Какой будет женская и мужская мода ближайшего будущего?

Секреты стиля

Популярные статьи

Какие изменения ждут мужскую моду в будущем?

Ох уж эти недели мужской моды – оставить их без внимания просто невозможно, потому что в мужской одежной индустрии, в отличие от женской, не часто случаются такие яркие события, которые и шокируют, и умиляют, и веселят, и ставят в тупик одновременно. Мы изучили последние показы коллекций сезона весна-лето 2017 и сделали свой вольный прогноз на тему, как может измениться мужская мода уже совсем скоро. Не судите строго, а лучше посмейтесь вместе с нами над тем, как интерпретируют мужественность и стирают границы между женской и мужской одеждой современные дизайнеры.

Мужчины вот-вот начнут носить платья?

И какие! Это платье с воланами из струящейся ткани, напоминающей шелк, могло бы запросто попасть в списки лучших нарядов с какой-нибудь церемонии, будь оно надето на какой-нибудь красотке, а вот на мужчине оно вызывает недоумение и. легкую зависть.

Rick Owens, весна-лето 2017

У них тоже в моде пижамы?

А точнее, как и у нас, брючные костюмы, всем своим видом эти пижамы напоминающие. Похоже, что мужчины, которые с массовым приходом демократичной одежды в нашу страну так и не научились одеваться элегантно, скоро смогут больше и не стараться.

Etro, весна-лето 2017

Гопники с района – теперь главные герои моды?

И не только у Гоши Рубчинского, которого у нас не особо жалуют, но и у Рафа Симонса, и даже у лощеных итальянских дизайнеров. Посмотрите пристально на эту фотографию и скажите, что заставляет поверить в то, что это образ с последнего модного показа – рваные кеды, барсетка или брелок на штанах из 90-х?

MSGM, весна-лето 2017

Им тоже скоро можно будет выходить из дома не переодеваясь?

Впрочем, многие из них и до сих пор так делали, но показ Fendi наводит на мысли, что в теме расслабленности мужская мода скоро приблизится к своей кульминации и по нашим улицам будут разгуливать вот такие вот «Обломовы» в вещах дизайна Карла Лагерфельда.

Fendi, весна-лето 2017

Мужчины в юбках – это «новый черный»?

А точнее не просто в юбках, а в юбках миди из блестящей ткани цвета ванильного мороженого. Поднимая взгляд выше на белокурые волосы модели, так и хочется предположить, что это и есть тот самый третий пол, о котором упоминал американский суд. Ну или его версия из будущего.

Diesel Black Gold, весна-лето 2017

Вот так выглядит мода на школьный стиль у мужчин

А этот образ отлично иллюстрирует еще одну интересную новость месяца – о том, что в Великобритании проголосовали за гендерно-нейтральную школьную форму. Алессандро Микеле как итальянец британцам вряд ли будет интересен в качестве разработчика (ведь саму форму еще не придумали), но идеями от него запастись можно.

Gucci, весна-лето 2017

Короткие вещи теперь и у мужчин?

Мы в свое время довольствовались болеро, потом короткими пиджаками, потом ультракороткими шортами и топами, которые постепенно переросли фактически в нижнее белье. У мужчин же с длинами всегда все было чинно и консервативно. до тех пор пока в Balenciaga не пришел Демна Гвасалия с его безумными идеями на тему и маскулинности, и женственности. Именно этот образ – чистейший Шурик из «Кавказской пленницы», за неимением разве что очков.

Balenciaga, весна-лето 2017

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Уютный карантин: 15 домашних образов Мэрилин Монро

Как проводила время дома самая знаменитая блондинка Голливуда?

Близкие женщины утверждали, что у легендарной актрисы была огромная библиотека, и она очень любила читать. У Мэрилин Монро был серьезный комплекс неполноценности по поводу отсутствия образования, поэтому женщина всячески тянулась к знаниям: она обожала общаться с умными мужчинами (и своих партнеров выбирала, прежде всего, из-за их выдающегося интеллекта), много читала и смотрела научные документальные фильмы.

Большинство домашних фотоснимков Мэрилин выглядят очень уютно и атмосферно: максимально простая и комфортная одежда, расслабленные позы и книга, газета или музыкальный проигрыватель.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

12 трендов будущего, от которых мы сейчас кривим губы, но скоро обязательно будем использовать

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Фантастические романы и фильмы рисуют мир будущего очень похоже: флуоресцирующие облегающие костюмы, металлик в макияже, лаконичные аккуратные прически и неизменная космическая эстетика. Но что произойдет, если приблизить возможные варианты будущего к нашим реалиям?

Мы в AdMe.ru перелистали кипы модных журналов и предположили, каким станет будущее, если современные бьюти-тенденции (и не только они) будут развиваться и далее.

1. Худоба перестанет быть каноном

Десятилетие назад и ранее эталонной считалась фигура «песочные часы»: состоятельные дамы обращались к пластическим хирургам, чтобы увеличить бюст до желанной отметки. А те, кто не мог себе этого позволить, довольствовались бюстгальтерами с эффектом пуш-ап. Появление на подиуме моделей весом более 45 кг воспринималось как пощечина общественному вкусу. Распространение бодипозитива снимает ограничения и декларирует априорную красоту тела, причем речь идет не только о лишнем весе.

Модели с нестандартной внешностью или особенностями здоровья уверенно прокладывают себе дорогу в мире моды. «Что естественно, то не безобразно», — решили кутюрье. Тренд на естественные формы будет и дальше набирать обороты, а стереотипы по поводу внешности исчезнут вместе с комплексами. Сейчас мы восхищаемся оригинальными моделями, через десяток лет это перестанет удивлять.

2. Унисекс и агендерность станут привычными

Феминизм, в частности его радикальное направление, укрепляет позиции стиля унисекс. Раз женщине необязательно подстраиваться под мужчин (красить ногти, делать эпиляцию и так далее), можно быть более свободной в выборе одежды и сменить неудобные каблуки на обувь на плоской подошве, а юбке предпочесть бесформенные брюки, которые не делают акцент на гендерной принадлежности.

В то же время мужчины также отвоевывают право на более разнообразный выбор одежды: цвета, которые раньше считались провокацией в мужском гардеробе, сегодня воспринимаются как должное. Появляются непривычные для мужчин фасоны, фактуры, даже определенные предметы одежды (юбки, например) вызывают все меньше недоумевающих взглядов. Андрогинность достигнет апогея, когда пара или семья сможет обходиться одним гардеробом на двоих.

3. Китч будет регулярно переосмысляться

Леопардовый принт, олимпийки прямиком из 90-х, меховые туфли, поясная сумка — сегодня все это уже не признак дурновкусия, а вполне себе стильные элементы гардероба. Китч разного рода будет и дальше переживать второе рождение. То, что когда-то было уделом только высокой моды или маргинальной группки, появляется на улицах городов в несколько утрированном виде.

4. Почти все модные дома будут eco-friendly

В 2015 году вследствие производства одежды в атмосферу было выброшено 4,3 % двуокиси углерода (или 1,715 млн тонн) от общего количества выбросов СО2. Модную промышленность ставят на 10-е место в списке наиболее сильно загрязняющих планету отраслей мира — после, в частности, сельского хозяйства и туризма. Кажется, это не так уж и много, однако модельеры стараются сделать свои творения более экологичными. Например, Calvin Klein в сотрудничестве с Eco-Age создал для Эммы Уотсон платье из переработанного пластика.

Модные дома массово отказываются от использования натуральных меха и кожи и стараются наносить природе как можно меньший урон. Компания Levi’s уже запустила ряд экологических инициатив: к примеру, она использует технологию производства, которая расходует меньшее количество воды, чем традиционные методы. Быть eco-friendly становится модным, и с годами этот тренд будет только набирать обороты.

5. Одежда станет умной

Развитие технологий можно отслеживать не только по стремительно сменяющим друг друга смартфонам, но и по тканям. Уже есть ткани, способные буквально светиться: дизайнер Йинг Гао (Ying Gao) создала платье, снабженное технологией отслеживания взгляда. Другие ткани умеют менять цвет, давать тепло и согревать своего владельца в холодное время года.

Компания Y Athletics шагнула дальше и изобрела носки, которые не нужно стирать: в них используется технология, препятствующая появлению запаха. Кстати, стоят «носки мечты» всего $ 10. В будущем одежда из умных материалов станет еще более доступной и значительно упростит нашу жизнь.

6. Лысина снова будет популярна.

Выпадение волос заставляло людей чувствовать стыд. Но сегодня алопеция распространяется шире: в мире насчитывается 147 млн пациентов с таким диагнозом, а эксперты фиксируют рост заболеваемости алопецией и, соответственно, связанного с ней рынка. Поэтому одним из трендов в будущем может стать. лысина, причем у обоих полов.

К возникновению заболевания приводят злоупотребление средствами для укладки, неправильное питание и неправильный режим дня. Если раньше лысая голова у женщин вызывала у окружающих недоумение или легкий шок, то в будущем это станет нормой. А люди перестанут стесняться отсутствия волос и даже станут чаще их сбривать.

7. . или об этой проблеме просто забудут

Ситуация может повернуться и в противоположную сторону: уже сейчас ученые учатся печатать на биопринтере волосяные луковицы из клеток пациента. Пока процесс тестируют на мышах, однако в будущем такие операции могут стать реальностью. Значит, не придется искать донора, что снизит стоимость операции. Итог — лысых людей не останется.

МнениеПогоня за меньшим: Какой будет мода будущего

Новые технологии, снижение объёмов производства и сервисы по аренде одежды

Две недели назад на одном из зданий, расположенном на оживлённой торговой улице Стокгольма, появилась огромная надпись «Fuck Fast Fashion». Гигантский хулиганский выкрик сопровождается обвинительным мини-манифестом в адрес индустрии быстрой моды и призывом присоединяться к «погоне за меньшим». Этот баннер вовсе не часть социального проекта и не диверсия со стороны экоактивистов. Так рекламирует себя молодая шведская марка мужской одежды Asket. Четыре года назад её основатели собрали первоначальный капитал для запуска на Kickstarter. Быстро аккумулировать средства помогла не заезженная для того времени концепция модного стартапа: никаких сезонных коллекций — только маленькие партии высококачественных вещей вневременного дизайна, полная прозрачность производства, о которой компания подробно отчитывается в отдельном разделе на сайте, плюс активная пропаганда бережного отношения к гардеробу. И сама бизнес-модель, и описанный выше маркетинговый прецедент — яркая примета новой, стремительно наступающей эры, эры глобального передела фэшн-рынка.

Текст: Дарья Косарева

Впервые за всю историю своего существования модной промышленности необходимо не просто снизить темпы своего развития, перейдя со спринтерского темпа на стайерский, или переориентироваться в сегментах, сместив фокус с фэшн на уличную моду, как это случилось пять лет назад. Теперь, чтобы выжить и остаться в рамках легитимной деятельности, компаниям придётся в рекордно короткие сроки перенастроить абсолютно все базовые бизнес-настройки, переосмыслить технологии и организацию производства, найти новые каналы сбыта и перепридумать маркетинговую политику в соответствии со стандартами новой этики. И да, скорее всего, смириться с потерей сверхприбылей.

Давайте вернёмся на десятилетие назад, в век нашей общей консьюмеристской невинности: подмешивать вещи из масс-маркета к гранд-маркам считается правилом хорошего вкуса, покупка обновок — главное досуговое развлечение, модная индустрия предсказуемо развивается по схемам, заложенным с самого момента её возникновения, бесконечно раскручивая при помощи глянцевых медиа воронку неуёмного потребления.

Реалии 2019 года: учёные официально объявили о начале новой геологической эпохи в истории планеты под названием антропоцен, при которой деятельность человека оказывает определяющее влияние на окружающую среду и климат. Шопинг приравнен к гражданско-политическому акту: на счету каждая монета, потраченная на не подкреплённые острой необходимостью модные приобретения. На смену «хюгге» и «лагому» приходит шведское понятие «köpskam» (читается «шопскам») — чувство стыда за совершение покупок. В центре внимания участников саммита «Большой семёрки» в Биаррице — подписание пакта об устойчивом развитии модной индустрии, который ратифицируют тридцать два ключевых игрока рынка, в числе которых Chanel, Ralph Lauren, Prada, H& M Group and Inditex: под запретом теперь сжигание нераспроданных остатков, перепроизводство и наращивание ассортимента.

В ходе осенне-зимней Лондонской недели моды экоактивисты из группировки Exitnction Rebellion срывают показы и устраивают протесты, пикеты и показательные похороны моды. Представители этой же многочисленной компании организуют активное международное движение #FashionBoycott, призывающее продемонстрировать свою гражданскую сознательность путём отказа от покупки одежды в течение целого года. Калифорния запрещает продажу новых изделий из меха, незадолго до этого от использования меха отказывается большинство значимых марок. Любые инициативы гигантов масс-маркета, не связанные с экопрограммами, подвергаются остракизму . Обвинения в гринвошинге — экологичном позиционировании компании или товара/услуги без достаточных для этого оснований — сыплются на модные корпорации как из рога изобилия.

Экологичность, устойчивость и прозрачность производства перестают быть вопросом доброй воли и оформляются в стандарт. Во многих странах начинают реализовываться кардинальные меры по переходу с линейной экономики на экономику замкнутого цикла.

Одновременно усилиями активистского сообщества мода на глазах меняет обличье индустрии мечты на индустрию абьюза, неосознанности и признаётся главным врагом торжества экономики нового типа. В результате доходит до курьёзных ситуаций: так, с разницей буквально в пару часов публикуются высказывание гендиректора H&M Карла-Йохана Перссона о том, что у осознанного потребления могут быть ужасные последствия, и новость, сообщающая, что в флагманском магазине марки в Стокгольме в рамках движения за экологичный модный бизнес вводят услугу по аренде и ремонту одежды. Впрочем, времени на оправдания и выяснение отношений нет: новая реальность требует не дискуссий, а действий, причём одновременно быстрых и обдуманных, по изобретению и внедрению инновационных форматов работы на всех этапах, от разработки, планирования и производства до дистрибуции и продвижения. Но обо всём по порядку.

Начнём с того, что на смену дизайнеру в скором будущем, возможно, придёт искусственный интеллект. Вряд ли, конечно, такая участь ждёт солидные большие дома с историей, но для поточных, демократичных и понятных брендов такая перспектива выглядит вполне реальной. Например, одна из таких попыток — проект в рамках сотрудничества Google и немецкой фэшн-платформы Zalando под названием Project Muze направленный на создание экспериментальных цифровых коллекций на основе собранных в Сети данных о модных предпочтениях разных групп населения. Другой проект — Lab126, — принадлежащий компании Amazon, может создавать модели на основе полученного массива информации о конкретных стилях и направлениях в моде. Такой подход позволяет точнее таргетировать свой товар, кастомизировать его под нужды аудитории и, соответственно, избегать перепроизводства.

И если идея о роботе-дизайнере в самом деле звучит так, словно была позаимствована у Рэя Брэдбери или Олдоса Хаксли, то система, при которой искусственный интеллект планирует и создаёт ассортиментную и размерную матрицы, уже реальна. Такие проекты, как True Fit и Virtusize, специализирующиеся на сборе данных о размерах и предпочитаемых тканях и силуэтах, дают компаниям возможность более точно рассчитывать количество производимого товара и уменьшать нераспродаваемые остатки. Персонализированный подход на основе искусственного интеллекта, внедрённый в рутинном формате такими брендами, как The North Face и Uniqlo, помогает клиентам выбирать товар и тем самым снижать риск возврата.

Множество ресурсов брошено на разработку биотканей и способов обработки. Биотехнологи из Bolt Threads в Сан-Франциско работают над созданием шёлка без привлечения насекомых, изолируя белки и используя для производства дрожжи и сахар. Французская компания Pili разводит бактерии для производства натурального красителя. В лабораториях американского проекта Modern Meadow на основе коллагена, также вырабатываемого дрожжами, выращивают биокожу. Дизайнер канадско-иранского происхождения Роя Агхигхи придумывает материал, который поглощает углекислый газ и выделяет кислород. В её проекте Biogarmentry используют водоросли, чтобы справиться с излишками углеродных выбросов, то есть одноклеточные организмы живут, питаются и размножаются прямо на ткани. По оценкам представителей модной марки Gabriela Hearst, 99 % текстиля, используемого в коллекциях бренда, являются экологически чистыми, включая биоразлагаемую вискозу и биоразлагаемую упаковку, которая была разработана совместно со специалистами израильского стартапа TIPA.

Впрочем, главная задача на сегодняшний момент — снижение объёмов производства. И главный шаг на пути к её решению — переход от физического к диджитальному. Как в своё время от коллекционирования компакт-дисков и DVD мы перешли к использованию стриминговых сервисов, так и сегодня скандинавский ретейлер Carlings предлагает радикальное решение для тех, кто одержим модой и соцсетями: виртуальные коллекции и дропы. Первая такая капсула была презентована брендом год назад и называлась Neo-Ex. Пользователю предлагалось загрузить собственную фотографию и подобрать себе виртуальный наряд, при этом программа идеально подгоняла его под фигуру и позу, так что ни у кого не возникало сомнений, что всё по-серьёзному. Оставалось только выложить полученную композицию в инстаграм и ловить лайки — и больше никакой консьюмеристской одержимости, позволявшей скупать без раздумья всё новые и новые шмотки только для того, чтобы запилить фоточку и развлечь фолловеров.

На фоне такого бескомпромиссного подхода сервисы по аренде одежды и аксессуаров кажутся половинчатой мерой, но на них как раз и возлагается основная надежда на чуть более светлое будущее моды. В условиях sharing economy — совместного потребления — такая концепция кажется наиболее реалистичной и разумной. Стратегия «clothing-as-a-service», при которой одежда подаётся как услуга, а не товар, занимает всё более уверенные позиции на рынке и обрастает смежными фэшн-бизнесами нового типа. Так, компания Castle, чей рекламный слоган гласит «A new economy for apparel», предоставляет полный цикл сервисного обслуживания для тех, кто решил построить дело по аренде модных вещей. Это же агентство сопровождает и подписной фэшн-бизнес, при котором пользователю продаётся не товар, а абонемент на его временное пользование или покупку капсулой.

Традиционно ставка делается на развитие винтажного сегмента: дизайнерский и не очень секонд-хенд продаётся на популярных торговых ресурсах matchesfashion.com и farfetch.com, а также в кураторских инстаграм-магазинчиках. Слышны разговоры об интегрировании винтажной индустрии и культуры свопов в программы модных недель. Неплохие финансовые и имиджевые возможности для модных марок открываются и при запуске брендированных ремонтных ателье, образовательных семинаров по кастомайзингу и уходу за вещами, курсов кройки и шитья в качестве сопутствующего бизнеса.

Но радужные перспективы легко перечёркиваются суровой действительностью и сухими фактами. На фоне яростной борьбы с общепризнанными корпорациями зла в виде гигантов масс-маркета вроде Inditex и H& M Group легко не заметить, что им на смену пришли и приходят новоформатные массовые ретейлеры с ещё более монструозными циклами и масштабами производства — речь в первую очередь об онлайн-ретейлере Fashion Nova, производящем 1100 новых моделей в неделю, и сложной концепции Manufacturing-as-a-Service, которую запатентовал Amazon и благодаря которой, возможно, мир в один прекрасный момент станет одним большим магазином. И конечно, почти все усилия по выстраиванию устойчивого и экономичного мира перечёркнуты развитием доставочного сервиса, львиная доля которого приходится на покупки из модных интернет-магазинов. О том, как, например, логистическая структура этой услуги и её упаковочная компонента разрушают жизнь обитателей Нью-Йорка, можно почитать вот здесь.

Не стоит забывать и о том, что мир по-настоящему устойчивого и осознанного шопинга на самом деле очень неинклюзивен, недоступен и элитарен для обычного человека: это по-прежнему дорого и малодоступно для людей с немодельными размерами. Не говоря о том, что большинству из нас всё так же не хватает временных и энергетических ресурсов, чтобы с головой погрузиться в тему. Кажется, человечество обречено вечно мучиться и самоистязаться по поводу собственной привычки к потреблению. Впрочем, как гласит известная народная мудрость, «если долго мучиться, что-нибудь да получится». Остаётся только надеяться.

Фотографии: Asket, THE NORTH FACE PURPLE LABEL, Uniqlo, boltthreads, Adidas х Stella McCartney, Zoa, Royaaghighi, Gabrielahearst

Какой станет мода будущего: самые любопытные прогнозы

Смерть люкса

Пока что люксовая одежда синонимична статусу, достатку и уважению, но в будущем D&G, Dior и другие громкие имена перестанут иметь значение. Мировые бренды и сейчас испытывают непростые времена — как в вопросах финансов, так и в сфере идей. Дизайнеры вынуждены отказываться от собственного стиля в угоду запросам потребителя.

«Скажем, Chanel очень отличались от Gucci, а Gucci, в свою очередь, — от Prada. Сегодня же разница размыта, поскольку все следуют за трендами. Это отчасти обусловлено тем, что мы живем в цифровую эпоху. Но у них как будто кончаются идеи и больше нет своего видения», — считает промышленный дизайнер Карим Рашид.

Стиль и дизайн — давно не прерогатива люкса. Масс-маркет сделал моду — так зачем платить больше?

Цифровая одежда

И не только платить, но и потреблять. Как происходит сейчас? Блогеры, звезды, инфлюенсеры могут купить вещь ради одного эффектно кадра в соцсетях — и забыть про платье или костюм. Реальную одежду, бездумное приобретение которой бьет по кошельку и экологии, через десяток-другой лет частично заменят вещи виртуальные. В этом, по крайней мере, уверена норвежская фирма Carlings, год назад выпустившая первую коллекцию цифровой одежды.

Все как в компьютерных играх, только вместо экранных персонажей — вы сами. Механика проста: заходим на сайт, покупаем понравившуюся модель, загружаем личное фото и ждем, когда дизайнеры оденут вас в модную вещь и вышлют снимок для социальных сетей. Звучит странно — но еще более удивительно, что пробную партию раскупили за часы.

Экологичность

Цифровая одежда для сетевой жизни, экологичная — для оффлайн-реальности. Курс на заботу о природе крепнет, а число экоотвественных брендов растет: Converse, например, в уходящем году презентовал кеды из переработанных денима и пластика, а итальянский мужской бренд Ermenegildo Zegna создал большую часть осенней коллекции из старых и планировавшихся к утилизации тканей.

Популяризируется мода не только в Европе: Вера Брежнева становится лицом линейки из переработанных или органических материалов, а купальник Лены Летучей — «реинкарнация» рыбацкой сети. В будущем эко-френдли одежда станет не диковинкой, а обыденностью. И надеемся, в будущем самом ближайшем.

Елена Летучая носит купальник из регенерированного материала. Фото: инстаграм

Digital-мода

Как насчет того, чтобы купить одну юбку или рубашку и скачать к ней два-три десятка расцветок, меняющихся по команде смартфона? Вполне возможно, а в зачаточном состоянии технология уже создана. Если пять лет назад бренд CuteCircuit играл с расцветкой одежды посредством светодиодов, год назад с задачей справились более изящно: ученые колледжа оптики и фотоэлектроники Университета Центральной Флориды добились эффекта хамелеона с помощью тончайших металлических нитей и тока — управлять процессом смены цвета можно с помощью приложения.

«Умные» модели и ткани

Шапки со встроенными наушниками, перчатки с гарнитурой и кроссовки с фитнес-трекерами — лишь начало пути. Адепты технологического прогресса уже могут купить рубашку, способную делиться с соседом контактами в социальных сетях или следящую за основными показателями здоровья, а также костюм, превращающий вашу энергию в источник для зарядки аккумулятора смартфона. По оценкам экспертов, одежда, способная сделать нашу жизнь проще, — самый перспективный сегмент ближайших лет.

Цениться и распространяться будут не только технологичные модели, но и «умные» ткани. Как вы думаете, что из следующего — реальность: ткань с дезодорирующим и антибактериальным эффектом; самоочищающаяся одежда; биовосприимчивый материал, способный менять цвет в зависимости от психологического состояния обладателя; белье, умеющее предупреждать о раке груди? Проверяем ответы: два первых пункта существуют, последние — в разработке.

Одежда будущего: проект бра, распознающего рак груди. Фото: кадр Youtube

Fashion-2025: будущее моды

4 сценария развития мировой индустрии моды в 2025 году.

Часто, говоря о будущем моды, ссылаются на работы нью-йоркских дизайнеров, которые тяготеют к применению инновационных и оригинальных материалов, смело экспериментируют с новыми формами и деталями отделки, создавая «дизайн завтрашнего дня». Впрочем, если эти эксперименты и можно называть прогнозированием моды, то только с большой натяжкой, так как их авторы не учитывают массы других факторов, известных людям загадочной профессии – футурологам, или профессиональным предсказателям будущего. Они строят максимально вероятные модели развития компании, города, региона, страны или мира, опираясь на сугубо научные тезисы и гипотезы.

Эксперты международного форума Forum for the Future при поддержке компании Levi Strauss&Co. одно из своих исследований посвятили проблеме изменения мировой модной индустрии в ближайшем будущем и составили четыре, по их мнению, наиболее реальных fashion-картины мира в 2025 году. Работа, над которой трудились студенты и преподаватели Лондонского колледжа моды, независимые ученые, социологи и политологи, началась в 2007 году.

За эти годы исследователи проанализировали множество, казалось бы, далеких от моды факторов – демографические тенденции, динамику стоимости углеводородов, перспективы развития нанотехнологий и альтернативных видов топлива, сейсмическую активность планеты и даже климатические и экологические процессы. На основе анализа этих данных, было построено четыре модели развития модной индустрии в ближайшем будущем, которые описывают не только дизайн, но и особенности производства, ритейла, рекламы и прочих составляющих этого сектора бизнеса и культуры.

Как известно, мода – это глобальное предприятие с общим оборотом до 1 334,1 млрд долларов, обладая таким значительным весом, она способна оказывать реальное влиянием на мировую экономику, общество, окружающую среду. А потому, от ее процветания или стагнации зависят не только судьбы продавцов, моделей и дизайнеров. Четыре проекта развития модной индустрии от Future Forum направлены на оптимизацию всех процессов и этапов производства, чтобы обеспечить гармоничное развитие системы без вреда для общества и окружающей среды.

Все представленные сценарии дают вероятностные ответы на ключевые вопросы, выражающих суть главных проблем ближайшего будущего, которые потребуют незамедлительного решения:

  • Как модная система будет реагировать на нехватку хлопка и другого натурального сырья?
  • Как люди будут заботиться о своей одежде в условиях дефицита чистой питьевой воды и высоких цен на энергию?
  • Как, в свете дорогих ресурсов, будет решена проблема утилизация и переработки поношенной одежды?
  • Как изменится баланс между рабочей силой и техникой при развитии технологии производства одежды и тканей? Не приведет ли это к росту безработицы?
  • Как будет выглядеть система реализации и продвижения товаров fashion-индустрии, при смещении торгово-экономических центров в Индию и Китай?

Сценарий 1
Тише едешь, дальше будешь.

Самый простой и логичный способ остановить рост потребления ресурсов – это замедлить моду. Например, прекратить выпускать такое большое количество сезонных коллекций, заключить между брендами «пакт о неконкурентных отношениях» и начать производить «умную» одежду, которая служит несколько лет, способна к самоочищению и защищает организм от множества негативных воздействий окружающей среды. Кстати, о подобных разработках Trendymen.ru уже писал. Помимо того, авторы этого сценария прогнозируют значительный рост интереса к пресловутому second-hand.

Ткани для производства будут из органических материалов, чаще всего, полученных в результате вторичной переработки, центром которой может стать Япония.

Интересно и то, что подобная одежда будет продаваться в небольших магазинчиках и через интернет, но еще занятнее, что ей можно будет меняться с друзьями или соседями, тем самым экономя на обновках и помогая сохранить ценные ресурсы.

Сценарий 2
Коллективный couture.

Как и в первом случае, одежду уместно производить из вторсырья – технологии к 2025 году достигнут того уровня, когда, например рециклированный шелк ничем не будет уступать настоящему. Высокая стоимость энергии вынудит производителей создавать ткани, способные к генерации электроэнергии, достаточной для подзарядки мобильного телефона или других карманных гаджетов.

Производство одежды станет строго сегментированным. В мире, в зависимости от геополитической обстановки, появятся зоны Haute Couture – там, где начнет развиваться индустрия высокой моды, возникнут районы Vintage – одежда приобретет статус «вина» – на каждой партии будет указываться год производства и, чем винтажнее одежда, тем дороже она будет стоить. Помимо того, выделятся зоны для производства денима и других типов текстильной продукции.

Таким образом мода станет полярной: либо чрезмерно дорогой, но из качественных, натуральных материалов, либо сверхдоступной – из рециклированных волокон, либо на основе подержанной одежды, которая прошла реставрацию в Нигерии, где может быть создан один из подобных центров.

Более того, авторы такого алгоритма развития предполагают создание по всему миру сети «библиотек одежды», где можно взять любую вещь на определенный срок, а затем вернуть обратно.

Главная идея такой стратегии кроется в высокотехнологичном сервисе, дизайне и материалах. Например, бренды будут производить ткани-хамелеоны, способные менять цвет и принты в зависимости от пожеланий клиента. То есть, можно купить один костюм и «перекрашивать» его в зависимости от случая или надетых аксессуаров. Экономия потрясающая.

Благодаря развитию сети интернет, моду будут диктовать не дизайнеры и байеры, а клиенты. Механизм прост: дефиле транслируется on-line и потенциальные покупатели со всего мира оставляют заявки на ту или иную модель, ткань, цвет.

За поддержание одежды в чистом и свежем состоянии будут отвечать микроорганизмы, способные за ночь разложить любое загрязнение, и нанопрокрытие волокон, благодаря чему грязь и пот попросту не будут оседать на ткани.

Этот вариант развития модной индустрии подразумевает появление множества национализированных брендов, чья продукция отражает богатые культурные традиции того или иного народа. Такой подход решает проблему национальной идентичности в глобализирующимся мире и способствует устранению кросскультурных проблем путешественников.

В свете дефицита натуральных волокон, особый вес приобретет биотехнология – уже сейчас есть проекты получения «хлопка» из бактериальной целлюлозы.

Помимо того, авторы предлагают формировать сеть фабрик по всему миру, чтобы значительно сократить путь до потребителя. Таким образом в Азии будет развиваться хлопковое производство, в Индии – льняное, в Автралии – шерстяное и так далее.

Сейчас трудно сказать по какому пути пойдет развитие, скорее всего, это будет некая усредненная модель от этих четырех сценариев. Впрочем, ждать осталось не так уж и долго…

Какой станет мода будущего?

Одежда из 3D-принтера, экологичность, перепотребление, отказ от меха, стирание пола и границ, экзоскелеты и наряды для виртуальных аватаров — перемены неизбежны.

Гадать о будущем, даже если учитывать только его благоприятное развитие, — дело неблагодарное. Мода зависима от социальных явлений, а мы живем в эпоху информационной революции, кризиса перепроизводства, а возможно, что и очередного передела мира. Но уже понятно, что привычная мода исчезает — она была связана с мироустройством ХХ века и революцией научно-технической.

Информационная революция ускорила появление новых коллекций настолько, что скоро говорить о модных сезонах станет бессмысленно. Дело идет к «моде недели» или и вовсе «моде суток», а такой темп тяжело дается даже гигантам фэшн-индустрии, управляющим несколькими брендами и постоянно меняющим дизайнеров. Потребителям, к слову, тоже приходится нелегко — даже для того чтобы менять кроссовки с той же скоростью, с которой они появляются, нужны не только средства — это занятие способно занять все время нынешних хайпбистов.

К чему такие изменения и метания приведут в будущем — как раз довольно понятно. И как всегда в моде, это будущее тесно связано с развитием технологий. Все движется к возвращению индивидуального производства одежды, но на новом уровне. Ручной труд дорог и будет только дорожать. А вот 3D-принтеры становятся все доступнее, так что утренняя проверка актуальности трендов и быстрое создание отвечающего им костюма уже не считаются чем-то фантастическим, делом далекого будущего. И скорее всего, эта возможность еще сильнее разобщит людей, поделит на группы — мало кто сможет позволить себе пользоваться результатами настоящего ручного труда, но в одежде и обуви классических мастеров, вероятно, будет все больше и больше шика.

А вот что ждет это ручное производство — совсем непонятно. В будущем трудно надеяться на его развитие и распространение, хотя можно помечтать о временах, когда оно станет действительно популярным хотя бы в качестве локального тренда, ведь рано или поздно всем приестся глобальное развитие моды и захочется индивидуальности. Во всяком случае, я надеюсь на это, поскольку убеждена в важности ручного труда и в том, что развитие человеческого интеллекта напрямую связано с развитой мелкой моторикой, то есть и с ремеслами. А работа с сенсорными панелями и игровыми консолями на деле гораздо проще, чем, к примеру, плетение кружева.

Вся правда: как блогеры на самом деле зарабатывают в Инстаграме

Играют в прятки: 6 самых скрытых звездных пар

Еще одно ожидаемое изменение, благодаря которому мода станет другой, — появление новых материалов. Нынешние высокотехнологичные куртки и пиджаки с зарядкой для телефона — это полумера. А вот когда материалы для одежды и обуви будут менять цвет и объем по желанию клиента и вещи действительно начнут работать на солнечных или световых батареях, а их свойства — меняться в зависимости от условий внешнего мира, тогда и отношение к костюму радикально изменится.

Как это происходит — мы уже можем увидеть. Человечество нацелено на выживание, и гуманистические идеи срабатывают в массовом сознании только тогда, когда они ему не вредят. На наших глазах натуральный мех стремительно вышел из моды и его ношение стало почти неприличным. И дело не столько в усилиях защитников животных, сколько в том, что появилась возможность создавать красивые, сложные по фасонам, легчайшие и теплые пуховики, причем необязательно на натуральном пуху. Пока этически приемлемая одежда грозила пневмонией или весила центнер, мех все равно считался необходимым.

Еще одна важная тенденция — дальнейшее стирание границ пола и гендера. Все просто. В прошлом веке научно-технический процесс постепенно привел к тому, что мужчины и женщины стали выполнять примерно одинаковые экономические и социальные функции. Результат налицо. Я не могу вспомнить такой предмет мужского гардероба, который можно было бы назвать исключительно мужским — теперь женщины не только делают, но и носят все то же, что и мужчины. Однако это неинтересно тем, кто моду создает, и в не меньшей степени неинтересно тем, кто зарабатывает на массовом производстве одежды и аксессуаров. Вывод напрашивается сам собой — женский гардероб начинает все сильнее влиять на мужской. Мы уже видим результаты: на последней Неделе мужского прет-а-порте больше половины дизайнеров продемонстрировали те или иные варианты мужских юбок и платьев. Пока широкого одобрения в народе эти новшества не получили, но все происходит постепенно. Во всяком случае, классические мужские пиджаки все больше напоминают женские жакеты-тайеры (разумеется, позаимствованные женщинами на старте научно-технической революции у мужчин и модифицированные в соответствии с женскими пропорциями). Мужские и женские сумки также все меньше отличаются друг от друга, и зарабатывающие прежде всего на продаже аксессуаров бренды настойчиво продвигают идею о необходимости любому уважающему себя и успешному моднику иметь в гардеробе целую россыпь сумок и сумочек. Так что экспансия женских прежде аксессуаров очень близка. Да и появление на улицах мегаполисов массы мужчин в юбках тоже не за горами.

Вообще интеграция и все связанные с ней явления оказывают заметное влияние на развитие моды — собственно, как и все происходящее в обществе. И с этими интеграционными процессами все сложно. На протяжении столетий существовало этническое направление в моде, и народный костюм всегда был не только одним из важнейших источников вдохновения для дизайнеров, но и вообще основой костюма. А в последнее время мы все постоянно сталкиваемся с упреками по поводу заимствования чужих достижений западными дизайнерами. Как люди договорятся по поводу культуры, пока вообще непонятно. Но понятно, что все больше внимания станет уделяться моде для людей с особыми потребностями, поскольку этого требует развитие и медицины, и общества. Люди, еще недавно практически вычеркнутые из социальной жизни, сегодня занимают все более активную позицию. Им нужна красивая одежда, красивые протезы и экзоскелеты — и эти новшества, несомненно, повлияют на общее развитие моды просто потому, что на нее влияет все.

Конечно, говоря о моде будущего, нельзя обойти вниманием и моду виртуальную. С развитием социальных сетей общая стилистика сильно изменилась. Выложенные в интернете фотографии тех, кого раньше называли модниками и стилягами, а теперь инфлюенсерами, — это отражение предметов, а не сами предметы. Особую важность получают узнаваемость, броскость, простые и понятные визуальные эффекты и вообще фотогеничность одежды и аксессуаров. В результате бренды создают все больше вещей, рассчитанных именно на эффект таких фотографий. Стиль в целом упрощается, становится более понятным и в то же время более эпатажным — он должен цеплять молниеносно. И эта гонка за быстрыми и резкими впечатления-
ми только начинается.

Как еще один побочный результат перехода моды в виртуальную реальность, помимо упрощения стилистики, можно назвать меньшее внимание к качеству. Если в жизни оригинал от контрафакта отличить возможно, то на фотографии — нет. В том числе с целью борьбы с подделками темп, с которым одна коллекция сменяет другую, нарастает. Многие марки начинают продавать новые вещи прямо во время показа, пока «подделыватели» не опомнились. Бренды все чаще сотрудничают с интернет-инфлюенсерами, потому что их пример заставляет в большей степени стремиться покупать настоящий люкс. И эта борьба, скорее всего, окажется очень затяжной.

Другое явление, которое уже началось и, возможно, получит большое распространение, — виртуальные модные коллекции для виртуальных аватаров. Вот их можно создавать в любом количестве, как угодно быстро, сменяя один образ на другой. А получать общественное внимание и демонстрировать соответствие массовым трендам и индивидуальность на виртуальных моделях можно не хуже, чем на реальных, конечно, если жизнь протекает в сети.

На личные образы технологии моделирования виртуальности, вероятно, тоже окажут влияние. Гаджеты очень важны. Рано или поздно человечество научится делать приборы, моделирующие виртуальную одежду вокруг конкретного человека, виртуальные очки, эту иллюзию разрушающие, и прочее. А уж когда прогресс придет к настоящей (а не с оглядкой на нынешние достижения пластической хирургии) модификации собственно человеческих тел, мода в наибольшей степени переместится с одежды на ее основу.

Но вот как повлияет на развитие моды гипотетическое знакомство с внеземными цивилизациями — предугадать решительно невозможно.

Иллюстрации: Анастасия Дружининская

Читайте также:  Ингмар Бергман и его наследие в моде и искусстве
Ссылка на основную публикацию