Кожанка красных комиссаров – фото и история

Комиссарши в советских плакатах и живописи

Колоритное описание бесполой комиссарши из «Собачьего сердца», разумеется, все помнят.

Любопытно, что в произведениях изобразительного искусства настолько андрогинных, мужеподобных образов, мы все-таки не найдем. Хотя единый типаж, очень четкий и узнаваемый явно прослеживается — и в картинах, и в плакатах.

Кстати, из истории создания блоковского стихотворения про обольстительную кретинку видно, что современники четко разделяли, какого вида женщины водятся в новой стране. Что есть бывшие проститутки, а ныне «барышни» в учреждениях, стучащие на пишущих машинках и гуляющие с видными людьми Советов.

Из плакатов же видно, что четко разделялись горожанки (рабочие) и крестьянки, хотя и те и те, повязывали голову платками. И виден отдельный типаж «комиссарши», женщины, которая позиционирует себя как равная мужчине, как такой же советский товарищ, способная на такие же революционные свершения. Вот на него и взглянем, собрала коллекцию.

Вот это нетипичное: у девушки длинная юбка, такого больше у революционерок не рисуют. Понятно, зачем это понадобилось художнику: чтобы также красиво струилось, как и шинель. Но вообще не понятно — розовое дорогое платье «интеллигентки», но при этом странный платочек на голове не в кассу, кацавейка какая-то. Интересно, что историки моды могут сказать.

Виктор Цыплаков. «Великая ночь», между 1968—1982.

О! Забыла написать.

Полагаю, что тот факт, что проф. Преображенский (и Булгаков) отказывали подобным комиссаршам в чертах женственности, связано и с тем, что их вкусы сформировались в предыдущую эпоху, когда женственность была действительно «дамской».

Так что для сравнения, чтобы хоть немного помочь представить культурный шок, ставлю вот рекламные плакаты 1908−1915 годов европейские, на которых виден этот чудесный силуэт, беспомощный имидж прекрасной дамы в вуалетках, корсетах, с семенящей походкой.

Советские плакаты 1918−1930-х годов, с типом женщины-товарища.

Адольф Страхов-Браславский. Раскрепощенная женщина — строй социализм! 1926

Иорданский Борис, 1930

Валерианов Н., 1925 год

Кулагина В, 1931 год

Клуцис Г. Г. 1932

«У меня с Советской властью чисто эстетические разногласия» диссидент Синявский написал, как известно, уже сильно во второй половине ХХ века. Насколько же сильнее именно ЭСТЕТИЧЕСКИ подобные женщины должны были действовать на психику дореволюционной интеллигенции…

А. Головин. «Портрет Е. Носовой», 1916 год

Но несмотря на то, что советская эмансипе казалась старорежимным людям уродливой, противоречащей Природе, довольно быстро сложился канон ее внешности, который мы, практически век спустя, уже оцениваем как красивый и, да-да, весьма себе женственный.

Короткая темная юбка, кожаная куртка, красный платок на голове, мужской ремень (можно с маузером) — это стало «униформой» для нашего сознания.

Божий Михаил Михайлович. Декрет о мире, 1955

Автора не нашла С Великим Октябрем, с пролетарской победой! Открытка. 1927 г. Изд-во АХРР

Фомин В. Портрет Ларисы Рейснер, 1960. akcia-antique.ru

Вот это — уникальный кадр.

Алексеев-Гай Григорий. Фото художника на фоне его картины «Комиссар» (Портрет Ларисы Рейснер, или «Песнь о красной девице-соколице»). 1920-е. Украден из Псковского музея.

Но, если мы взглянем на масляную живопись (в которой больше деталей, чем в плакатах), видно, что вариации были разные.

Сюда складываю в кучу не только «комиссарш», но и чуть более поздних «физкультурниц» и «студенток», примерно в том же имидже.

Куликов Иван Семёнович. Международный Юношеский день. 1929

Не нагуглилось Доронин В. Н.

Самохвалов А. Работница, 1930-е

Ряжский Г. Г. Рабфаковка (Вузовка). 1927

Еще в условиях военного коммунизма достать мужскую одежду было проще, чем женскую, она была прочнее и теплее.

Ряжский Г. Г. Председательница, 1928

Вахрамеев Александр. Из цикла Типы революции. 1920-е. via timur0

Борис Зворыкин. Female Agent of the Cheka Secret Police. Интересно было бы всю серию типажей от этого эмигранта посмотреть

Короткова Н. Красногвардейка (эта же иконография с партизанками Великой Отечественной повторится, что логично).

Ряжский Г. Г. За книгой. 1927

Ряжский Г. Г. Делегатка 1927

Соколенко Алексей Егорович. Комсомолка 20-х годов. 1968 (Видите — поздняя и неудачная картина)

Пименов Юрий Иванович — Мы построим город. 1929.

«Образ „комиссарши“ быстро проник в светскую моду. Им увлекались эмансипированные барышни-интеллектуалки в Москве и Петрограде». (Вот здесь по ссылке большая статья в «Российской газете» с обзором некоторых типажей и персон).

Шарж 1920-х годов

Петров-Водкин К. Девушка в красном платке (Работница). 1925

В коротком было проще работать.

Куликов Иван Семёнович. «Юнгштурм». 1929

Куликов Иван Семёнович. Физкультурница. 1929

Вот это интересно сравнить: Слева знаменитый плакат 1941 года работы Нины Ватолиной, справа ее автопортрет 1934 года.

Вот я выбрала из цикла «шаржей» маслом Ивана Владимирова несколько картин с женщинами в платочках и с цигарками. И в принципе можете поразвлекаться, поугадывать, к какому типу постреволюционных женщин они принадлежат, как их маркирует одежда.

А вот как бы «современное искусство».

Плакат 1988 года, худ. Майстровский И. Сделан для наконец снятого с полки фильма 1967 года, где играет молодая Нонна Мордюкова (классный, подробно тут).

Не знаю что, но кажется, современное

Фотосессий в этом образе, который не только сразу узнаваемый, но и такой садомазо эротичный и при этом патриотичный — в интернете вагон. Вот взяла парочку самых ярких.

Варлей в фильме «Черные сухари» (1972)

Ольга Дроздова в проекте Екатерины Рождественской

Себя б тоже показала, но у меня косплей немного неправильный, не в платочке, а в папахе.

А вот из забавного цикла Виктора Серова, 1989 год, «12 половых заповедей революционного пролетариата», энджой.

А под катом еще плакаты, для полноты впечатлений, кому не хватило (но на самом деле больше мне в копилку просто).(отсюда, там больше в комментах):

Шегаль Г. Долой кухонное рабство! Даешь новый быт, 1931

Христофоров С., 1931 год

Макарычев B., 1925 год

Реальные фотографии рабочих в коллаже.

Неизвестный художник, 1926 год

Неизв. худ. 1921−5

Вот здесь модный силуэт европейской женщины уже поменялся.

Неизв худ. Стой! Ночная панель — стих. Д. Бедного М., 1920-е

Клинч Б., 1931 год

Бри-Бейн М., 1932 год

Вот такая вот новая жизнь, новый быт, новая мобильность, унаследованная современными женщинами.

Кожанка

Морской шик

В императорской России ее называли “шведской”, и первыми ее надели офицеры русского флота. Упоминания о кожаных куртках и плащах есть в реестрах обмундирования 1860-х годов. Морские волки, впрочем, недолюбливали этот вид одежды. Служившие во Владивостоке жаловались, к примеру, на то, что “шведские” куртки от влажного климата “обрастали грибком” и даже гнили.

А вот на суше кожанки становились все более популярными. Офицеры, участвовавшие в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов, преодолевали заснеженные хребты в тулупах и “шведских” куртках, которыми запаслись еще в Петербурге или получали из отряда Красного Креста цесаревны Марии Федоровны. Именно в этой кампании “кожанка” получила свое боевое крещение.

Если в XIX веке ее носили в основном флотские офицеры, то в 1910-е годы “шведские” куртки стали важным элементом обмундирования тех частей, которые выполняли “грязную” техническую работу – инженерных, автомобильных, авиационных, воздухоплавательных. В куртках было тепло даже на большой высоте, они не промокали, и было несложно очистить их от пятен и грязи. Автомобилисты носили коричневые кожанки с невысоким стоячим воротником, а пилоты – двубортные из черной лайки с отложным суконным воротником. В черной коже, шлеме с очками авиаторы выглядели очень эффектно. Они были главными модниками русской армии.

С началом Первой мировой войны кожанки стали популярны у фронтовиков. Их носили даже те чины, которым куртки официально не полагались, в том числе и сестры милосердия. Все, от гвардейских кавалеристов до скромных армейских докторов, щеголяли в черных или коричневых кожанках, а некоторые еще и в однотонных кожаных галифе.

Шоферский шик

В дореволюционной России шиковать любили и рабочие, в особенности хорошо зарабатывавшие мастера Балтийского и Путиловского заводов. Они форсили с дорогими карманными часами, а “шведские” куртки покупали для прогулок по центральным улицам Петербурга и фотографий на память.

Фору заводским давали шоферы, служившие по найму у частных лиц. Жалованье позволяло им носить все самое качественное и фасонное. Появилось даже такое понятие – “шоферский шик”. Чтобы ему соответствовать, водители должны были носить коричневую кожаную куртку, перчатки с широкими раструбами, галифе с кожаными крагами и английскую фуражку, плоскую, с широким козырьком.

Во время Первой мировой войны спрос на “шведские” куртки вырос и в армии, и среди гражданского населения. Причиной была не только военная мода, но и банальный комфорт. Кожанкам не было сносу, их надевали и в дождь, и в снег, и в жару.

А вот в 1917 году многие оценили еще одно качество кожанки – она надежно скрывала социальное происхождение хозяина. Ее носили и рабочие, и матросы, и офицеры. В оголтелом революционном Петрограде кожанка помогала камуфлироваться, некоторым даже спасала жизнь.

Комиссарский шик

История “красной” революционной кожанки ведет отсчет с весны 1917 года, когда большевики стали поспешно формировать отряды Красной гвардии. В них, среди прочих, записывались заводские рабочие, бывшие чины инженерных рот и моторизованных тыловых частей, автомобилисты, словом, как раз те, кто носил кожанки по роду своей профессии. Люди большей частью образованные, подкованные технически и идеологически, они быстро освоились в новом революционном мире, хорошо себя зарекомендовали на поприще боевом и политическом. Именно из этой “кожаной” массы профессиональных рабочих вышли молодцеватые комиссары, упражнявшиеся в красноречии на митингах и щеголявшие в ловко скроенных коричневых и черных “шведских” куртках.

Отныне они стали важным элементом нового шика – комиссарского.

Главным его пропагандистом был Лев Троцкий, наркомвоенмор и предреввоенсовета. Существует красивая легенда о том, что охрану своего легендарного поезда он одел с ног до головы в красное кожаное обмундирование – “для тяжеловесной внушительности”, как сам потом утверждал. Окруженный рослыми молодцами, “вождь краснокожих” Лев Троцкий, в куртке оттенка кровавой революции, действительно производил неизгладимое и устрашающее впечатление на бойцов.

Женский шик

Кожанка полюбилась и соратницам комиссаров, придумавших себе особую форму – ситцевый красный платок, шерстяную юбку, солдатские сапоги и кожаную куртку. Таких в народе стали называть “фабричницами” и “комиссаршами”. В кожанках ходили Александра Коллонтай, Лариса Рейснер, Розалия Землячка. Комиссар театров и зрелищ Мария Андреева, гражданская супруга Максима Горького, носила самые элегантные в Москве кожанки, в тон которым она непременно заказывала боты и фуражки.

В начале 1920-х куртки оставались в большевистской моде. Порой женщины отказывали себе в хлебе насущном, чтобы скопить деньги на куртку из эффектной черной лайки. Кожанки обожали и тыловые комиссарши, и грубые “командирши”, участницы Гражданской войны, и фабричные работницы. Полюбились кожанки и юным комсомолкам, мечтавшим о стремительной партийной карьере. Часто в коммунистических молодежных журналах публиковали фото счастливой “Маруси М.” или “Клавдии Ф.” в кожанке и красном ситцевом платке, вдохновенно выступавших перед колхозницами и фабричницами.

Читайте также:  Эффективные ингредиенты антицеллюлитных средств

К середине 1920-х девушки вспомнили, что должны привлекать мужчин и быть женственными. Они стали интересоваться модой, в том числе парижской. Обзавелись нехитрой косметикой, вискозными чулками, шляпками и платьями. Красный платок и потертая грубая кожанка вышли из женской моды в конце 1920-х, оставшись лишь в реестрах военного обмундирования, на советских кинопленках и в стихотворениях революционных поэтов.

НАДЕВАЙ СВОЮ КУРТКУ КОЖАНУЮ

Надевай свою куртку кожаную.
За пояс синий наган.
С ветром летним встревоженное
Дыханье встающих стран.
Ветер сабельный, бешеный.
В лесах кровяной листопад.
На западе, тучей завешенный,
Мутный военный закат.
Счастье, тобой вечно славимое,
Рожками поет с перрона.
Черные, вихрем взметаемые,
Знамена ползут в вагоны.
Впереди – небо, ветром исхоженное,
Тысячи верст тумана.
А тебе только куртка кожаная,
Только синий холод нагана.

ПЕСНЯ О ГИБЕЛИ КОМИССАРА

По суглинкам, по пескам
Да под пулями
Комиссар спешит к войскам
Вровень с бурею.
Яростны на нем и вечны
Ненавистные врагам –
Крылья звезд пятиконечных,
Шлем, кожанка и наган!

МАРУСЯ

Гремят батареи, гудят переправы,
Строчит пулемет, как швея.
Винтовка и лошадь, да звезды, а справа,
Маруся, кожанка твоя!
Мы близкие люди,
мы дети предместий,
И ты говоришь мне сквозь гром:
“Мы вместе играли,
мы выросли вместе
И вместе, наверно, умрем”.
А враг не сдается.
А пуля не дремлет,
Строчит пулемет, как швея!
И ты покачнулась, и тихо на землю
Упала кожанка твоя!

Кожанка красных комиссаров – фото и история

Войти

12 ноября 1920 – постановление «О принудительном сборе кожаного обмундирования у населения»

12 ноября 1920 – Совет Труда и Обороны РСФСР принял постановление «О принудительном сборе кожаного обмундирования у населения».
Теперь у граждан будут отбирать кожаные куртки, пальто и сапоги. Теперь это одежда не для обывателя, а для комиссара. Число комиссаров росло с каждым днем, а кожаной одежды страна не выпускала, она теперь вообще ничего не выпускала кроме комиссаров и чекистов.

Красные комиссары носили кожанки. Чекисты носили кожанки, да и чекистки тоже. Кожанка стала своеобразным модным трендом революции, как бы неуместно на первый взгляд здесь и не звучало это слово. Пик популярности кожанки приходится на 1917 – первую половину 1920-ых годов. В 30-е годы кожанка уже не была столь популярна. Кожанка стала символом антибуржуазности, символом новой власти. «Кожанка-это вторая, «дубленая» кожа революционера». Кожанка элитарна, и молодёжь того времени также стремится приобрести кожанку. Кожанка атрибут и символ «пролетарской культуры». И надеть кожанку это будто получить новый статус, стать частью нового мира и не просто его самого, но его верхушки, тех, кто создаёт этот новый мир.

Кожанка не просто одежда, она пропуск и допуск. Так в романе Н.Островского «Как закалялась сталь» только облачившись в кожанку, главный герой смог сесть в поезд. Да, конечно, он ещё угрожал пистолетом, но и кожанка сыграла свою роль, она уже накрепко стала ассоциироваться с «комиссарским статусом» её владельца.

Кожанки носили и чекистки. Вспомните Ксанку из фильма «Неуловимые мстители. Корона Российской Империи», на ней была кожанка и красная косынка (косынка, которую завязывали на затылке, а не под подбородком, как раньше), а также короткая стрижка. Резкий образ. Девушка-борец. Аналогично выглядит и девушка на картине «Декрет о мире», автор М.М.Божий. Красная косынка, кожанка, солдатские ботинки, чёрная прямая юбка чуть ниже колена, винтовка. Впрочем, такой женский образ может дополнять и маузер в кожаной кобуре. Революционерка, она выглядит именно так. Но при этом не подходи, убьёт. «Ну, кто еще хочет попробовать комиссарского тела?» фраза из известного фильма «Оптимистическая трагедия», фильма 60-ых годов. Не смей видеть в ней женщину, не смей считать её слабой, она играет наравне.

Среди икон стиля того времени, примеров для подражания, иногда называют Ларису Рейснер, журналистку, писателя, участницу гражданской войны: она была комиссаром отряда разведки Волжской военной флотилии и комиссаром Морского Генерального штаба. А также упоминают и про Александру Коллонтай. Она коммунистка, феминистка, публицист, дипломат, первая в мире женщина министр (в первом большевистском правительстве была народным комиссаром общественного призрения). «Новая женщина — самостоятельная личность, её интересы не сводятся к дому, семье и любви» – писала Коллонтай.

Но когда же появились кожанки, не пришли же они из неоткуда в годы революции и гражданской войны? Нет, они существовали и до этого. Они появляются в начале ХХ века. Кожанки это бывшее армейское обмундирование. В основе их кроя лежала французская двубортная куртка. Их носили военные инженеры, механики, авиаторы. В начале ХХ века кожанка будет одеждой шофёров и лётчиков.

Кожанки, которые носили красные комиссары были пошиты ещё в годы Первой мировой войны для авиационного батальона, но их так и не успели поносить, в революцию эти кожанки были обнаружены на каком-то складе и выданы чекистам в качестве униформы. С тех пор и начинается история кожанки, как символа революции и не меньшего символа, ассоциации с чекистами. Ассоциации прочной и устойчивой. Ведь на вопрос, что же носили чекисты в первые годы советской власти ответ будет однозначен – кожанки. Те самые кожанки.

Любили щеголять в коже Бронштейн-Троцкий и Свердлов. возможно они и привили моду на кожаную одежду для советской “элиты” на долгие годы. Мода эта пережила лихие 20-е. Выжившие в сталинских чистках комиссары донесли любовь к кожанкам до военных лет. И опять не заморачивались изготовлением полюбившейся одежды. Зачем шить, если можно отнять или присвоить?

Весна 1943-го года. На один из аэропортов Советского Союза прибывает представительская делегация Госдепа США. Поздравить со стратегически важной победой, обговорить дальнейшие поставки продовольствия и вооружения.
– Хай! — навстречу высокопоставленным американцам бежит десяток наших генералов и офицеров в кожаных пальто с хлястиками. Улыбки, рукопожатия, попытки обняться… но почему на лицах гостей такое недоуменное выражение? Они старательно уклоняются от прикосновений русских военных и постоянно тормошат своего переводчика.
– Что-то не так? — беспокойство союзников передается и принимающей стороне.
– Они спрашивают: «Почему нас встречают одни шоферы?! Где официальные лица?!»

Комизм ситуации легко понять, если знать, что длинные двубортные кожанки, в которых встречали американцев советские генералы, были… спецовками заокеанских водителей (кабины большинства автомобилей в ту пору были открытыми, поэтому верхняя одежда должна была быть теплой, непродуваемой и непромокаемой).

Но как же тогда «рабочая» одежда простых янки попала на плечи наших высоких чинов? Ведь если верить летописцам тех лет, это пальто накидывал поверх кителя и маршал Жуков, и фронтовой аристократ Рокоссовский. Тут существует три версии:
Версия №1 — кожаными пальто с грязно-зеленой суконной подкладкой были укомплектованы военные грузовики «Студебеккеры», которые в годы Второй мировой войны по ленд-лизу поставлялись из Америки в Советский Союз. Естественно новые теплые вещи до простых шоферов не доходили, а оседали на плечах расторопных тыловиков и офицеров. Это наиболее правдоподобная и популярная версия, против которой говорит лишь то, что на заводе в Саут-Бенде, где производились «Студебеккеры» отрицают факт комплектования грузовиков униформой.

Версия №2 — «кожанки» изначально предназначались для высшего комсостава, а в грузовики попадали просто потому, что большую часть «гуманитарной помощи» в СССР везли морем (через Архангельск) и для экономии места мелкие вещи засовывали в крупные. Возможно. Но тогда историю про офицеров принятых американцами за шоферов нужно считать байкой, а она, как утверждают знатоки советской дипломатии, произошла на самом деле.

Версия №3 — добротные тренчи из тюленьей кожи в автомашины для русских клали не американцы, а англичане. Это был так называемый вторичный ленд-лиз: британцы, радуясь, что основной гитлеровский удар пришелся не на них, а на Советский Союз, с энтузиазмом пересылали в нашу страну все, что получали в помощь от США, докладывая в военную технику еще и «подарочки» для будущих экипажей: теплые пальто, бутылки виски, кожаные рукавицы. Простые же горожане засовывали в дула отправляемых танков шерстяные носки и коробки печенья.

Кроме техники и одежд, в СССР по ленд-лизу поставлялись и консервы, среди которых была такая питательная экзотика как сало в шоколаде

Как бы там ни было, факт остается фактом: кожаные тренчи за границей были рабочей одеждой и вид советских «наркоматчиков» в них вводил в заблуждение и удивление союзников. Доказательство тому, не только история с прилетом делегации Госдепа, но и воспоминания русско-американского писателя Григория Климова.

Вот что он пишет в автобиографической книге «Песнь победителя» (вышла в 1951 году и стала бестселлером):
«В 1943 году американцы вместе с сотнями тысяч автомашин отправляли эти кожанки. Автомашины пошли по назначению на фронт, а пальто застряли в Москве в качестве спецодежды для ведущих работников Наркоматов. Для фронтовых шоферов это излишняя роскошь, а у советских ответработников еще со времен революции детская слабость ко всякого рода кожанкам…»

И страсть отбирать их у простых работяг.

Интересно, что даже после окончания боевых действий, трофейные и полученные по ленд-лизу кожаные тренчкоты не пропали из СССР. Наоборот, приземлившись на барахолки страны, они пошли по рукам тыловиков, модных молодых парней и… жуликов. Да, да, уголовный мир очень полюбил эти пальто из кожи и вкупе с кепкой малокозыркой на целое десятилетие сделал их своим отличительным знаком.

Сотрудники ВЧК носили кожаные куртки: им раздали обмундирование для летчиков

Это был подарок Антанты

10.12.2017 в 15:45, просмотров: 17519

Сто лет назад многие в России не признавали власти большевиков и не желали им подчиняться. 6 декабря 1917 года советское правительство обсуждало вопрос «О возможности забастовки служащих в правительственных учреждениях во всероссийском масштабе».

Записали в постановлении: «Поручить т. Дзержинскому составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер, для выяснения способов подавления злостного саботажа. К завтрашнему заседанию представить списки членов этой комиссии и меры борьбы с саботажем».

До октября 1917 года большевики сами призывали к забастовкам. Самое верное средство бороться за права трудящихся! Взяв власть, забастовки запретили, бастующих наказывали.

Создать карательное ведомство? Даже среди активных большевиков не всякий взялся бы за такую задачу. Феликс Эдмундович от такого поручения не отказался.

В ОЖИДАНИИ СМЕРТИ

Как понять характер этого человека? Учился в гимназии, но бросил, работу искать не стал, вступил в социал-демократический кружок, потом в партию и до 1917 года ничем, кроме революционной деятельности, не занимался. Был такой милый мальчик с тонкими чертами лица, натура открытая и благородная. Из хорошей дворянской семьи, очень любил своих братьев и сестер. И вдруг этот милый мальчик превращается в палача, которого ненавидит половина России.

Читайте также:  Морские ароматы – парфюмерия с запахом моря

Феликс учился в гимназии, но учебу не закончил. И на работу устраиваться не стал. В восемнадцать лет вступил в социал-демократический кружок, затем в партию «Социал-демократия Королевства Польского и Литвы». С этого момента и до семнадцатого года Дзержинский занимается только одной партийной работой. Профессиональный революционер — так это тогда называлось. Для него существовала лишь революция, одна только революция и ничего, кроме революции.

С того момента, как в семнадцать лет он пришел в революционную деятельность, на свободе он почти не был. Шесть лет провел на каторге и пять в ссылке. Иногда в кандалах. Иногда в одиночке. Иногда в лазарете. Жандармы предлагали ему свободу в обмен на сотрудничество. Отказывался. Готов был к худшему. Явно не отрекся бы от своей веры и перед эшафотом.

«Как я хотел бы, чтобы меня никто не любил, — писал экзальтированный юноша сестре, — чтобы моя гибель ни в ком не вызвала боли; тогда я мог бы полностью распоряжаться самим собой».

Его единомышленников пороли розгами, приговаривали к смертной казни и вешали. Они умирали от туберкулеза или в порыве отчаяния кончали жизнь самоубийством. Разве мог он об этом забыть? Или простить палачей.

«В ночной тиши я отчетливо слышу, как пилят, обтесывают доски, — записывал он в дневнике 7 мая 1908 года. — «Это готовят виселицу», — мелькает в голове. Я ложусь, натягиваю одеяло на голову. Это уже не помогает. Сегодня кто-нибудь будет повешен. Он знает об этом. К нему приходят, набрасываются на него, вяжут, затыкают ему рот, чтобы не кричал. А может быть, он не сопротивляется, позволяет связать себе руки и надеть рубаху смерти. И ведут его и смотрят, как его хватает палач, смотрят на его предсмертные судороги и, может быть, циническими словами провожают его, когда зарывают труп, как зарывают падаль».

Он полагал, что нет оснований быть снисходительным к тем, кто держал его и его единомышленников на каторге. В борьбе не на жизнь, а на смерть он не считал себя связанным какими-то нормами морали. Это одна из причин, объясняющих, почему на посту главы ведомства госбезопасности Дзержинский был жесток и беспощаден.

Он сидел бы в тюрьмах вечно, но его, как и других политических заключенных, освободила Февральская революция. 18 марта 1917 года он писал жене из Москвы:

«Уже несколько дней я отдыхаю почти в деревне, в Сокольниках, так как впечатления и горячка первых дней свободы и революции были слишком сильны, и мои нервы, ослабленные столькими годами тюремной тишины, не выдержали возложенной на них нагрузки. Я немного захворал, но сейчас, после нескольких дней отдыха в постели, лихорадка совершенно прошла, и я чувствую себя вполне хорошо. Врач также не нашел ничего опасного, и, вероятно, не позже чем через неделю я вернусь опять к жизни…»

ПРОТИВ? ТЫ — ВРАГ НАРОДА

Почему именно ему поручили создать аппарат госбезопасности?

Наверное, исходили из того, что он человек надежный, неподкупный, равнодушный к материальным благам. Его считали аскетом, поражались его целеустремленности и принципиальности. Был у него очевидный интерес к следственной работе и испепеляющая ненависть к предателям.

7 декабря Феликс Эдмундович составил список комиссии. Вечером все собрались в Кремле — комиссар милиции Екатеринослава Василий Аверин, начальник Красной гвардии города Иваново Дмитрий Евсеев, председатель Слуцкого совета солдатских депутатов и член ВЦИК Иван Ксенофонтов, член ЦК партии Григорий Орджоникидзе, член Петроградского военно-революционного комитета Яков Петерс, член президиума ВЦИК Карл Петерсон, член главного штаба Красной гвардии Валентин Трифонов…

Тогда же и название новому органу придумали: «Всероссийская чрезвычайная комиссия при Совете народных комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем». На заседании Совнаркома название было утверждено.

Дзержинский обратился в Совнарком:

«Не имея собственной автомобильной базы, комиссия наша не в состоянии справиться хоть сколько-нибудь удовлетворительно с возложенной на нас задачей борьбы с контрреволюцией, саботажем и мародерством. Ордера наши остаются без исполнения, связь с органами Советской власти не может установиться. Наши требования в Смольный на автомобили почти всегда остаются без удовлетворения.

Необходимо нам поэтому иметь собственную базу, для этой цели предоставьте нам право реквизиции автомобилей, бензина, смазочного масла и других автомобильных принадлежностей».

ВЧК еще не приступила к работе, но методы брались на вооружение беззаконные. Председатель ВЧК просил не выделить ассигнования на покупку автомобилей, а разрешить чекистам реквизировать, то есть отбирать машины.

Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем большевики создавали для того, чтобы справиться с армией чиновников, которые бойкотировали новую власть и саботировали распоряжения Совета народных комиссаров. Но руководители партии быстро поняли цену органам госбезопасности как важнейшему инструменту контроля над страной.

Дзержинский не считал ВЧК контрразведкой или политической полицией. Он видел в ВЧК особый орган, имеющий право самостоятельно уничтожать врагов.

«Работники ЧК это солдаты революции, — писал Феликс Эдмундович, — и они не могут пойти на работу розыска-шпионства: социалисты не подходят для такой работы. Боевому органу, подобному ЧК, нельзя передавать работу полиции. Право расстрела для ЧК чрезвычайно важно».

Он добился этого права для чекистов, и кровь полилась рекой. Страна с ужасом заговорила о «кожаных людях». Кожаные куртки чекистам нравились не потому, что они предчувствовали моду на кожу. В кожаных куртках не заводились вши. В те годы это было очень важно: вши — переносчики тифа, который косил людей и на фронте, и в тылу.

Большевики создавали атмосферу, в которой террор становится возможным. Они отменили все законы. В стране даже формально возник правовой беспредел. Советская власть взялась сама осуществлять правосудие. Принципы: политическая целесообразность важнее норм права, при вынесении приговора полагаться на революционное чутье.

Новая власть решала экономические проблемы динамитом, социальные — арестами и голодом. Те, кто сопротивлялся, объявлялись врагами народа.

КАК ПОДБИРАТЬ КАДРЫ

Дзержинский заложил основы кадровой политики в ведомстве госбезопасности: главное качество — преданность. Феликс Эдмундович объяснял управляющему делами ВЧК Генриху Ягоде: «Если приходится выбирать между, безусловно, нашим человеком, но не особенно способным, и не совсем нашим, но очень способным, у нас, в ЧК, необходимо оставить первого».

В аппарат госбезопасности нередко попадали весьма сомнительные люди, в том числе и совершенно малограмотные. В учетной карточке одного из председателей петроградской ЧК Семена Лобова в графе «Образование» было написано: «Не учился, но пишет и читает». Это не мешало его успешной карьере. Лобов пошел в гору после того, как в одну ночь арестовал в Петрограде три тысячи человек.

ВЧК превратилась в инструмент тотального контроля и подавления. Жестокость, ничем не сдерживаемая, широко распространилась в аппарате госбезопасности. Тем более что беспощадность поощрялась с самого верха. За либерализм могли сурово наказать, за излишнее рвение слегка пожурить. Жестокость оправдывалась и поощрялась.

Дзержинский не получал удовольствия от уничтожения врагов, но считал это необходимым. Твердо был уверен, что уж он-то, прошедший через тюрьмы и ссылки, справедлив и зря никого не накажет. Но, присвоив себе право казнить и позволив другим чекистам выносить смертные приговоры, он создал систему полной несправедливости.

Если захотите узнать больше об этой теме, смотрите мой видеоканал «История Леонида Млечина».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ:

Белое движение возникло на Юге России.

Начало в номерах «МК» от 19 декабря 2016 года, 9 января, далее — в каждый понедельник, а также 28 апреля, 5 мая, 9 июня, 7 ноября.

Заголовок в газете: Кожаные люди
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27568 от 11 декабря 2017 Тэги: Власть Организации: Армия Полиция Места: Россия, Литва

Контрольный выстрел

Формирование и становление советской моды в 20-е годы XX века проходило в тяжелейших экономических условиях. Крушение «старого мира» и зарождение нового – советского. Период разрухи, гражданской войны, политики военного коммунизма… В это суровое время, вопреки всему, начинает активно развиваться советская мода. Как известно «…дни и в мирные, и в кровавые годы летят как стрела…», и молодые строители коммунизма также имели желание красиво одеваться, но образ «нового человека» был сформирован позже, в результате многочисленных дискуссий.

Простота и аскетизм – отличительные черты советской одежды после 1918 года. Это, прежде всего не идеология, а тяжёлые экономические условия. В это голодное и суровое время появляются культовые костюмы – кожаные куртки, кепки, пролетарские красные косынки, завязанные на затылке, комсомольские «юнгштурмовки»…

И. С. Куликов. Юнгштурм. 1929 г.

Для такой одежды использовали грубое полотно, солдатское сукно, байку, бумазею… Почему же кожаная куртка, которая прочно ассоциируется с образами советских комиссаров? Ответ прост. Все эти куртки и кепки были однотипными. Появились они ещё в период Первой мировой войны и служили униформой для авиационных батальонов, а в первые послереволюционные годы были выданы из старых армейских складов.

Член реввоенсовета Туркестанской республики И. Белов. 1919 год

Красная революционная косынка – не просто головной убор, а символ освобождения женщины, женщины равноправной и сильной, наравне с мужчинами строящей советское будущее.

Г. Г. Ряжский. Делегатка. 1927 г.

Комсомольцы творчески заимствовали свою новую форму у немецкой молодёжной организации «Красный юнгштурм». Это куртка или гимнастёрка, но обязательно зелёного цвета, с накладными карманами и отложным воротничком. Неизменным дополнением служили кожаные ремни, фуражки и даже портупея. Девушки одевали юнгштурмовки с прямой юбкой тёмного цвета.

Комсомольской форме уделялось большое внимание сверху. ЦК ВЛКСМ через газету «Красная звезда» рекомендует всем местным организациям ввести единую форму для комсомольцев, по образцу формы московского комсомола.

Важным этапом в истории советской моды было создание красноармейской формы. В 1918 году была создана даже специальная комиссия по разработке формы для Красной Армии.

Командарм М. В. Фрунзе

Известно, что были приглашены такие известные художники, как В. Васнецов и Б. Кустодиев. За основу был взят русский исторический костюм, и в 1919 году он был утверждён.

Характерным и очень впечатляющим был головной убор красноармейца – знаменитая «будёновка». Она повторяла древнерусскую форму шлема с бармицей, подчёркивая героизм воинов революции. Красные обшлаги и звезда на будёновке – героический образ советского воина, который существовал вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Читайте также:  Кристиан Лакруа – фото и биография дизайнера, коллекции

В. Конкин в форме красноармейца в фильме «Как закалялась сталь»

На улицах советских городов в эти тяжёлые годы стали появляться мужчины в косоворотках из сатина, поверх которых надевали городской пиджак. Женщины одевались скромно: платья из грубого холста, блузы из ситца, длинные юбки из солдатского сукна, которые также иногда дополнялись гимнастёркой.

Обувь также была простой и удобной: сапоги, ботинки, резиновые боты, а летний вариант – лёгкие парусиновые тапочки…

Девушки 20-х годов

В 20-е годы XX века в моде наступает новая эпоха. После Первой мировой войны в мировой моде наблюдаются тенденции к упрощению. Массовое промышленное производство, налаженное ещё в военные годы (выпуск военной формы), продолжает активно развиваться. Швейная промышленность Советского Союза, полностью разрушенная в военные годы, должна была быстро возродиться и обеспечить население самым необходимым.

Студенты 20-х годов

Поэтому, уже в 1917 году при Центротекстиле был создан Отдел готового платья и белья «…для восстановления, объединения и национализации производства и распределения готового платья и белья в общегосударственном масштабе». В 1919 году были учреждены Центральный институт швейной промышленности и Учебные художественно-промышленные мастерские костюма. Но, прежде всего – подготовка кадров, проведение научных исследований, централизация швейного производства.

В 1920 году были организованы легендарные Высшие Художественно-Технические Мастерские ВХУТЕМАС (с 1926 года реорганизованы во ВХУТЕИН), которые дали стране многих замечательных мастеров промышленного дизайна. В апреле 1920 года учреждён Главный комитет швейной промышленности.

Швейная промышленность стала пополняться современными машинами, паровыми прессами и т. д. В середине 20-х годов фабрики переходят к поточной организации производства. Это даёт возможность быстро «одеть» советских граждан, прежде всего здесь речь идёт о количестве, а не о высоком качестве продукции.

Советская пресса активно реагирует на создание новой, «советской» моды. Не утихает полемика в газетах, обсуждаются серьёзные вопросы о том, каким должен быть быт советского человека: квартиры и интерьеры, где нет места мещанским и таким знакомым кружевным салфеточкам, фикусам и милым слоникам. Облик строителя коммунизма должен стать новым идеалом, поэтому своя, настоящая «комсомольская» мода должна быть противопоставлена уже отжившей, принадлежавшей старому миру.

В студенческом общежитии. Наряды начала 20-х годов

Театр также активно включается в эту дискуссию. В эти годы в театре главным образом и можно было увидеть новые экспериментальные проекты – от моделей одежды до новых интерьеров советских квартир.

В начале 20-х годов возникла острая необходимость частично вернуть в экономику частную собственность. Новая экономическая политика (НЭП), существовавшая с 1922 по 1929 год, главная задача которой было восстановление народного хозяйства, действительно смогла активизировать производство самых необходимых вещей. Восстановление народного хозяйства после тяжелого периода политики военного коммунизма, даже ценою временных уступок частному капиталу, было шагом важным и необходимым. Кооперативы возникают очень быстро, и снова появляются в продаже бельё, бижутерия, обувь, шляпки, косметика и т. д.

Но 20-е годы, это ещё период разрухи и массовой послевоенной нужды, когда покупать такие товары было очень дорого. Приходилось перекраивать и перешивать, руководствуясь выкройками из журналов мод.

Физкультурная молодежь 20-х годов

Несмотря на то, что в этот период появляется большое количество портновских мастерских, позволить там себе пошив могли немногие. Известно, что в 1923 году в Москве работали 204 портновские мастерские, хотя основная масса советских людей обходилась малым: юбка из грубого сукна, фланелевая блузка, матерчатые туфли, ботинки… Мечтой каждой женщины оставались чулки со стрелкой и, конечно же, духи!

Для советской власти это был трудный период восстановления разрушенного хозяйства и период первых пятилеток. В период полного дефицита на советских предприятиях рабочим выдавали «прозодежду». На самом деле это была не только производственная одежда, а и другие самые необходимые товары и продукты: полотенца, простыни, ботинки…

Одной из важных тем 20 – 30-х годов была разработка «прозодежды». Эта тема – производственная одежда – разрабатывалась активно советскими художниками. Предлагалось множество вариантов одежды для пожарных, строителей, продавцов, пилотов. Г. Клуцис, латышский художник, создаёт рабочий костюм шахтёра с лампой на шлеме и сигнальным поясом.


Дизайн «прозодежды»

В этот период женская предприимчивость не знает границ. Все подручные средства хороши! Старые занавески и портьеры превращаются в модные вещи. Постельное бельё, покрывала и скатерти. Считается модным полосатый матрасный тик, а цигейка и крашеный кролик – самые распространённые меха. А вот с обувью было труднее, донашивали старую, обменивали на другие товары на «барахолках», а в морозы носили валенки.

Важным вопросом для молодой советской страны оставалась разработка новой концепции одежды для человека, удобной и красивой, где нет места социальным различиям. Поэтому, уже в 20-е годы появляется множество журналов мод: «Модный мир», «Вестник моды», «Четыре сезона», «Модный журнал» и др., а модели одежды можно было увидеть в советский период и в таких любимых советскими женщинами журналах, как: «Советская женщина», «Работница», «Крестьянка», «Огонёк» и др. Начинают открываться известные советские дома мод: Киевский, Московский, Ленинградский, Рижский, Таллинский…

Новое в блогах

“Маузер”: пистолетов комиссар


“Маузер” – пистолет, породивший культ. Он стал неотъемлемой частью образа красных комиссаров в кожаных куртках, символом непререкаемой власти. Его хранили, им награждали, о нем мечтали, его боялись.

Ваше слово, товарищ Маузер

Производство пистолета, запатентованного на имя Пауля Маузера, началось в 1896 году. Имел ли сам директор фирмы прямое отношение к созданию оружия, или заслуга в создании ставшего легендарным пистолета принадлежит только братьям Федерле – вопрос сложный и исследователи спорят об этом до сих пор.

Внушительных размеров с магазином на десять 7,63 мм патронов пистолет носился в деревянной кобуре, которую можно было использовать как приклад, превращая пистолет в своего рода карабин. Достоинством оружия стала очень большая, а для пистолета запредельная дальность и точность стрельбы.

С прикладом можно было вести огонь на расстояние до 100 метров. Правда, прицел пистолета был нарезан на километр. Но это уже не более чем рекламный ход. Вести огонь на километр даже из винтовки сложно, а чтобы стрелять из «Маузера» на такую дистанцию, цель должна представлять собой щит как минимум 4 на 4 метра.

Популярный среди состоятельных путешественников и военных, пистолет оказался не лишен и недостатков. Сложность и высокая цена производства в сочетании с трудностями в обслуживании оружия привели к тому что «Маузер» на вооружении принят не был, оставаясь очень мощным коммерческим вариантом оружия.

Правда, в 1908 году «Маузер» появляется у германских конных егерей. В период Первой мировой войны из-за нехватки пистолетов «парабеллум» была выпущена небольшая (около 10 тыс.) военная партия «Маузеров» для использования на фронте. Эти пистолеты имели калибр 9 мм и отличались помещенной на рукояти красной девяткой.

Между мировых войн

После завершения Первой мировой войны среди ограничений Версальского договора Германии запрещалось иметь пистолеты с длинной ствола более 100 мм. Поэтому фирма «Маузер» была вынуждена перевести часть своего производства в Испанию.

Там выпускались пистолеты калибра 7,63 мм или 9 мм. Существовали модели, позволявшие вести огонь очередями. «Маузеры» использовались позднее в ходе гражданской войны 1936-1939 годов.

В Германии после Первой мировой стали выпускать уменьшенный вариант пистолета. В 1926 году, в связи с определенными послаблениями к Версальскому договору, фирма “Маузер” вернулась к производству в Германии привычной модели с длинным стволом.

В 1930 году очень небольшой серией была выпущена модификация “Маузера”, где пистолет снаряжался уже не из обоймы, а магазина. А двумя годами позже появилась 712 модель с магазином на 10 или 20 патронов, допускавшая ведение автоматического огня.

Определенное количество пистолетов Маузера, выпущенных в Германии, было закуплено Китаем. Причем последние партии в 1939 году были конфискованы и поступили из-за нехватки оружия на вооружение создаваемых дивизий СС. В Китае же “Маузер” будет применяться в ходе многочисленных конфликтов и смут самыми различными сторонами – вплоть до завершения гражданской войны в 1949 году.

В 1939 году, в связи с началом Второй мировой войны, заказы на коммерческие пистолеты Маузера перестали поступать, а сама компания оказалась загружена производством иного вооружения. Всего было выпущено около 1 млн пистолетов «Маузер» различных модификаций и, несмотря на то что в массовом порядке этот пистолет нигде на вооружение не принимался, он оставил значительный след в военной истории первой половины XX века.

«Маузер» в России

В России «Маузер» являлся коммерческим оружием и был в свободной продаже. Офицерам разрешалось приобретать пистолет для ношения вне строя. Стоил он немалых денег – 56 рублей (впоследствии цена стала снижаться) в то время как, например, жалование штабс-капитана составляло всего 51 рубль в месяц.


Когда «Маузер» был впервые использован в русской армии в боевой обстановке? Гипотетически это может быть поход в Китай, однако документальных подтверждений этому предположению пока не обнаружено. Но отправлявшиеся на Русско-японскую войну офицеры уже имели пусть в небольшом количестве маузеры.

Однако широкое распространение в стране пистолет приобретает только после революции и в годы Гражданской войны, когда начались грабежи коммерческих складов и магазинов. Сколько тогда «Маузеров» разошлось по стране сказать уже невозможно, поскольку никакая документация на этот счет не сохранилась. Вероятнее всего, речь может идти предположительно о десятках тысяч единиц. Во всяком случае, пистолет нашел применение на всех фронтах и у всех противоборствующих сторон. Правда, созданный кинематографом и отчасти художественной литературой образ о том что «Маузеры» были чуть ли не у каждого тоже далек от действительности. Мощный надежный пистолет был действительно очень ценным и желанным, но в то же время достаточно редким приобретением для участников Гражданской войны.

Символ, награда, оружие


В 1919 году учреждается Почетное революционное оружие. Первоначально в качестве награды использовалось холодное оружие с закрепленным на нем знаком ордена Красного Знамени. Но с 1921 года для награждения использовался и «Маузер».

Хотя награждены были пистолетом в качестве почетного революционного оружия всего два человека – Семен Михайлович Буденный и Сергей Сергеевич Каменев. После Гражданской войны в 1922-1925 годах в Германии велись закупки пистолетов с укороченным стволом, получивших название «большевистских маузеров».

Применялись «Маузеры» самых различных систем офицерами Красной Армии и партизанами в годы Великой Отечественной войны. Известны «Маузеры», принадлежавшие в годы войны маршалам Коневу и Говорову, генералам Катукову и Батову, командирам партизанских отрядов.

И опять же сказать насколько массовым именно в количественном отношение было наличие этого оружия невозможно. Однако сразу после войны «Маузеры» очень быстро исчезают из арсеналов военных, оставаясь в основном в музейных коллекциях.

Ссылка на основную публикацию