысяч долларов, на аукционе Bonhams в 2013 году редкий маскот “Комета” ушел за $120 тыс.

Ваза из коллекции Glycines

Рене Лалик скончался в мае 1945 года, через неделю после того, как получил радостное известие о том, что его фабрика в Эльзасе освобождена войсками союзников и драгоценные формы для производства стеклянных предметов не пострадали. Фирму возглавил его сын от второго брака — Марк Лалик. Его отец создал столько эскизов, что их хватило еще на десятки лет процветания бренда. Но Марк привнес одно революционное новшество в дело отца: он перевел производство со стекла на хрусталь. Рене Лалик работал только со стеклом, теперь бренд Lalique ассоциируется в первую очередь с высококачественным хрусталем. В 1977 году Марка на посту главы бренда сменила внучка основателя Мари-Клод. Она открыла два новых, важных для семейной истории направления: ювелирные украшения и парфюм. В 2008 году бренд Lalique был куплен швейцарским холдингом Art & Fragrance, гендиректором стал Сильвио Денц. Весь хрусталь по-прежнему производится на фабрике в Эльзасе, купленной Лаликом в 1918 году. Холдинг инвестировал в ее модернизацию и экологическую безопасность — фабрика отвечает всем экостандартам, несмотря на то что в производстве хрусталя используется свинец. Производство это многоэтапное, сложное и затратное: например, только на подготовку глиняных форм для будущих изделий уходит около года — их сушат, выдерживают в темноте, потом обжигают. На остывание готовых изделий уходит до восьми дней. При обнаружении малейшего брака изделие уничтожают — отбраковывается около 35% продукции. На фабрике работают семьями, должности передаются от родителей к детям. Пять лет назад при фабрике открылся музей, где показывают 650 произведений Рене Лалика и других мастеров бренда.

В 2011 году было открыто направление Lalique Art: известные дизайнеры, художники и архитекторы создают произведения, которые Lalique выпускает ограниченным тиражом в технике cire perdue. Архитектор Марио Ботта спроектировал для Lalique парадоксальную вазу Geo, артист Жан-Мишель Жарр — хрустальные музыкальные колонки, а скандальный художник Дэмиен Херст — целую коллекцию хрустальных бабочек. Трибьютом великому скульптору-анималисту начала ХХ века Рембрандту Бугатти стала коллекция из трех его скульптур — “Лошадь”, “Зевающая львица” и “Египетский волк”, воссозданных в хрустале тиражом всего восемь экземпляров. А в честь французского художника Ива Клейна Lalique выпустил тиражом 83 экземпляра его “Нику Самофракийскую” в ярко-синем хрустале в технике cire perdue. Важной вехой в истории марки стало сотрудничество с Захой Хадид: архитектор создала для коллекции Crystal Architecture две экспрессивные скульптурные вазы в черном и прозрачном хрустале — Manifesto и Visio.

Флаконы для парфюма из коллекции Anemone. Современная интерпретация дизайна 1931 года

В 2011 году вышла интерьерная коллекция Lalique Maison Collection: зеркала и мебель из стекла, декоративные панели, а также текстиль, мягкая и корпусная мебель в стиле ар-деко, спроектированная дизайнерским дуэтом — леди Тиной Грин и архитектором Пьетро Мингарелли.

В 2012 году компания выпустила коллекцию предметов haute joaillerie — высокого ювелирного искусства — l’Odyssee du Feu Sacre, а спустя два года на улице Rue de la Paix в Париже, недалеко от Вандомской площади открылся ювелирный бутик Lalique, его интерьер украсила люстра, составленная из 2500 хрустальных колец Cabochon, знаменитой модели, созданной Рене Лаликом в 1931 году.

Lalique продолжает осваивать наследие великого мастера Рене Лалика — оно поистине неисчерпаемо. Среди недавних премьер — современные интерпретации знаменитых ваз Tourbillons (“Водовороты”), Languedoc (“Лангедок”), Glycines (“Глицинии”), а также реплика уникальной вазы Anemone, созданной Лаликом в 1912 году в технике cire perdue.

Рене Лалик и его сказка. Часть третья. Парфюмерные флаконы

Итак, продолжение сказки, которую подарил нам Рене Лалик. Теперь о его удивительных флаконах для духов, вазах и хрустальных скульптурах…

В прежних публикациях я старалась загрузить больше его удивительных работ. В этой части, сначала немного биографии великого Мастера…

В начале двадцатого столетия большая часть ароматической продукции продавалась в невзрачных аптечных пузырьках. Состоятельные дамы переливали духи в специальную нарядную емкость с пульверизатором, а менее состоятельным приходилось довольствоваться простенькой склянкой.

Парфюмерные флаконы представляли произведения прикладного искусства и, по сути, были универсальными емкостями, имевшими право на самостоятельное существование вне зависимости от того, какие духи находились внутри.

Идею создания ансамбля из духов, имени и флакона, объединенных одной концепцией, помог воплотить Рене Лалик. Его успешный творческий союз с Франсуа Коти положил начало формированию новой отрасли – массового производства парфюмерных флаконов.

Рене Жюль Лалик (Ren Jules Lalique), появился на свет ярким апрельским днем 1860 года в небольшом французском городке Аи, что в провинции Шампань. Однако уже в двухлетнем возрасте Рене стал парижанином: в надежде на большие заработки отец-коммивояжер перевез семью в пригород столицы. Но каждое лето Рене неизменно возвращался в Шампань. Мальчик много гулял. Во время своих летних прогулок он внимательно изучал все нюансы природных красот Шампани. Он буквально жил на уровне травы, на уровне насекомых, постоянно делая наброски. Стрекозы, бабочки, цветы, змейки, птицы – все они спустя небольшое время станут не только главными героями его ювелирных и парфюмерных шедевров, но и «визитной карточкой», значимым элементом стиля мастера.

Читайте также:  Красивые юбки весна-лето 2020

В двенадцатилетнем возрасте родители отдают Рене в школу декоративного искусства Тюрго, где он с большим энтузиазмом занимается живописью. В 1876 году, после смерти отца, чтобы продолжить учебу в Школе декоративных искусств в Париже, он поступает в ученики к парижскому ювелиру Луи Ококу. Этот мэтр-ювелир научил Лалика многим тонкостям ювелирного дела. Однако стиль Окока юного Рене совсем не устраивал. Революция в дизайне в то время происходила не в Париже, а в Лондоне, и он поступил на лондонские курсы орнаменталистики Сайденхэмовского колледжа. Там Лалик столкнулся с движением Arts & Crafts, продвигавшим идею соединения искусства, ремесла и промышленности.

В 1880-м окрыленный и полный творческих идей Рене Лалик возвращается в Париж и устраивается на работу в маленькую ювелирную мастерскую одного из своих дальних родственников. Его задача – делать эскизы украшений, которые затем воплотятся в золоте, серебре и драгоценных камнях. Молодого ювелира быстро заметили и стали приглашать крупные парижские мастерские, в том числе – дома Картье и Бушерон.

В 1889 году он открывает собственную мастерскую, и через год у него трудятся уже 30 мастеров. Начиная с 1894 года, он регулярно выставляется в Салоне Французских Художников, а в 1900 году получает Гран-при на Международной парижской ярмарке. К 1904 году украшения от Лалика заказывают не только в Париже и Берлине, но и в Нью-Йорке и Санкт-Петербурге. Постепенно среди его клиентов появились даже сановные особы, включая российскую императрицу Александру Федоровну.

Популярность Рене Лалика была столь велика, что никто не удивился, когда он был удостоин высокой чести – звания кавалера Ордена Почетного Легиона. А новоиспеченный кавалер тем временем все свободное время проводил в своей маленькой стеклодувной мастерской, безмятежно придумывая вещицы из стекла: вазы, подсвечники, посуду. Стекло – относительно дешевый, а также пластичный материал, способный принимать множество форм, цветов и оттенков, – позволил мэтру Лалику воплотить в жизнь давнюю мечту: сделать красоту доступной многим.

Здесь пути Франсуа Коти и Рене Лалика, наконец, пересеклись. Произошло это в 1905 году, когда Коти открыл свой фирменный магазин на площади Вандом в Париже неподалеку от мастерской Рене Лалика. Но развивалось их сотрудничество неспешно. Сначала Коти по-соседски попросил Лалика разработать дизайн этикеток и лишь два года спустя заказал ему первый флакон для нового цветочного аромата, название которому дал известный сорт розы – «жакмино».

Успех аромата был просто оглушительным, и дуэт Лалика и Коти продолжил работу. В 1908 появляется новый шедевр – флакон для одеколона L’Effleurt («Прикосновение»), изготовленный из хрусталя баккара, с рельефной пластиной из темного стекла вместо этикетки.

В 1909 году Рене арендует настоящий стеклодувный завод в местечке Ком-ля-Виль, а через год покупает его. Однако во время Первой мировой войны завод приходится закрыть. Новый завод открывается в эльзасском городке Венжан-сюр-Моде в 1921 году. Он и по сей день выпускает стеклянные изделия под маркой Lalique.

Обзаведясь собственной фабрикой, Лалик продолжал эксперименты, постоянно внедряя новые технологии. Он находит особенную технику, которая позволяет создавать высокохудожественные произведения с помощью механических методов. Им же были изобретены специальные формы из чугуна для отливки стекла, метод литья под давлением, а также усовершенствования для искусственного хрусталя, сделавшие последний легче и пластичнее. Уменьшив, таким образом, цену роскошных произведений из стекла, Рене Лалик сделал их доступными для более широкой публики. Необычное цветное стекло и стекло с нанесенной на него патиной (цветной эмалью) — характерная особенность его произведений. Рецепт знаменитого опалесцентного стекла Lalique и сегодня является «секретом фирмы».

За несколько лет художник разработал для Франсуа Коти 16 флаконов. Другие парфюмеры, осознав, что нарядная упаковка отныне будет обязательным слагаемым успеха, тоже обращаются к Лалику. Он разрабатывает дизайн для таких фирм, как Roget&Gallet, Worth, Molinard, Guerlain, Lelong, Houbigant.

В общей сложности Рене Лалик «одел» более 250 ароматов.

Пожалуй, самым известным стал оригинальный флакон, созданный для духов Le Baiser du Faune («Поцелуй фавна») в 1928 году для компании Molinard.

5 мая 1945 года в Париже на восемьдесят шестом году своей долгой и яркой жизни Рене Лалик скончался, и руководство «стеклянной» империей перешло старшему сыну Марку.

Всё, что подарили миру Рене Лалик, нельзя посчитать, ибо Истинную Красоту можно только почувствовать.

материалы взяты из электронных энциклопедий и с сайтов.

Путь René Lalique – от непревзойденного ювелира к самому знаменитому производителю стекла

Его называли гением при жизни, таковым считают и сейчас. Художник, мастер, изобретатель, ювелир стиля модерн и производитель стекла эпохи ар-деко. Он запатентовал 16 изобретенных им технологий, произвел невероятное количество предметов, считающихся мировыми шедеврами, ввел новые нетрадиционные материалы и сюжеты в ювелирное дело. Ряд его изображений в стиле ар-нуво, были подхвачены в иллюстрациях, текстиле, интерьерном декоре. Свободный в действиях и вымыслах он не приспосабливался к мнению общества, а изменял его восприятие, вкус и устои согласно своим фантазиям.

Рене Жюль Лалик родился в семье виноторговца и портнихи, живших в провинции Шампань, местности, прославленной виноделием и бесконечными виноградниками.

В 1862 г., когда мальчику было два года, семья переехала в предместье Парижа. Дела отца, очевидно, были успешными, поскольку Рене первое образование получил в престижном лицее Тюго, где в 12 лет заработал свою первую награду по рисованию.

С 1876 года, после кончины отца, шестнадцатилетний Лалик поступил учеником к известному парижскому ювелиру Луису Ококу, у которого осваивал знания и навыки мастерства. Вечерами он ходил на занятия в школу декоративного искусства (Ecole des arts decoratifs). В 1878 г. Рене уезжает в Англию и обучается в колледже искусств Сиденхама (теперь часть Большого Лондона). Там юный Лалик совершенствуется в графике и дизайне, а также вырабатывает уникальный натуралистический стиль, который станет особенностью его ювелирных творений.

Вернувшись в Париж в 1880 году, двадцатилетний Лалик завершил свое образование, изучая скульптуру, керамику, искусство эмалей, глазурей и живописи по стеклу Бернара Палисси. В то же время он создает эскизы для обоев и тканей по заказу родственника его родителей, работает внештатным дизайнером для нескольких известных ювелирных фирм: Jacta, Aucoc, Gariod, Hamelin, Destape, Cartier, Boucheron. Одновременно изготавливает ювелирные предметы для пополняющегося списка частных заказов.

1885 – 1900: ювелирный мастер

В 1885 г. он открыл свою первую студию на Гайон (Gaillon), в бывшей мастерской Жюля Дестапе. Именно в это время, обретя независимость, Лалик отходит от классической техники своих ранних работ и претворяет сюжеты, отвечающие стилю модерн, который только зарождался в Европе. Он начинает создавать женские украшения, где рядом с бриллиантами, в обрамлении цветного золота, эмалей появляются недорогие поделочные камни, слоновая кость, черепаховый панцирь, рог. Умело примененные, эти материалы лучшим образом передают фактуру растений и трехмерную перспективу за счет легких тональных переливов и богатства оттенков. Свободный в своем творчестве и фантазиях Лалик продолжает работать и для других ювелирных домов. Нагрудное украшение с изображением полета ласточек он создал для Boucheron именно в этот период. В 1887 году, Лалик перенес бизнес на Rue du Quatre-Septembre, недалеко от первой мастерской, а в следующем году зарегистрировал собственную марку «RL».

В 1889 г. на выставке в Парижском салоне дю Шан-де-Марс Лалик выставил коллекцию предметов, где в причудливой манере искусно переплелись драгоценные материалы с недорогими поделочными камнями, слоновой костью, черепаховым панцирем. Критики настроены были скептически. Но неординарная фантазия и виртуозное мастерство привлекли к художнику еще больше внимания, особенно людей творческих кругов.

Наконец, в 1890 г. на Рю Терезы в районе Opera Лалик приобрел для фирмы со штатом 20 человек, помещение под мастерскую и магазин. Год стал особым в творчестве мастера. С этого времени ювелир начал создавать сценические украшения для Сары Бернар, в большом количестве используя стекло. Великая актриса почитала и одновременно вдохновляла гениальность Рене.

Способность стекла ярко передавать цветовые нюансы, формы, объем завораживает, и Лалик начинает иногда включать его в драгоценных украшениях. До полного развития уникального стиля Lalique, когда стекло, с его фантастическими качествами станет неотъемлемым в изделиях, пройдет несколько лет.

В 1891 г. Рене изобрел и запатентовал «pâte de verre», что приблизительно переводится, как «стеклянная паста», уникальный способ для формирования стекла.

Ювелир изготавливает не только женские украшения, но экспериментирует с выражением формы именно для них. Насекомые и рептилии, придуманные для театральных украшений Бернар, присутствуют в других предметах. Наряду с прекрасными, словно живыми, цветами, в украшениях возникают изображения мха, корневищ, чертополоха, еловых лап, усеянных шишками, голых древесных ветвей.

В произведениях Рене появляются фигуры обнаженных женщин, которые были допустимы в живописи, скульптуре, интерьерном декоре, но ни в коем случае не в украшениях, предназначенных для женщин. Это было странно и неприлично. Изобретательность Лалика не принимала в расчет ни мнения критиков, ни общественных устоев. Как он сам говорил, стоит пробовать что-то новое и возмутительное, не игнорируя любые возможные идеи. Рассматривая гиперреалистичных насекомых и размер некоторых изделий мастера, невольно думаешь, что его вовсе не волновал вопрос, будет ли это вообще кто-нибудь носить. Он претворял неуемную фантазию в образы, неприемлемые ранее, заставляя публику с восторгом принимать каждый его шедевр. Все чаще художник использует приемы символизма, метаморфоз, мифологические сюжеты и персонажи. Многие украшения до сих пор заставляют задумываться над идеей и содержанием изображения. Прекрасные же линии нагих женских форм навсегда останутся во всех областях деятельности художника. Женщины и природа — так Лалик определит источник своего вдохновения, в 1925 году, дав интервью французскому искусствоведу Максимилиану Готье.

В 1895 г. Лалик вновь выставил свою коллекцию в художественном салоне du Champ-de-Mars, где впервые присутствовали украшения из рога. Собственно, рог, который использовал художник, был от индийских и южноамериканских буйволов и коров, поскольку имел более глубокие и разнообразные оттенки. Высочайшего мастерства ювелирные украшения больше напоминали живопись. Смелые, порой вызывающие сюжеты, необычайно тонкая, объемная, высокохудожественная работа, сочетание драгоценных и нетрадиционных материалов со стеклом вызвали восхищение посетителей. Критики отметили, что хоть предметы и прекрасны, но носить их можно на сцене, а не в повседневной жизни, чему доказательством служат украшения Бернар. Но публика решила иначе, популярность Лалика возрастает, ему подражают, а его неумолимый гений находится в постоянных поисках новых изобретений, приемов и техник. Он становится наиболее смелым и дерзким новатором в ювелирном искусстве рубежа XIX и XX веков. Продолжает работать для лучших ювелирных фирм и магазинов Парижа.

Ссылка на основную публикацию