Стиль нормкор и мода в Советском Союзе

Gedonistka.com

Мода. Стиль. Красота.

Что такое Нормкор? Нормально одевайся — нормально будет!

Я вот тут пишу о стилях, иногда о трендах (вы ведь читаете??), а между тем в мире все популярнее становится простой взгляд на одежду и гардероб.

Мировые подиумы наполнены буквально произведениями искусства, а люди со всего мира предпочитают одеваться в джинсы и футболки (признайтесь, это же и ваша любимая одежда??))

Так вот, теперь у всех НОРМАЛЬНО одетых людей появилось железное оправдание — стиль Стива Джобса теперь называется не иначе как «нормкор». И это уже не просто манера одеваться нердов и айти-гиков, а самый горячий мировой тренд.

Что такое стиль нормкор?

Происходит забавная смена модной парадигмы.

Одежда всегда была способом самовыражения, лозунгом и своего рода публичным заявлением и декларацией.

Номинально, конечно, предполагалось, что она служит отражением личности носящего.

Но при этом никто ведь не запрещал мухлевать и транслировать окружающему миру желаемые, но отсутствующие у носящего качества внутреннего мира.

Получилось, что одежда заполонила собой все пространство — причем, как физическое, так и информационное.

Тренды, бренды, коллекции, позиционирование, масс-маркет…

Столько понятий было придумано по сути лишь для того, чтобы впарить людям ненужные им вещи (и да, тут я чувствую себя Энди из «Дьявол носит Прада»).

Нет, я не разделяю мысль о том, что чем богаче шкаф человека, тем беднее его внутренний мир. В конце концов, в человеке все должно быть прекрасно, и покупки вещей должны перемежаться чтением книжек.

Но на что в первую очередь мы обращаем внимание, когда видим человека?

На телефон, часы, сумку (аксессуары все-таки играют большую роль в создании законченного образа), а потом и на одежду. Кажется, от этого уже никуда не уйти.

Еще вернее — мы пришли к этому. В Советском Союзе во времена дефицита все одевались в одинаковые туфли, брюки, свитера и плащи. Проблемы выбора одежды вообще не было. Потому что самой одежды — тоже не было.

Люди покупали то единственное, что появлялось на прилавках, и были довольны, что одежда выполняет свои прямые функции.

И в этом было известное достоинство: у них оставалась бездна времени, чтобы узнать друг друга, не опираясь на те стереотипные умозаключения, которые навязаны нам модной брендо-политикой.

И как известно из истории, люди стремились к потреблению. Отнюдь не разумному, а безудержному, не признающему полумер и разумных доводов потреблению. Мы все видели его итоги — вспомните картинку с подписью «угадай страну по фотографии», на которой багажник Porshe 911 забит мешками с картошкой.

Потребление стало культом, хобби, образом жизни. Больше того — религией. И оставалось ею, пока наши шкафы не стал трещать по швам от вещей разной степени нужности и ненужности.

И вот — here we go…

Что же мы видим в наш век изобилия и пресыщенности?

Разные люди со своей яркой индивидуальностью одеваются одинаково, ну или почти одинаково.

Они отказываются от неудобств в виде каблуков, выбирают серые майки и черные брюки бренда NONAME. Правда, даже в этом случае некоторые умудряются купить дизайнерские толстовки и худи.

При этом отпадает необходимость в создании базового гардероба, составлении капсул и прочего :))

Ну скажите, о каких капсулах может идти речь, если ваш гардероб состоит из нескольких пар джинсов и брюк, свитшотов, футболок, маек и кардиганов?:)

Мода совершила полный круг и укусила сама себя за хвост. То, что было призвано служить признаком отличия, теперь используется, чтобы сгладить различия и помочь слиться с толпой.

Мировые бренды отчаянно подстраиваются под общественные веяния и выпускают по ОЧЧЕНЬ дорогим ценам безликие майки, шорты, джинсы и пиджаки NONAME.

Нормкор — галерея фотографий

Это слайд-шоу требует JavaScript.

А вам нравится тренд «нормкор»? Что вы вообще думаете об этом?:)

Спасибо Pinterest за предоставленные фотографии ))

Нормкор – стиль для тех, кому надоел гламур

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В чем сила, брат?

Родиной нормкора считают Америку. Жители этой страны давно привыкли ни в чем себя не стеснять и появляться на публике в самом затрапезном виде. Некоторые особо расслабленные товарищи ходят за покупками чуть ли не в пижамах. Слово «нормкор» состоит из двух слов: normal, что значит «нормальный, обычный» и core — «ядро, сердцевина».

Тон тренду задал бессмертный гений Apple Стив Джобс. Этот обеспеченный высоколобый джентльмен почти не расставался с любимой черной водолазкой, бесформенными синими Levi’s 501 и изрядно поношенными кроссовками New Balance.

А что? Так ведь удобно! Если ты — глава мультимиллионной корпорации, это еще не повод постоянно ходить в смокинге и бабочке. Такого же взгляда на стиль придерживаются многие звезды Голливуда. Им до смерти надоели все эти исторические костюмы и фраки, в которые приходится наряжаться во время съемок и на церемонии вручения Оскара.

В обычной жизни обожаемые зрителями Том Харди, Джек Николсон и прочие Ди Каприо носят простые футболки, мятые штаны и комфортную спортивную обувь. Чувствуют себя при этом прекрасно, чего и другим желают.

С некоторых пор модники и модницы всего мира стали перенимать привычки богатых и знаменитых, поэтому людей в комфортной простой одежде на улицах городов становится все больше. Кажется, что гламур всем изрядно надоел. Да здравствует нормкор!

Черты стиля

Что же полагается носить добропорядочному нормкорщику? Характерные черты стиля можно описать в нескольких определениях:

1. Простые вещи.
2. Простой силуэт.
3. Стиль унисекс.
4. Комфортная обувь.
5. Никаких украшений.
6. Приятные для тела материалы.
7. Однородность фактур.

База гардероба нормкор — однотонная футболка без кричащих принтов, прямые джинсы или спортивные штаны, кроссовки. На майках и футболках допускаются только лаконичные значимые надписи. Что-то типа: «Отличный отец», «Можешь мне доверять», «Этот парень — свой в стельку».

Джинсы/штаны должны быть помятыми, местами рваными. У людей на улице при виде такого убранства должно складываться впечатление, что ты просто вышел из дома выгулять собаку. Отлично, если на штанинах видны пятна от краски (или их имитация), как будто полчаса назад красил стены в ванной и решил сбегать в соседний супермаркет за пивом.

Одежда в стиле нормкор асексуальна и универсальна. Девушка может смело надевать футболку или батник своего парня, не боясь выглядеть при этом нелепо. Очень практично. Один из лозунгов нормкора — будь независим от потребления! Любимые трикотажные штаны можешь носить годами, пока не затрешь до дыр.

Шедевры нормкора

Иконой стиля нормкор стал мужчина в летних спортивных шлёпках, надетых на носки. Ничего не напоминает? Конечно! Это всеми нами нелюбимый и порицаемый мужской антитренд конца 90-х — сандалии с носками. В 2018-ом в таком виде были замечены (и засняты на камеру) Дэвид Бэкхем и Джастин Бибер.

Еще один шедевр нормкора — женский лук «а ля соседский парень». Он включает все те же кроссовки, футболку с подкатанными рукавами и рваные джинсы. Последние можно слегка приспустить, чтобы видна была трикотажная резинка спортивных трусиков. Этот образ очень любит актриса Кристен Стюарт, с некоторых пор записавшаяся в ряды бисексуалок.

Гламур — под запретом

Многим парням ходить в спортивках и толстовках более чем комфортно. Для девочек же нормкор — нечто из ряда вон выходящее. Наши барышни привыкли даже мусор выносить в полной боевой раскраске, с укладкой, а то и на шпильках.

Девушкам, желающим быть в тренде, придется с этими привычками расставаться. Приличная нормкорщица вообще не носит каблуков, «лабутенам» предпочитает заношенные мокасины, категорически не приемлет макияжа, блесток и мегаженственных вещей.

Летом ее можно увидеть в джинсовых шортах или простецком платьице, зимой — в расслабленном пальто силуэта «трапеция», однотонном свитере, небрежно повязанном шарфе. Когда нечего надеть, она не впадает в истерику, а залезает в гардероб к любимому и вытягивает на свет божий вещи, которые тот давно не носит.

Просто — не значит дешево

Все это не означает, что все поголовно нормкорщики одеваются на секонд-хендах. Как раз наоборот. Свои заурядные, безликие вещи многие из них покупают в брендовых магазинах за огромные деньги. Такие марки, как Gucci и Tommy Hilfiger, умеют производить простые белые футболки за 200 долларов.
Высший пилотаж нормкора — одеться в супердорогие брендовые вещи и выглядеть при этом так, словно натянул обноски старшего брата. Люди с хорошим заработком получают от этого эффекта особое удовольствие. Однако достичь его можно и более простым способом — покупая вещи все в том же секонд-хенде.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Тренды прошлой эпохи: мода СССР

Как известно, всё новое – это хорошо забытое старое. Оглядываясь назад, можно не только поностальгировать по ушедшим временам, но и взять себе на заметку наиболее удачные находки прошлого, то есть изучить опыт. Мода СССР, хотя и была явлением достаточно костным и консервативным, тем не менее оставила яркий след в истории. Неслучайно она вызывает интерес у исследователей костюма и обычных женщин, а также вдохновляет современных дизайнеров на создание ярких и запоминающихся коллекций.

Читайте также:  Дубленки тоскана из овец тосканской породы

Послереволюционная и довоенная мода

Первые годы после Октябрьской революции 1917 года стали временем появления одежды в стиле унисекс. Строительницам нового общества не подходили наряды, которые шили для себя представительницы дворянства и буржуазии. Им нужна была одежда, не сковывающая движений, в которой можно было бы спокойно работать. В условиях огромной нехватки ткани правительством была поставлена задача создать универсальный костюм для советского человека.

Была установлена общая форма верхней рубашки для мужчин и женщин и единый фасон женской юбки, не допускавший никакой отделки в виде складок, строчек и тому подобного. Очень модными в то время были авиационные кожаные куртки, которые носили с кожаными фуражками и мужчины, и женщины. “Общей” для обоих полов была и гимнастёрка, подпоясанная кожаным ремнём. Чисто женскими предметами гардероба были прямые юбки из сукна, платья из холста и ситцевые блузки. Яркой деталью послереволюционной женской моды СССР являлась красная косынка, которая завязывалась назад.

Параллельно в первые годы СССР существовала и другая мода: так называемый “нэпманский стиль”, на появление которого повлияли западные модные веяния. Парижский фасон платья-рубашки с заниженной талией, пришедший на смену корсетам, особенно прижился в Советском Союзе. Он не выходил из моды целое десятилетие. Варьировалась только длина. Характерными женскими аксессуарами того времени были длинные бусы и курительные трубки. Представительницы пролетариата одевались иначе: в прямые длинные юбки и туфли на ремешке.

В 30-е годы, по словам Сталина, “жить стало лучше, жить стало веселее”. Отечественная промышленность стала выпускать недорогие и качественные ткани. Наибольшей популярностью пользовались:

Символом моды 30-х годов можно назвать крепдешиновое платье в мелкий цветочек.

В начале 40-х годов советская мода не отставала от европейской. Новые веяния проникали в основном через недавно присоединённую Прибалтику. Главным трендом этого времени стали подкладные плечи. Блузки с рукавом-фонариком и платья, сильно расклешённые от талии, также стали характерными приметами довоенной моды. Как и элементы стиля милитари: погоны, складки на спине, пояс.

Мода в СССР: послевоенные годы

Во время войны, конечно, было не до моды. Мода 40-х годов в СССР ведёт отсчёт со второй половины десятилетия, когда на смену телогрейкам, брюкам и кирзовым сапогам стали приходить блузки из тонкой ткани и брюки-клёш. Поверх платья в цветочек надевали пиджак или жакет на пуговицах. Так впервые была обозначена тенденция сочетания женственного и грубого, ставшая столь популярной сейчас.

В начале 50-х годов практически ничего в образе советской женщины не изменилось. На Западе победно шествовал новый женственный стиль Кристиана Диора, но до Советского Союза он дошёл только в 1959 году, когда в Москве состоялся показ Модного Дома Dior – первый зарубежный показ мод с 1911 года. Однако платье от Диора советские женщины увидели ещё раньше – на Людмиле Гурченко в фильме “Карнавальная ночь”.

После VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, проводившегося в Москве, в стране появились фарцовщики – предприимчивые молодые люди, продававшие привезенную иностранными студентами модную одежду. Их деятельность внесла свежую струю в моду СССР 50-х годов. У фарцовщиков отоваривались в основном стиляги, бросившие вызов серой советской обыденности. Они одевались ярко и броско. Характерными элементами их образа были брюки-дудочки, пиджаки с широкими плечами, галстуки-селёдочки и зонты-трости. Девушки-стиляги носили юбки до колена, обтягивающие бёдра. Свитеры с оленями также пользовались популярностью у этих представителей первой советской молодёжной субкультуры. Ноги украшали шузы – полуботинки на толстой каучуковой подошве.

Поскольку советская лёгкая промышленность не могла удовлетворить спрос на качественные женские модели, приходилось обращаться к частным портнихам или шить одежду самостоятельно. В это время в школах были введены уроки шитья для девочек, а в продаже появились готовые выкройки. Тогда же была выпущена знаменитая книга “Кройка и шитьё”, ставшая настольной для нескольких поколений советских рукодельниц.

Период “оттепели” – и в моде тоже

Мини-юбка стала главным модным символом эпохи хрущёвской оттепели. Сначала она была воспринята партийными функционерами в штыки. Доходило даже до измерения её длины у студенток линейкой (если она была чуть выше положенной, могли не допустить к занятиям). Но постепенно она стала неотъемлемым атрибутом гардероба не только советской девушки, но и взрослой женщины.

Ещё одним трендом моды 60-х годов в СССР стали туфли-лодочки на шпильке. Эту элегантную обувь женщины с удовольствием носили “и в пир, и в мир”, несмотря на то, что она была не очень удобна. В сочетании с узкой юбкой и чёрной водолазкой туфли на шпильке создавали образ, отличавшийся особой притягательностью.

В 60-е годы в Советском Союзе стали популярными новые, искусственные ткани – лайкра, винил, нейлон. Мужские нейлоновые рубашки белого цвета пользовались у сильного пола особой любовью. А женщины не могли нарадоваться блузкам и другим вещам из кримплена – они были недорогими, не мялись и легко чистились.

Широкое распространение получила и мода на верхнюю одежду из искусственных материалов. Шубы и шапки из натурального меха были заменены на модели из искусственной лисицы, норки и каракуля. Носить их не стеснялись даже зажиточные люди. Появление в СССР знаменитых болоньевых плащей также относится к этому периоду. Ещё одна “искусственная” тенденция – парики и шиньоны. Эти практичные “аксессуары” достаточно было прикрепить к голове шпильками, чтобы иметь красивую причёску. Наряду с немнущимися тканями они существенно облегчали жизнь советской женщине.

Мода в СССР эпохи застоя и перестройки

Мода 70-х годов в СССР прошла под знаком импортных джинсов, которые активно поставляли советским гражданам фарцовщики. Клешёные модели считались особым шиком. Женщины стремились приобрести у фарцовщиков также прямые джинсовые юбки с разрезом, джинсовые сарафаны и батники.

Знаменитые вестерны с югославским актёром Гойко Митичем положили начало ковбойской теме в советской моде. Шерстяные юбки в клетку, а также длинные юбки с воланами и цветочным принтом стали её отражением в женском гардеробе 70-х годов. Из верхней одежды большой популярностью пользовалась дублёнка, отделанная длинным натуральным мехом. Вместе с шапкой из натурального меха, подобной той, что была на героине Барбары Брыльской в фильме “Ирония судьбы, или С лёгким паром”, она составляла наиболее характерный женский образ той поры.

На смену шпилькам в это время пришла обувь на платформе. Наиболее популярны были сабо, особенно модели с металлическими заклёпками. В моду вошли также “дутые” сапоги “Аляска”.

70-е годы в СССР можно назвать эпохой хиппи и унисекса. Хиппи отличались “свободной формой одежды”. Девушки-хиппи носили широкие юбки и свободные блузы. А клешёные брюки можно было увидеть и на женщинах, и на мужчинах.

В начале 80-х мода в СССР полностью соответствовала застою в общественной жизни и экономике. Каких-то модных прорывов не наблюдалось. Царила умеренность. Женщины носили юбки и платья длины миди, актуальной стала юбка годэ. Наиболее “выдающейся” вещью этого времени являлись брюки-бананы. Они сужались к низу и заканчивались оборкой. Пользовались популярностью стили сафари и милитари. Тогда же зародился и отечественный деловой стиль. Женщины, желающие продвинуться по служебной лестнице, начали носить на работу строгий пиджак с широкими плечами и неброскую блузку.

В середине 80-х пошла мода на джинсы-варёнки. Их варили в огромных кастрюлях вместе с отбеливателем, чтобы получить характерные белёсые разводы. Настоящие, импортные варёнки были доступны далеко не всем. Перестроечную эпоху отличала любовь к геометризму. Модными были асимметричные детали и прямой силуэт. Примечательными вещами 80-х были также:

Гетры. Пластмассовые клипсы. Розовые лосины. Яркие синтетические куртки.

Начало 90-х в СССР охарактеризовалось невероятным смешением стилей, пестротой. Из знаковых вещей этого периода стоит вспомнить прямые джинсы “Мальвины”, джинсовую юбку с белыми кружевными оборками “Ламбада” и чёрную куртку-косуху с множеством молний и заклёпок. Советский Союз уходил в прошлое – и западные модные тенденции на постсоветском пространстве начинали играть всё более заметную роль.

СтильНормкор:
Мода для тех,
кто устал от моды

Туристические футболки, потрепанные кроссовки и безымянные джинсы как проявление индивидуальности

Выглядеть как человек из метро — новый хайп, а небрежность — новый черный.
Долгое время вопрос идентичности мы решали с помощью одежды и моды, стремясь выделиться из толпы. Мода, в свою очередь, с радостью создавала образцы стиля, на которые мы ориентировались. Но что если время образцов уже закончилось, а «слиться с толпой» не так уж плохо? Рассказываем, почему
для многих сейчас важно быть обычным.

ТЕКСТ: Олеся Ива

Журнал New York Magazine опубликовал статью, в которой обозначил новый стиль, возникший в среде молодых и независимых нью-йоркцев, — нормкор.
Суть нормкора — выделяться не выделяясь. Новая крутость — в простоте, в спокойном отношении к себе и самоиронии. Ты, наконец-то, признаешь существование толпы и принимаешь ее. Одеваясь, как миллионы людей, ты больше не боишься быть как все, потому что на самом деле никто не такой, как все. Ты одеваешься не задумываясь. Не тратя ни время, ни деньги. Ты скорее подольше поспишь, чем три часа будешь придумывать, в чем выйти из дома.

Читайте также:  Дизайнер Эльза Скиапарелли, фото и биография

На первый план выходит самая простая бланковая одежда. При этом не важно, откуда ты ее взял: купил в «Ашане» или просто ушел в чьем-то свитшоте со случайной домашней афтепати. Все спортивное, небрежное, уличное. Вдохновляют простые вещи, знакомые с детства: лосины, кроп-топы, бейсболки, кроссовки, кеды, невзрачные ветровки, водолазки, спортивные носки, шлепки, тапочки, худи на молнии, треники, фанатские бейсболки, туристические футболки, безымянные джинсы. Все, что является прошлым поколения «игрек», которое нормкор и придумало с оглядкой на 90-е. Словом, какая разница, в чем идти гулять или прыгать по гаражам, — это точно будет то, что не жалко выбросить и в чем будет удобно.

В эпоху нестабильности и кризисов появление нормкора выглядит логичным. Индустрия моды штампует тренды со скоростью молнии, моды в последнее время слишком много. Нормкор же предлагает свободу от нее и ратует за разумное потребление и экономию. Нормкор — про нормальное здоровое отношение к себе, окружающим и к одежде. Это мода на отсутствие моды, когда больше не нужно ничего доказывать. Нормкор предполагает, что все то, что раньше было табу (сандалии с носками, треники), больше не табу. Тебе самому решать, что табу, а что нет. А не Анне Винтур.

Нормкором, среди прочего, вдохновляется марка WoodWood

cверху:
Коллекция Jacquemus с элементами нормкора
слева:
Обложка журнала Hot & Cool

Одной из первых нормкор стала использовать в съемках лондонский стилист Элис Годдар, сотрудничающая с журналами i-D, Clash и Hot & Cool. Она первой показала, как, применив минимум средств, сделать максимум. Она использует простые дешевые футболки, куртки с Portobello Market, невзрачные юбки, панамки. Тем самым доказывая: дешево не значит плохо. Однако Элис пошла даже еще дальше: для журнала Hot & Cool вместо стритстайл-съемки она собрала скриншоты американских улиц из Google Maps с обычными людьми, чей стиль (точнее, его отсутствие) ее вдохновляет.

Разумеется, индустрия моды быстро отреагировала на новую тенденцию. Мы видим уютные пижамы, обувь на плоском ходу, спортивные штаны в коллекциях даже таких марок, как Lanvin, сандалии и козырьки у Marni, сандалии и гольфы Prada, тапочки на меху и нелепые варежки MSGM и Acne в новых осенне-зимних коллекциях будущего сезона. Сегодня Chanel отреагировали на тенденцию в лоб и устроили показ в супермаркете.

Так, чистый нормкор показывает марка Hood by Air, которая, кажется, совсем свободна от стереотипов. Нормкор показали на Нью-Йоркской неделе моды Marc by Marc Jacobs и Tommy Hilfiger. Элементы нормкора постоянно задействует французский дизайнер Симон Порт Жакмюс, который, кстати, сам одевается на нормкоре. Белые носочки, кеды и бейсболки они использует в каждом показе, показывая моду в ироничном и реалистичном ключе. Русский нормкор с успехом продает на Западе Гоша Рубчинский.

Вообще, к тому, что мода давно должна быть удобной, уже давно призывала одна из главных модных критиков современности Кэти Хорин, недавно покинувшая The New York Times. Она пишет, что время, когда комфортом нужно жертвовать ради красоты, давно прошло. Ведь для большинства населения планеты одежда — это просто одежда, и комфорт легче продать, чем прививать вкус и гнаться за шиком. Люди научились экономить и наслаждаться простыми вещами, относиться к себе с долей иронии, не бояться показаться безвкусными. Отсюда бум на кроссовки, обувь без каблука, мягкие носочки. Уже второй сезон визажисты показывают естественные волосы, минимум макияжа, все, как в 90-е показывали Helmut Lang, Jil Sander и Calvin Klein.

Нормкор в некоторой степени олицетворение абсолютной демократии в моде: мода должна быть непринужденной, потому что мир возможностей сегодня предлагает тебе больше, чем выбор одежды. Сегодня вещи должны быть функциональными, удобными, а все остальное — условности, ярлыки и чистое дело вкуса. Нормкор — для тех, кто со вкусом уже разобрался, ценит личную зону комфорта, а вот условности и ярлыки отрицает как пережиток прошлого. Нормкор — это чистой воды ультраконформизм, который присущ американской и европейской культуре: ты сам отвечаешь за себя, следуй своим собственным желаниям. Ведь лучше заработать себе свежий цвет лица, заняться спортом, научиться делать что-то лучше остальных, чем создавать актуальный образ сезона.

И тут мы вспоминаем Стива Джобса, чей стиль — образец нормкора: неизменный комплект из черной водолазки, кроссовок New Balance и оригинальных Levi’s 501: «Это просто одежда, которую я ношу. И мне этого хватит на всю оставшуюся жизнь». А нам такого комплекта хватило бы?

Сверху и справа:
Русский нормкор в моде — коллекция Гоши Рубчинского

С Россией сложнее, конечно. Мы любим одежду. Мы любим наряжаться.
Даже понятие «обычной русской толпы» не предполагает нормкор — «люди из метро» как раз стремятся к высокой моде, предпочитая безымянному рюкзаку фейковый «вюиттон», что у многих до сих пор вызывает неприятие и снобизм. Базовая одежда noname из бруклинской или берлинской барахолки выдаст в вас хипстера 10-го уровня, а это уже не нормкор. Пожалуй, единственную ролевую модель все-таки можно найти у Гоши Рубчинского. Его скейтеры и парни с района — максимально расслабленный настоящий русский нормкор.

Это касательно стиля. Следующий уровень и главный — это принятие окружающих. Впрочем, с этого нам всем и нужно начинать.

Фирменный комплект одежды
Стива Джобса — эталон нормкора

Нормкор: непростой простой стиль (чего вы не знали, а надо бы)

Стилист Агафья фон Громм гадает , жив ли еще стиль нормкор.

Cosmo рекомендует

Топ-5 лучших гаджетов для здоровья на время коронавируса

Какие юбки будут носить модницы весной и летом-2020: подробный гид по трендам

Оказалось , не казалось

Недавно проведенный мною срез рынка выявил интересную вещь: большинство поклонников незамысловатого комплекта майка-джинсы-кеды пребывают в железной уверенности , что являются адептами стиля « нормкор». Они апеллируют к удобству в одежде как основе этого направления и решительно заявляют , что главной задачей нормкора является обеспечение отсутствия внимания со стороны социума. Чаще всего аргументы сводятся к нежеланию выделяться из толпы , таким образом демонстрируя свободу нравов , в частности — от гнета подиума , выстреливающего трендами дважды в год артиллерийской очередью по любителям « не заморачиваться по шмоту».

Неудивительно , что , заявляя о своей приверженности стилю нормкор , отождествляя его исключительно с удобством и всячески отстаивая свое право на него , эти люди выглядят как Незнайка-в-солнечном-городе и иллюстрация к поговорке « Слышу звон , да не знаю , где он». Чаще всего они просто ленятся поработать над своим стилем или хотя бы узнать побольше о том же нормкоре. А зря , ведь зверь-то интересный.

Начнем с начала

Итак , поговорим об истоках стиля нормкор , зародившегося в Северной Америке , а точнее в Нью-Йорке начала 90-х годов прошлого века. Популярный тогда стиль считался « антистилем» и выступал в качестве преемника стилей панк и гранж , занимавших такую же должность годами ранее.

Вчерашние панки и гранжи повзрослели , остепенились , слезли с иглы , наконец , и вернулись в общество. Однако потребность в субкультуре и никогда не выходивший из моды интерес к авангарду настойчиво искали свое выражение. Очень кстати в этот момент рынок моды превратился в перенасыщенный восточный базар , восточный — в прямом смысле слова , ведь в наши страны хлынул поток одежды « made in Сhina». С одной стороны , этот поток дал небывалую волю безграничной фантазии притомившихся модников , а с другой — сильно перекормил неподготовленного обывателя. В результате слияния искавшего выхода авангарда и мощного напора со стороны моды , как по закону Архимеда , в качестве силы противодействия , вспыхнула ярким огнем тематика нормкор. Стараясь скрыться от вездесущего ока моды , призывно смотрящего с каждой витрины , а также оказать ей посильный бой , адепты стиля решили , что во времена обилия трендов самым трендовым будет отказ от этих самых трендов ( не очень сложно?). Это был протест , философия , а значит , желание быть услышанными , то есть выделиться.

Не апрельские , но тоже тезисы

А теперь главное: ключевым тезисом стиля нормкор является понятие « выделяться , не выделяясь». Выделяться , понимаете? В этой связи можно торжественно переместить в топку аргумент про нежелание выделяться из толпы , повсеместно используемый джинсонадевателем и кедоносом как несостоятельный. Фишкой адептов нормкора в 90-е как раз являлась способность выделиться из пестрой толпы , надевая нарочито простые вещи , тем не менее довольно тщательно стилизованные.

Не стоит путать современных носителей ничем не примечательных маек , унылых свитеров и растянутых худи с приверженцами стиля нормкор. Они вообще не принадлежат ни к какому из стилевых направлений и , что самое главное , действительно потерялись в толпе , никак не выделяясь на фоне аналогично скучно одетых людей. А это уже не протест и , соответственно , не нормкор.

Читайте также:  Косметика Макс Фактор – история бренда

Как нас « развели» дизайнеры

Еще один важный момент — маркетинговый фокус нормкора: этот стиль стал в том числе популярен , так как простую одежду гораздо проще продать , чем нечто более замысловатое. Куда сложнее образовывать социум в части моды , преследуя цель повысить всеобщий интерес к действительно выдающемуся дизайну. Вовремя поняв направление течения денежных потоков , исходящих от покупателей , сметливые дизайнеры переключились на эту золотую жилу и принялись разбавлять свои коллекции элементами , которые вполне можно счесть за нормкор: кроссовки , пуловеры , водолазки и майки ( разве вы можете вспомнить майки в коллекциях модных домов , скажем , в 80-е?). Такой подход помог многим брендам захватить большую часть рынка и приобрести новую целевую аудиторию. Лицемерно? Это просто бизнес , детка , ничего личного.

Немного новостей

То , что происходит сейчас со стилем , очень важно знать тем , кто искренне верит , что одевается именно согласно законам нормкора , а также интересуется этим стилем. О причинах вновь воскресшей популяризации стиля нужно думать в связи с политическим базисом , ну , а я пока приступлю к новостям.

Итак , как и любой стиль , наш герой претерпевает свою эволюцию , и на данный момент актуальным нормкором выглядит одежда в стиле Гоши Рубчинского и его коллег Vetements , чье название уже само по себе нормкор — от французского « одежда», бренд COS , а также необычные кроссовки ( например , Yeezy).

Однако позволяет ли эта одежда отвлечь внимание от себя? Нет , совсем напротив — и это не противоречит самому стилю , потому что современный нормкор одновременно и подчеркнуто опрятный ( даже простой , можно сказать ( COS)), и бунтарский ( Vetements), а ведь именно такой простой бунт против обилия трендов — главный исток этого непростого простого стиля.

Хватай, а то убежит! 6 вещей (кроме классики), которые надо искать на распродаже

Как российские дизайнеры принесли на мировые подиумы эстетику спальных районов

Фото: © РИА Новости/ Владимир Вяткин © vk.com/Гоша Рубчинский

Накануне Джастин Бибер во время выступления вышел на сцену в футболке с надписью “Рассвет”. Это уже не первый раз, когда американские селебрити признаются в любви одежде русских дизайнеров. Лайф #Дом рассказывает, как эстетика спальных районов попала на мировые подиумы и почему стиль реальных гопников и гопников с недели моды в Париже — это все же не одно и то же?

Сейчас футболки и олимпийки с надписями “Рассвет” и “Готов к труду и обороне” продаются в 25 странах мира, модный дом российского дизайнера Гоши Рубчинского поддерживает японская марка Commes des Garcons, а каждая новая коллекция становится событием на мировых неделях моды. Как получилось, что стиль городских окраин стал востребован вполне себе благополучной и обеспеченной западной публикой?

Высокая мода и эстетика постсоветской неустроенности

Вероятно, истоки столь высокого спроса на стиль gopnik стоит искать в глобальной моде последних лет на фетишизацию рабочего класса. Когда символы и эстетика другой, экономически уязвимой и незащищённой социальной группы намеренно вырываются из первоначального контекста и помещаются в контекст европейского или американского среднего класса. В процессе присвоения эти символы, будь то панельные многоэтажные дома или спортивки пацанов с района, теряют свою аутентичность, а вместе с ней ауру чего-то опасного и чужого. И тем самым становятся приемлемыми и безопасными для модного обывателя.

У обычного жителя Нью-Йорка, где любая окраина, какой бы криминальной она ни была, даже отдаленно не напоминает “спальники” российской провинции, нет желания вникать, что стоит за надписями “Рассвет” или “Я русский”. Для них это просто модные атрибуты наподобие китайских иероглифов. Или, как написал у себя в “фейсбуке” живущий в Нью-Йорке Анатолий Ульянов:

“Если б вы были здесь, то заметили, что кириллица нынче в моде – я всё чаще встречаю детей в одежде с русскими письменами from Gosha: “Рассвет не за горами”, “Спаси и сохрани”… Значения этих фраз им неизвестны. Кириллица для них — это просто новые иероглифы: прикольные и непонятные значки. И вот уже нью-йоркский бутик Mishka выпускает кепки с надписью “Смерть”, а журнал Dazed пишет о журнале “Птюч”. Я же приветствую культурную апроприацию, хотя и не могу относиться к слову gopnik как к сезонному хештегу. Для меня это слишком близкое, пережитое слово. Перевоплощение американского хипстера в жителя постсоветского спальника меня, если честно, раздражает”.

К слову о постсоветских спальниках. Несмотря на то, что такой страны, как СССР, не существует уже лет 25 как, её символы, будь то бескрайние спальные районы панельных хрущёвок или медленно ветшающие здания советских ДК, присутствуют в каждом городе России или Восточной Европы. Для тех, кто живёт в подобных районах, они часть повседневной рутины, для человека из другой страны — живой памятник эпохе.

Эти атрибуты исчезнувшего мира, незаметные для местных обитателей в спортивках и адидасе, крайне любопытны для человека со стороны: будь то посетитель бара в лондонском Сохо или модно стриженый житель нью-йоркского даунтауна, — притягивают всех, кого интересует так до конца и не исчезнувший советский мир.

Гопник и нормкор

Вероятно, дело всё-таки в интересе к российскому контексту, а не к спортивному стилю как таковому. Поскольку спортивные костюмы впервые были выпущены фирмой Adidas в 1967 году при участии легендарного футболиста Франца Беккенбауэра и с тех пор время от времени возвращаются в хит-парады мировых недель моды.

Также очевидно, что причина не в пристрастии к мелкому криминалу обитателей депрессивных окраин: хулиганы или молодые безработные есть в любом мегаполисе мира. Весь фокус в том, как выглядит безработный или мелкий бандит в той же Америке и Европе.

Когда социальное неравенство нельзя устранить экономическими или политическими способами, то нужно сделать его невидимым. Для нейтрализации классовых различий и социального напряжения хотя бы на внешнем уровне был придуман, а затем стихийно популяризован нормкор.

Поскольку если нет возможности потреблять на прежнем уровне, нужно начать потреблять собственную бедность. На чисто внешнем уровне нормкор потакает нонконформистскому желанию людей, не желающих становится жертвами моды и тратить на одежду хоть сколько-нибудь значимые суммы. Кроме того, нормкор стал идеальным инструментом маскировки: глядя на человека в толстовке, джинсах и кроссовках никогда нельзя с уверенностью сказать, кто перед вами — успешный стартапер или бродяга с несколькими центами в кармане. (Особая ирония заключается в том, что признанными иконами нормкора стали Стив Джобс и Марк Цукерберг.)

В пику подобной эстетической стёртости возникла тяга к людям, которые не стесняются выглядеть как жители девятиэтажных панелек и плевать хотели на любые условности и принципы маскировки.

Образ пацанов в спортивках, резидентов любого провинциального ПТУ, кажется последним осколком аутентичности в мире, где все только и заняты тем, чтобы замаскировать бедность и привести свой внешний вид под принятые обществом стандарты.

Party like a Russian и новые “Русские сезоны”

Существует и ещё одна точка зрения на феномен стиля спальных районов. Якобы он сумел поймать модную волну возвращения стиля 90-х, эксплуатирующей субкультуры рейва и гранжа. Другой ярчайший представитель волны 90-х в моде — креативный директор Dior Раф Симмонс.

И хотя эстетика минималистичной одежды с надписями “Рассвет не за горами” и “Спаси и сохрани” безусловно отсылает к 90-м, причина её громадной популярности на Западе всё же лежит в несколько другой области. По словам социолога, сотрудника факультета социальных наук НИУ ВШЭ Полины Колозариди, причина популярности Гоши Рубчинского имеет ту же природу, что и африканские маски у рафинированной европейской публики в эпоху колониализма:

“Новая бедность сегодня — это большой тренд, состоящий из множества деталей. Здесь одновременно видна попытка сопротивляться универсалистскому дискурсу богатых хипстеров и тем формам борьбы, которые предлагает американский неолиберализм: “прими себя таким, как есть, полюби свое тело, дай отпор насилию”. Сейчас тенденция увлечения подобной эстетикой в том, чтобы показать, как живут люди другой среды. Парадоксальным образом эти попытки делают образ маргинала модным, коммерциализируют его, но никаких проблем не решают. Это не выход и не попытка иначе подойти к этим вопросам.

К тому же явлению, что и феномен Рубчинского, можно отнести, например, последний клип Робби Уильмса Party like a Russian. Он гораздо больше говорит нам про Европу, где совершенно разные люди по-разному пытаются ответить на вопрос “кто мы?”. Россия для них — это Другой, тот, на кого они не хотят быть похожими. И я скорее склонна им сочувствовать, чем видеть в этом насмешку над русскими.

Вероятно, можно провести параллели между модой на стиль постсоветских спальных районов и “Русскими сезонами” Дягилева, проходившими в начале XX века. Пожалуй, только в том смысле, что и то и другое работает с русским как экзотическим. Такая диковинка с Востока, где медведи, брутальность и самодержавие. Но Гоша это эксплуатирует, а в “Русских сезонах” была колоссальная работа с образом, его создание. Скажем, такие образы возникают у дизайнеров, работающих с русской темой, например, у Ульяны Сергеенко”.

Ссылка на основную публикацию
×
×