История о том, как Восток и Ислам влияют на моду

Мода в Исламе: смысл и последствия

При входе в нашу мечеть людей, спешащих на джума-намаз или пришедших для выполнения иных богоугодных дел, встречают рекламные баннеры. Красавицы-мусульманки очаровывают глаз своей сказочной прелестью и призывают купить платки, платье к никяху, сделать причёску к другим торжественным мероприятиям. Причём если год назад таких баннеров было два, то сейчас уже пять. Думается, в скором будущем всё пространство вокруг дома Аллаха будет заставлено билбордами с красавицами.

Автор никоим образом не собирается кого-то критиковать, разоблачать и осуждать как причастных к аморальным действиям. Девушки во все времена стремились быть красивыми, чтобы удачно выйти замуж, родить здоровых душой и телом детей от трудолюбивого и заботливого мужа. Макияж, красивый платок и платье служат будущим невестам именно для достижения вполне угодных Аллаху дел. Ибо все мусульмане помнят призыв создавать здоровые семьи и воспитывать больше детей, чтобы Пророк Мухаммад ﷺ мог выделиться их количеством в своей умме перед другими Посланниками Аллаха (мир ему).

И если стремление девушек используется предпринимателями, то, наверное, в этом ничего предосудительного нет. Мы живём в мире бизнеса и конкуренции, и если мастера изготавливают радующие глаз произведения, украшающие невест, то, думается, это дело, угодное Всевышнему.

Дело в другом. И смысл тревоги автора выражается в известном хадисе Пророка Мухаммада ﷺ . От Абу Хурайры (да будет доволен им Аллах) передаётся, что Посланник Аллаха ﷺ сказал:

صنفان من أهل النار لم أرهما، قوم معهم سياط كأذناب البقر يضربون بها الناس، ونساء كاسيات عاريات مميلات مائلات، رءوسهن كأسنمة البخت المائلة، لا يدخلن الجنة، ولا يجدن ريحها، وإن ريحها ليوجد من مسيرة كذا وكذ

«Я до сих пор не видел два вида адских мучеников. Это люди, которые держат в руках плети, похожие на коровьи хвосты, и бьют ими людей; а также одетые, но в то же время обнажённые женщины, которые призывают к обнажению других и клонятся в стороны во время ходьбы, а их головы похожи на покачивающиеся верблюжьи горбы. Они не попадут в Рай и даже не почувствуют его благоухания, несмотря на то, что оно будет ощущаться на таком-то расстоянии». (Муслим)

Автор просит прощения у всех, кому не нравится сюжет этой статьи. Однако нельзя не заметить тревожную тенденцию превращения моды в опасное явление. Излишнее увлечение внешней красотой может способствовать формированию опасной мысли: «Я хочу, и я могу!». Желаю создать сногсшибательную прическу – создам; могу сделать потрясающий макияж – сделаю. В итоге может зародиться уверенность в своих возможностях и мысль: «Я хочу высокообразованного благополучного жениха: с роскошной машиной, просторной квартирой, высоким доходом, верного только мне!»

В этом, на первый взгляд вполне нормальном стремлении наших девчат есть очень опасная тенденция – начало пути к греху. В их рассуждениях нет места Аллаху, они стремятся сделать всё сами, своими силами. Если будущая невеста всё может совершать сама, то Всевышний ей уже не нужен (прости Аллах и упаси!). А такая тенденция есть источник всех последующих греховных действий: отказ от выполнения норм ибады и адаба.

Вторая опасность чрезмерного увлечения внешней красотой выражена в божественном афоризме: «…одетые, но в то же время обнажённые». По нашему мнению, в хадисе речь идёт не только о покрытии харама девушек по канонам шариата.

Пророк Аллаха ﷺ здесь ведёт речь также об «одеянии и обнажённости души». То есть если девушка оделась вызывающе красиво, забыв завет Всевышнего «Не преступайте!», то она душевно обнажена. Это означает, что внешне она одета, однако одновременно нагая, ибо душа её готова отдаться не только законному суженому, но и мысленно совершить зина.

Нет сомнений в том, что если она не перейдёт грань дозволенности и не совершит греховное действие на практике, Аллах её не осудит. Речь идёт о том, что наши сёстры ходят по «острию ножа». Любая её неосторожная мысль, намёк, слово молодого человека могут привести к падению безгрешной души в пропасть ада (упаси нас Аллах от этого!).

Стремление девушек понравиться будущему мужу, даже посредством макияжа, который будет смыт, прекрасных платков и платьев, которые будут сняты после торжеств – дело богоугодное, ибо мы живём в этом мире и должны следовать Его воле. А это означает, что мы можем лишь следовать предопределёнными путями Аллаха и никак иначе.

Происходит только то, что назначено Им, и все наши мысли о том, что мы можем САМИ что-либо делать – это начало безверия (упаси нас Аллах от этого!). Поэтому, если наши прекрасные сёстры думают, что применение таких-то красок для волос, помады для губ и так далее поможет им познакомиться с «принцем на белом коне», то они ошибаются.

Да, все эти средства им действительно помогут, но только с соизволения Всевышнего. Поэтому, применяя те или иные средства для красоты, наши сёстры, да и мы все, не имеем права ни на мгновение забыть абсолютность власти Аллаха. Всевышний в Коране нам даёт конкретное наставление:

وَعِبَادُ الرَّحْمَٰنِ الَّذِينَ يَمْشُونَ عَلَى الْأَرْضِ هَوْنًا وَإِذَا خَاطَبَهُمُ الْجَاهِلُونَ قَالُوا سَلَامًا

(смысл): «А праведные рабы Милостивого Аллаха, которых Он любит – это те, которые ходят по земле смиренно, спокойно, без высокомерия, и когда к ним обращаются невежды (желая задеть их), они отвечают “Салям” – словами, в которых нет греха». (сура «Аль-Фуркан»: 63).

Смирение перед Аллахом есть смысл Ислама как одной из монотеистических религий. Оно выражается в том, что мусульманин каждое мгновение помнит о том, что в этом мире всё заранее определено Всевышним. Однако он же знает, что Аллах представляет каждой личности возможность своими силами «ковать» свою судьбу в соответствии с Его предопределением. Поэтому, ещё раз обращаем внимание на то, что наши девчата имеют полное право использовать косметику и услуги швей для того, чтобы в прекрасном виде встретить своего суженого.

И при этом никогда не следует забывать 37 аят суры «Аль-Исра»:

وَلَا تَمْشِ فِي الْأَرْضِ مَرَحًا ۖ إِنَّكَ لَنْ تَخْرِقَ الْأَرْضَ وَلَنْ تَبْلُغَ الْجِبَالَ طُولًا

(смысл): «И не ходи по земле высокомерно, воистину, ты не сможешь расщепить землю и достичь гор своей высотой» (сура «Аль-Исра», аят 37)

Таким образом, никогда не следует забывать простую истину верующих в Аллаха людей: «Все браки совершаются на небесах». У девушки нет оснований для гордости, если она оделась в платье от модной фирмы и сделала потрясающую причёску у знаменитого в городе парикмахера. Кого ты встретишь, кто будет твоим суженым – уже давно определено Всевышним. Твои модные одеяния, макияж и причёска могут приблизить процесс встречи с будущим мужем; однако они же могут и отдалить чудесный момент никяха. Всё известно только Аллаху.

Если кто-то озабочен поиском самого модного мастера причёсок и самого продвинутого бренда платка, то на помощь мы призовём 26 аят суры «Аль-А‘раф»:

يَا بَنِي آدَمَ قَدْ أَنزَلْنَا عَلَيْكُمْ لِبَاسًا يُوَارِي سَوْءَاتِكُمْ وَرِيشًا وَلِبَاسُ التَّقْوَىَ ذَلِكَ خَيْرٌ ذَلِكَ مِنْ آيَاتِ اللّهِ لَعَلَّهُمْ يَذَّكَّرُون

(смысл): «О потомки Адама! Мы ниспослали вам (людям) одеяния, которые прикрывают вашу наготу, и наряды, которые украшают вас, но одеяние богобоязненности [испытывать боязнь наказания Аллаха] лучше. Это знамение Аллаха, чтобы вы вняли увещеваниям [получили пользу от этого]». («Аль-А‘раф», аят 26)

Вот оно – ключевое слово для всех девушек во все времена «… одеяние богобоязненности…» Не модели Версаче, Зайцева или другого прославленного диктатора мод помогут нашим девушкам встретить своего суженого. Необходимо отметить, что они также имеют право на существование, так как мы пока живем в материальном мире, подчиняясь божественным законам, и стремление к внешней красоте – дело богоугодное.

Однако окончательное решение вопроса об избраннике принадлежит Аллаху, поэтому нет ничего выше и лучше, чем ОДЕЯНИЕ БОГОБОЯЗНЕЕНОСТИ. Это касается наших девушек и нас, братьев, ибо нет ничего более богоугодного в нашей жизни, чем поклонение Всевышнему и вручение своей души и тела Аллаху.

Понравилась статья? Будем благодарны за репост!

СтильМода на ислам:
Как Восток облачил нас в «скромную одежду»

Как восточные мотивы влияют на мировые подиумы

Текст: Вера Рейнер

Книгу «Поколение М: Молодые мусульмане меняют мир» Шелина Джанмохамед, вице-президент рекламного агентства Ogilvy Noor, решила написать в ответ всей прежней литературе об исламе. Молодые мусульмане, с её слов, устали от грустных историй об «укутанных женщинах со склонёнными головами, похищенных и проданных», или о людях, которые едут через пустыню на верблюдах. «Мы делаем обычные вещи, как и все остальные вокруг, и нам есть что рассказать», — уверена Шелина. Политическое и культурное значение этого тезиса очевидно, а с некоторых пор он стал и полноценной фэшн-концепцией.

Даже гендерная амбивалентность, которая стала модной темой номер один около двух лет назад, может быть связана с влиянием исламской одежды

Те, кого Джанмохамед называет «поколением М», — мусульмане-миллениалы, рождённые за последние тридцать лет, которых помимо возраста объединяет уверенность в том, что их вера и современная жизнь «должны идти рука об руку, и между ними нет никакого противоречия». Они хотят нести свою религию с гордостью, но также и быть частью общества, окружающего их. Таких — соблюдающих традиции, образованных, путешествующих «граждан мира» — среди нынешних мусульман, даже переступивших возрастную границу, отделяющую миллениалов от немиллениалов, всё больше. Что не перечёркивает параллельного существования традиционалистов, но уже оказывает влияние на современный модный рынок. Согласно отчёту, в 2014 году на одежду и обувь мусульмане потратили 230 миллиардов долларов, что уже составляло 11 процентов от всего мирового потребления в этой категории, а к 2020-му эта цифра, по прогнозам, увеличится до 327 миллиардов. И учитывая то, что ислам — одна из самых активно растущих религий с самым низким средним возрастом последователей (24 года), сомневаться в этом не приходится.

При этом потребление для «новых мусульман» остаётся частью идентичности. Они хотят покупать не просто символы роскоши или красивые вещи с узнаваемыми логотипами, но продукты, соответствующие их верованиям, «когда уверены, что те помогут им стать лучшими мусульманами». И модные бренды активно в эту игру вливаются. Первой стала команда DKNY, выпустившая капсульную коллекцию к Рамадану. За ними с той же инициативой подтянулись Uniqlo, Mango и Tommy Hilfiger. Dolce & Gabbana подготовили для мусульманских стран отдельную линейку абай со своими фирменными «сицилийскими» принтами.

Буркини — купальные костюмы, закрывающие тело от лодыжек до головы, ставшие предметом множества споров во Франции — начали продавать в Marks & Spencer. Uniqlo недавно выпустили отдельную линию «скромной одежды» — это уже не капсула, а постоянная категория в их ассортименте. А Nike разработали специальные хиджабы для занятий спортом. Даже небольшие локальные бренды, за которыми не стоит маркетинговый отдел, зорко следящий за запросами общества, регулярно обращаются к теме ислама — вспомнить хотя бы недавнюю коллекцию нашего дизайнера Асии Бареевой.

Фэшн-аналитики говорят о заметном влиянии Востока на мировые подиумы и о modest wear как о новом содержательном тренде: цитаты обнаруживают и в многослойности, и в ансамбле платьев и брюк, и высоком вороте, и в принципиальной закрытости тела. Но многочисленные маленькие марки modest wear и даже ответвления больших брендов — история всё же пока нишевая, отдельная от генеральной линии. Выраженного эстетического и смыслового движения в сторону «скромной моды» по канонам ислама в современной индустрии моды ещё нет. Хотя и привычки, и вкусы, и эстетика мусульманского мира проникают в культуру на разных уровнях. Мир сегодня — это большой плавильный котёл, где представители самых разных культур, мигранты и коренные жители живут бок о бок, и вместе с каждым вновь прибывшим в мегаполис прибывает и багаж его национальных традиций, от поведенческих норм до деталей костюма.

Общий портрет любого города складывается из образов всех живущих в нём людей — а в трендбуки и сами коллекции дизайнеров все тренды попадают из наблюдения за жизнью и стилем улиц. Поэтому, например, Кристоф Лемэр говорит, что образы из весенне-летней мужской коллекции — платья-рубахи с брюками, куртки с карманами поверх городских костюмов — подсмотрел у пожилых арабов, живущих в Бельвиле, а тюрбаны и их вариации давно стали довольно общим моментом и в европейской моде, хотя пришли в неё когда-то с Востока. Иногда влияния эти очевидны, иногда — совсем нет. Даже гендерная амбивалентность, которая стала модной темой номер один около двух лет назад, может быть связана с влиянием исламской одежды.

Читайте также:  Детские сумочки, рюкзаки для девочек фото

«Это получается бессознательно, — рассказывает Анзор Канкулов, редакционный директор Numéro Russia и руководитель программы «Мода» в Школе дизайна НИУ ВШЭ. — Ты просто живёшь, видишь эмигрантов, которые живут рядом с тобой. В теме, которая европейцами переосмыслена как гендерно амбивалентная мода, как я думаю, велика роль как раз этнических влияний. Но они просто не были так осмыслены. Грубо говоря, когда тебе предлагают надеть очень длинную рубаху без воротника, легинсы и кроссовки, ты выглядишь ровно как гость из Катара. Тебя можно будет „считать“ как гея из Марэ, а можно — как арабского принца».

Именно призывы сорвать паранджи с девушек Востока, приведя в соответствие с современными западными нормами, составляли до недавнего времени суть отношений западного мира — в том числе и моды — с восточным

Ещё один довод в пользу того, что современный стритвир сложился под влиянием мусульманской культуры, — то, что стритвир в нынешнем понимании, сильно замешанный на криминале, спорте и музыке, вырос из афроамериканских сообществ. Многие из их членов в XX веке, ещё во времена активной борьбы за свои права, проходили через инициацию как раз исламом. В истории прошлого столетия был Мохаммед Али, были, хотя сегодня эти моменты вспоминаются редко и с неохотой, «Нация ислама» и «Чёрные пантеры» — антирасистские группировки, быстро превратившиеся в националистские. Ислам был их основной религией, в противовес христианству, навязанному, как говорили их лидеры, темнокожим американцам в годы рабства богатыми белыми плантаторами. И его принятие, отказ от религии угнетателей, было важным этапом в жизни многих афроамериканцев. Тупак Шакур, икона и в музыке, и в стиле, тоже был членом «Чёрных пантер», и исламское влияние отчётливо читается в его образе — в манере носить арафатки, даже в способе брить бороду.

Мир сейчас — впервые за, кажется, всю историю его существования — сконцентрирован вокруг «женских» вопросов. Именно их обсуждения становятся главными темами современной социальной повестки. Западные же мужчины, к такому невниманию к себе не привыкшие и растерянные «посягательством» на свои властные, сильные позиции, пришли к кризису самоидентификации. О том, что значит мужественность в современном мире, рассуждают много, но единого ответа и, главное, готового образа, какой всегда был раньше, сегодня нет. Оказавшись выброшенными из чётко выстроенной системы «должен» и «должна», западные мужчины начинают искать готовые образцы в других культурах, где расстановки функций по гендеру ещё всё так же сильны.

«Очень огрублённо говоря, — объясняет Анзор Канкулов, — европейские мужчины чувствуют себя слабыми. Именно поэтому стала такой выраженной волна увлечённости всем постсоветским — „постсоветский“ как раз равен „брутальному“. И арабские мужчины западным видятся так же: происходит заимствование более сильного, более традиционного типажа маскулинности. При этом в обществах, где очень чёткие гендерные модели, как раз в их рамках позволительны некоторые эксперименты. Они не оспаривают суть. То есть даже если накрасишься, подведёшь, скажем, глаза, то это ничего — ты же по-мужски красишься».

В женской моде, однако, всё несколько по-другому. Поскольку в «женских» вопросах восточная культура входит в выраженный конфликт с западной, любые прямые заимствования исключены. Девушки Востока, в отличие от мужчин, воспринимаются не как сильные ролевые модели, а как жертвы, требующие спасения. «Я всегда верил, что дизайнер должен делать женщин красивыми и давать им свободу, а не вставать на сторону насильственной диктатуры, этого отвратительного способа прятать женщин, — говорит, например, Пьер Берже. — То, что женщин заставляют одеваться так мужья, семьи и их окружение, не значит, что вы должны поддерживать этот путь. Наоборот, вы должны учить их раздеваться, бунтовать, жить так, как живут сегодняшние женщины во всём мире».

Именно призывы сорвать паранджи с девушек Востока, «освободить» их, приведя в соответствие с современными западными нормами, хотя и не так буквально высказанные, составляли до недавнего времени суть отношений западного мира — в том числе и моды — с восточным. Разговор этот ведётся с позиций колониального доминирования, в котором есть единственный правильный подход, западный.

Того, что уже есть, уже интегрировано и практически перестало в моде считываться как заимствованное, сегодня довольно много. Это и те же силуэты, о которых шла речь в части о мужской моде, и некоторые бьюти-тенденции — как Insta-макияж со сверхбровями или замысловатыми смоки-айз. Даже набирающий популярность женский образ тела с более пышными, плавными формами, в духе Ким Кардашьян, — в некотором смысле идеал гурии, восточной красавицы, образ которой для мужчин-европейцев собрал, сделав героиней их «гаремных фантазий», художник по костюмам Леон Бакст. Даже первый прообраз современных женских брюк, блумеры, вдохновлён был турецкими одеждами: он появился как альтернатива корсетам и кринолинам, то есть как предмет одежды, предназначенный как раз для «освобождения», но женщин Запада. Главными же предметами преткновения остаются по-прежнему накидки, вуали, шарфы, интерпретируемые как религиозные символы. Именно они, а не прикрытые руки, ноги и собранные волосы вселяют беспокойство в среднего европейца.

Расшатываются сегодня не только гендерные нормы, но и всё строение мира. И западный мир чувствует эту турбулентность: к 2050 году, по прогнозам, количество мусульман в мире должно сравняться с количеством христиан. А следовательно, и позиции западной культуры как доминирующей сегодня не так сильны, как раньше. Европейцев пугают мигранты, пугает перспектива исламизации общества и пугает террористическая угроза, неразрывно связанная в массовом сознании с радикальным исламизмом. Страх перед неясной угрозой часто вызывает в европейском обществе очень радикальную реакцию.

«Срывать паранджи» начинают буквально: всё больше историй о том, как на девушек нападают на улицах, срывая с них хиджабы. Или как после запрета буркини и вуалей на пляжах женщин-мусульманок окружают полицейские, едва ли не силой заставляя раздеваться. В эти моменты западное стремление к свободе становится уже инструментом угнетения, которого женщины ислама никак не заслуживают ещё и со стороны своих рьяных «освободителей».

Шелина Джанмохамед, описывая своё «поколение М» посвящает книгу «своим девочкам». «Потому что вы можете делать всё что угодно», то есть быть кем угодно, следовать собственным мечтам, не пытаясь вписаться в рамки, которые представляются им со стороны Востока или Запада. И если считать задачей моды «освобождение» женщин, то вместо того, чтобы навязывать кому-то собственное представление о свободе, стоит прислушаться к словам самого поколения М: хиджабы, буркини и прочее позволяют в традициях собственной религии прожить ту жизнь, какой они захотят. Заниматься спортом, наукой, творчеством — и в этом смысле, конечно, освобождают. Те молодые мусульмане, которые обращаются к индустрии моды сейчас, не радикальные исламисты, пришедшие к власти в Иране в 1979-м и светское государство превратившие в мрачное царство несвободы. Поэтому поводов ожидать, что к 2050 году наш мир превратится в его масштабированное подобие, а исламская «скромность» превратится в закон, практически нет.

Культуры продолжают смешиваться, мир продолжает меняться, и в местах слияния разных культур расцветают причудливые и завораживающие истории. О молчаливой вампирше в абайе, рассекающей по ночному городу на скейте, как в фильме «Girl Walks Home Alone At Night». О тусовщиках-кочевниках, танцующих в пустыне под «Bad Girls» M.I.A. О супергероинях в ярких, хотя и «скромных» одеждах, спасающих мир вместе с Человеком-Пауком и Капитаном Америкой. Под чёрными накидками или платками на головах зреет бунт — точно так же, как зреет он под кепками Supreme или шапками Гоши Рубчинского.

Фотографии: Nike, Uniqlo, Asiya Bareeva, Elie Saab

История о том, как Восток и Ислам влияют на моду

“МАЯК НА ПУТИ К ИСТИНЕ”

Модная арабская революция: как женщины повлияли на моду Востока

от Power · Май 26, 2018

За последние сто лет глобализация превратила многообразный и мультикультурный мир в относительно универсальный: если двести лет назад собственный костюм был не только у каждого народа, но порой и в каждом отдельно взятом регионе, то теперь эти различия сгладились. Мы уже рассказывали о еврейском костюме, следующая история — о мусульманской одежде и моде.

Сила в скромности

Как и у евреев-ортодоксов, у правоверных мусульман дресс-код определяют прежде всего религиозные нормы. Их общие предписания в основном определяются категорией скромности и тем, какие части тела и насколько можно открывать окружающим. По общему правилу, скрывать следует аврат — предписанные религиозным законом (шариатом) части тела: мужчины — живот и ноги от пупка до колен, женщины — все тело, кроме овала лица и кистей рук. Только махрам (близкие родственники, с которыми невозможно заключение брака, — братья, отцы, сыновья) могут видеть женщину в менее плотно задрапированном виде.

Что характерно, Коран, как и Тора у евреев и Библия у христиан, не содержит жестких предписаний относительно аврата и вообще формы одежды, ограничиваясь предписанием женщинам удлинять одежды и закрывать грудь от мужчин, а мужчинам — «усмирять свои взоры». Дальнейшая детализация требований к одежде — дело уполномоченных толкователей Корана, муфтиев и кади, а также приложение общих тезисов священной книги к местным обычаям и условиям жизни мусульман конкретной страны и региона.

Мусульманским мужчинам, в отличие от еврейских, позволительно обнажать стопы и голени (закрывать следует ноги только выше колен), поэтому в некоторых регионах — там, где позволяет климат, они носят сандалии и короткие штаны. Последние, кстати, как и вообще укороченная мужская одежда, считается признаком смирения перед Аллахом; а длинные одеяния (то есть богатые, поскольку на них уходит больше ткани) — признак кичливости. Также у правоверных мусульман не принято чрезмерно украшать одежду. Женщины, напротив, носят длинную одежду (во всяком случае, верхнее платье должно закрывать бедра) и туфли, закрывающие пальцы ног.

Региональные и национальные различия особенно ярко проявляются в головных уборах. Это самая, пожалуй, броская и характерная деталь костюма, поэтому часто именно по головному убору можно определить, к какой общине и народности принадлежит его обладатель. Так, в Саудовской Аравии, Иордании и других регионах Ближнего Востока мужчины покрывают голову куфией (особым покрывалом), которую удерживает на голове двойной толстый шнур (икаль), названный по имени города Эль-Куфа, где зародился обычай ее носить.
В Иордании куфия и икаль не просто национальный костюм — это, в частности, неотъемлемая часть военной формы. Иорданские солдаты и офицеры закрепляют на икале кокарды, как это обычно делают на фуражках или кепи. В Омане куфию заматывают на манер тюрбана. Саудовские арабы носят белые куфии, иорданцы и египтяне — с вытканным контрастным узором (черным или красным), йеменцы — пестрые.
Мусульмане — представители тюркских народов (турки, татары, азербайджанцы) — носят небольшие шапочки, однотонные или украшенные вышивкой. У азербайджанцев такая шапочка, непременно на однотонной подкладке, называется арахчын, у татар — тубэтэй (расшитая золотой нитью шапка в форме усеченного у самого основания конуса), у турок — феска или тарбуш (темно-малинового цвета, формой похожая на тубэтэй, но выше и без украшений, кроме длинной черной кисти).


Особое значение для мусульман имеет чалма — длинная полоса ткани, которую обматывают вокруг головы. Носят ее только верующие, совершившие хадж (паломничество) в Мекку, к месту рождения пророка Мухаммеда. В паломничество мусульмане надевают ихрам — одеяние из двух белых несшитых полотнищ ткани (у женщин тоже есть особое одеяние для хаджа, более закрытое).

Модные и благочестивые

Когда речь идет о мусульманских женщинах, все кажется несколько более очевидным — хотя бы потому, что большинство мусульман, живущих в больших европейских городах, предпочитают носить европейскую одежду, а своим дочерям и женам предписывают одеваться в традиционное платье. Самый привычный наряд мусульманки, к которому уже привыкли жители Москвы и других российских городов, — хиджаб, или абайя. Это особым образом повязанные головные платки, оставляющие открытым лицо, но закрывающие волосы, а также длинное платье, закрывающее шею, руки до кистей и ноги до пят.

Читайте также:  Индивидуальность человека и стиль жизни общества


Более скромное одеяние — чадра (или чаршаф у турчанок): абайя с накидкой, которая может закрывать нижнюю часть лица или оставлять его открытым. Никаб закрывает и нижнюю часть лица, и фигуру от плеч — так, что невозможно различить линии груди и талии. Наконец, бурка, или паранджа, полностью закрывает женщину с головы до ног, как чехол, а для обзора остается лишь забранное темной сеткой «окошко».
Никаб и паранджу чаще всего носят женщины в тех странах, где законы шариата признаны в качестве государственных, прежде всего — в Саудовской Аравии. Мусульманки в европейских странах предпочитают почти символический, в сравнении с никабом, хиджаб светлых и даже ярких оттенков.
Некоторые прогрессивные девушки носят традиционный платок, а вместо платья в пол или длинной юбки и удлиненной блузы или кафтана надевают брюки или джинсы, а поверх них — сравнительно короткие платья или туники (однако обязательно закрывающие бедра и с длинными рукавами).

В гареме и вне его

Строго говоря, гаремов в понимании сказок «Тысячи и одной ночи» благочестивые современные мусульмане себе не позволяют. Верующий по закону шариата может заключить законный брак не более чем с четырьмя женщинами. Однако этим правом пользуются далеко не все: каждая из законных жен имеет право на равное содержание от мужа, его интимное внимание, подарки и заботу, поэтому многоженство обходится дорого.
Но даже если жена у главы семьи только одна, женская половина дома, скорее всего, будет довольно многолюдной. Там проживают все женщины семейства, от крошечных внучек до престарелых прабабушек, а также маленькие мальчики, чей нежный возраст позволяет им жить в окружении сестер, теток и женской прислуги. Не носить закрытую одежду можно дома в присутствии мужчин — близких родственников. Эти закрытые от посторонних глаз «оазисы» позволяют женщинам встречаться с родственницами и подругами и демонстировать им свою страсть к моде и трендовым европейским вещам, в том числе и не отвечающим нормам шариата о поведении во «внешнем мире».

Каждый праздник, памятная дата и даже выздоровление члена семьи после болезни становятся поводом для закрытой вечеринки родственников, во время которой арабские девушки (многие из них образованы, знают иностранные языки, водят машину — теперь это разрешено даже в Саудовской Аравии) демонстрируют новые платья и даже комбинезоны из коллекций ведущих модных домов, аксессуары, сумки и, конечно, драгоценности: если на публике мусульмане должны демонстрировать скромность, то дома можно блеснуть бриллиантами и изумрудами.
Согласно отчету State Of The Global Islamic Economy Report, в 2014 году на товары fashion-сегмента мусульмане потратили 230 миллиардов долларов. Эта цифра последовательно росла в 2015—2017 годах, а к 2020 году ожидается, что эта статья расходов приблизится к 330 миллиардам долларов, что составит около четверти мирового потребления: именно последователи ислама сейчас — самая «молодая» часть человечества, и их покупательская активность будет только расти.
Но социологи отмечают, что многие молодые мусульмане делают покупки, соответствующие их религиозным воззрениям (например, спортивный хиджаб и купальные костюмы-буркини), и производители одежды не могут не учитывать этого факта.

Особенности мусульманской одежды — как мужской, так и женской — и растущий потребительский спрос молодых последователей ислама вдохновляют совершенно внерелигиозных дизайнеров и крупные масс-маркетные концерны — как европейские, так и азиатские. Известные модные дома, такие как Dolce & Gabbana, представляют коллекции ярких нарядов, которые можно носить как хиджаб, а можно и просто носить — без исламских коннотаций. Туники и длинные широкие юбки продаются в масс-маркетных магазинах вроде Uniqlo, Marks & Spencer, Mango, и покупают их там не только мусульманки. Nike с успехом запустил линию спортивных хиджабов.

Стремление женщин красиво одеваться — хотя бы для самих себя и близких подруг (и, разумеется, мужа — при нем можно обнажить запретные части тела) — привело к тому, что даже в самых строгих по части нравственности арабских странах стали проводиться недели моды. Влиятельные fashionista арабского Ближнего Востока создали Arab Fashion Council, который пять лет назад провел первую Неделю моды в Дубае.

Усилиями чрезвычайно влиятельной в арабском мире принцессы Нуры бинт Фейсал Аль Сауд (почетного президента Arab Fashion Council) и благодаря тому, что к власти в Саудовской Аравии в 2017 году пришел прогрессивный монарх принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, это начинание распространилось и на Саудовскую Аравию.
Надо сказать, что Нура бинт Фейсал Аль Сауд, хотя и носит звание «почетного президента», в саудовском бизнесе и моде отнюдь не «свадебная генеральша». У нее очень серьезное и специфическое бизнес-образование: она окончила университет Риккио в Токио, имеет степень в MBA в области международного бизнеса с ориентацией на Японию. Принцесса — ассоциированный член Saudi Fast Growth 100, свободно говорит на английском, французском и японском языках и одевается с большим вкусом даже в тех случаях, когда появляется на публике (то есть с учетом всех требований шариата).
Весной 2018 года в Эр-Рияде прошла первая в стране Неделя моды. Наряду с модельерами и модными домами, работающими в рамках исламской традиции (например, домом Firdaws, основанным супругой Рамзана Кадырова), на Arab Fashion Week, свои коллекции представили и бренды, одежду которых сложно назвать по-мусульмански скромной.

Среди хедлайнеров мероприятия в Эр-Рияде, собравшего полторы тысячи гостей (мужчины на показы не допускались), были модельеры Роберто Кавалли (традиционно любимый на Ближнем Востоке благодаря своей ориентальной пышности), итальянец Антонио Маррас, Жан-Поль Готье и бренд Marchesa.
До недавнего времени это был один из самых популярных на Западе брендов вечерних платьев, но в последнее время его положение пошатнулось: марку возглавляет бывшая жена Харви Ванштейна Джорджина Чапман, и на волне сексуального скандала клиентура бренда поредела; легко понять желание компании восстановить положение за счет богатых арабок.
Кроме того, коллекции показали собственно саудовские модельеры и их коллеги из Ливана, Китая, Индонезии, ОАЭ, Польши. Приехала даже российская модельер Надежда Юсупова со своей именной маркой свадебных нарядов. В отличие от европейских недель моды, на показы которой допускаются все желающие, заполучившие пригласительный билет, на Arab Fashion Week в зрительный зал проходят только женщины. Таким образом, организаторы создали атмосферу гигантской «домашней вечеринки», где зрительницы одевались не в абайи и никабы, на свой собственный вкус: на других посмотреть и себя показать.
Единственным ограничением для участниц этого «пиршества моды» стал запрет на селфи: Саудовская Аравия смягчает свои нравственные требования, но к арабкам без абайи в соцсетях по-прежнему не готова.

Надо отметить, что коллекции, навеянные исламской одеждой, шьют и для мужчин — такой опыт был, например, у российского дизайнера Кирилла Гасилина и француза Кристофа Лемера. Гасилин вдохновлялся одеждой татар, а Лемер — пожилых алжирцев из района Бельвиль. Модные блогеры — и мусульмане, и христиане, и атеисты — используют элементы исламского костюма, прежде всего головные уборы, чтобы привлечь к себе внимание и продемонстрировать кто экстравагантность, кто приверженность традициям.
Конечно, в истории современной моды не обходилось и без провокаций вроде легендарного показа Хуссейна Чалаяна 1998 года, когда модели ходили по подиуму в коротких никабах с обнаженными ногами. Однако в основном к мусульманским традициям дизайнеры относятся тактично и с уважением.

Ислам

Вспоминайте об Аллахе и Он будет помнить о вас

Главное меню

Ислам сегодня

Пятничный намаз и его значимость

Пятничный намаз и его значимость « О те, которые уверовали! Ко.

На каком языке совершать намаз?

Поскольку мы уже писали о политических, исторических и культурных аспектах чт.

Зачем мы боимся смерти?

Отличительной чертой разумного человека является принятие мер ради страховки будущего. .

Школа ислама

Что говорил Иисус по поводу Рождества?

Праздничные хлопоты Рождественскаяелка-красавица недавно принесена с базара. Украшенная блестящимдождиком и новогодними иг.

Чор Бакр (XVI-XVIII века)

Некрополь Чор-Бакр (XVI-XVIII века) (Чор-Бакр) в селении Сумитан Бухарского района сложился на ос.

Время ислама

Молитва ускоряет процесс выздоровления

Молитва ускоряет процесс выздоровления И говорит вам Господь: «Взывайте ко Мне, и Я отвечу. Но .

Мусульманские имена

Аббас – хмурый, строгий, суровый Aвад – награда, вознаграждение Агиль – умный, понимающий, знающий Азер .

Авторизация

Последние статьи

Несмотря на то, что у нас светская республика, Ислам имеет большое влияние на общественное сознание. Будучи тесно связанным с моралью и культурными ценностями общества, он определяет наш быт, уклад жизни, склад ума Регламентируя различные стороны жизни, Ислам также четко определяет место и роль в ней девушки, в частности и то, каким должен быть ее внешний облик, т. е. открытыми могут быть только лицо и кисти рук.

Говоря о влиянии исламской религии на сознание женской половины населения республики, можно увидеть, что она делится на три категории.

Первая категория – это та часть женского населения, которая в глубине души, являясь, может быть, в какой-то степени и религиозной, не приемлет исламской формы одежды, так как для нее это чуждо, потому что в Дагестане девушка с древних времен хоть и обязана была одеваться прилично, но никогда полностью не закрывалась, как это принято в арабских странах.

В этой категории можно выделить небольшую ветвь, которую составляют девушки, желающие одеваться так, как положено по Исламу, но не могут на это решиться, боясь непонимания и косых взглядов со стороны соседей, знакомых, родственников.

Число девушек, составляющих вторую категорию, с каждым годом неуклонно растет.

Это те, кто, откровенно наплевав на все религиозные и моральные каноны, ходят, простите, полуголыми, потому что «так модно».

Конечно, тут все скажут, что Дагестан постепенно становится похожим на Бразилию из-за негативного влияния западной культуры.

Эта часть девушек является объектом пристального внимания и одной из любимых тем для обсуждения представителей старшего поколения нашей общественности.

Третью категорию составляют меньшинство.

Это искренне верующие, глубоко религиозные девушки, следующие всем нормам Ислама.

Нужно отметить, что лиц, одевающихся так, как положено мусульманкам, заметно становится все больше.

Параллельно с третьей категорией существует небольшая прослойка девушек, превративших ношение исламской одежды и совершение намаза в дань моде.

Дело в том, что, наряду с западной, влияние на наше общество стала оказывать и восточная культура.

Ничего в принципе плохого здесь нет, только вот эта прослойка следует этой культуре только потому, что такое поведение стало «популярным и модным», что является ярким проявлением человеческого лицемерия и бездушия.

А ведь в Исламе эти качества расцениваются как грех.

В нашей республике хотя религия и не навязывает свои нормы, но остается одним из главных способов позитивного влияния на молодые мозги, ведь многое из того, что она пропагандирует, соответствует высокой светской культуре.

При этом важно уточнить один момент.

Осуждая, к примеру, короткие юбки, религия не выступает против моды как таковой.

Сейчас есть дизайнеры, которые занимаются разработкой модной одежды специально для мусульманок.

Религия же выступает против того разрушительного и чуждого для нас, что прикрывается под поднятием моды.

Как одеваются мусульмане: история, традиции, современность

Одежда человека всегда являлась его визитной карточкой. Не зря говорят, что встречают по одёжке.

Каждый народ издавна имел свои традиционные одеяния. Некоторые народности мы даже узнаём только по нарядам, а не чертам лица, расовой принадлежности и иным признакам. Что же можно сказать о так называемых «этнических мусульманах»? Какие факторы влияют на стиль одежды мусульман?

1. Исламские каноны

В первую очередь, основным ориентиром для правоверных при подборе гардероба выступают шариатские предписания. В Коране и Благородной сунне достаточно чётко разъясняются требования к одежде мусульман и мусульманок. Главное условие – закрытие аурата (так называют части тела, запрещённые выставлять напоказ чужим людям). У мужчин это область от пупка до колен. У женщин – всё тело, кроме кистей рук и лица. Но это условие в разных мазхабах понимается по-разному. В ханафистком мазхабе женщина может открывать ноги до щиколоток, а в шафиитском – нет.

Одежда не должна облегать, показывая все изгибы тела и, тем более, быть прозрачной. В Саудовской Аравии мужчины носят белое, а женщины – чёрное. Если бы не сунна Пророка (с.г.в.), то и мужчины облачались бы в чёрное. Нигде в Коране не прописано, что это единственный цвет, который можно носить. Нет ограничений в цвете и расцветке ваших одеяний. Главное условие – соблюдение скромности. «Ядовитые» цвета всегда смотрятся вульгарно, что не свойственно для ислама, поэтому предпочтение отдаётся пастельным тонам, чтобы не привлекать к себе чрезмерное внимание.

Читайте также:  Исаак Зингер, машинка Зингер – история и фото

Нужно учитывать также местные обычаи и традиции, чтобы не выглядеть «белой вороной». Например, для Центральной Азии характерно ношение пёстрой одежды, и там чёрное платье (особенно никаб) будет выглядеть вызывающим и отталкивающим.

В одном из хадисов Посланник Аллаха (с.г.в.) говорит, что «женщина – это аурат» (передал Тирмизи). Исходя из этого, некоторые учёные считают, что всё тело женщины без исключения должно быть покрыто. Поэтому появилась практика ношения паранджи и никаба. Взять, к примеру, Афганистан или северную часть Пакистана. На урду даже слово женщина звучит как «аурат». Ношение никаба в Саудовской Аравии или Объединённых Арабских Эмиратах продиктовано не столько религиозной трактовкой хадисов и толкованием Корана, сколько климатическими особенностями.

2. Географическое положение

На формирование видов одеяний всегда влияют климатические условия, которые иногда очень удачно сочетаются с религиозными нормами. В зависимости от географического положения, погодных условий, разнообразия флоры и фауны, проявляются особенности в богатстве одежды. Для Аравийского полуострова и сухого жаркого климата Северной Африки свойственна очень простая однотонная одежда из льна. Для Средней и Центральной Азии, особенно территории Ирана и Индии – богатые узорами и пёстрой расцветки платья из различных тканей.

Вопрос никаба и паранджи, который многим не даёт покоя, так же связан с географическими условия. Для территории, где часто бывают песчаные бури, с целью защитить глаза, уши и нос от песчинок, не обгореть на солнце, как мужчины, так и женщины закрывали лица. Поэтому эта традиция арабов с приходом ислама стала частью культуры и стала ассоциироваться с исламом.

3. Традиции и обычаи

До принятия ислама многие народы исповедовали свои религии, которые наложили определённый отпечаток на сознание и образ жизни, символику. К тому же не обходилось без постоянных контактов с соседними государствами и народами, что, в свою очередь, ещё больше обогащало местную культуру. Так, например, мусульмане Индии одевают сари – традиционное платье девушек в индуизме. Однако это сари немного видоизменено в силу религиозных требований – закрыты руки и живот.

Когда халифат расширялся, то на него огромное влияние оказала персидская культура, поэтому одежда арабов не всегда была однотонной, у высших сословий и политических деятелей она была достаточно вычурной, богато украшенной узорами и вышивкой, угловатые узоры сменил растительный орнамент, пришедший из Персии и Индии.

Одежда современных мусульманок

В эпоху глобализации, когда народы теряют свою этническую идентичность, приобщаясь к мировой культуре и моде, трудно уже определить по одежде, к какой национальности относится человек. Тем не менее, три фактора, перечисленные выше, остаются в силе.

Арабский мир тяжело объединить в некий единый культурный пласт. Каждая страна имеет свои особенности. Если в Саудовской Аравии принято носить белое и чёрное, а женщины закрывают лица, то в ОАЭ женщина в никабе может открывать лицо, например, на работе, если того требует ситуация. В этой стране очень много послаблений. Причём многое зависит от эмирата и конкретной территории (туристическая эта зона или нет). В Египте и Алжире очень часто носят обтягивающие джинсы с туникой или короткой кофточкой, зато завязывают платок по всем правилам.

В Турции можно встретить как женщин в никабе, так и просто в хиджабе. Сейчас очень модно носить кеды с длинной юбкой. Обычно турчанки повязывают платок вперёд, делая небольшой козырёк. Это помогает защищать лицо от солнца. Есть в Турции и мусульманки, которые могут быть в платке, но одежда при этом имеет короткие рукава, шея открыта, есть небольшой вырез на груди у платья или блузки. И это считается нормой.

В Индии мусульманки одеваются почти так же, как и другие индианки. В основном, это шальвар камиз – платье из брюк и длинной туники с шарфом на шее – дупатой. Некоторые сёстры носят платье с короткими рукавами, а иные закрывают всё тело как положено. Характерной особенностью является яркость одежды и обязательные браслеты на руках. В некоторых частях Индии женщины носят чёрные никабы.

В Восточной Европе, например, Боснии, мусульманки предпочитают носить одежду пастельных тонов. В Западной Европе или Америке, где очень много мигрантов из арабских стран, одеяние мусульман очень разнообразно: от шаровар и «пакистанок» у мужчин – до обычной повседневной одежды или делового костюма. Женщины могут ходить как в чёрных широких платьях, так и в одежде с этнической атрибутикой или же современной одежде, только при этом быть в платке.

Мода по-мусульмански

Понятие моды есть не только в светском мире – мусульманки тоже стараются одеваться стильно и красиво, учитывая последние тренды. В последнее время появились даже блогеры красоты, или бьюти-блогеры, которые на своём примере учат закупаться в обычных магазинах так, чтобы одеваться согласно канонам ислама. Они выставляют свои фотографии и видео подборки в социальных сетях. При современных широких возможностях и большой аудитории интернет-пользователей, такие блогеры сами являются примером (иногда не самым лучшим ввиду разного отношения к пониманию аурата) для девушек по всему миру.

Помимо этого, существует очень много мусульманских дизайнеров не только за рубежом, но и в России, которые создают свои наряды. Некоторые учитывают национальные особенности мусульманских (зачастую тюркских) народов.

Рынок халяль-индустрии стал интересен и мировым домам моды, поэтому с недавних пор и они стали презентовать одежду для мусульманок.

Понравился материал? Отправь его братьям и сестрам по вере и получи саваб!

Мусульманская история европейской моды

Сегодня в Европе форма одежды мусульман многими воспринимается негативно. Националисты и либералы осуждают хиджаб, называя его признаком отсталости и угнетения, требуя от мусульман, мужчин и женщин, отказаться от национальных атрибутов одежды и следовать европейской моде.

При этом европейцы даже не подозревают, что многие элементы привычной для них одежды, их манера украшаться и ухаживать за собой пришли к ним с исламского Востока.

Пижама

Сегодня никто из нас не представляет себе полноценного сна без мягкой и уютной пижамы. Ночной костюм из просторных штанов и рубашки носят жители всех уголков земли.

А обязаны они этим изобретением индийским мусульманам.

Пижамы были завезены англичанами из Индии в начале XIX века. Слово «пижама» в переводе с персидского означает «одежда для ног», лёгкие свободные брюки на резинке. В Индии пижаму и курту – длинную рубашку – носили мусульмане, как мужчины, так и женщины.

В книге Хобсона Джобсона «Словарь созвучных англо-индийских слов и выражений» 1886 года слово «пижама» описывается так: «Одежда, носимая разными слоями населения в Индии, в основном магометанами обоих полов».

В начале XIX века такая одежда стала популярна в Англии как одежда для сна и под британским влиянием распространилась по всей Европе, а затем и по всему миру.

Куртка

Как и пижама, куртка пришла к нам из Южной Азии. В Индии, Пакистане и Бангладеш словом «курта» называют длинную рубашку без воротника, которую обычно носят со штанами.

Очевидно, что в климатических условиях России носить рубашку можно не так уж долго, поэтому курта стала шиться из плотной ткани и превратилась в привычную для нас куртку, без которой мы сегодня не представляем свою жизнь в холодное время года.

Кофта

Под куртку мы, конечно же, надеваем кофту. Кофты появились в нашем гардеробе благодаря туркам.

Русское слово «кофта» происходит от тюркского слова «кафтан».

Кафтаны, распашная мужская одежда длиною ниже колен, были популярны в Османской империи начиная с XIV века и оттуда пришли в Россию. В нашей стране кафтаны носились мужчинами до начала XX столетия, а после революции 1917 года эволюционировали в кофту, универсальную трикотажную одежду для обоих полов.

Хлопок

Современную моду невозможно представить себе без хлопка. Это, пожалуй, самая востребованная недорогая ткань, охлаждающая в жару и согревающая в холод, из нее шьют одежду, постельное белье, домашний текстиль.

Хлопок, как и многие другие ткани, в Европу завезли мусульманские купцы в раннем Средневековье.

Английское слово cotton происходит от арабского qutn, что означает «хлопок».

Примечательно, что хлопок был чисто импортным товаром. Европейцы не имели ни малейшего представления о том, как его получают.

Англичанин Джон Мандевиль в своих записях от 1350 года делал удивительные предположения: «Там растёт дерево, из ветвей которого рождаются маленькие овечки. Эти ветви такие гибкие, что они склоняются вниз, давая возможность овечкам питаться, когда они голодны».

Временная татуировка

Ещё одним новшеством, пришедшим в Европу с Востока, стали временные татуировки. Западные модницы наносят на тело рисунки хной, как альтернативу постоянным тату.

Искусство росписи тела хной – мехенди – появилось в Индии, Аравии, Пакистане много веков назад. Восточные красавицы украшали тело растительными орнаментами и узорами, потому что изображение живых существ в Исламе запрещено.

В Средние века ни в Европе, ни в России не пользовались духами.

Церковь осуждала любое ублажение плоти. Мода на благовония была принесена в Европу крестоносцами с мусульманского Востока. А из Европы пришла и в Россию.

Следуя примеру Пророка (мир ему и благословение), арабы щедро умащали себя ароматами. Посланник Аллаха (мир ему и благословение) говорил: «Поистине, Аллах сделал моё удовольствие в женщинах и в благовониях, а радостью для глаз моих сделал молитву» (аль-Хаким, ан-Насаи, Ахмад).

Арабский химик аль-Кинди написал в IX столетии написал «Книгу химии духов и дистилляции». Она содержит более ста рецептов ароматных масел, бальзамов и ароматических вод. Кроме того, книга описывает 107 методов и рецептов для создания духов и оборудование для производства парфюмерии, например перегонного куба алембик, который всё ещё носит древнее арабское название.

Персидский врач и химик Абу Али ибн Сина проводил процесс извлечения масел из цветов посредством дистилляции, процедуры, которая используется и сегодня. Экспериментируя с получением масла розы, ибн Сина изобрёл розовую воду, которая приобрела всемирную популярность.

Сначала все благовония в Европе были привозными. Первое парфюмерное производство появилось только в XIV веке в Венгрии, непосредственно соседствовавшей с Османской империей и получившей оттуда рецепты и технологии.

Окрашивание волос

Мода на окраску волос пришла в Европу от мусульман Северной Африки.

Из хадисов мы узнаём, что современники Пророка (мир ему и благословение) уже окрашивали волосы в разные цвета.

Джазма, жена Башира бин Хасасия, рассказала: «Я видела Пророка (мир ему и благословение) выходящим из дома. Он отряхивал волосы от воды после купания. И цвет хны был хорошо виден на его голове» (ат-Тирмизи).

Когда в день завоевания Мекки Посланник Аллаха (мир ему и благословение) увидел отца Абу Бакра, волосы и борода которого были седыми, он сказал: «Измените это, но избегайте чёрного». То есть разрешил ему окрасить волосы и бороду в любой цвет, кроме чёрного.

Особо популярной для окраски волос была хна, являясь не только косметическим средством, но и лекарственным растением, которым лечили не только волосы, но и самые разные болезни.

В Европу хна пришла из Северной Африки. Арабы научили выращивать это растение жителей Испании и Сицилии.

Мыло в его современном виде появилось на Ближнем Востоке около VII века. Арабские химики изготавливали его из оливкового и эфирных масел в сочетании с гидроксидом натрия. Полученную смесь нагревали и оставляли высохнуть. По этому старинному рецепту мыло готовится по сей день.

Главным центром производства мыла был Алеппо. В этом древнейшем сирийском городе оканчивался Шёлковый путь.

Мыло было главным экспортным товаром из Сирии. Сначала мыло везли на Восток. А после нашествия крестоносцев массовые поставки сирийского мыла начались и в Европу.

Неудивительно, что большая часть слов, означающих «мыло» в европейских языках, происходят от арабского слова sabun – «мыло»: на английском – soap (мыло), shampoo (шампунь), на испанском – jabon (мыло), champo (шампунь), на итальянском – sapone (мыло), shampoo (шампунь), на французском – savon (мыло), shampooing (шампунь).

Ссылка на основную публикацию