Модные показы и оскорбление чувств верующих

Соколовский — не первый. Пять историй оскорбления чувств верующих

Лайф подготовил подборку из пяти уголовных дел в отношении “кощунников и хулителей” — от преступления до приговора.

Завтра суд решит судьбу Руслана Соколовского — атеиста и богоборца, которого за серию эпатажных видеороликов обвиняют в оскорблении чувств верующих, а также возбуждении ненависти либо вражды. Прокурор Екатерина Калинина потребовала приговорить блогера к трём с половиной годам колонии общего режима. Лайф проанализировал похожие процессы над “кощунниками”, рассказав, чем закончился каждый из них.

За отрицание Бога и усмешку над Библией так и не посадили

Первым блогером, которого судили за оскорбление чувств верующих в Интернете ещё до Руслана Соколовского, стал житель Ставрополья Виктор Краснов.

Ещё в 2014 году Краснов несколько раз вступал в ожесточённые, со взаимным использованием оскорблений и мата перепалки на тему религии в социальной сети “ВКонтакте”. Он позволил себе написать “Бога нет”, а Библию назвал “сборником еврейских сказок”.

В 2015 году к Краснову вместе с бойцами СОБРа пришли оперативники отдела “Э”. В уголовном деле фигурировали два православных потерпевших, но они отказались являться на судебные заседания.

В обвинительном заключении говорилось, что Краснов “умышленно, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, а также руководя своими действиями, имея негативное отношение к лицам верующих, а именно православных христиан, испытывая к ним неприязненное отношение, выражая явное неуважение к обществу, умышленно нарушая общепризнанные нормы и правила поведения, желая противопоставить себя окружающим и продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним, допустил высказывания, носящие оскорбительный характер, в отношении православного христианства, унизив тем самым чувства верующих”.

Сам Краснов вину не признал. После лингвистической экспертизы обвинения его положили на месяц в психиатрическую больницу — официально, чтобы обследовать на нормальность. Врачи признали Краснова вменяемым.

После этого адвокаты Краснова потребовали дополнительную, независимую экспертизу высказываний своего подзащитного. Суд удовлетворил это ходатайство.

Для Краснова всё закончилось более-менее благополучно. Его не признали виновным. Но и не оправдали. Просто 15 февраля суд прекратил уголовное преследование, объяснив это тем, что по делу “вышли сроки давности”.

Но вопрос о том, надо ли наказывать и как за фразу “Бога нет”, остался открытым.

До приговора не довели, признав обвиняемого сумасшедшим

Житель Екатеринбурга, заявляющий всем, что он — магистр вуду, Антон Симаков попал под статью “Оскорбление чувств верующих” ещё в 2014 году. Вина чёрного колдуна была в том, что он провёл обряд порчи с жертвоприношением — обезглавил петуха, а его кровью испачкал покрывало, используемое в погребальных ритуалах у православных христиан. Верующий активист Максим Румянцев написал на Симакова заявление в Следственный комитет.

Сам Симаков вину признавать категорически отказался, заявляя, что в его обряде нет оскорбления верующих, просто ритуалы вуду основаны на христианстве. Однако суд не стал разбираться, прав или виноват “магистр вуду”. В апреле прошлого года колдуна признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу. На свободу Симаков вышел спустя семь месяцев. Но по-прежнему считает, что его наказали совершенно ни за что.

Цитировал оккультиста, который связал РПЦ с Сатаной, а Христа назвал тираном

Преподаватель Оренбургского государственного медицинского университета Сергей Лазаров в июле 2013 года разместил в Интернете эссе “Злой Христос”. В этом спорном тексте, автором которого был указан некто “оккультист Белозерский”, христианский бог был назван “убийцей”, “карателем” и “тираном”, а РПЦ сравнивалась с “сатаной”.

Уголовное дело на Лазарова возбудили с подачи оперативника центра “Э” Артёма Бекеева.

Эксперты признали, что текст, который разместил Лазаров, может “способствовать возбуждению религиозной, расовой, национальной ненависти или вражды”.

А в апреле прошлого года суд признал Лазарова виновным и приговорил к штрафу в 35 тысяч рублей. Преподаватель медуниверситета вину не признал и оспорил приговор, однако потерпел неудачу.

Побил статую Будды и мочился в храме

Единственным в своём роде оскорблением не христиан, а буддистов стала эпатажная выходка дагестанского спортсмена Саида Османова. По версии обвинения, в ночь на 2 апреля Османов, прибывший в Элисту на соревнования по борьбе, зашёл в буддийский храм, где ударил ногой в нос статую Будды и помочился на неё. Об инциденте, скорее всего, никто бы не узнал, если бы борец сам не разместил в Интернете видео о том, как куражился в культовом для калмыков месте.

Когда разразился скандал, Османов извинился перед буддистами, но на него всё равно завели уголовное дело и обвинили (как и Соколовского, кстати) по двум статьям: “Оскорбление чувств верующих”, а так же “Возбуждение ненависти либо вражды”.

Спортсмена арестовали. Свою вину он признал и раскаялся. В итоге суд приговорил Османова к двум годам условно.

Чучело распяли на поклонном кресте

23 сентября 2015 года двое жителей деревни Старая Малиновка Кировской области — Константин Казанцев и Рустем Шайдуллин — решили пошутить. Они смастерили соломенное чучело и привязали его к поклонном кресту. И добавили пару оскорбительных для христиан надписей — про “неверных”, которые будут казнены.

На двух “приколистов” завели уголовное дело. Ещё до суда они признали свою вину и принесли извинения за свою неуместную выходку.

В обвинительном заключении говорилось, что Константин Казанцев и Рустем Шайдуллин “пренебрежительно относились к православной вере, преследовали цель надругаться над почитаемой верующими религиозной святыней. Они понимали, что указанные действия могут задеть религиозные чувства верующих, как местных жителей, так и других лиц, проезжающих по дороге, причинить им душевную боль, однако им это было безразлично”.

В итоге суд назначил каждому по 230 часов обязательных работ.

Приговор “богохульники” оспаривать не стали.

Вместо вывода

В итоге Руслан Соколовский на сегодня — единственный богоборец, который рискует отправиться за решётку на реальный срок. Хотя другие “кощунники” отделывались условными сроками и штрафами.

Оскорбление религиозных чувств

Поделиться:

Появление изменений в 148 статье УК РФ уже привело к нескольким судебным процессам с обвинительными приговорами. Так, например, житель Сочи Виктор Ночевнов признан виновным по статье 148 УК (оскорбление чувств верующих) за перепост на своей странице в соцсети «ВКонтакте» семи карикатур с изображением Иисуса Христа. Существуют и другие судебные решения по этому поводу.

Очевидно также, что после появления статьи 148 и реальных судебных приговоров появилось намного большее количество случаев, которые не доходят до официального решения суда, но которые проявляются в запугивании реальными судебными прецедентами людей, размещающих картинки антирелигиозного, атеистического характера, или свои мнения в социальных сетях. Теперь эти люди не могут откровенно высказываться на эту тему, опасаясь судебного преследования.

Напомню, как звучит эта статья в оригинале. УК РФ, Статья 148. «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий. 1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, – наказываются. 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, – наказываются… 3. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний – наказываются…

Что же произошло на самом деле? Коренным образом изменило смысл статьи, которая и раньше существовала в УК РФ, слово «публичное». Если бы было просто слово «действие», то оно означает именно физическое действие в реальном мире. А словосочетание «публичное действие» уже трактуется судами, как высказывания, печатания и перепечатывания статей, карикатур и пр., в том числе и в социальных сетях. Это одно слово в корне изменяет суть статьи.

Одним из инициаторов поправок в ст.148 был Ярослав Нилов, заместитель руководителя фракции ЛДПР, председатель Комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций. В разговоре со «Снобом» он сказал: “Законопроект был написан в 2012 году, а начало 2012 года — это период обострения религиозного вопроса у нас в стране. Это касалось не только РПЦ, хотя она и была подвержена серьезным атакам. Так называемый крестоповал стал проявляться в разных регионах, случались теракты, были убиты духовные лидеры. Протестанты ощутили серьезную угрозу — был уничтожен их храм. Иудеи получили различные надписи на синагогах. Все это, учитывая пробелы в законодательстве, потребовало серьезного вмешательства. Граждане начали заниматься самосудом, чего мы допустить не могли. Те молодые люди, которые шли с изображением оскверненной Божией Матери на футболках, они нарушали административное законодательство. Да, они получали штраф 1000 рублей — и это их не останавливало. Но при этом они провоцировали православных активистов. Поэтому мы разработали поправки вместе с религиозными организациями.”

Легко заметить, что в обосновании введения более жесткой трактовки существующей статьи Я.Нилов использовал случаи именно реальных противоправных ДЕЙСТВИЙ, а ни в коем случае высказываний. И во всех этих случаях противоправных действий – крестоповала, убийств, самосуда, рисовании надписей на синагогах и демонстраций надписей на майках – конечно же должна разбираться полиция. И позднее передавать в суд материалы про противоправные действия и уголовные преступления.

Читайте также:  Кроше в модных коллекциях и как его носить

После такого изменения редакции статьи, которую, кстати, в Госдуме разрабатывали вместе с “религиозными организациями” без привлечения атеистических организаций, произошло качественное изменения содержания статьи, т.к. появилась возможность судить не за «действия», а за «публичные действия», которые в русской лингвистической интерпретации подразумевают также словесные высказывания против религии. Таким образом, с добавлением одного слова появилась огромная принципиальная разница в смысле этой статьи УК, которая позволяет судам выносить решения и за публичные высказывания.

Причем 148-я статья в такой редакции вошла в явное противоречие с другой более важной и главной 29-й статьей Конституции Российской Федерации, которая гласит в первом пункте «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Также 148-я статья противоречит ратифицированной Россией в 1998 году Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая предусматривает обеспечение права на свободу выражения мнения (статья 10): “1. Каждый имеет право свободно выражать своё мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ…”

В стремлении скрыть такое противоправное действие и обосновать такое казалось бы незначительное изменение содержания сатьи, власти России пошли даже на внедрение дезинформации в статью Википедии про оскорбление религиозных чувств, к которой обращаются интересующиеся историей вопроса. В ней написано, что «Уголовный кодекс РСФСР 1960 года, действовавший в РФ до 1997 года, запрещал «[о]скорбление чувств и убеждений граждан в связи с их отношением к религии с использованием в этих целях средств массовой информации или в иной публичной форме» (ст. 143) под угрозой наказания до одного года лишения свободы».

У меня закралось сомнение в подлинности этой формулировки из-за современного слова СМИ, которое не так широко использовалось в те годы, как сейчас. И точно, основательно покопавшись в интернете (обычно находятся все статьи с формулировкой после 1997г.), можно найти такое содержание оригинальной статьи 1960г., которая действовала до 1997г. В ней сказано следующее.

«Статья 143. Воспрепятствование совершению религиозных обрядов. Воспрепятствование совершению религиозных обрядов, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательством на права граждан, – наказывается…

Статья 143.1. Организация объединений, посягающих на личность и права граждан. Организация религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с причинением вреда здоровью граждан или с иными посягательствами на личность или права граждан либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или совершению иных противоправных действий, а также руководство таким объединением – наказывается… Активное участие в деятельности объединения, указанного в части первой настоящей статьи, а равно систематическая пропаганда, направленная на совершение указанных в ней деяний, – наказывается…».

Ни про какие чувства в статье 143 речи не идет. Именно такая статья была во времена СССР и в России вплоть до 1997г., когда в статью было введено понятие «оскорбление чувств». Причем статья Википедии «Оскорбление религиозных чувств» предумышленно обманывает читателя. Создатели этой статьи явно пытались скрыть тот факт, что ни про какое словесное оскорбление чувств до 1997г. не судили. Тогда судили только за конкретные действия. А это принципиально разные вещи.

Таким образом, законодательная власть России с принятием изменений в ст.148 совершила антиконституционнай акт, противоречащий статье 29 Конституции РФ, которая гарантирует свободу слова.

Задели за живое

Как пользователи социальных сетей оскорбляют верующих

Несмотря на то что с 2013 года оскорбление чувств верующих в России считается уголовным преступлением, за которое можно получить реальный тюремный срок, по данным Роскомнадзора оно является одним из самых частых нарушений, допускаемых блогерами. «Лента.ру» посмотрела, что именно оскорбляет верующих и где проходит граница между атеизмом и экстремизмом.

Социальная сеть «ВКонтакте» 9 июля по решению суда заблокировала сообщество «Бога нет» как оскорбляющее религиозные чувства.

Как сообщается на странице группы «Бога нет», она предназначается для тех, кто «заинтересован в свободе взглядов и мысли». К дискуссии приглашают ницшеанцев, атеистов, агностиков, нигилистов. Всех прочих предупреждают о том, что «тут могут быть оскорблены религиозные чувства».

По словам администратора группы Сергея Васильева, его читатели — преимущественно атеисты и агностики, однако встречаются и верующие. «Есть один протестант, которому просто интересно общение, и его не оскорбляют картинки. Он сказал однажды: “Как можно оскорбить верующего? Если его чувства оскорбляет картинка, то грош цена его вере”. Я это запомнил», — рассказывает Сергей.

Материалы по теме

«Сторонников светскости у нас не более трети»

Самая популярная дискуссия в группе, состоящая более чем из 12 тысяч реплик, — о существовании бога. Также в сообществе публикуются новости, демотиваторы и цитаты, критикующие действия РПЦ, радикальных активистов и представителей других религий. Участники сообщества шутят про патриарха Кирилла и петербургского депутата Виталия Милонова, цитируют Камю и Шопенгауэра. Незадолго до блокировки в «Бога нет» активно обсуждалось строительство храмов в парке Торфянка в Москве и парке Малиновка в Петербурге.

«Моя цель — научить людей думать критически, показать им, что не нужно бояться богов и мифических персонажей. Видел бы все происходящее Юрий Гагарин, ведь мы живем в XXI веке, веке технологий и прогресса, а у нас попы на космодроме ракеты святой водой поливают», — объяснил администратор.

Свои шутки и посты, материал для которых он выбирает по принципу интересности и скандальности, Васильев оскорбительными не считает, поскольку публикует их не в религиозной группе. Тем не менее «религиозные фанатики» неоднократно писали администратору сообщения с оскорблениями и угрозами, обещали расправиться с ним, потому что он мешает строить храмы в парках. По словам Васильева, администрация пыталась завязать конструктивный диалог с возмущенными комментаторами, однако сделать это не удалось.

Неожиданно на защиту чувств верующих встал первый заместитель прокурора Чеченской республики Николай Хабаров, потребовавший, чтобы операторы связи в республике прекратили доступ к экстремистскому ресурсу. Ленинский суд Грозного согласился, что представленные в группе материалы «преследуют цель оскорбить религиозные чувства православных», а их распространение может «служить предпосылкой к разжиганию национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды», и 13 мая удовлетворил требования по блокировке в полном объеме. Страницу запретили для просмотра на территории всей России, Роскомнадзор внес ее в реестр запрещенных сайтов.

Какой именно контент показался суду оскорбительным — не уточнялось. «Сообщество заблокировано по решению суда. И только суд, который вынес решение, вправе комментировать его мотивировку», — заявил пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский.

Что о происходящем думают в РПЦ?

Председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, комментируя ситуацию в беседе с «Лентой.ру», поддержал блокировку.

«Можно критиковать духовенство, иногда шутить над ним, выражать атеистические взгляды, — я не оспариваю право людей на все это. Но они в кощунственном контексте выставили иконы, а о молитве и вере говорят в унизительных тонах. Я убежден, что это недопустимо», — заявил он.

По мнению священнослужителя, группа «Бога нет» нарушила закон дважды, осквернив почитаемые верующими предметы и эмблемы, а также религиозные чувства людей.

«Государство не будет государством, если позволит нарушать закон и если такого рода осквернение священных изображений где-либо будет происходить», — уверен Чаплин.

После переговоров с представителями «ВКонтакте» Васильев удалил со страницы изображения полуголых женщин в костюмах католических монахинь и картинки с религиозными символами, и вечером 13 июля страница оказалась вновь доступной. На момент блокировки на «Бога нет» были подписаны около 26 тысяч человек, но шумиха в СМИ увеличила количество читателей до 31 тысячи.

После разблокировки сообщества техподдержка «ВКонтакте» попросила администратора провести ревизию всего контента. «Речь идет не о цензуре. Как вы писали о своем скептическом отношении к существованию бога, так и пишите. Но подбирайте немного другие формы — те, к которым не смогут придраться», — рекомендовал представитель соцсети администратору группы.

«Мы возвращаемся к истории с Charlie Hebdo»

В то же время бывший член Общественной палаты Николай Сванидзе полагает, что подобные блокировки противоречат конституции. По его словам, граница между оскорблением религиозных чувств и отсутствием оснований для обиды проходит в сфере законодательства.

«Плюнуть в физиономию — это оскорбление, дать пощечину — оскорбление, а ходить с голыми коленками или открытым лицом — это не оскорбление. Говорить “Я не верю в бога” — не оскорбление. Любое расширительное толкование понятия “оскорбление” не соответствует ни духу, ни букве российского законодательства. Но поскольку прописано это очень общо, это дает возможности для произвола, и здесь власть должна быть на страже закона, а не лебезить перед радикалами», — заметил Сванидзе.

По его словам, все зависит от контекста и ситуации. «Есть определенные законы общежития. Человек может воспринять как оскорбление любую шутку. Анекдот про евреев в еврейской компании абсолютно нормален и адекватен, а когда его рассказывает человек другого происхождения, это может быть воспринято как антисемитизм. Мы здесь возвращаемся к истории с Charlie Hebdo. Лучше не допускать шуток, которые могут быть истолкованы как оскорбительные, но и заставлять платить за них жестокую цену тоже нельзя», — уверен правозащитник.

Читайте также:  Насколько удобно покупать одежду и модные аксессуары со смартфона

На что еще обижаются верующие

«Бога нет» — не первое сообщество, не понравившееся верующим. В апреле 2015 года после серии жалоб прокуратура Петербурга начала проверку сообщества «Основы православия». Эксперты из Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена пришли к выводу, что создатели сообщества намеренно оскорбляли православных и вели пропаганду неприязни и ненависти к ним. Также на странице были выявлены факты «публичного освещения осквернения религиозной и богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики». В настоящий момент сообщество заблокировано «в связи с возможным нарушением правил сайта».

В январе 2015 года прокуратура Чечни обратилась в суд с иском об ограничении доступа к 85 страницам в сети «ВКонтакте», на которых были выявлены экстремистские материалы и карикатуры французского сатирического издания Charlie Hebdo.

Обижаются верующие не только на паблики, но и на отдельных пользователей соцсетей. В июле 2015 года лидера общественно-политического движения «Реформация» Андрея Терехина вызвали в следственный комитет по обвинению в оскорблении чувств верующих. Поводом для беседы со следователями стала опубликованная Терехиным в сети «ВКонтакте» годом ранее картинка, изображающая оклад от иконы с головами детских игрушечных уток вместо ликов святых.

Еще одна фотография, оскорбившая чувства православных, была сделана телеведущей Ксенией Собчак. В конце апреля журналистка опубликовала в Instagram снимок, на котором она изображена в церковном одеянии и с накладной бородой. Юрист Ярослав Михайлов пожаловался на Собчак в Следственный комитет, заявив, что фото оскорбляет чувства верующих, а также является пропагандой гомосексуализма. «Собчак перешла все границы вседозволенности», — утверждал юрист. Обвинение подхватил Всеволод Чаплин, предложивший проверить снимок также на осквернение предметов религиозного почитания.

Оскорбление верующими чувств знающих

Оскорбление верующими чувств знающих

В Госдуму внесён законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь. А российские СМИ, со ссылкой на ВЦИОМ, объявляют о том, что «большинство россиян» такой за кон поддерживают. Якобы 82 процента.

К первому абзацу мы еще вернёмся. Сначала о ВЦИОМ. Это что же за сверхскоростные опросы такие, которые позволяют с лёгкостью впрыскивать в общественное сознание любую цифирь о мнении «большинства россиян»? Репрезентативность на грани фантастики.

Почему ни один публицист и ни один политик не сказал сегодня о том, что большинство граждан России справедливо полагают, что нормальных законов в нашей с вами светской стране вполне хватает? И точно так же большинство россиян абсолютно уверены в том, что эти законы далеко не всегда исполняются справедливо.

На фоне столь позорного замалчивания представляется вполне имеющей право на жизнь версия нашего читателя, обратившегося в редакцию. Он полагает, что из-за такой спешки ВЦИОМ и депутатов становится ясно, кому были выгодны телодвижения девчонок в главном православном храме, почему они прошли туда без проблем и успели станцевать.

Это всё на руку самим клерикалам, на борьбу за ценности которых власть пытается бросить расколотое российское общество. Впрочем, в последние недели у нас с вами на глазах развернулась «борьба за ценности» на всемирном уровне. Я говорю о фильме «Невинность мусульман». Висел он себе в Интернете полгода, если не больше, и дальше бы висел.

Но вдруг какому-то идиоту или фанатику показалось, что кто-то как-то над ним посмеялся, и начинается волна убийств по всему миру. И тут же на трибуну ООН уверенно взбегают или нарочито медленно карабкаются лидеры и представители отсталых стран, где голод населения – норма жизни, и от имени своих бедных и несчастных народов пытаются поднять вихрь всепланетного возмущения и принятия «соответствующих» законов на международном уровне.

Давайте рассуждать логично. Современный мир построен по принципу государств. Не религиозных сект, а именно государств. Даже в Иране, считающемся в мире сугубо исламским государством, все живущие там евреи находятся под защитой закона, и только в одном Тегеране больше двадцати действующих синагог. Если сегодня какие-то силы хотят разделить мир по религиозному принципу, то светские правители должны понимать свою задачу служения всем гражданам своих стран, а не преимущественно кому-то из тех, кто носит крестик, облачается в паранджу или делает обрезание своим детям.

Наша страна никогда не была исламской страной. Но точно так же она никогда не являлась исключительно христианской страной. А многие десятилетия наша страна вообще была свободной от религиозных предрассудков. Нескончаемые и бесчеловечные эксперименты реформаторов привели к тому, что число верующих в России увеличилось до десяти процентов. И тем не менее, согласитесь, что почти повсеместно развернулось и продолжает разворачиваться то, что можно назвать оскорблением верующими чувств знающих.

Повторяю: современный мир построен по принципу государств. А государство создаётся людьми работающими, созидающими, создающими материальные и культурные ценности, воспитывающими детей и внуков. Государство создаётся людьми, которые нуждаются в государстве, как инструменте или, если хотите, конструкции, направленной на обеспечение жизни, достойной человека.

Церковь создаётся другими людьми. Итак, государство – для всех. Церковь – для десяти процентов. Тогда почему, с какого перепугу, высшая власть в РФ идет на поводу у тех, кому выгодно укрепление религиозной составляющей в светской стране?

Далее. Если любая группа лиц совершила преступление по какому-либо поводу, она должна быть наказана по закону, ведь так? Так, только так. А что у нас? А у нас клерикальные организации, видимо, вдохновившись какими-то примерами из жизни отсталых стран, начинают заступаться за откровенных преступников, давить на власть, настаивая на непривлечении к ответ- ственности или освобождении тех, кто преступил закон. Тем самым пастыри ведут свою паству в лоно экстремизма.

И здесь, если мы с вами не хотим быть опрокинутыми в инквизиторское темновековье, то закон, в сущности, должен быть таким. За первое проявление противозаконных действий – предупреждение. За второе – предупреждение. За третье религиозная община закрывается.

У нас с вами страна многие десятилетия была образованной и цивилизованной. И если бы нам с вами так уж нужна была религия, мы бы всё необходимое давно сделали и без помощи власти. Но мы ведь прекрасно понимаем, что ни к чему нам и нашим детям опускаться в каменный век, блуждать по замшелым лесам с дикарями и чудищами.

А нынешняя Госдума, в невероятно короткий срок побившая все рекорды по ограничению прав и свобод граждан, вместо того чтобы пускать страну под откос вероисповеданий, поискала бы в себе мужество и честность хотя бы разобраться с результатами выборов. Увы, ни мужества и ни честности. Никто не хочет рубить сук, на который взобрался.

Между тем, граждане прекрасно понимают, что депутаты специально закрутили всю эту шарманку с «оскорблениями чувств верующих», чтобы в который раз квалифицированно отвлечь народ от реальных социальных задач. Едва ли не вся нынешняя Госдума навалилась на раздутую до небес проблему религиозности в России и фактически прячется за эту проблему десятистепенной важности.

Самое главное здесь заключается в том, что депутаты избираются гражданами на государственные посты в Государственную Думу, а не на религиозные должности в те или иные конфессии.

Из письма в редакцию газеты «Президент»: «Кто-нибудь когда-нибудь в пореформенной России заступится за оскорбление чувств атеистов, коих в стране большинство? Ужас и недоумение испытали мои внуки при виде людей, перекрывших проспект Мира и, как по команде, падающих ниц на тысячи своих ковриков. Разве массовая демонстрация этих задниц – не оскорбление москвичей и гостей столицы? Я инженер с большим стажем и отвечаю за свои слова: вместо понимания ситуации и осознания необходимости её исправления, все механизмы власти демонстрируют попустительство и беспомощность перед этим нашествием».

Жёстко, но честно.

Пока в нынешней Госдуме не прислушаются к мнению трезвомыслящих людей, минареты в стране будут расти, а ракеты падать.

Газета «Президент», № 9 за октябрь 2012 года

МВД подсчитало количество дел об оскорблении чувств верующих

За три года МВД предварительно расследовало 39 уголовных дел по признакам статьи 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповедания», которую также называют «за оскорбление чувств верующих». Согласно данным, которые в пресс-службе ведомства предоставили News.ru, в 2016 году было предварительно расследовано восемь таких дел, в 2017-м — 23, в 2018-м — восемь.

Изменения в статью 148 УК РФ внесли в 2013 году после «дела Pussy Riot». Состав преступления был расширен, «за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих» было введено наказание до трёх лет лишения свободы. При этом статистика говорит о том, что на практике случаи её применения единичны.

Читайте также:  Носить ли изделия из кожи, если не можете отказаться от мяса

По мнению судебного юриста Александра Желватых, это происходит из-за того, что статья 148 УК РФ представляет собой частный случай другого состава — хулиганства (ст. 213 УК РФ). При этом до сих пор действует ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях», которая также частично дублирует её.

Статья 148 УК РФ остаётся достаточно редкой в судебной практике. Многие юристы отмечают неопределённость общественных интересов, защищаемых этой статьёй. Это приводит к сложностям в расследовании. К примеру, по делу блогера Руслана Соколовского, который был осуждён за ловлю покемонов в храме, следователям пришлось вести в суд потерпевших, которые должны были достаточно чётко сформулировать, чем их оскорбили ролики блогера, — напомнил Желватых.

Отличают новую редакцию 148-й статьи и размытые формулировки, считает ведущий партнёр центра правовых услуг «Регус» Иван Кучин. По его словам, понятия «религиозные чувства» и «верующие» недостаточно определены, поскольку их смысл не сформулирован ни в одном нормативном правовом акте, а их бытовое понимание может значительно разниться.

При этом юрист напоминает, что за время правоприменительной практики по данной статье был уже вынесен ряд приговоров.

За пост с оскорбительной для мусульман иллюстрацией блогер из Ижевска отправился на 200 часов обязательных работ. А вот оскорбительная для православных полемика относительно того, является ли Библия «сборником еврейских сказок» или чем-то иным, закончилась для блогера-атеиста, в общем-то, ничем. Обиженные просто не явились на суд, — рассказал Кучин.

Юрист напомнил, что за оскорбление чувств верующих может быть привлечён к ответственности любой вменяемый гражданин старше 16 лет, публично позволивший себе некорректное высказывание в отношении религии. Для того чтобы не понести уголовное наказание по 148-й статье, необходимо помнить, что Интернет — это публичное пространство, пускай и виртуальное, и оценивать вероятные последствия своих репостов, применяя критическое мышление, подчеркивает эксперт

Он также отметил, что правовая норма, подобная 148-й статье Уголовного кодекса РФ, есть и в законодательстве других странах.

Принятый в 1978 году в ОАЭ закон о преступлениях, затрагивающих ислам, предусматривает уголовную ответственность за посягательство на учение ислама и за миссионерскую деятельность с целью распространения иных религиозных убеждений. В Пакистане ответственность за богохульство предусмотрена Уголовным кодексом. Закон о печатных изданиях и распространении информации Кувейта 2006 года запрещает публикацию материалов, посягающих на деяния и атрибуты Аллаха, затрагивающих честь признаваемых исламом пророков, а также представляющих положения ислама в негативном свете, — сообщил он.

Со своей стороны юрист по арбитражным спорам Илья Кожевников рассказал, что в Великобритании существует «Закон о расовой и религиозной ненависти», дополнивший «Закон об общественном порядке». Закон запрещает под угрозой наказания использование угрожающих слов или поведения или публикацию письменного материала, который является угрожающим, при наличии умысла разжечь религиозную ненависть.

Эта норма напоминает ст. 148 УК РФ об оскорблении чувств верующих. Но в английской норме есть одно значительное отличие, а именно определены рамки ответственности. В одном из разделов указано, что не является разжиганием религиозной розни критика или высказывания антипатии, нелюбви, осмеяние, оскорбление или ругательство относительно религии или веры, или духовной практики, или высказывания, имеющие цель склонить сторонников другой религии или веры перестать её исповедовать. Не являются также разжиганием религиозной розни субъективные высказывания относительно действий или поведения какого-либо лица вне зависимости от того, насколько они глупы, спорны или вызывают отвращение, — сообщил Кожевников.

Эксперт также подчеркнул, что отсутствие чёткого определения «религиозные чувства», «верующие» в статье 148 УК РФ, а также отсутствие разграничений того, что конкретно является оскорблением, а что нет, приводит к неоднозначному толкованию норм и его правоприменению.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен

Наказание за их оскорбление просит исключить из Уголовного кодекса защита блогера-атеиста

Как стало известно “Ъ”, в Конституционный суд (КС) направлена жалоба на ст. 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих). Неконституционной статью требует признать защита ставропольского блогера Виктора Краснова, находящегося под судом за допущенный в интернет-споре комментарий, который сочли оскорбительным два его православных оппонента. Оскорбление чувств верующих стало уголовно наказуемым в 2013 году, на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя, но за время существования этой нормы, по данным Верховного суда (ВС), был вынесен всего один приговор. Авторы жалобы и правозащитники считают норму избыточной и ограничивающей свободу слова.

Первую жалобу на ст. 148 УК РФ в КС подал адвокат ставропольского блогера Виктора Краснова Андрей Сабинин. В документе, который имеется в распоряжении “Ъ”, говорится, что подзащитного господина Сабинина обвиняют в оскорблении чувств верующих на основании его комментария в одной из социальных сетей. В 2014 году господин Краснов вступил в спор о религии с двумя пользователями сети. Аргументируя свою позицию, блогер назвал Библию “сборником еврейских сказок”, а также добавил: “Боха нет!” В ответ интернет-оппоненты написали на господина Краснова заявление в правоохранительные органы. В феврале этого года в Ставрополе началось рассмотрение его уголовного дела, возбужденного по 148-й статье.

Разжигай, но помни

В своем обращении в КС адвокат Сабинин пишет, что считает высказывания своего подзащитного в первую очередь полемикой. “Стиль и тон высказываний соответствовал стилю и тону оппонентов моего подзащитного. Иными словами, он отвечал им на их жесткую критику в свой адрес в том же стиле”,— говорится в жалобе. Действующая редакция 148-й статьи, считает адвокат, нарушает гарантированное Конституцией РФ право на свободу слова, поскольку понятие “оскорбление” в ней никак не раскрывается. “Например, для некоторых верующих само по себе отрицание религии и Бога уже является оскорбительным”,— отмечает господин Сабинин. В его жалобе приводится ссылка на постановление N11 пленума ВС от 28 июня 2011 года “О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности”. В нем говорится, что критика политических или религиозных организаций сама по себе не может рассматриваться как действие, “направленное на возбуждение ненависти или вражды”. На основании вышеизложенного господин Сабинин требует признать статью об оскорблении чувств верующих не соответствующей Конституции.

Как спектакль, обвиненный в оскорблении чувств верующих, получил премию зрительских симпатий

Криминализацией оскорбления чувств верующих законодатели озаботились в 2012 году, когда случился скандал с акцией группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Тогда “панк-молебен” активисток, впоследствии приговоренных к двум годам колонии, был квалифицирован как хулиганство, хотя с этим не согласились многие известные юристы. Например, адвокат Генри Резник говорил, что танцы на амвоне не создают состава для ст. 213 УК РФ (хулиганство). “Всем была очевидна натяжка с квалификацией по этой статье”,— вспоминает член Совета при президенте по правам человека (СПЧ) Павел Чиков. Однако около 20 депутатов Госдумы из всех парламентских фракций разработали законопроект о криминализации оскорбления чувств верующих. “СПЧ пытался предложить более мягкий вариант, но в итоге все равно была принята крайне общая формулировка. Неясно, как разграничивать унижение достоинства верующих, одновременно подпадающее под 148-ю статью и под 282-ю”,— говорит господин Чиков.

Чувства верующих почти не ощущаются

Нет единого подхода к 148-й статье и у правоприменителей. За время ее существования, по данным судебного департамента ВС, единственный приговор по ней был вынесен в 2014 году. Как отмечает в докладе “Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в 2015 году” аналитический центр “Сова”, уголовные дела по 148-й статье возбуждаются нечасто. Помимо дела ставропольского блогера Краснова известно о передаче в суд дела екатеринбуржца Антона Симакова, который зовет себя “магистром магии вуду”. Господин Симаков провел и снял на камеру ритуал вуду, призванный, по его словам, “повлиять на власти Украины”, однако следствие расценило это как оскорбление христиан.

Один из соавторов закона об оскорблении чувств верующих, глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов (ЛДПР) не спорит, что с правоприменительной практикой пока сложно. “Ее толком нет. Но мне кажется, что в первую очередь эта статья сдерживающая. Есть же бытовое понятие оскорбления чувств, а есть юридическая терминология, которые нужно разделять”,— убежден парламентарий. В качестве примера он приводит карикатуры французского журнала Charlie Hebdo на пророка Мухаммеда, которые, по его мнению, и спровоцировали террористические атаки в Париже в январе и ноябре 2015 года. “Оскорбление с юридической точки зрения — это не размышление, не рассуждение, а брань, неприличная форма высказывания, причем подразумевающая публичность”,— считает соавтор закона. “Меня, например, как верующего, оскорбляет, когда пьяный священник попадает в ДТП с человеческими жертвами, но эти мои чувства лежат вне юридической плоскости”,— добавил господин Нилов.

Теперь авторам жалобы в КС предстоит дождаться, будет ли она зарегистрирована и принята к рассмотрению.

Ссылка на основную публикацию