Глянцевые журналы – польза или вред?

Какой вред наносят глянцевые журналы? Мнение историка моды Александра Васильева

Припомнить, какое количество статей о моде за всю свою жизнь я написал для глянцевых журналов, сегодня практически невозможно. Мой роман с глянцем начался с середины 1990-х годов, когда в России стало выходить русскоязычное издание знаменитого западного журнала мод – Harper’s Bazaar, куда я был приглашен в качестве колумниста его главным редактором Ариной Розовой. Так на протяжении нескольких лет я был парижским корреспондентом Harper’s Bazaar и ежемесячно публиковал в нем свои фельетоны под псевдонимом Халинка Дорсувна. Персонаж этот был вымышленным лишь отчасти, поскольку настоящая Халинка была долгие годы моей подругой и в свое время являлась настоящей звездой Folies Bergeres.

В то же время с появлением в Москве журнала Vogue его главный редактор, старинная подруга нашей семьи Алена Долецкая, пригласила меня на работу в это издание, для которого я написал ряд материалов. В течение полутора лет я был парижским корреспондентом Vogue, работа для которого меня очень многому научила. Теперь мои статьи печатаются в журналах Hello, «Gala Биография», Time Out, Interview, Elle и многих других.

Как человек знающий, могу признаться: появление на глянцевых страницах, а еще лучше на обложках помогает в работе, способствует росту карьеры и популярности. Мне лично глянец открыл немало дорог, многие меня узнали из телевидения, журналов. Именно поэтому сегодня глянцевые журналы зачастую продают свои обложки, особенно грешит этим региональный глянец. Во многих городах России считается очень престижным купить обложку в глянцевом журнале, что с удовольствием и делают местные владелицы бутиков, салонов красоты и просто жены местных бизнесменов.

Жертвы глянца – девочки от 13 лет и юноши от 16. Да-да, 10% читателей женского глянца – это юноши от 16 лет. Для одних содержание журналов о моде – это увлечение, для других – красивая картинка, отвечающая их представлениям о прекрасном, для третьих – смысл жизни. Едва ли я открою Америку, если скажу, что подавляющее большинство юношей с нетрадиционной сексуальной ориентацией знают о моде все и даже больше. Они знают наизусть все коллекции и могут по памяти определить авторство того или иного платья, только мельком взглянув на него. Более того, многие молодые люди безошибочно угадают косметическую марку только лишь по цвету лака или объему туши на ресницах!

A photo posted by Bryanboy (@bryanboycom) on Jun 23, 2015 at 6:50am PDT

Глянец – явление настолько манкое благодаря великолепным фотоработам лучших фотографов мира, что заставляет читательниц отождествлять себя с образами, которые они видят на страницах, формировать неправильные ориентиры. Однако помните, что глянцевый журнал – это не Библия, чтобы слепо следовать всем его заветам. Возьмем, к примеру, пресловутые стандарты женской красоты, навязанные глянцем. Требовать от женщины, чтобы она соответствовала параметрам 90–60–90, – это настоящий фашизм. У каждой своя фигура, нужно быть естественной. Но как же тут не появиться комплексу, когда в журналах сплошь худышки! Приведу пример одной моей студентки из Екатеринбурга, для которой любовь к глянцу переросла в зависимость – она скупала все возможные журналы пачками, они заменили ей книги. Ориентируясь на образы фотомоделей, девушка находила себя уродливой и толстой по сравнению с ними.

Приблизиться к идеалу можно, только соблюдая диету, – решила она. Результата поклонница глянца хотела моментального, поэтому решила не тратить время на фитнес и здоровое питание и вовсе перестала питаться. Кефир и яблоки составляли ее ежедневный рацион, ведь именно так, по мнению жертвы глянца, питаются модели! В итоге: у матери инфаркт, у отца седые волосы, а на весах цифра 22 кг. И это при росте в 168 см! Девушка выжила, однако качество жизни ухудшилось тотально: кожа испортилась, волосы вылезли, пропал иммунитет, что, конечно же, не приблизило ее к мечте украсить своим изображением обложку журнала Vogue или Elle.

По ходу своего повествования хочу также развеять миф о том, что с недавних пор модели plus size стали вытеснять с подиумов худышек.

Дизайнеры никогда не станут шить на моделей с корпулентными фигурами по одной простой причине: одежда на них плохо сидит. В идеале вещи нужно показывать на вешалке, которой и выступает андрогинная модель

Знаю, что в своем недавнем посте в «Инстаграме» на эту тему высказалась Ксения Собчак, за что получила в ответ тысячи возмущенных комментариев и пачки фотографий бельфамистых дам, несогласных с ее мнением. Ксюша выступила в свойственной ей резкой манере изложения, однако суть ее месседжа неоспорима: худоба – обязательное условие большого успеха в мире моды. А те модели plus size, чьи имена сегодня на слуху, начиная от Кристал Ренн, которая, как гармонь, то худеет, то снова поправляется, и заканчивая нашей Катей Жарковой, скорее являются исключениями, подтверждающими общее правило, и к миру моды отношения не имеют. Изменение же состава пищи, глютен и лактоза, не позволяют более дамам быть анорексичными, если они не отказываются вовсе от еды, отсюда – модели и одежда новых габаритов.

A post shared by Crystal Renn (@crystalball1111) on Jul 31, 2015 at 6:58am PDT

A photo posted by A S H L E Y G R A H A M (@theashleygraham) on Aug 10, 2015 at 7:19am PDT

Читательницы глянцевых журналов часто думают: то, что они видят на подиуме, есть руководство к действию. Только слепое следование моде не заменит вкус и стиль. Часто самые удивительные наряды оказываются неуместными. Почему-то некоторые женщины воспринимают любое место – от кухни до паспортного стола – в качестве подиума, где все должно быть праздничным и напоказ.

Девушки вчитываются в каждое слово, рассматривают как под микроскопом каждую фотографию – им кажется, что это и есть жизнь. На самом же деле глянцевые журналы – это пена на океане жизни. Ее глубин они не знают или не хотят знать

Модный глянец – это сосредоточие рекламы. А чтобы люди не думали, что покупают товарный каталог, туда внедряют несколько статей. Поэтому в модных журналах особенно читать нечего, да это и не их цель.

Глянец полезен тем, что дает ориентиры – как в мире моды, так и в области стиля. Многие у меня спрашивают, что сейчас модно. Вот тут-то журнал и придет на помощь, поведав вам о тенденциях, направлениях, актуальных цветах. Я с удовольствием их листаю! Бывают страницы – просто произведение искусства: мастерство фотографа, стилиста, дизайнера, парикмахера и самой модели. Стараюсь не пропускать фотосессии авторства Марио Тестино, Стивена Майзела, Марио Сорренти, чей авторитет в области fashion-съемки непререкаем.

Приобретая в киоске очередной глянцевый журнал, не стоит забывать о том, что главная цель глянца – заставить вас бежать в магазин. И журналы справляются с этим прекрасно! Ведь это реклама, которая помогает сделать жизнь веселее и ярче. Но не хуже, а может быть, и лучше это делают природа, выставки, музыка, театр, дети, домашние питомцы. Поэтому не стоит загораживать окно в мир стопкой даже самых замечательных журналов.

О пользе глянцевых журналов

Поделиться:

Родители были очень-очень молодыми и симпатичными. Правда, слегка встревоженными.

Ребенку на вид года два с половиной. Он крутил круглой, коротко стриженой головой, с лукавым любопытством поглядывал на меня и с явным вожделением — на большую машину-бетономешалку, стоящую на полке. На лбу у ребенка, ближе к правой стороне, имелась большая шишка.

— Как тебя зовут? — спросила я у ребенка.

— Денис Игоревич Страхов, — четко ответил малыш, грассируя на букве «р». — А машину можно?

— Можно, — улыбнулась я. — А где же это ты так стукнулся-то, Денис Игоревич? На горке упал?

Ребенок посмотрел на меня с недоумением и потянулся к машине.

— Он не падал, — поспешно сказала молодая мама. — Это как раз та проблема, с которой мы к вам пришли.

Я еще раз, внимательно, взглянула на шишку (Денис уже насыпал в бетономешалку желудей и теперь увлеченно выкручивал их оттуда). Шишка не была похожа на кисту и всякие другие страсти — явно травматическая природа.

— Дениса кто-то ударил? — спросила я, заранее проникаясь неприязнью к обидчику такого славного малыша. — В яслях? Дома? На площадке?

— Нет, он сам, — твердо произнес молодой папа и посмотрел на жену, взглядом оказывая ей поддержку. — Неоднократно.

— Так. — я быстренько прикидывала на Дениса все известные мне диагнозы, которые приводят к хронической аутоагрессии: аутизм, задержка развития, органическое поражение головного мозга, длительная сенсорная депривация, слепота, глухота. Ничего не подходило!

— Хорошо. Расскажите мне как, когда и в каких обстоятельствах это происходит. Как часто это бывает?

— Бьется головой об стену, — сказал папа, который явно не отличался болтливостью. — Раз в день. Или чаще.

Ситуация нравилась мне все меньше.

— Когда это началось? Что может вызвать такое поведение? Опишите какой-нибудь случай подробно, чтобы я могла себе представить.

Говоря все это, я лихорадочно листала тоненькую карточку Дениса, отыскивая вердикт невропатолога, ожидая от него чего-то совсем нехорошего. О чудо: невропатолог считал ребенка совершенно здоровым!

Мама начала свой рассказ. Через десять минут я с трудом сдерживала смех. Денис полз по ковру с деревянным грузовиком и вез кубики на стройку. Стройка была в углу под раковиной.

Несмотря на молодость, родители Дениса серьезно относились к вопросу рождения ребенка. Когда будущая мама забеременела, они стали читать соответствующую литературу и посещать соответствующие сайты в Интернете. Там обнаружилось много всего интересного. В киосках продавались красивые глянцевые журналы про кормление, уход и воспитание маленького ребенка. Они прочитали все, что нашли. Стали очень информированными и чувствовали себя готовыми к ответственному шагу.

Денис родился в срок — здоровым и крикливым. Отец работал, молодая мама воспитывала Дениса. Они все делали как надо. У них все получалось. Ура! Денис рос здоровым и хорошо развивался.

В одной статье, которой оба супруга уделили особое внимание (автор — некая Е.Мурашова, психолог), был подробно описан кризис «установления границ». Это когда ребенок пробует на прочность все «можно» и, главное, все «нельзя», которые выдают ему родители и другие близкие люди. «А что будет, если я нарушу запрет?» В статье было сказано, что, когда ребенок орет и падает на пол, пытаясь добиться своего, это чистейшей воды манипуляция. Не надо «вестись» на нее — и все будет нормально, ребенок усвоит границы и перейдет к следующему этапу развития. Главное: единая позиция всех воспитывающих ребенка людей.

Начало кризиса планировалось где-то на возраст полтора-два года. Родители ждали и внимательно приглядывались к Денису. Все произошло, как написано: приблизительно в этом возрасте Денис начал устраивать скандалы и перестал реагировать на обычные увещевания.

Мама и папа были готовы и выступили единым фронтом: хочешь — ори, но все будет так, как мы сказали.

Денис поорал пару месяцев, повалялся на ковре и быстро сообразил, что все это ни к чему не приводит. Потом — парень здоровый и агрессивный, с сильным типом нервной системы — попытался добиться своего прямой атакой. Пару раз ударил маму, поднял руку на отца. Литература не понадобилась, реакция молодого папы была жесткой и лаконичной: не будешь тут руками махать, а чтобы на мать наехать — не смей и думать! Денис заметался: ну неужели никак не удастся «подвинуть границы» у этих психологически начитанных родителей?!

Читайте также:  Красный цвет и оттенки красного

Креатив подвернулся неожиданно: видимо, случайно, в пылу борьбы за что-то ребенок стукнулся головой об стенку. Мама с папой недоуменно и с опаской взглянули друг на друга: это же опасно! Голова — тонкий инструмент. И главное: про «стучаться головой» в статье ничего не было написано! Вдруг это симптом чего-нибудь ужасного?!

Денис получил требуемое. И мигом — сообразительный детеныш! — усвоил урок.

Теперь, когда Денису что-нибудь запрещают или не дают, он, не говоря дурного слова и даже не убирая с лица дружелюбной улыбки, идет к ближайшей стене и со всего размаху бьется об нее своей круглой башкой. Болевой порог у таких детей (крупных, здоровых, с сильной нервной системой), как правило, высокий, поэтому стук от этого удара идет по всей квартире. Испуганные родственники, естественно, уступают.

Интересно, подумала я, знают ли они, что автор той самой статьи, психолог Е. Мурашова – это как раз я и есть?

— Мы все понимаем, — удрученно закончила свой рассказ мама Дениса. — Он нас построил и пользуется. Но что же теперь делать-то? Голова все-таки. И шишка.

— Ребята! — с бодрой убежденностью в голосе сказала я. — Ваш ребенок стучится головой об стену раз в день или чаще. Это решительно не дело. Конечно, мозг маленького ребенка эволюционно повышенно устойчив к ударам, он как бы немного плавает в некоей жидкости. Но все равно — это безобразие надо прекращать. Ваш ребенок сильный и хорошо развит интеллектуально. Вы ему говорите: «Мы разгадали твою уловку. Ты стучишься головой, чтобы получить вот эту штучку. Этого не будет. Ты можешь постучаться, но штучку не получишь.» Он, конечно, попробует — раз, другой, третий. А потом сообразит — и вы избавитесь от этой шишки!

— Правда? — робко улыбнулась мама. — Вы уверены, что это. ну, так и будет? Это. бывает, чтобы головой? Где-то написано?

­«Не знают!» — поняла я и решительно подтвердила:

— Конечно, бывает! Есть такая специальная. кхе-кхе. статья! В специальном журнале, для врачей. Там про это написано. А вы все сделаете, как я сказала, и зайдете ко мне. ну, через две недели.

— Ой, спасибо! — обрадовалась мама. — Я немного успокоилась теперь. И думаю, что он и вправду поймет, он же у нас умный. Деничка, убирай игрушки. Мы пойдем пока.

Через две недели молодые родители не пришли. Я позвонила им домой. Мама долго смущенно извинялась и благодарила: шишка у Дениса почти исчезла, головой он больше не бьется, но пробует противно ныть — научился у двоюродной сестры Леночки.

— Но про нытье мы читали! — отрапортовала мама. — Это у нас не пройдет! Спасибо вам, вы нам так помогли!

— Ну, в конце концов, это немного и моя вина была. — пробормотала я себе под нос, положив трубку. — Это же я ту статью написала. Могла бы и про голову упомянуть.

Чем опасны глянцевые журналы

Сегодня я хочу поговорить с вами про глянцевые журналы, которых сейчас великое множество. В нашей стране так долго существовали только газеты и плохо иллюстрированные журналы, что едва возникнув, глянец просто околдовал людей и заставил думать, что жизнь изменится после того, как они попадут на его страницы. Я как человек знающий могу вам сказать: конечно, это помогает в работе. Мне тоже глянец открыл очень много дорог, многие меня узнали из телевидения и журналов. Вот поэтому сегодня многие журналы и продают свои обложки – считается очень престижным купить обложку в глянцевом журнале. Есть журналы первого эшелона – Vogue, L’Officiel, Harper’s Bazaar, Elle, есть второй эшелон, и есть глянец третьего звена – он, конечно, менее значителен. Часто большие журналы (а я долгое время работал и в Vogue, и в Harper’s Bazaar, поэтому знаю) конкурируют между собой. Если они начинают выбирать себе какого-то героя, то хотят эксклюзива. Но так не бывает: если персонаж действительно очень популярен, то он будет во всех журналах, причем часто одновременно. У нас в России глянцевые издания к этому относятся довольно ревниво.

ПО ТЕМЕ

Что общего у Плющенко и Бекхэма

Как не опозориться на красной дорожке

Как вести себя в приличном обществе

Кто одевает Светлану Медведеву

Изначально глянцевые журналы были черно-белыми и матово-глянцевыми. Многие иллюстрации были рисованными, и именно это позволяло сохранить удивительную эстетику. Но в 30-х годах прошлого века в полиграфию пришел цвет и заставил такие журналы, как Vogue, Harper’s Bazaar, ввести цветовые решения. Довольно сильно повлияли на нашу эстетику и прибалтийские глянцевые журналы. Посмотрите, например, обложку “Лилит” и обложку японского Vogue – на белом фоне похожие женщины. Причем мода на обложках не играет никакой роли, фотографируют просто красавицу, как правило. Эта красавица обязательно должна быть с хорошими волосами, с узнаваемым лицом – это очень важный фактор для приобретения журнала, потому что люди приобретают не просто модель, а лицо, которое они видели много раз в журналах, на ТВ, в Интернете. Это очень важно. Жертвы глянца – девочки от 13 лет и юноши от 16. Да-да, 10% читателей женского глянца – это юноши. Все юноши нетрадиционной ориентации читают глянцевые журналы и знают о моде гораздо больше, чем девчонки, которые носят сумочки и шпильки. Они знают наизусть все коллекции и всегда все могут оценить. Это меня удивляет, потому что сам я могу узнать только самое главное, а по деталям – цвету лака или объему туши – определить фирму не смогу. Но не стоит забывать, что глянцевые журналы – это только поверхность. Глубины настоящей жизни они не знают и не хотят знать. Они созданы только для одного – продавать бренды. Это просто реклама, много рекламы, а чтобы люди не подумали, что покупают каталог, надо вставить несколько статей. Поэтому в журналах часто нечего читать, да это и не цель. Своими великолепными фотоработами и прекрасным стилизмом журнал заставляет читательниц отождествлять себя с образами, которые они видят на страницах. Однако помните, что это все-таки не Библия. Читательницы часто думают, что то, что они видят на подиуме, есть рецепт к действию. Поэтому неудивительно, что Москва сегодня такой модный город. В каждом интервью у меня спрашивают: “Скажите, а мы достаточно модно одеваемся?” Не модно, а супермодно. Моднее, чем в Москве, нигде не одеваются. Просто часто это бывает бесстильно. Часто самые удивительные наряды не попадают в ритм жизни, потому что женщинам кажется, что подиум – это любое место от кухни и до паспортного стола и все должно быть праздничным и подиумным. Поэтому девушки вчитываются в каждую букву, рассматривают каждую фотографию – им кажется, что это и есть жизнь. И многие страдают. Глянец полезен в том, что дает ориентиры – и в мире моды, и в области стиля. Многие у меня спрашивают, что сейчас модно. Да купите журнал! Откройте его. Там очень хорошо объяснены тенденции, направления, цвета. Журналы надо читать, я с удовольствием их листаю – иногда потрясающий стайлинг, иногда очень необычные фотографии и очень красивые модели. Бывают страницы – просто произведение искусства: мастерство фотографа, стилиста, дизайнера, гримера, парикмахера и самой модели. При всем при этом то, о чем там говорят, делите на 8, потому что все-таки главная цель глянца – заставить вас бежать в магазин. И журналы справляются с этим прекрасно. Ведь это реклама, которая помогает сделать жизнь веселее и ярче, но то же самое может сделать природа, выставка, музей, концерт музыки, дети, домашние животные. Есть масса возможностей набраться хорошего настроения и радости, поэтому не стоит окружать себя стопкой замечательных, но тяжелых журналов.

О пользе глянцевых журналов

Родители были очень молодыми и симпатичными. Правда, слегка встревоженными.

Ребенку на вид исполнилось года два с половиной. Он крутил круглой, коротко стриженной головой, с лукавым любопытством поглядывал на меня и с явным вожделением — на большую машину-бетономешалку, стоящую на полке. На лбу у ребенка, ближе к правой стороне, имелась большая шишка.

— Как тебя зовут? — спросила я у ребенка.

— Денис Игоревич Страхов, — четко ответил малыш, грассируя на букве «р». — А машину можно?

— Можно, — улыбнулась я. — А где же это ты так стукнулся-то, Денис Игоревич? На горке упал?

Ребенок посмотрел на меня с недоумением и потянулся к машине.

— Он не падал, — поспешно сказала молодая мама. — Это как раз та проблема, с которой мы к вам пришли.

Я еще раз, внимательно, взглянула на шишку (Денис уже насыпал в бетономешалку желудей и теперь увлеченно выкручивал их оттуда). Шишка не была похожа на кисту и всякие другие страсти — явно травматическая природа.

— Дениса кто-то ударил? — спросила я, заранее проникаясь неприязнью к обидчику такого славного малыша. — В яслях? Дома? На площадке?

— Нет, он сам, — твердо произнес молодой папа и посмотрел на жену, взглядом оказывая ей поддержку. — Неоднократно.

— Так… — я быстренько прикидывала на Дениса все известные мне диагнозы, которые приводят к хронической аутоагрессии: аутизм, задержка развития, органическое поражение головного мозга, длительная сенсорная депривация, слепота, глухота… Ничего не подходило!

— Хорошо. Расскажите мне как, когда и в каких обстоятельствах это происходит. Как часто это бывает?

— Бьется головой об стену, — сказал папа, который явно не отличался болтливостью. — Раз в день. Или чаще.

Ситуация нравилась мне все меньше.

— Когда это началось? Что может вызвать такое поведение? Опишите какой-нибудь случай подробно, чтобы я могла себе представить…

Говоря все это, я лихорадочно листала тоненькую карточку Дениса, отыскивая и рассматривая вердикт невропатолога, ожидая от него чего-то совсем нехорошего. О чудо: невропатолог считал ребенка совершенно здоровым!

— Говорите вы! — я невоспитанно ткнула пальцем в маму Дениса.

Мама начала свой рассказ. Через десять минут я с трудом сдерживала смех. Денис полз по ковру с деревянным грузовиком и вез кубики на стройку. Стройка была в углу под раковиной.

Несмотря на молодость, родители Дениса серьезно относились к вопросу рождения ребенка. Когда будущая мама забеременела, они стали читать соответствующую литературу и посещать соответствующие сайты в Интернете. В Интернете нашлось много всего интересного. В киосках продавались красивые глянцевые журналы про кормление, уход и воспитание маленького ребенка. Они прочитали все, что нашли. Стали очень информированными и чувствовали себя готовыми к ответственному шагу.

Денис родился в срок — здоровым и крикливым. Бабушки старались помочь, но они обе тоже были молодыми и еще работали. Молодой дедушка скрывал от своих друзей, что у него есть внук. Отец работал, молодая мама воспитывала Дениса. Когда папа приходил домой, он подменял супругу, чтобы она могла отдохнуть и даже сходить в гости к подружкам. Она предпочла бы остаться дома с любимой семьей или сходить куда-нибудь вдвоем (оставив Дениса на пару часов с бабушкой), но муж настаивал: в одном из журналов было написано, что такие походы к подружкам нужны молодой маме для сохранения семейной гармонии.

Читайте также:  Профессия визажиста плюсы и минусы

Они все делали как надо. У них все получалось. Ура! Денис рос здоровым и хорошо развивался.

В одной статье, которой оба супруга уделили особое внимание (автор — некая Е. Мурашова, психолог), был подробно описан кризис «установления границ». Это когда ребенок пробует на прочность все «можно» и, главное, все «нельзя», которые выдают ему родители и другие близкие люди. «А что будет, если я нарушу запрет?» В статье было сказано, что когда ребенок орет и падает на пол, пытаясь добиться своего, это — чистейшей воды манипуляция. Не надо «вестись» на нее — и все будет нормально, ребенок усвоит границы и перейдет к следующему этапу развития. Главное: единая позиция всех воспитывающих ребенка людей.

Начало кризиса планировалось где-то на возраст полтора-два года. Родители ждали и внимательно приглядывались к Денису. Все произошло как написано: приблизительно в этом возрасте Денис начал устраивать скандалы и перестал реагировать на обычные увещевания.

Мама и папа были готовы и выступили единым фронтом: хочешь — ори, но все будет так, как мы сказали.

Денис поорал пару месяцев, повалялся на ковре и в коридоре и быстро сообразил, что все это ни к чему не приводит. Потом — парень сильный и агрессивный, с сильным типом нервной системы (в отца!) — попытался добиться своего прямой атакой. Пару раз ударил маму, поднял руку на отца. Литература не понадобилась, реакция молодого папы была жесткой и лаконичной: не будешь тут руками махать, а чтобы на мать наехать — не смей и думать! Денис заметался: ну неужели никак не удастся «подвинуть границы»?

«Креатив» подвернулся неожиданно: видимо, случайно, в пылу борьбы за что-то ребенок стукнулся головой об стенку. Мама с папой недоуменно и с опаской взглянули друг на друга: это же опасно! Голова — тонкий инструмент… И главное: про «стучаться головой» в статье ничего не было написано! Вдруг это симптом чего-нибудь ужасного?!

Денис получил требуемое. И мигом — сообразительный детеныш! — усвоил урок.

Теперь, когда Денису что-нибудь запрещают или не дают, он, не говоря дурного слова и даже не убирая с лица дружелюбной улыбки, идет к ближайшей стене и со всего размаху бьется об нее своей круглой башкой. Болевой порог у таких детей (крупных, здоровых, с сильной нервной системой), как правило, высокий, поэтому стук от этого удара идет по всей квартире. Испуганные родственники, естественно, уступают…

Интересно, — подумала я, взглянув на адрес на карточке (семья по прописке относилась к нашей поликлинике). — Знают ли они, что автор той самой статьи, психолог Е. Мурашова — это как раз я и есть?

— Мы все понимаем, — удрученно закончила свой рассказ мама Дениса. — Он нас построил и пользуется. Но что же теперь делать-то? Голова все-таки… И шишка… Нас даже на улице бабушки спрашивают.

— Ребята! — с бодрой убежденностью в голосе сказала я. — Ваш ребенок стучится головой об стену раз в день или чаще. Это — решительно не дело. Конечно, мозг маленького ребенка эволюционно повышенно устойчив к ударам, он как бы немного плавает в некоей жидкости. Но все равно — это безобразие надо прекращать. Ваш ребенок сильный и хорошо развит интеллектуально. Вы ему говорите: «Мы разгадали твою уловку. Ты стучишься головой, чтобы получить вот эту коробочку. Этого не будет. Ты можешь постучаться, но коробочку не получишь».

Он, конечно, попробует — раз, другой, третий… А потом сообразит — и вы избавитесь от этой шишки!

— Правда? — робко улыбнулась мама. — Вы уверены, что это… ну, так и будет? Это… бывает, чтобы головой? Где-то написано?

Не знают! — поняла я и решительно сказала:

— Конечно, бывает! Есть такая специальная… кхе-кхе… статья! В специальном журнале, для врачей. Там про это написано… А вы все сделаете, как я сказала, и зайдете ко мне… ну, через две недели.

— Ой, спасибо! — обрадовалась мама. — Я немного успокоилась теперь. И думаю, что он и вправду поймет, он же у нас умный… Деничка, убирай игрушки. Мы пойдем пока…

Папа с любовью обнял молодую жену за плечи. Денис поставил бетономешалку на место, помахал мне рукой и сунул свою ладошку в мамину руку.

Через две недели молодые родители не пришли. Я позвонила им домой. Мама долго смущенно извинялась и благодарила: шишка у Дениса почти исчезла, головой он больше не бьется, но пробует противно ныть — научился у двоюродной сестры Леночки.

— Но про нытье мы читали! — отрапортовала мама. — Это у нас не пройдет! Спасибо вам, вы нам так помогли!

Ну, в конце концов, это немного и моя вина, — пробормотала я себе под нос, положив трубку. — Это же я ту статью написала… могла бы и про голову упомянуть.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 10310 – | 7967 – или читать все.

Глянцевый яд

Глянцевые журналы — их читают миллионы женщин, они задают стандарты поведения, потребления и даже любви, они дарят призрак «красивой жизни». Несмотря на внешнюю «аполитичность» и отстранённость от экономики, гламурные издания прочно вмонтированы в структуру современного «общества потребления».

Наступает обеденный перерыв и моя коллега Катя разворачивает номер «Cosmopolitan». С прошлой недели она на диете, сбрасывает лишние три кило, потому не идет с нами в кафешку, а погружается в любимый журнал.

Другие коллеги, конечно, своевременное питание на журналы не меняют, но и они возьмутся за свое чтение: кто вечером за «ELLE» под монотонное гудение дежурного телесериала, кто на выходных за «Glamour», а кто-то в автобусе или, качая коляску на детской площадке, даже за православную «Славянку». Последних, впрочем, немного как в моем отделе, так и в целом по стране. Зато женщин, читающих глянец, целая армия.

Косвенное представление о нашем количестве (да-да, я тоже до недавнего времени читала «Cosmopolitan») можно получить, оценив тиражи популярнейших изданий. Например, «Glamour» – до 700 тысяч, «Лиза» – до 650 тысяч. Журналов, продающих более 100 тысяч экземпляров в месяц, существует несколько десятков. Каждый выпуск пролистает, как правило, не одна женщина. Делимся ими с подругами, сестрами и т. п. Плюс ко всему, многие из глянцевых изданий имеют свои интернет-порталы, которые также собирают обширную аудиторию. Значит, можно сделать вывод, что общая аудитория – десятки миллионов женщин.

Каждое женское издание ориентировано на определенный по возрасту и социальному статусу сегмент этой аудитории. В целом, их можно разделить на следующие категории: журналы для девушек 16 – 18 лет(пример – «Yes»); для девушек-работниц невысокого класса 18 – 30 лет (пример – «Hello!»); для высшего слоя обслуживающего персонала (типа стилистов и т. п.), «офисных» девушек, девушек среднего класса и бизнес-девушек 18 – 30 лет (пример – «Лиза»); для женщин-работниц невысокого класса за 30 лет (пример – «Все для женщины», «Караван историй» и «Тайны звезд»); для высшего слоя, «офисных» женщин, женщин среднего класса и бизнес-леди за 30 лет (пример – «Glamour»).

Есть, конечно, и те, что не вписываются в указанные рамки. Например, «Cosmopolitan» пытается охватить аудиторию от студенток до состоявшихся предпринимательниц, а ElleGirl фактически рассчитан на возраст от 14 до 17 лет. Плюс ко всему, существуют журналы вроде Vogue, рассчитанные на элиту, но читаемые простыми офисными работницами, которые таким образом хотят приблизиться к «небожителям». Они даже пытаются, вылезая вон из кожи, соответствовать «стандартам высшего класса», покупая в кредит сумочку за 50 тысяч рублей или куртку за 150 тысяч.

Кроме того, у каждого журнала есть круг поклонниц, выходящий за основные возрастные рамки. Моя мама и в 45 читает «Лизу», а племянница-школьница с подругами – взрослый «Glamour».

Общепринято считать, что в гламурных редакциях потакают вкусам читательниц и не проводят в своих материалах определенной идеологической линии. В самом деле, какая может быть линия в неглубоких статьях о тряпках и помадах? Такая точка зрения верна лишь отчасти. Легкое женское чтиво на самом деле несет тяжелый заряд идеологии.

На страницах «Cosmopolitan» довольно часто можно встретить утверждение, что с момента прихода журнала в Россию (в 1994 году) редакция ставила своей целью насаждение среди женщин «нового» (т. е. «западного») стиля жизни и цивилизованных (т. е. «западных») стандартов потребления. Все это подается под соусом социальной эмансипации и сексуального раскрепощения женщины. В знаменитой формуле «дети, кухня, церковь» место кухни занимает ресторан, а церкви – модный бутик. Дети в формуле остаются, но при этом превращаются в такой же предмет потребления как кофе или такой же атрибут красивой жизни как дорогой купальник.

Возьмем для примера августовский номер «Cosmopolitan».

На обложке перечислены главные темы: «Почему секс по утрам лучше зарядки», «Время носить платья», «Что мешает тебе найти пару», «Звезды изменят твою жизнь» и т. п. Как видим вопросы, волнующие читательниц «глянцевого журнала № 1», мало отличаются от затронутых в жёлтых газетках по 10 рублей штука.

А как же социальная эмансипация женщины?

Она присутствует в разделе «Карьера и деньги» и его темах «Карьерный рост быстро», «Совместный бюджет» и «Не говори так начальнице». Итак, социальная эмансипация по версии «Cosmopolitan» заключается в угождении начальству ради карьерного роста. Заработанные же таким образом деньги нужно потратить на товары и услуги, рекламируемые все тем же самым журналом.

Справедливости ради надо отметить, что «Cosmopolitan» и подобные ему пропагандируют именно самостоятельный заработок женщиной денег и в качестве идеала транслируют в сознание образ бизнес-леди. Эмансипация, согласно их установкам, в конечном итоге должна означать самостоятельную интеграцию женщины в буржуазную элиту (а не через постель богатого «папика»). Тот факт, что большинство женщин по законам капиталистической экономики всё равно останется в армии наемного труда независимо от исполнения советов всех этих журналов, глянец игнорирует.

А что там о сексуальном раскрепощении?

В разделе «Любовь и секс» встречаем темы: «О чем я никогда не расскажу любимому» и «Как вернуть страсть». Собственно половое раскрепощение там понимается в первую очередь как свобода делать что угодно. Хочешь – меняй партнеров раз в месяц или чаще, хочешь – строй отношения честно и надолго, а хочешь – изменяй. Однако о сексе говорят, не затрагивая эмоциональную основу, а вернее пропагандируя вполне определенный на него взгляд, где ключевыми словами стали «комфорт» и «собственность». Отношения должны быть комфортными – вот лейтмотив «любовных» советов глянца. И они должны быть статусными, т. е. красиво выглядеть со стороны. Глянцевая любовь – это любовь напоказ, любовь, вписанная в жесткие рамки принятых стандартов. Да, это новые стандарты, но они от этого не становятся менее жесткими. В одном из таких журналов мне как-то попалась статья, в которой рассказывалось, что появление на светском мероприятии без кавалера для современной девушки недопустимо. Тут же давались советы как найти мужчину на вечер вплоть до рекомендации нанять красивого накачанного парня в специальном агентстве, где дополнительно предоставят ему престижный автомобиль, дорогой костюм и соответствующие аксессуары. То-то все обзавидуются твоему «жизненному успеху»!

Читайте также:  Serge Lutens Louve – аромат Волчица

Мужчина в глянце рассматривается трояко.

В первом случае он выступает в качестве способного обеспечить красивую жизнь спонсора. Во втором – как средство удовлетворения сексуальных желаний. В третьем – становится мерилом для сравнения жизненных успехов.

Мужчина-спонсор – образ, тиражируемый журналами для наименее обеспеченных. История Золушки и принца занимает видное место в сюжетах отечественных сериалов, а журналы дополняют ее, вбрасывая в сознание время от времени истории «реальных» Золушек. Самым ярким подобным образом был в свое время образ британской принцессы Дианы, вокруг которой сложился целый культ. Почитав про Золушек и насладившись картинками красивой жизни разнообразных «звезд», миллионы российских женщин поутру идут на работу приносить прибыль российскому бизнесу. Сотни же тысяч отправляются на поиски своего олигарха, оказываясь в большинстве случаев на панели или – гораздо реже – в роли игрушки длинной очереди «папиков».

Еще одним популярным образом стал образ сексуального любовника для измен. Пропаганда адюльтера ведется косвенно и ненавязчиво в публикациях с заголовками типа «Как разнообразить свой секс». Зачастую подобные рубрики ведут любительницы секса без обязательств вроде незабвенной Даши из «Cosmopolitan». При этом плавно обходится вопрос: зачем жить с мужчиной во лжи? Не честнее ли уйти и вести свободную половую жизнь раз она так нравится? Ответ подразумевается сам собой: по соображениям экономического характера. Еще Фридрих Энгельс отмечал, что адюльтер – неизбежный спутник буржуазного брака, основанного на отношениях собственности. Показательно, что современные глянцевые журналы в принципе с ним согласны.

Наконец, мужчина выступает в качестве постоянного мерила женских успехов, в первую очередь – в бизнесе. Она открыла предприятие в традиционно мужской сфере, ура! Как обойти мужчин в карьерной гонке, если работаешь в мужской профессии? Подобные темы регулярно обсуждаются в женских изданиях. Парадоксально, но факт: авторы ставят профессиональную жизнь женщины в зависимость от бесконечного соревнования с мужчинами.

Впрочем, что это мы всё о мужчинах?

Глянец формирует и стандарты взаимоотношений между женщинами.

Собственно, в читательницах культивируется желание «конкурировать» и с лицами своего пола. Выглядеть лучше, чем подруга/знакомая/простая прохожая, готовить вкуснее, чем она, заниматься сексом изощрённее. И, конечно, обладать более статусным мужиком (см. выше). Всё это является отражением реалий современного капиталистического общества, где сама навязываемая масс-медиа культура разъединяет людей.

В гламурной прессе любят публиковать письма читательниц о том, как изменилась их жизнь благодаря той или иной статье. Конечно, тысячи российских женщин изменили свою жизнь «к лучшему» благодаря советам глянцевых журналов. Одна смогла стать красивее, другая поправила здоровье, третья преуспела в карьере. Отрицать подобные факты невозможно. Однако, это «лучшее» по большей части свелось к расширению возможностей по скупке барахла, к смене курортов на более престижные, к заключению выгодного брака и т. п.

В то же время миллионы одурманенных женщин нисколько не улучшили, а наоборот ухудшили свою судьбу в погоне за ускользающим призраком красивой жизни. Одна набрала неподъемных кредитов ради новых вещей, другая продала себя, третья погубила свое здоровье, пытаясь подогнать свое тело под стандарты очередной кинодивы. И все они продолжают жить в разваливающихся домах, платить огромные деньги за несуществующий капремонт, их дети лишаются права на образование, а родители – последних пенсионных прав и льгот. Об этом редакции «глянца» молчат. Способы приготовления курицы, макияж и амурные похождения поп-идолов – вот актуальные темы и сегодня, и 10 лет назад, и 20, и 30.

Но какая этому может быть альтернатива? Что можно противопоставить «глянцевому яду»?

В первую очередь необходимо показать вредность пропагандируемого «глянцем» образа. Множество диет, не учитывающих индивидуальные особенности девушек и женщин и рекомендуемых к использованию без консультации врача и должной диагностики. Подгон всех под единые стандарты красоты 90x60x90, навязывание тряпок и прочего, создание культа вещей. Провоцирование постоянной конкуренции девушек и женщин, воспитание зависти и возникающая из всего этого обозлённость. Всё это – попытка прикрыть внутреннюю пустоту внешним лоском. Но эта пустота неизбежно берёт своё и после внимания советов всего этого «глянца» остаются миллионы несчастных людей. Все эти издания вообще занимаются скорее рекламой чем просвещением.

Далее, должен быть чётко обозначен другой путь, дающий возможность каждой раскрыть себя. Раскрыть в первую очередь внутренне. Вместо тотальной пропаганды пустого образа жизни, направленного лишь на создание внешне привлекательного образа, – пропаганда саморазвития (внешняя же привлекательность к этому сама собой приложится). Вместо индивидуализма и звериной конкурентной борьбы с себе подобными – здоровый коллективизм и солидарность. И самое главное – донести самую суть и коренные причины неблагополучного положения как большинства женщин, так и вообще большинства людей, лежащие в основах капиталистического общества. Есть общие проблемы – на работе, на улице, дома. Дискриминация, насилие, унижения и т.д. Всему этому должна быть противопоставлена общая борьба. Как идейная, так и практическая. И борьба совместная с мужчинами, ведь они бывают угнетены не меньше.

Предлагаем также ознакомиться с видеообзорами проекта Научи хорошему

Какие идеи продвигает журнал Maxim?

Чему учит журнал Psychologies?

Что нам приносит интернет – пользу, знания или вред?

Компьютерная зависимость? Разве может быть такое? Ну, табакокурение, алкоголизм и наркомания – это понятно: асоциальные зависимости, под которые попадают люди с девиантным, асоциальным поведением. Но при чем тут компьютер, который имеется едва ли не в каждой российской семье? Вроде бы все так хорошо, так благопристойно: дети занимаются интересным делом, интеллектуальным трудом, а не встречаются где-то на улице с сомнительной компанией, не пьют в подворотнях. Почему же Всемирная ассоциация здравоохранения причислила компьютерную игровую зависимость к разряду тяжелых заболеваний? И сейчас специалисты говорят о том, что существует своеобразный синдром отказа от наркотиков, потому что компьютерная виртуальная реальность является тем же самым наркотиком.

Припомните, как несколько лет назад мы оказались в «плену» игровых автоматов, наводнивших улицы наших городов и затянувших в свои сети не только взрослых, но и школьников и подростков. Не успели оглянуться, как игровые автоматы стали главными «субъектами» в жизни многих людей, диктующими им свои законы и правила…

И если в последнее время бум игровых автоматов несколько поутих, в полной мере заявил о себе интернет. О том, что дает нам интернет – пользу, знания или вред, наш разговор сегодня с Марией Владимировной Полухиной, кандидатом социологических наук, доцентом, социологом социально-психологической службы УГПУ-УПИ, которая в последнее время большое внимание в своей работе уделяет компьютерной зависимости современной молодежи.

– Мы делаем все, чтобы не отдать нашу молодежь на растерзание хищной системе потребления. И это возможно. Ребятам необходимо не только давать определенные знания, но и придавать нужное направление движению их ума, их социального направления.

Западные идеологи вкладывают миллионы долларов, чтобы завладеть умами и душами наших детей, и прежде всего студентов. Потому что студенчество – это возраст, который предполагает развитие мощной социальной энергии и преобразования общества. И молодым людям, чтобы состояться как личностям, нужны очень высокие социальные планки.

По сути дела «уход» молодых людей в компьютерные игры и паутину интернета, в виртуальную зависимость несет за собой утрату смысла жизни, духовной высоты, любви.

Недавно мы провели среди своих студентов социологический опрос с целью выяснения проблем, на которые более всего обращают сегодня внимание молодые люди. Во-первых, это анализ детской и подростковой литературы и того предложения, который есть сегодня на информационном рынке.

– И каковы результаты этого анализа?

– Очень неутешительные. На сегодняшний день средства массовой информации предлагают на 99 % издания для детей, навязанные обществом потребления. В наших киосках, где продается печатная продукция, практически отсутствуют журналы, содержащие тематику для интеллектуального и духовного развития детей.

Или возьмем толстые глянцевые журналы для девочек-подростков и молодых женщин – публикации о роли женщины как основы семьи отсутствуют в этих журналах полностью: практически нет статей, связанных с главными функциями женщины – матери и хранительницы домашнего очага. Героинями публикаций становятся в основном актрисы и топ-модели, женщины, успешно занимающиеся бизнесом или спортом… Вот они-то и становятся кумирами для наших младших сестер, дочерей и внучек.

Второе крупное исследование, проведенное нашей социально-психологической службой, связано с проникновением интернета на современное российское пространство. Если посмотреть имеющиеся на сегодняшний день научные и научно-популярные работы по данной теме, то можно увидеть в них анализ только позитивных моментов.

Наверное, и не нужно говорить, что интернет – это очень плохо. С точки зрения достижений научно-технического прогресса – это необходимость, современная реальность, от которой никуда не деться. Но за видимыми позитивными моментами скрывается очень много опасностей. И если мы не будем знать их и говорить об этом как подрастающему поколению, так и людям других возрастных групп, то мы не будем готовы противостоять этому.

– В чем же заключаются достоинства и опасности интернета?

– Если плюсы – это ускорение различных процессов, быстрая и качественная связь, это источник получения информации. Опасность же в том, что это в первую очередь хороший инструмент для манипуляции различными возрастными группами, прежде всего молодежью. Мы знаем по последним социологическим исследованиям, что на сегодняшний день в интернете «сидит» 25 % населения Российской Федерации, из них 38 % – это молодое поколение, и через интернет идет манипулирование молодежным сознанием.

Вторая опасность, которую несет интернет, это уничтожение антропологически значимых социальных практик.

– Что здесь имеется в виду?

– «Заразившить» интернетом, люди отходят от непосредственного общения, контактов между собой, теряя навыки человеческих взаимоотношений, определенные сферы общения, где они могут сопереживать друг другу, испытывать симпатию, любить, понимать, видеть глаза человека.

И третья опасность, о которой можно говорить в связи с широким распространением интернета, – конечно же, времяпрепровождение молодежи, сфера досуга и распространение различной, очень часто негативной и агрессивной, информации.

Подводя итоги разговора, нужно еще раз подчеркнуть: интернет представляет опасность как инструмент информационного манипулирования нашим созданием, который наносит психический и физиологический вред здоровью нации.

Особо отмечу, что данное исследование, которое включает в себя несколько этапов, только-только начато. И если на сегодняшний день, с точки зрения объективных данных, можно говорить о наличии такого рода опасностей, то по результатам следующих этапов этого исследования мы сможем точно сказать, каковы масштабы развития этих опасностей на информационной войне в нашем городе.

В принципе, есть место, где мы можем приложить свои силы. Нельзя думать, что все уже потеряно и проиграно. Потому что опыт нашей работы показывает: души молодых людей еще не уничтожены, и они еще могут откликаться на все лучшее и чистое. Главное, чтобы они поняли: игровые автоматы, компьютерные игры, интернет – это не безобидные развлечения, а опасная страсть.

В интернете надолго «зависают» люди самого разного социального положения, образования, национальности, возраста. Но если у старших сохранилась хотя бы какая-то внутренняя защита, удерживающая до поры до времени от окончательного падения в грязь, то дети и подростки лишены этого иммунитета и принимают всю льющуюся на них информацию за чистую монету. Так что «думайте сами, решайте сами – иметь или не иметь» в своем доме интернет.

Ссылка на основную публикацию