Парфюмерия Hermes от Жан-Клод Эллена

LaParfumerie. Лучший парфюмерный форум России!: Jean-Claude Ellena – Парфюмеры – Парфюмедия – LaParfumerie. Лучший парфюмерный форум России!

Информация

  • Добавлено: 09 Окт 2011 23:19
  • Обновлено: 21 Окт 2014 18:24
  • Просмотры: 9594
  • Синонимы: Жан-Клод Эллена
  • Год рождения:1947
  • Где работает:Hermes

Jean-Claude Ellena

Жан Клод Эллена родился в 1947 году на юге Франции, в столице ароматов – Грассе, в семье потомственных парфюмеров. С юных лет он знал, что будет продолжателем семейных традиций. В 17 лет он уже начал создавать первые самостоятельные композиции под руководством отца. Один из своих первых ароматов – First , созданный для Дома Van Cleef & Arpel, будущий гений в мире запахов создал в 1975 году. Тогда и потом, на протяжении всего своего творческого пути, он не задумывался о рынке сбыта и получении сверхприбыли, а искал изысканность и простоту. У него получилось добиться особенной чистоты стиля, характерной только для его запахов. Позже Эллена стал учеником знаменитого французского парфюмера Эдмона Рудницки, создателя первых духов Дома Hermes – Eau d’Hermes, выпущенных в 1951 году.

Жан Клод Эллена работал на компании Yves Saint Laurient и Bvlgari, а 7 июня 2004 года Жан-Клод Эллена стал парфюмером Дома Hermes (и сегодня является одним из двух в мире резидентом модного парфюмерного дома, второй парфюмер – Jacques Polge – резидент Chanel).

Среди парфюмеров Жан-Клод Эллена известен оригинальным подходом в профессиональном определении композиции. «У меня всегда с собой ноутбук. Если мне встречается интересный запах, я записываю его ноты. Эти «шпаргалки» могут превратиться в аромат менее чем за неделю». Жан Клод Эллена может написать точный рецепт аромата, в который будут входить все ингредиенты, формулы, расчеты объемов без проверки на практике.

Он не использует одеколоны-сплеш, бережется от дезодорантов, не использует парфюмированное мыло. «Я делаю это, чтобы защитить себя», – признался парфюмер. «Когда я вдыхаю запахи, меня окружающие, я начинаю работать, раскладывая ароматы на составляющие. Поэтому я стараюсь избегать посторонних запахов и концентрируюсь на тех, которые создаю сам». «Жизнь в отеле представляет для меня определенную сложность. Например, на постельном белье используется слишком большое количество моющего средства. Для меня это ужасный запах. Едва положив голову на подушку, я начинаю думать о композиции аромата».
В одном из интервью на вопрос “Каким образом парфюмерный аромат может подчеркнуть индивидуальность Жан-Клод Эллена ответил следующее : Аромат – это вопрос выбора и вкуса человека, а значит, его культуры. Это также вопрос игры, которую вы намереваетесь воплотить в жизнь. У аромата много уровней послания миру. Аромат может быть одновременно оружием соблазна и самозащиты. Когда человек носит какие-либо духи, вы необязательно угадаете сущность его личности, ибо тут двойная игра. Если аромат завоевательный по сути композиции, но сам человек робок, он использует его для самозащиты, а с другой стороны – чтобы подчеркнуть его завоевательную сущность.

Есть ароматы, наоборот, – легкие, прозрачные, но их также можно использовать как оружие защиты и как оружие завоевания. Бывает, в человеке бушует дух завоевателя, но он не хочет его обнаружить – и маскируется скромным ароматом. Так человек может оградить себя от ненужного интереса, спрятать свою сущность. Но в любом случае аромат – это способ общения. Это совсем как голос – можно говорить тихо, а можно кричать, играя с ароматом так, как вам заблагорассудится”.
Чем руководствоваться в выборе аромата? По словам Ж.К.Эллена факторов много, например, настроением, с которым вы начинаете день. Намерением – какое оружие для себя я изберу сегодня? Некоторые парфюмерные Дома сознательно стараются ассоциировать свой аромат с какой-нибудь звездой. Эллена против такого подхода. Человек должен быть самим собой, а не подражать кому-то.
Можно ли смешивать несколько ароматов? :“Почему нет? Одни хорошо уживаются друг с другом, другие нет. Надо пробовать: на правое ушко – один, на левое – другой. Но мы в Hermes предпочитаем не играть смесью произвольно, а предлагать уже готовый сложный букет, который каждый волен расшифровывать по-своему. “

Почему многим женщинам нравятся одеколоны их мужей?
“В этом явлении огромный комплекс информации, это тонкая психологическая игра. С одной стороны, женщина стремится показать: я – твоя. С другой, она как бы говорит: раз уж я ношу твой аромат, знай: мы единое целое и ты не можешь жить без меня. То есть она стремится к полному слиянию. Со всеми его опасностями. “

С точки зрения Жан Клода Эллена почему на коже разных людей один и тот же аромат звучит по-разному этот ответ на вопрос звучит следующим образом:

”Это зависит от многих факторов. Прежде всего – у кожи каждого человека уже есть свой аромат, который во многом зависит от того, что вы едите. Есть и другие факторы – степень усталости организма, интенсивность обмена веществ. И духи лишь вписываются в эту информацию, обрастая новыми ароматными подробностями. “

Кроме известных мест, на которые надо наносить духи, – за ухом, на запястье – есть ли еще какие-то правильные? Например, можно ли наносить духи на одежду?

“ Одна очаровательная дама, моя коллега, мадам Вероник Готье, всегда распыляет духи на одежде и волосах. Скажу вам по секрету, есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго. Я тоже предпочитаю наносить духи на одежду – разумеется, не стоить экспериментировать с белой блузкой, духи могут оставить пятно. Кстати, духи на одежде передают аромат в наиболее чистом виде – ведь он не смешивается с запахом кожи. Но вообще это очень личный вопрос внутренней свободы. “

Сколько хранятся духи, не теряя истинного аромата, и в каких условиях следует хранить флаконы?

“ Холодильник – идеальное жилище для духов, там их можно хранить года два. Потому что первые враги духов – свет и тепло.”

Что устает у парфюмерного «носа»?

“Мозги. В моей голове тысячи обонятельных историй, которые я должен рассказать как можно яснее, – от одного этого лишаешься сна. Каждый новый аромат Hermes – это букет моих громадных усилий, это я в разных обстоятельствах, странах, временах года. Например, чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermes, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение – удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию. “

Ж.К.Эллена в жизни практически не пользуется одеколоном, довольствуясь разнообразными запахами на работе. Единственный аромат, который он не меняет вот уже много лет – это Eau d’Hermes, первые духи Hermes, которые были созданы в 1951 году.

Рассуждая о сущности профессии и сравнивая ее с путешествием, Эллена признается: «Я думаю, что, когда буду умирать, точно воскликну: «Тьфу! Не все успел обойти».

Сегодня, будучи главным парфюмером старинного парижского Дома Hermes он находится на пике своей парфюмерной карьеры.

Как научиться понимать духи? Интервью с Жан-Клодом и Селин Эллена

На презентации ароматов Le Parfum de la Maison Яна встретилась с главным носом Hermès Жан-Клодом Эллена и его дочерью Селин и выяснила, какие запахи не выносит великий парфюмер и как научиться понимать духи
О том, как в Париже проходил запуск домашней ароматной линии Hermes, я со свежим восторгом рассказывала неделю назад. (Если пропустили — смотрите тут.) Теперь дома у меня стоят и восхитительно пахнут пять накопленных в ходе презентации трофеев.

Блоттеры, похожие на спички для камина или больших свеч

A Cheval! — дымный и пахнущей настоящей кожей, про которую так хорошо знают в Hermès. Так пахнет на старой даче осенью, когда на участке жгут листья, а у тебя есть случайно никем не занятый вечер, и можно развести камин, придвинуть дедушкино кресло-качалку к огню, наплевать, что это вредно для лица, пить густой чай, знать, что это тоже вредно для лица, но и на это наплевать тоже. И ничего не делать. У меня нет дачи, но если бы вдруг — была бы именно старая и пахло бы там именно так. И я, возможно, даже ничего бы не делала.

Champ Libre — запах очень молодой травы, которая еще и травой не пахнет, а пахнет рассветом, началом, обещанием неясно чего, и не факт, что сбудется. На эту траву, кстати, еще может выпасть снег, запросто. Наступать на нее кажется святотатством: это же чистый восторг, как можно топтаться по восторгам.

Temps de Pluie — мой самый любимый. Строго говоря, должен быть запахом дождя, который за пять минут из мороси превращается в тропический ливень. Но если это дождь, то я готова под ним стоять всю жизнь. Се ту, это все, как говорят французы, когда им больше нечего сказать.

Fenetre Ouvert — запах, который должен доноситься из раскрытого окна. Если ваше окно выходит на океан, именно такой у вас, думаю, и доносится. Если с океаном не сложилось, можно создать полнейшую ольфакторную иллюзию, что — сложилось.

Des Pas Sur La Neige — хрустящий и искрящийся. Но тут не только хруст и не только — не столько — снег, и запах чая, да, опять чая, но на этот раз с молоком, и это все так по-английски, что наверняка сейчас подадут пудинг, войдет Мэри Поппинс и скажет — «А руки вымыли?». И вот когда мы (очевидно, что нас много, кто играет в снежки в одиночестве?:) вымоем руки душистым мылом, все встанет на свои места: запах снега + запах чая с молоком + запах будущего пудинга + Мэри Поппинс, которая украдкой все-таки явно пользуется духами, хотя вообще-то няням не комильфо.

Такие пять запахов придумала Селин Эллена. Это был ее первый опыт работы для Hermes, где c 2003-го трудится ее отец. Он, по ее словам (и по его словам тоже) к коллекции Le Parfum de la Maison нос вообще не прикладывал. Но интервью они давали вместе, и это был уникальный шанс: задать обоим одинаковые вопросы и получить — одинаковые? разные? — ответы. Я, конечно, им воспользовалась, и, без всяких преувеличений, это было одно из самых интересных интервью в моей жизни.

Жан Клод и Селин не только очень талантливы. Они на самом деле еще потрясающе красивы — как бывают красивы только умные люди

— Вы родились в семье парфюмера. (Отец Жан-Клода и дедушка Селин тоже был парфюмером. Прим. Ya-z-va) Какой аромат, сделанный вашим отцом, произвел на вас впечатление? Есть ли какие-то духи, которые были сделаны им когда-то, и которые вы храните до сих пор?

Жан-Клод Эллена : Мой отец не делал духи. Он делал отдушки для мыла, шампуней и прочих подобных ежедневно нужных вещей. Я начал работать очень рано, с шестнадцати лет. Теперь, когда мне уже гораздо больше, могу признаться: так вышло потому, что я скверно учился в школе. И отец сказал: «Ну, раз учиться ты не желаешь, начинай работать». И отправил меня подмастерьем в Грасс. Там я обнаружил, что парфюмерия — довольно интересная штука. Отец никогда не говорил со мной о парфюмерии, он вообще дома не говорил о работе, мама моя, наверное, находила эту тему не слишком интересной. И чем больше я узнавал это ремесло, тем больше я понимал отца. Это был интересный процесс, и я до сих пор не могу сказать, что он закончен. Отца давно нет в живых. А я все еще продолжаю с ним знакомиться и разговаривать.

Селин Эллена : Когда я росла, меня больше занимали истории и сказки, чем ароматы. Я скорее могла полюбить аромат потому, что за ним стоит красивая сказка, чем аромат сам по себе. Эссенции, масла, экстракты — все это мало меня вдохновляло. Это до сих пор так. Но один аромат — Bois Farine, отец сделал его в 2003 или 2004-м для L’Artisan Parfumer — мне понравился сразу. Я понюхала и поняла, что даже чувствовать себя стала лучше. Забавно, но мой сын, которому тогда было лет 9 или 10, сказал то же самое. И внезапно стал им пользоваться. Никогда не могла себе представить, что десятилетний мальчишка захочет пользоваться духами. Каждый раз, когда я его обнимала, я чувствовала этот запах. Сейчас сыну 19, он носит уже другие ароматы, но до сих пор любит Bois Farine. Вообще это любопытный опыт — быть парфюмером в третьем поколении. Интересно, случится ли четвертое? Сын решил быть художником и изучает искусство. Не так далеко от парфюмерии, но все же. А дочери — 9, еще рано загадывать, шансы остаются.

— Какой совет, который дал вам ваш отец, оказался в итоге самым ценным?

Жан-Клод Эллена: « Побольше улыбайся, сынок», говорил он. И был прав.

Селин: « Постарайся быть свободной, дочка». Мне потребовалось довольно много времени, чтобы понять, что он имеет в виду. Но в этом весь мой отец. Он всегда давал мне советы «навырост». Если кто-то говорит тебе: «Делай так-то и так-то» — ты никогда не будешь этого делать. Если кто-то задает тебе вопрос — «как бы ты сделал?» — начинаешь думать и рано или поздно находишь правильный ответ.

— Сколько раз вы жалели, что стали парфюмером, а не выбрали какую-то другую профессию? Вообще, были такие моменты? Мне вот, например, иногда до сих пор досадно, что я журналист, а не капитан дальнего плавания.

Жан-Клод Эллена: Никогда не жалел, что я парфюмер. Но были моменты, когда я жалел, что одновременно не могу быть еще и дирижером. Я играю, да, иногда. На флейте.

Селин: Никогда не жалела. Это слишком дорого мне далось — стать парфюмером. При таком-то папе. Я буквально боролась за это право. С кем боролась. Ну, в первую очередь, с отцом. Он говорил, мне будет сложно доказать, что я что-то значу сама по себе. И был, конечно, прав — но я все равно хотела этого. Потом я боролась со школьной программой. Чтобы стать парфюмером, надо было разобраться в химии и математике. А я ненавидела химию и математику. Потом я боролась с окружающими. Стоило мне сделать какой-то аромат, который бы никогда не сделал отец, все говорили: «Ну-у-у-у, это совсем не Эллена!». Стоило мне сделать какой-то аромат, который, как мне казалось, он бы мог — теоретически — создать, они говорили: «Ну, это же Жан-Клод!». Мне кажется, только сейчас, сделав коллекцию для Hermès, эти ароматы для дома, я смогла доказать, что сделала что-то другое, что я — парфюмер. Хотя бы потому, что отец никогда не делал парфюмированных лошадок и камней. Но если бы я не стала парфюмером, я стала бы, наверное, писателем. Может быть, и стану. Вообще, эти профессии не так далеки друг от друга, по крайней мере, в моем случае.

— Некоторые художники, когда пишут картину, не могут остановиться. Говорят, у композиторов такая же история. Парфюмеры, по-моему, тоже не всегда чувствуют, когда надо поставить точку. Как вы понимаете, что — все, закончено, сделано, хватит?

Жан-Клод Эллена: Когда я делаю аромат, я бесконечно беседую с ним. Точнее, я беседую сам с собой. Аромат тут — как зеркало. Я задаю ему вопросы — он отвечает. Это занимательная беседа может быть довольно продолжительной. Но в какой-то момент я понимаю, что мне у этого типа нечего спрашивать. Или он больше не отвечает. Значит, история закончена. Но не факт, что навсегда. Через пару лет она может вдруг продолжиться, мне захочется что-то дорассказать, уточнить, выяснить… И я переделаю аромат. Так, кстати, бывает, и довольно часто. Но тут я себя сознательно торможу. Иначе до сих пор бы создавал джус, который начал лет 30 назад. Быть парфюмером одного запаха не очень хочется. Хотя вот Bois Farine, о котором говорила Селин — его мне никогда не хотелось переделать. Вообще у него интересная история. Я как-то проводил каникулы на одном из Сейшельских островов. И нашел там маленький цветок, который пах не как цветок, а как мука, из которой пекут хлеб. Я записал этот запах себе в блокнот — да, я записываю иногда запахи, — и, в общем-то, забыл о нем. Спустя два или три года мне позвонили из L’Artisan Parfumer и сообщили, что хотели бы запустить коллекцию, посвященную путешествиям. Я спросил: «Вы не имеете ничего против, если это будет аромат, пахнущий мукой?». Они не имели. Найти в Париже тот цветок с сейшельского острова было нереально. Чтобы воскресить запах в памяти, я купил в лавке пару кило муки и вдохновлялся ею. Так появился первый аромат, который пах мукой для выпечки.

Читайте также:  Бренд Миссони – узоры зигзаг, фото и история

Селин: Как я понимаю, что аромат закончен? Наверное, так же, как и отец. Когда джус мне больше ничего не рассказывает, и когда мне тоже больше нечего ему сообщить. Правда, в отличие от отца, который беседует со своими запахами обстоятельно, я с ними просто болтаю. Мы чатимся:) А иногда мне кажется, что все мои ароматы не закончены. Но, может быть, это и к лучшему. Может быть, они и не должны быть закончены. Если они не закончены — значит, они живы. И еще я иногда спрашиваю людей, которым я доверяю: «Вот посмотри, я тут кое-что сделала. Как тебе? Нравится? Будешь носить?». В конце концов, я делаю ароматы, но я их делаю не для себя. Или, скажем, не только для себя. Мне надо, чтобы их носили. Любой аромат должен смешаться с запахом тела, иначе он не оживет.

— А правда, что после того, как вы закончили (или думаете, что закончили) аромат, нужно подождать как минимум два дня, чтобы понять, что на самом деле получилось? И часто ли запахи преподносят вам сюрпризы?

Жан-Клод Эллена: Два дня — минимум. Скорее, две недели. А лучше — пару месяцев…

Селин: …или больше. И да, сюрпризы случаются. Но обычно — приятные. Запах оказывается даже лучше, чем казался. Это как лазанья — если вы съедите ее не сразу, как приготовили, а положите в холодильник, она станет только вкуснее, это же закон.

Если верить диктофону, мы говорили 46 минут и 32 секунды. Но мне реально казалось, что не больше 5 минут. Правда, это точно была одна из самых ярких пятиминуток в жизни.

— Какой аромат из только что созданной домашней коллекции Hermès вы принесли бы в собственный дом?

Жан-Клод Эллена: Я принес бы все, посмотрел, какой наименее разговорчив, и оставил бы его. Дома мне нужна тишина, чтобы не сказать — молчание. Хотя, в принципе, я ничего не имею против рок-н-ролла. Иногда готов его даже станцевать.

Селин: Я не смогу ответить на этот вопрос. Представьте, что у вас пятеро детей, и нужно публично выбрать одного. Этого нельзя делать. Остальные же обидятся. Но я жила с ними со всеми, пока работала над ними, и продолжаю жить. Они у меня везде, даже в спальне. И они очень хорошо воспитаны, не крикливы, разговаривают только шепотом. Это было самое сложное — сделать ароматы, которые не будут заглушать запахи вашего дома. Потому что как бы они ни были прекрасны, запах дома все равно лучше всех. Это же ваш запах. Тут не должно пахнуть как в отеле или как в бутике, пусть самом дорогом и самом прекрасном, пусть даже в бутике Hermès. Иначе всякий раз, открывая дверь дома, вы будете чувствовать дискомфорт.

Пять ароматов в свечах, камнях и лошадках-оригами — домашняя коллекция Hermès. Пока. Но продолжение наверняка последует.

— А вот кстати про вас, Жан-Клод, ходят легенды. Говорят, у вас такой острый нюх, что, отправляясь к вам на интервью, лучше не пользоваться никаким ароматом. Если он вам не понравится, вы можете и того… выгнать. А если взять какой-то из ваших, вы решите, что я слишком хочу вам понравиться. И тоже можете выгнать. В общем, я на всякий случай не стала. Но скажите, это правда?

Жан-Клод Эллена (хохочет, как мальчишка): Кто. Я?! Вас?! Вас бы я никогда не выгнал! Я вообще никогда никого не выгонял! Кажется…

Селин (тоже хохочет): Мой отец — самый покладистый и мягкий человек на свете. Он готов вытерпеть любые запахи. Кроме, пожалуй… Вот в отелях иногда используют для чистки мягкой мебели и стирки какие-то странно и сильно пахнущие средства. И из-за них он не может спать. И я, кстати, тоже. Я иногда натягиваю на наволочку какую-нибудь свою майку, — и наконец засыпаю. Потому что тогда все в порядке, тогда — как дома.

— Вокруг парфюмерии накручено огромное количество мифов. Кто-то верит, что натуральные ингредиенты непременно лучше (и дороже) синтетических молекул. Кто-то — что нишевые ароматы всегда лучше коммерческих. Какой самый далекий от реальности миф вам приходилось слышать? С каким вам хотелось бы побороться и навести порядок у людей в головах?

Жан-Клод Эллена: Да, с натуральными и синтетическими компонентами стоит разобраться. Синтетические молекулы используются уже почти век. И благодаря им парфюмерия развивается, иначе бы все до сих пор пахли, как в 19-м веке, «чистой розой». Сейчас можно сконструировать любую молекулу, и на качестве аромата это никак не скажется. Не от этого зависит, хорош ли аромат. Когда вы смотрите на картину, так ли вас интересует вопрос, натуральными красками или химическими рисовал художник? Вообще, для вас важно, масло это или акварель? Это всего лишь краски. И теми, и другими — и даже тушью — можно написать великое полотно. А можно и невеликое. Я использую ту или иную молекулу не потому, что она натуральная или синтетическая, и не потому, что она дорогая или дешевая. Где-то и не нужны дорогие — они только испортят весь рисунок. Но да, я часто встречаю людей, которые смотрят на меня восторженно и с надеждой спрашивают: «Ну вы-то, вы — вы ведь используете только натуральные компоненты?». Я говорю «нет» — и понимаю, что ужасно их разочаровал. Может быть, даже обидел.

И еще с одной историей стоит разобраться — с запретами IFRA на использование некоторых ингредиентов. Я делаю ароматы почти 50 лет. За это время вышло множество новых предписаний. Но на самом деле они затрагивают… — я сейчас назову ошеломляющую цифру — меньше 10 % всех существующих ингредиенов. Меньше 10 %. Всего. Это меньше, чем ничто. В вашем распоряжении остаются тысячи. Пожалуйста, творите. Не сваливайте свои промахи на какие-то законы, из-за которых вы не можете сделать то, что могли бы, если бы творили во времена Герлена. Вместе с Герленом работали еще сотни парфюмеров. Им ничто не связывало руки. А Shalimar создал почему-то он.

Селин: Да, ингредиентам часто придают какую-то мистическую ценность. Ах, роза! Ах, сентифолия! Но я не использую розу ради розы. Я использую розу ради истории, которую хочу рассказать.

— А еще меня всегда интересовало — как научиться понимать ароматы? Хорошему музыкальному вкусу учат в музыкальных школах, и там же, кстати, «ставят» слух. Даже если у тебя его нет, его можно развить, если этим заниматься. Рисовать и понимать живопись учат в художественных школах. Как, где и кто учит обонянию? Может, есть какие-то самоучители.

Жан-Клод Эллена: Т аких школ пока не открыли. Но ситуация не безнадежна. Обоняние развивается так же, как гастрономический вкус. Чем больше разных блюд вы пробуете, тем шире ваши горизонты и тем точнее вы чувствуете, что вкусно, а что так себе. Человека, который каждый день ест свежепойманную рыбу, невозможно убедить, что сей карасик только что плескался в речке, если на самом деле это не так. Пробуйте разную еду и нюхайте то, что вы едите и пьете. Возьмите себе за правило: перед тем, как съесть мясо и выпить вино — понюхать. Я до сих пор всегда так делаю.

Селин: И не бойтесь запахов. Даже тех, которые кажутся не слишком приятными. Даже запахов подземки, метро, вагонов, поездов — они могут быть интересны. Даже запахов людей в этом вагоне. Не бойтесь. Это же жизнь.

«Парфюмерия — это искусство, а не ремесло»

Жан-Клод Эллена — о мужских запахах, коммерции и долголетии

В апреле появятся два новых одеколона из серии Les Colognes Hermes. Их создатели — знаменитый парфюмер Жан-Клод Эллена, недавно сложивший с себя полномочия главного парфюмера дома Hermes (он выбрал основой своего аромата Eau de Neroli Dore ноты нероли), и его преемница на этом посту Кристин Нажель (ее одеколон Eau de Rhubarbe Ecarlate обыгрывает ноту ревеня). Господин Эллена рассказал «Ленте.ру» о том, почему парфюмерия — вполне мужское дело, о планах дальнейшей работы с Hermes, о нелюбви к шопингу и о том, что помогает хорошо выглядеть накануне 70-летия.

Лента.ру: Некоторые люди находят, что создание ароматов, как, кстати, и работа модельера, — не совсем мужское ремесло. Несерьезное. Что вы думаете об этом?

Эллена: Я вообще не считаю парфюмерию ремеслом, или, как говорят у нас, metiers d’art. Я считаю ее искусством. Это определенно настоящее искусство — для меня, во всяком случае. Надеюсь, я не одинок в этом убеждении. Но даже если я один такой, я все равно остаюсь ему верен. Хотя доказать это сложно: колбы, пробирки, химические составы, рецепты, опыты — ремесло ремеслом. Но для меня духи, ароматы — не товар, не продукт вроде кока-колы. Они дарят вам эмоции, ассоциации, вдохновляют вас. Они вам что-то говорят.

Многие мужчины — в частности, в нашей стране — в силу своего понимания мужественности либо пренебрегают одеколонами и парфюмерной водой, либо выбирают очень сильные ароматы и используют их весьма интенсивно. Что вы можете им посоветовать?

Это как раз обратная ситуация в сравнении с моим отношением к духам. Мужчины в массе своей воспринимают одеколон как функциональный продукт. Мне кажется, это вообще проблема мужского мироощущения: есть предмет, у него имеется функция, она должна реализовываться с определенной целью. Побрился — побрызгался одеколоном, который должен сильно пахнуть, иначе зачем он вообще нужен. Это вопрос общей культуры. Человек, в данном случае мужчина, может потратить время на то, чтобы узнать что-то о парфюмерии, о ее корнях, о нюансах ароматов, углубиться в ее историю. Это развивает. А может просто облиться парфюмерной водой и забыть о ней. Окружающим, правда, забыть не удастся (смеется). Тут как с вином: можно его пить, чтобы просто побыстрее и поэффективнее напиться, а можно долго дегустировать, исследовать букет, читать, сравнивать разные напитки и, в конечном итоге, получать подлинное удовольствие от процесса. Или с женщинами. Мужчина может просто использовать женщину, чтобы показать всему миру, какой он крутой парень, а может встречаться с ней, потому что с ней есть о чем поговорить. Это разные вещи, разное отношение к жизни. Все зависит от человека, его мироощущения, отношений с другими людьми.

Европейской парфюмерии не одна сотня лет. Какой период в ее истории вас более всего вдохновляет?

На мой взгляд, самым интересным временем было начало XX века — благодаря развитию химии, созданию искусственных ингредиентов в парфюмерии. До того как прикладная химия пришла к этому, для духов использовали только натуральные вещества, зачастую редкие и очень дорогие. Причем их количество было ограничено — 50-60 компонентов, не более. Создание синтетических веществ внезапно открыло парфюмерам почти неограниченные возможности подбора нот и позволило создавать самые необычные композиции, получить которые из натуральных ингредиентов было невозможно. Современный архетип парфюмерии возник в 1910-1930-е годы, и то, что мы делаем сейчас, своими корнями восходит к тем великолепным временам.

Второй интересный период пришелся на 60-70 годы прошлого века. Во многом благодаря парфюмеру Эдмону Рудницка (автору первого аромата Hermes — женского Eau d’Hermes (1951) — прим. «Ленты.ру»). Именно он первым назвал парфюмерию искусством и постоянно стремился это доказать. Рудницка исповедовал интеллектуальный, а не только «кухонный», с бесконечным смешиванием ингредиентов, подход к нашей работе. Фигурально выражаясь, он был не парфюмерным поваром, а настоящим художником. Когда я начинал свою карьеру, я следовал его главному принципу: думать, что ты хочешь получить в итоге экспериментов, представлять себе абстрактную тему аромата, а не только его химическую формулу. Таким образом духи становятся больше чем просто сложным многокомпонентным веществом — они делаются произведением искусства.

Сейчас в России и, думаю, в Европе тоже популярно увлечение парфюмерией. Это превращается в хобби, люди делают духи handmade. Как вы оцениваете это явление?

Есть люди, которых мы во Франции называем «воскресными живописцами». Это бизнесмены, клерки, врачи, люди самых разных профессий, которые в выходные пишут картины. Это приятнейшее времяпрепровождение, хороший отдых, увлекательный процесс для того, кто им занимается. Но если взглянуть на результат… Да, это мило, но, скажем, я такое у себя дома не повешу. То же и с «воскресными парфюмерами». Если это ваша работа — нужно учиться, постоянно этим заниматься, искать новые идеи, думать об ароматах, о композициях. А не просто взять, смешать и взболтать несколько компонентов. Такие любители считают, что «носом» может быть кто угодно. Хорошо, пожалуйста, делайте свои духи, но это не парфюмерия как искусство.

А вот другая проблема: хорошие, очень профессиональные парфюмеры создают банальные, примитивные, но хорошо продающиеся ароматы — в угоду массовым вкусам.

На мой взгляд, это проблема куда большая, чем «носы»-любители. Суть в том, что для производителей и работающих на них парфюмеров экономика становится важнее творчества. Становится не слишком важно, как пахнет то, что хорошо продается. Главное — деньги, продукт на втором месте. Но печальная истина в том, что как только вы начинаете гоняться за прибылью, торговать красивыми коробочками — продукт умирает, искусство гибнет. То же можно сказать и о рискованных экспериментах вроде ароматов Гезы Шона Escentric Molecules. Мне кажется, что это вообще шутка, а не духи, или некая абстрактная концепция. Но если людям это нравится — о’кей, пожалуйста.

Дом Hermes известен тем, что в любых обстоятельствах держит марку, не упрощает свою концепцию. Что этот дом значит для вас?

Прежде всего — это дом, который олицетворяет собой люкс как он есть, и это компания, где работает множество очень талантливых и профессиональных ремесленников. Они досконально знают довольно редкие сейчас ремесла и делают свою работу с большой любовью. Стоит недолго с ними пообщаться, как становится ясно, с какой вдумчивостью они подходят и к сырью, и к процессу, и к результату труда. Смею предположить, что я один из этих ремесленников-художников. И именно потому, что мы так любим свою работу, получается хороший результат. И у них, и у меня. Вот кожа, из которой шьют наши сумки. Она доставляет удовольствие всем органам чувств — ее приятно разглядывать, прикасаться к ней, обонять ее запах. Мастера шьют из нее сумки с любовью, а я вдохновлялся ее ароматом, создавая духи Cuir d’Ange («Ангельская кожа»). Вообще, во Франции, по моему мнению, есть только два дома, которые производят настоящий люкс: Chanel и Hermes. Остальные уже не то. И есть еще один момент. Меня порой спрашивают, почему духи и одеколоны Hermes заключены в такие простые и лаконичные флаконы. Мол, это же luxury. Действительно, Hermes ассоциируется с люксом, но он был основан протестантом. Это чувствуется до сих пор в том, что дом производит. Как ни странно, протестантские ценности основателя и, как следствие, лаконизм, сдержанность, практичность, качество, долговечность наших изделий актуальны для дома по сей день.

Читайте также:  2 признака того, что вам показана ринопластика

Я крещен в католицизме, но я атеист. В Европе далеко не все люди верят в бога: вера или есть, или ее нет, или она была, но иссякла. Я неверующий, так сложилось.

Вы с ног до головы одеты в Hermes. Это условие вашего контракта?

Ни в коем случае. Просто я ненавижу шопинг, а в Hermes нет распродаж для клиентов, но есть для персонала — дважды в год. И вот дважды в год я просто прихожу на эту распродажу и покупаю все, что мне нужно. Кстати, много лет назад, когда я еще не работал в Hermes, я закупался примерно так же, но в каких-то случайных магазинах. Сейчас все определенно удобнее.

А как же вы будете решать эту проблему теперь, когда сложили с себя должность главного парфюмера?

Я продолжу работать с домом в качестве парфюмера, консультанта, у нас еще будут совместные проекты. Надеюсь, вы скоро о них услышите.

В Париже множество антикварных лавок. Вы любите старинные вещи?

Иногда покупаю кое-что, но в Париже антиквариат безобразно дорог — что в галереях на Левом берегу, что на блошином рынке на Порт де Клиньянкур. Я предпочитаю небольшие базарчики в маленьких городках на юге Франции. О них никто не знает, кроме местных, и там случается добыть интересные вещицы практически за бесценок, особенно если умеешь торговаться. Но я не советую покупать на блошиных рынках старые флаконы с духами, если, конечно, ваша цель не флакон. Бутылочка может быть и в порядке, но то, что внутри, уже не духи, увы.

Простите за нескромность, но вы превосходно выглядите. Как поддерживаете форму?

Правда? Спасибо. Очень приятно это слышать, поскольку мне скоро исполнится 70 лет. Честно говоря, сам не знаю, как мне удается поддерживать, как вы говорите, превосходную форму. Все дело в моем ремесле. Похоже, духи меня мумифицировали. Знаете, каждый день обильно смачиваю кожу одеколоном, и вот результат! (смеется)

Алхимия ароматов

Парфюмерия — это страсть, которой можно предаваться вечно!

Жан-Клод Эллена

Биография

Жан-Клод Эллена родился в Грассе в 1947 году. Его отец был парфюмером, и еще подростком Жан-Клод отправился работать на фабрику Antoine Chiris. Будучи едва 20 лет, в 1968 году он поступил в только что открытую парфюмерную школу при производстве компании «Живодан» (Givaudan), в которой он проучился только 9 месяцев из трехлетнего курса, после чего был принят на работу в компанию в качестве парфюмера и проработал там до 1976 года. Затем Эллена на некоторое время покинул компанию для работы с Lautier, и когда вернулся в Givaudan в 1983 году, то заступил на должность главного парфюмера, после чего перешел в Haarmaan & Reimer (сейчас — Symrise).

В 2004 году Жан-Клод Эллена был назначен штатным парфюмером дома Hermès. К 2008 году продажи парфюмерии Дома Hermès утроились, а Terre d’Hermès занял топ рейтинга продаж мужского парфюма во Франции.

Жан-Клод Эллена является братом парфюмера Бернарда Эллена (Bernard Ellena) и отцом Селин Эллена (Celine Ellena). Он также является автором книг «Ле Парфюм» (Le Parfum), «Парфюмерия: алхимия запаха» (Perfume: The Alchemy of Scent) и «Журнала парфюмера» (Journal d’un Parfumeur) (публикуется на английском языке под названием«Дневники «носа» (The Diary of a Nose).

После ухода на покой в 2016 году (на посту парфюмера Hermes его сменила Кристин Нажель) Эллена занялся собственным парфюмерным проектом – The Different Company, основанным им еще до начала работы с Hermes.

Парфюмы, созданные Жан-Клодом Эллена

Парфюмы, созданные не в Hermes:

  • Acqua di Parma Colonia Assoluta (2003, с Bertrand Duchaufour)
  • Amouage Dia Pour Femme (2002)
  • Balenciaga Rumba (1988, с Ron Winnegrad)
  • Bvlgari Eau Parfumee au The Vert (1992)
  • Bvlgari Eau Parfumee au The Vert Extreme (1996)
  • Cartier Declaration (1998)
  • Christian Lacroix Bazar Femme (2002, с Bertrand Duchaufour & Emilie Copperman)
  • Decleor Aromantic (1999)
  • Angliques Sous La Pluie Frederic Malle (2000)
  • Cologne Bigarade Frederic Malle (2001)
  • L’Eau d’Hiver Frederic Malle (2003)
  • Giorgio Armani Emporio Armani Night for her (2003, с Lucas Sieuzac)
  • Lalique Eau de Lalique (с Emilie Copperman)
  • L’Artisan Ambre Extreme (2001)
  • L’Artisan Bois Farine (2003)
  • L’Artisan L’Eau d’Ambre (1978)
  • L’Artisan La Haie Fleurie du Hameau (1982)
  • Laura Ashley L’Eau by Laura Ashley
  • Lily Prune Sublime Vanilla (2001)
  • Paul & Joe Blanc (2003)
  • Rectoverso Blue Lagoon (с Christophe Raynaud)
  • Rectoverso Mystery Secret
  • Rectoverso Sun Sea
  • Rochas Globe (1990)
  • Sisley Eau de Campagne (1974)
  • The Different Company Bois d’Iris
  • The Different Company Divine Bergamote (2003)
  • The Different Company Osmanthus
  • The Different Company Rose Poivree
  • Ulrich de Varens no. 2 (1998)
  • Urich de Varens UDV Fun for men (2000)
  • Van Cleef & Arpels First (1976)
  • Van Cleef & Arpels Miss Arpels (1994)
  • Yves Saint Laurent In Love Again (1998)

Парфюмы, созданные Жан-Клодом Эллена для дома Hermès:

  • Hermès Bel Ami Vétiver (2013)
  • Hermès Caleche Fleurs de Mediterranee (2003)
  • Hermès Eau Claire des Merveilles (2010)
  • Hermès Eau de Gentiane Blanche (2009)
  • Hermès Eau de Mandarine Ambrée (2013)
  • Hermès Eau de Narcisse Bleu (2013)
  • Hermès Eau de Néroli Doré (2016)
  • Hermès Eau de Pamplemousse Rose (2009)
  • Hermès Elixir des Merveilles (2006)
  • Hermès Equipage Géranium (2015)
  • Hermès Jardin Apres La Mousson (2008)
  • Hermès Jardin de Monsieur Li (2015)
  • Hermès Jardin en Mediterranee (2003)
  • Hermès Jardin Sur Le Nil (2005)
  • Hermès Jardin Sur Le Toit (2011)
  • Hermès Jour d’Hermès (2012)
  • Hermès Jour d’Hermès Absolu (2014)
  • Hermès Hermessence Ambre Narguile (2004)
  • Hermès Hermessence Brin de Reglisse (2007)
  • Hermès Hermessence Cuir d’Ange (2014)
  • Hermès Hermessence Epice Marine (2013)
  • Hermès Hermessence Iris Ukiyoé (2010)
  • Hermès Hermessence Muguet Porcelaine (2016)
  • Hermès Hermessence Osmanthe Yunnan (2005)
  • Hermès Hermessence Paprika Brasil (2006)
  • Hermès Hermessence Poivre Samarcande (2004)
  • Hermès Hermessence Rose Ikebana (2004)
  • Hermès Hermessence Santal Massoïa (2011)
  • Hermès Hermessence Vanille Galante (2009)
  • Hermès Hermessence Vetiver Tonka (2004)
  • Hermès Kelly Caleche (2007)
  • Hermès L’Ambre des Merveilles (2012)
  • Hermès Rocabar (1998, с Gilles Romey и Bernard Bourgeois)
  • Hermès Rose Amazone (2014)
  • Hermès Terre d’Hermes (2006)
  • Hermès Terre d’Hermès Eau Très Fraîche (2014)
  • Hermès Voyage d’Hermès (2010)

Избранные цитаты Жан-Клода Эллена:

«Мой отец никогда не пил, не ел и даже не начинал читать без того, чтобы не поднести к носу напиток, еду, книгу или иной предмет. Для него вещи существовали постольку, поскольку они пахли. Он также научил меня важности уметь слушать и делиться услышанным». (Для New Straits Times, 12/24/2006)

«Я обожаю старые парфюмы Guerlain. Они являются полной противоположностью тому, что создаю я, и поэтому они чудесны». (Для журнала Wallpaper Magazine)

«Я не пытаюсь воссоздать природу. Мне это не интересно. Я хочу преобразовать ее, создать ольфакторную иллюзию. Парфюмерия– это не просто аромат цветов». (Для Los Angeles Times, 10/28/2007)

«Я – похититель, вор, стервятник, хватающий ароматы». (Для Women’s Wear Daily, 9/28/2007)

В заключение

Чистый парфюмерный стиль Эллена прекрасно отображают совершенство прозрачного, сочного Un Jardin Sur Le Nil и его хрустящие белоснежные рубашки. Путешествие в Египет с главами компании Hermes, в результате которого появился «Нильский сад», легло в основу блестящей книги The Perfect Scent: A Year in the Perfume Industry in Paris and New York, написанной американским журналистом Chandler Burr.

Во второй части документального цикла BBC «Духи: Воспоминания во флаконе» (англ. “Perfume: Bottling the memory”) Эллена сравнивают с одним из персонажей «Звёздных войн»: «Он — Оби-Ван Кеноби ароматов» ( “He is Obi-Wan Kenobi of fragrance”).

В 1990 году Жа-Клод Эллена стал со-основателем « Осмотеки» — музея редких, исторически ценных ушедших парфюмов в Версале.

Блог Марии Тараненко: новая парфюмерная эпоха Hermès

Мария Тараненко о двух новинках Hermès, созданных великим «носом» Дома Жаном-Клодом Эллена и его преемницей Кристин Нажель

Новость о том, что Жан-Клод Эллена уходит на покой, а главным парфюмером Hermès станет женщина, всколыхнула beauty-мир почти год назад. Ибо «нос» – это не только существительное мужского рода, но практически гендерная профессия.

Мария Тараненко и Кристин Нажель на презентации новых парфюмов Hermès в Париже

Хотя, в последние годы парфюмеры слабого пола стали все чаще заявлять о себе. Но возглавить большой парфюмерный Дом смогла только Матильда Лоран, творящая для Cartier. Анник Гуталь, Мартин Микалефф, Джо Малон, Тьерри Де Гинзбур – отдельная история. Эти великие женщины создали собственные бренды. Их никто не назначал, они не продирались через мужские маркетинг-команды, советы директоров и акционеров. И всегда делали в нишевой парфюмерии что хотели. А вот бренды, творящие для широкой публики, предпочитают видеть мужскую руку, как в управлении, так и в создании парфюмов. Правда тех, кто может себе позволить собственного «носа» среди них немного. Это Chanel, где бразды правления давно принадлежат семье Польж. В 2014 Жак Польж передал их сыну Оливье. В Dior больше десяти лет творит Франсуа Демаши (он же работает с ароматами Fendi и Givenchy). А в Guerlain –Тьерри Вассер, первый за историю марки парфюмер не из семьи Герлен. Безусловно, как я писала выше, женщин-парфюмеров становится все больше. Но они входят в творческие группы мировых арома-концернов Givaudan, Fragonard, Firmenich, Quest International. И работают по заказу тех или иных брендов. Точно также до недавнего времени творила и Кристин Нажель. Но в 2014 году она пришла в Hermès, став правой рукой Жана-Клода Эллена. А теперь, когда знаменитый парфюмер уходит на покой и будет творить по случаю, Кристин становится официальным «носом». В честь этого события они с Жаном-Клодом Эллена создали два одеколона. Он – Eau de Néroli Doré («Позолоченное нероли») с ярким средиземноморским акцентом. Она – Eau de Rhubarbe Ecarlate («Пунцовый ревень»). Оба аромата в прошлую среду были представлены в Париже.

Презентация Hermès в Париже

Мне посчастливилось не только побывать на презентации, но и оказаться за столом рядом Кристин, с которой мы знакомы много лет. Интервью с ней у меня было не счесть. Ведь Кристин Нажель создала более десяти творений для Jo Malone, знаменитые Delices и Eau De Cartier, работала для Thierry Mugler, Narciso Rodriguez, Guerlain, Lancôme – всех не перечислишь. В общем, возможность пообщаться предоставлялась нам часто. Последний разговор состоялся прошлым летом, когда она приезжала в Москву с Жаном-Клодом Эллена на открытие парфюмерного корнера Hermès в ЦУМе. И вот мы сидим рядом за столом, а вокруг разворачивается удивительное представление. Даже блюда для ужина оформлены в оттенках ароматов. Первым презентуют Eau de Néroli Doré. Официанты приносят колбы с компотами из ингредиентов. Затем над нами натягивают тонкие струны подвешенными золотыми цветами, выносят закуски на тарелках с золотой фольгой, тыквенный суп в занятных колбах. Когда же дело доходит до презентации Eau de Rhubarbe Ecarlate, скатерть на столах сменяет искусственный газон, звучит живая музыка – необычный дуэт старинного клавесина и фортепьяно. Официанты постоянно меняют свои авангардные костюмы. Они то подсолнухи, то призраки, то вдруг облачаются в алые шубы из бумажной мишуры. В общем, есть чему удивиться и что заинстаграмить. Тем более новые ароматы на зеленой траве стола смотрятся очень красиво. Выкладывая их на Maria_Taranenko_ELLE_Russia, сразу получаю несколько смс от знакомых с вопросами об ароматах. Действительно, любое новое творение Дома Hermès не может остаться незамеченным. А уж тем более целых два и по такому весомому поводу. В Eau de néroli Doré чувствуется почерк Эллена. Добротный, породистый, по мне больше мужской одеколон. Но большинство вопросов адресовано как раз творению Кристин. Ревень не часто используется в парфюмерии и носы аромаманьяков так и чешутся. Именно поэтому на следующий день наше интервью с Кристин началось именно с ревеня.

Презентация Hermès в Париже

МАРИЯ ТАРАНЕНКО Ревень – очень редкий компонент. Сейчас парфюмеры предпочитают используют хорошо проверенные коммерцией ингредиенты – розу, жасмин, сандал, ваниль, мускус и т.д. Конечно, химия шагнула вперед, и все нам известные запахи можно расчленить на молекулы, создав ароматы шоколадной розы и малинового жасмина. Но все эти эксперименты в рамках лишь пары десятков природных материй. Тогда как в мире существует огромное количество шикарно благоухающей флоры, которую никто не отважится пригласить на парфюмерную службу. Именно поэтому моно-аромат на основе ревеня меня так обрадовал. До этого я могу припомнить лишь два нишевых парфюма с доминантой этой ноты – Jo Malone и Aedes De Venustas.

КРИСТИН НАЖЕЛЬ Ты права, ревень всегда был дополнительным элементом в парфюмерии. Я же его выбрала, чтобы войти в Hermès с чем-то особенным, нетривиальным. Но при этом отказаться от эпатажа и сложностей согласно стилю этого Дома. Это растение я обожаю с детства. Не только за запах и вкус, но и за цвет. Да, все мы ждем-не дождемся появления первых листочков и травы. Но когда эта салатовая дымка окутывает сады, алые всполохи ревеня на ее фоне смотрятся особенно ярко и радостно. Они служат своеобразной предтечей грядущему летнему многоцветью. С детства я особенно остро чувствую эти моменты. Ревень – это некий природный фейерверк, праздник весны. И мои визуальные впечатления неотделимы от ольфактивных и вкусовых, которые знакомы всем европейцам. Уверена, у многих он вызывает такие же положительные эмоции, что и у меня. У кого-то это также связано с весенним настроением, а кому-то до сих пор не дают покоя джемы, мороженое и другие десерты из ревеня. Именно поэтому я решила использовать в новом одеколоне ноты как сырого, так и приготовленного ревеня. Свежий ревень – это зелень, сочность, нервозность. А десертный мягкий и обволакивающий. Связала же я их при помощи мускуса, который сгладил углы первого и приторность второго.

М.Т. Насколько мне известно, натуральный аромаэкстракт ревеня получить невозможно. Или тебе это удалось?

“Нос” Hermès Кристин Нажель

К.Н. Увы, ревень точно также сопротивляется экстрагированию, как ландыш, сирень, фрезия, пуанцеттия, глициния и т.д. Мы называем эти растения «немым» сырьем, из которого нельзя получить эссенций. Почему их ноты можно найти в массе парфюмов? Ответ прост: мы воспроизводим запахи с помощью аромамолекул, как природного, так и синтетического происхождения. В чем-то я творю, как музыкант: с одной стороны ощущаю аромат в целом, как мелодию, но при этом могу разложить его по нотам. Недаром же мы оперируем музыкальной терминологией: аккорд, звучание, нота. Так и с ревенем. Его благоухание было у меня в голове. И в носу. В общем, я его остро чувствовала. А дальше стала опытным путем подбирать ингредиенты, сплав которых смог бы это воссоздать. Основой же моего ревеня стал аромат цветов лантана. Он похож на запах маракуйи, который перекликается с ревенем. Цветы лантана легко поддаются экстрагированию. Их натуральные аромамолекулы я обрамила синтетическими нотами, добавив и несколько секретных ингредиенты, о которых умолчим, чтобы не радовать конкурентов. Немножко розы, немножко мускуса – вот еще, пожалуй, что я могу уточнить.

Читайте также:  Самая красивая школьная форма

М.Т. Сексуальный ли это аромат?

К.Н. Разумеется! Во-первых, я убеждена, что все ароматы, которые вам нравиться носить, сексуальны. Нос и подсознание не обманут: им известно, какие ноты способны сделать ваш природный запах максимально привлекательным для противоположного пола. А во-вторых, легко быть секси, когда ты носишь прямолинейные, ориентальные парфюмы. Но это сексуальность без алюра, загадки, неожиданности. Тогда, как мой одеколон вам придаст именно все это. А так как он сочный, легкий и искристый, его сексуальность будет не утомлять, а возбуждать аппетит. Всем известно, что мужчины – большие дети и сладкоежки. И компоты, джемы и прочие десерты из ревеня любят с пеленок. Так что, надушившись моим одеколоном, можете не сомневаться в том, что найдется немало желающих вас «отведать». Вот только придется немного подождать: аромат появится в конце апреля. Как раз, когда проклюнутся первые кумачовые побеги ревеня.

Парфюмы Hermès Eau de Rhubarbe Ecarlate и Eau de Néroli Doré

М.Т. Почему флаконы без спреев?

К.Н. Мы это сделали специально. Так я хочу возродить культуру нанесения одеколона ладонями. Налейте в ладонь несколько капель, согрейте в руках и погладьте свою шею, уши, плечи, руки. Нет ничего более успокаивающего и сибаритского, чем эти жесты. А как потом благоухает одежда! Мой любимый антистрессовый прием – закутаться днем в воротник свитера, шарф или прильнуть к пальто, которое впитало в себя утренний аромат. Попробуйте, и вы почувствуете такое умиротворение, словно не выходили из дома. Кстати, я не возбраняю «свадьбы» моего одеколона с другими ароматами. Ревень прекрасно уживается с шипром, восточными нотами, цветами. Он словно маленький, красный шейный платочек, который можно носить абсолютно с любой вещью, придав ей иной акцент. От футболки до смокинга.

М.Т. С каким из классических ароматов Hermès вы бы хотели поработать?

К.Н. С Eau de Merveilles – у этого великого аромата масса возможностей трансформации. А еще с Faubourg 24. Ведь мое знакомство с Домом Hermès в юности началось именно с него. Это великая классика, и может быть, однажды я решусь на создание современной версии этого аромата. Также очень люблю Amazone. Жан-Клод Эллена сделал великолепную версию этого запаха – Rose Amazone. Я воспринимаю это, как своеобразный вызов. Постараюсь в ближайшее время продемонстрировать вам и свой взгляд на Amazone.

Как обычно, мы нарушаем тайминг интервью: группа журналистов с недовольными лицами стоит под дверью уже десять лишних минут. Поэтому мы спешно прощаемся, даже забыв сделать традиционное фото для моего инстаграма (правда, потом мы наверстали это упущение). Я ухожу, благоухая ее новым творением, с эгоистичной мыслью о том, что до середины апреля, когда оно появится в продаже, это наслаждение будет доступно только мне.

Dmytry

Первый нос Франции. Мой любимый парфюмер.

Самый талантливый парфюмер современности или первый нос Франции: Жан Клод Эллена (Jean Claude ELLENA)

Он считает, что жители Сиднея пахнут рыбой, римляне – чесноком, парижане – жареными цыплятами. Его подмышки– “зона, свободная от парфюма”. Его целью никогда не было создать аромат, который бы хорошо продавался. Об этом знаменитый парфюмер Жан Клод Эллена признался в одном из своих интервью. «Люди в разных странах пахнут по-разному. И я как профессионал могу чувствовать эти различия. В Сиднее очень любят рыбу, в Риме едят чеснок, а в Париже – цыплят. Это не могло не отразиться на запахе, идущем от людей».

Обонятельные способности мистера Эллена развиты гораздо лучше, чем у обычных людей. Резидент Дома Hermes, сегодня он на пике своей парфюмерной карьеры.
Жан Клод Эллена работал на компании Yves Saint Laurent и Bvlgari и сегодня является одним из двух в мире резидентом модного парфюмерного дома (второй парфюмер – Jacques Polger резидент Chanel). Секретами своего успеха он не прочь поделиться.

Он не использует одеколоны-сплеш, бережется от дезодоратнтов, не использует парфюмированное мыло.
«Я делаю это, чтобы защитить себя», – признался парфюмер. “Когда я вдыхаю запахи, меня окружающие, я начинаю работать, раскладывая ароматы на составляющие. Поэтому я стараюсь избегать посторонних запахов и концентрируюсь на тех, которые создаю сам».
«Жизнь в отеле представляет для меня определенную сложность. Например, на постельном белье используется слишком большое количество моющего средства. Для меня это ужасный запах. Едва положив голову на подушку, я начинаю думать о композиции аромата».
«У меня всегда с собой ноутбук. Если мне встречается интересный запах, я записываю его ноты. Эти «шпаргалки» могут превратиться в аромат менее чем за неделю». Удивительно, но Жан Клод Эллена может написать точный рецепт чудесного аромата, в который будут входить все ингредиенты, формулы, расчеты объемов без проверки на практике”.
Дом Hermes, резидентом которого является м-р Эллена, в отличие от множества других модных домов, прохладно относится к звездам.
Однажды у дверей Hermes в Париже оказалась Опра Уинфри. Она приехала после закрытия магазина и требовала продавца, чтобы тот пустил ее купить часы для Тины Тернер. Продавец отказал знаменитости.
«Этот пример доказывает, что для Дома Hermes звезды – это не главное.
Вдохновляют нас художники. Я ничего не делаю на заказ, я творю ароматы для себя. Но если они продаются – это бонус».

Ароматы, созданные Jean Claude ELLENA:

Acqua di Parma Colonia Assoluta (2003, совместно с Bertrand Duchaufour)
Amouage Dia Pour Femme (2002)
Eau Parfumee au The Vert от Bvlgari (1992)
Eau Parfumee au The Vert Extreme от Bvlgari (1996)
Bvlgari Pour Femme (Оригинальная версия, 1984)
Cartier Declaration (1998)
Christian Lacroix Bazar Femme
(2002, совместно с Bertrand Duchaufour & Emilie Copperman) Decleor Aromantic (1999)
Frederic Malle Angliques Sous La Pluie
Frederic Malle Cologne Bigarade
Frederic Malle L’Eau d’Hiver (2003)
Giorgio Armani Emporio Armani Night for her (2003, совместно с Lucas Sieuzac)
Elixir des Merveilles от Hermes (2006)
Hermes Jardin en Mediterannee (2003)
Hermes Jardin Sur Le Nil (2005)
Hermes Hermessence Ambre Narguile (2004)
Hermes Hermessence Osmanthe Yunnan (2005)
Hermes Hermessence Poivre Samarcande (2004)
Hermes Hermessence Rose Ikebana (2004)
Hermes Hermessence Vetiver Tonka (2004)
Hermes Rocabar (1998, совместно с Gilles Romey и Bernard Bourgeois)
Hermes Terre d’Hermes (2006)
Lalique Eau de Lalique (совместно с Emilie Copperman)
Ambre Extreme от L’Artisan (2001)
Bois Farine от L’Artisan (2003) La Haie Fleurie du Hameau от L’Artisan (1982)
Laura Ashley L’Eau by Laura Ashley
Lily Prune Sublime Vanilla (2001)
Paul & Joe Blanc (2003)
Rectoverso Blue Lagoon (совместно с Christophe Raynaud) Rectoverso Mystery Secret
Rectoverso Sun Sea
Globe от Rochas (1990)
Eau de Campagne от Sisley (1974)
The Different Company Bois d’Iris
The Different Company Divine Bergamote (2003)
The Different Company Osmanthus
The Different Company Rose Poivree
Ulrich de Varens no. 2 (1998)
Urich de Varens UDV Fun for men (2000)
First от Van Cleef & Arpels (1976)
Miss Arpels от Van Cleef & Arpels
Yves Saint Laurent In Love Again (1998)

Выбирая духи, мы редко задумываемся о том, что с их помощью можем заявить о себе, даже не сказав никому ни слова. Тонкости игры ароматов обозревателю “Известий” Лидии Шаминой раскрыл в эксклюзивном интервью главный парфюмер старинного парижского Дома моды Hermes Жан-Клод Эллена.

известия: Каким образом парфюмерный аромат может подчеркнуть индивидуальность?

Жан-Клод Эллена: Аромат – это вопрос выбора и вкуса человека, а значит, его культуры. Это также вопрос игры, которую вы намереваетесь воплотить в жизнь. У аромата много уровней послания миру. Аромат может быть одновременно оружием соблазна и самозащиты. Когда человек носит какие-либо духи, вы необязательно угадаете сущность его личности, ибо тут двойная игра. Если аромат завоевательный по сути композиции, но сам человек робок, он использует его для самозащиты, а с другой стороны – чтобы подчеркнуть его завоевательную сущность.

Есть ароматы, наоборот, – легкие, прозрачные, но их также можно использовать как оружие защиты и как оружие завоевания. Бывает, в человеке бушует дух завоевателя, но он не хочет его обнаружить – и маскируется скромным ароматом. Так человек может оградить себя от ненужного интереса, спрятать свою сущность. Но в любом случае аромат – это способ общения. Это совсем как голос – можно говорить тихо, а можно кричать, играя с ароматом так, как вам заблагорассудится

известия: Есть ли какие-то способы обнаружить “свой аромат”? Чем руководствоваться?

Эллена: Факторов много. Например, настроением, с которым вы начинаете день. Намерением – какое оружие для себя я изберу сегодня? Некоторые парфюмерные Дома сознательно стараются ассоциировать свой аромат с какой-нибудь звездой. Я против такого подхода. Человек должен быть самим собой, а не подражать кому-то. Наш Дом предпочитает с помощью ароматов рассказывать истории, создавать желания, заставлять человека путешествовать в поисках себя.

известия: Можно ли смешивать несколько ароматов?

Эллена: Почему нет? Одни хорошо уживаются друг с другом, другие нет. Надо пробовать: на правое ушко – один, на левое – другой. Но мы в Hermes предпочитаем не играть смесью произвольно, а предлагать уже готовый сложный букет, который каждый волен расшифровывать по-своему.

известия: В композиции различают три ноты: начальная, нота сердца и конечная. Чья роль определяющая?

Эллена: Я не так пишу свои духи. У меня принципиально другие определения. Например, Энергичный. Беззаботный. Долгое присутствие. Сдержанная энергия. Цельный. Точный. Живой. Элегантный. Я предлагаю сразу весь аромат: вы вдыхаете весь букет целиком, потом мало-помалу ароматы растворяются, уходят, оставляя след в вашей душе. Я скорее писатель, чем парфюмер: каждый аромат для меня или роман, или стихотворение, или поэма. У каждого жанра свой почерк, то есть ингредиенты. Для меня запахи это слова, я могу складывать из них истории, у меня есть много дверей, через которые я иду к своим персонажам. Не знаю, как объяснить иначе.

известия: Тогда объясните: почему многим женщинам нравятся одеколоны их мужей?

Эллена: В этом явлении огромный комплекс информации, это тонкая психологическая игра. С одной стороны, женщина стремится показать: я – твоя. С другой, она как бы говорит: раз уж я ношу твой аромат, знай: мы единое целое и ты не можешь жить без меня. То есть она стремится к полному слиянию. Со всеми его опасностями.

известия: Почему на коже разных людей один и тот же аромат звучит по-разному?

Эллена: Это зависит от многих факторов. Прежде всего – у кожи каждого человека уже есть свой аромат, который во многом зависит от того, что вы едите. Есть и другие факторы – степень усталости организма, интенсивность обмена веществ. И духи лишь вписываются в эту информацию, обрастая новыми ароматными подробностями.

известия: Кроме известных мест, на которые надо наносить духи, – за ухом, на запястье – есть ли еще какие-то правильные? Например, можно ли наносить духи на одежду?

Эллена: Одна очаровательная дама, моя коллега, мадам Вероник Готье, всегда распыляет духи на одежде и волосах. Скажу вам по секрету, есть одно место, на затылке, под волосами, где аромат держится особенно долго. Я тоже предпочитаю наносить духи на одежду – разумеется, не стоить экспериментировать с белой блузкой, духи могут оставить пятно. Кстати, духи на одежде передают аромат в наиболее чистом виде – ведь он не смешивается с запахом кожи. Но вообще это очень личный вопрос внутренней свободы.

известия: Французская парфюмерная традиция включает parfum или extrait, eau de parfum, eau de toilet – по степени содержания спирта и убывания стойкости. Как правильно сочетать разные консистенции аромата?

Эллена: Parfum – моя любимая, потому что духи никогда не выпускаются в упаковке spray, их можно чувствовать кожей пальцев. Это очень чувственная вещь, интимный message с подтекстом соблазна, тогда как spray – это скорее вопрос гигиены, ухода за собой. Кто-то хорошо сказал: “В туалетной воде я лунный, а в экстракте – солнечный”. Можно нанести parfum на тело, а одевшись, обрызгать себя туалетной водой, и это будет конечной нотой имиджа как эффектная бижутерия, этакий звонкий щелчок.

известия: Какой тип аромата держится дольше – пряный или свежий?

Эллена: Самые стойкие – так называемые восточные: амбра, ваниль.

известия: Сколько хранятся духи, не теряя истинного аромата, и в каких условиях следует хранить флаконы?

Эллена: Холодильник – идеальное жилище для духов, там их можно хранить года два. Потому что первые враги духов – свет и тепло.

известия: Существует ли мода на ароматы и как часто она меняется? Вы учитываете эти изменения?

Эллена: Ароматы всегда отражают экономические и социальные коллизии. У них нет будущего, они все в настоящем, это зеркало своего времени. Всякий раз, создавая новые духи, я в смятении – что я напишу своим посланием, впишусь ли я в свою эпоху?

известия: Энологи, которым приходится целый день пробовать шампанское, чтобы определить букет, жалуются, что у них устают десны. Что устает у парфюмерного «носа»?

Эллена: Мозги. В моей голове тысячи обонятельных историй, которые я должен рассказать как можно яснее, – от одного этого лишаешься сна. Каждый новый аромат Hermes – это букет моих громадных усилий, это я в разных обстоятельствах, странах, временах года. Например, чтобы создать свой последний аромат, Osmanthe Yunnan, пятый в моей коллекции Hermessence, созданной специально для Hermes, я бежал несколько километров, стараясь не потерять призывное, нежное, шелковистое благоухание кустов османтуса, растущего у павильона Безмятежности в Запретном городе в Пекине. Это было колоссальное напряжение – удержать неуловимую субстанцию и потом создать на ее основе поэтическую композицию. Если это затронуло чье-то сердце, я выполнил свою миссию.

известия: Вы сами предпочитаете какой-то один аромат или меняете их?

Эллена: В жизни я практически не пользуюсь одеколоном – мне достаточно запахов на работе. Мой выбор – только один аромат, который я не меняю вот уже несколько десятилетий, – это Eau d’Hermes, первые духи Hermes, которые были созданы в 1951 году.

известия: Недавно все увлекались “Парфюмером” Зюскинда. Правда, что с помощью аромата можно управлять толпой?

Эллена: Надеюсь, что нет. Один и тот же аромат каждый воспринимает по-своему, обоняние у всех разное.

известия: Тонкое обоняние – врожденный дар или это чувство можно натренировать?

Эллена: Тренировка играет большую роль, но это достаточно легко. Главное – надо быть очень любопытным, просто сумасшедшим, чтобы всю свою жизнь посвятить обонянию и запахам. Чтобы творить в этой области, эмоциональное восприятие должно быть всегда на высоте. Во французском языке есть два глагола – sentir (чуять) и resentir (воспринимать), так вот второй – это суть профессии парфюмера. Я хорошо объяснил? Можно и проще: у моей собаки нюх лучше, чем у меня. Но поскольку у нее нет воображения, парфюмер из нее получится неважный.

Posted on Sep. 10th, 2008 at 04:19 pm | Link | Leave a comment | Share | Flag

Ссылка на основную публикацию