Пластическая хирургия в России, реальное положение

Россия вошла в ТОП15 стран по количеству пластических операций

За 2013–2017 годы – первую пятилетку пристального внимания Vademecum к эстетической пластической хирургии – этот сегмент отечественного рынка медуслуг вырос на 33%, до 158 тысяч операций в год, поместив Россию в ТОП15 стран мира по количеству профильных хирургических вмешательств. отрасль, преодолевшая внешние и внутренние кризисы, вошла в зону стабильности и продемонстрировала способность поддерживать тренды глобальной эстетической индустрии. Российские хирурги переориентируются на быстрые операции, не требующие глубокой анестезии и длительного пребывания в стационаре, такие, например, как блефаропластика или липофилинг, и все заметнее увлекаются косметологическими инъекциями.

В 2017‐м российский рынок пластической хирургии достиг рекордных за последние пять лет оборотов: как показало национальное исследование, ежегодно проводимое Аналитическим центром Vademecum, в прошлом году в стране было проведено почти 158 тысяч эстетических вмешательств, а совокупные затраты пациентов на тематические медуслуги составили 12,3 млрд рублей.

Международное общество эстетической пластической хирургии (ISAPS) пока не опубликовало результаты своего традиционного исследования мирового рынка пластики за 2017 год, но если ориентироваться на открытые показатели 2016 года, то Россия уверенно претендует на 11‐ю строчку в рейтинге стран – лидеров по количеству проведенных вмешательств, приближаясь к таким эстетическим грандам, как Франция (259 тысяч операций в 2016 году), Испания (226 тысяч) и Япония (209 тысяч).

Здесь, правда, нужно сделать важную методологическую оговорку. ISAPS, не оценивавшее параметры российского рынка эстетической пластической хирургии с 2011 года, все же вернулось на нашу территорию и обнародовало данные по России за 2016 год. По подсчетам ISAPS, проведенным по традиционной методологии анкетирования хирургов и основанным на данных национальных ассоциаций, объем отечественного рынка пластики в 2016 году достиг небывалой величины в 580 тысяч операций.

Если ориентироваться на замер ISAPS, позиции России в глобальном эстетическом рейтинге окажутся еще выше: наша страна попадает на третье место, уступая только записным отраслевым лидерам – США и Бразилии, в которых за указанный период было выполнено 1,5 млн и 1,4 млн вмешательств соответственно. естественно, с таким показателем Россия оставляет далеко позади, например, Мексику (488 тысяч операций в 2016 году), с 2013 года стабильно занимавшую третье место в рейтинге ISAPS.

И все же, несмотря на безусловный авторитет ISAPS во всем мире и наше доверие к собираемым уважаемым международным сообществом сведениям, при верификации данных исследования Аналитический центр Vademecum принял решение остановиться на собственном итоговом показателе в 158 тысяч операций. Эта оценка была получена нами в результате традиционного опроса 130 пластических хирургов, определенных выборкой, всегда формируемой случайным образом, и верификации этих данных с главными внештатными специалистами, практикующими в разных регионах страны профильными специалистами, а также производителями и дистрибьюторами применяемых в сегменте изделий и расходных материалов, в первую очередь имплантатов для увеличения груди. Поставщики, как правило, ведут собственный учет продаваемых имплантатов и на основе этих данных ежегодно дают оценку рынка маммопластики, что позволяет использовать их сведения для проверки, а в случае необходимости – коррекции результатов проводимого Аналитическим центром Vademecum национального опроса врачей.

МИРОМ ПОМАЗАНЫ

В 2017 году клиницисты и поставщики тематической продукции дали Vademecum практически идентичные оценки рынка медуслуг по увеличению груди – около 29,5 тысячи вмешательств. По данным ISAPS за 2016 год, в России было проведено почти 76 тысяч маммопластик силиконовыми имплантатами. Корректность этой оценки вызвала сомнение у всех без исключения опрошенных Vademecum экспертов. Критически относиться к подобной статистике заставляет и то обстоятельство, что ISAPS в 2011 году оценивала рынок пластических операций в России в 104 тысячи вмешательств. Сопоставление сведений ISAPS по нашей стране за 2011‐й и 2016 год подразумевает, что за этот период отечественный рынок должен был вырасти минимум в пять раз, тогда как ежегодный анализ Vademecum этого сегмента показывает, что для подобной взрывной динамики в России не было никаких объективных предпосылок.

Расхождение показателей объяснимо. ISAPS оценивает объем отечественного рынка пластических операций, опираясь на данные анкетирования хирургов, членов российской секции ISAPS, с 2015 года возглавляемой профессором, руководителем Клиники пластической и реконструктивной хирургии ЕМС Кириллом Пшенисновым. Российское подразделение ISAPS изначально создавалось как секция для наиболее прогрессивных и активных специалистов, способных лоббировать интересы индустрии, соответственно, показатели их операционной активности не могут рассматриваться как средние по отрасли.

На наш взгляд, параметры, которые можно корректно экстраполировать на всю страну, в данном случае дает только случайная выборка специалистов – представителей разных отраслевых объединений, а также хирургов, не участвующих ни в одном из профсообществ. Есть еще один важный нюанс: по данным ISAPS, в России в 2016 году работали 2 050 хирургов. Проводимое Vademecum последние три года детальное исследование отраслевой инфраструктуры показало, что генеральная совокупность значительно ниже – не более 1 500 специалистов. Особенности разных методологий ISAPS и Vademecum могли привести к существенным расхождениям в оценках операционной активности в России за 2016 год.

Тем не менее со всеми прозвучавшими оговорками мы сочли возможным использовать для сравнительного анализа глобальные и страновые показатели от ISAPS и собственные оценки российской эстетической отрасли. Для прослеживания трендов отечественного рынка рассматривался пятилетний период (2013–2017 годы), мирового – четырехлетний (2013–2016 годы) из‐за отсутствия в материалах ISAPS данных за прошлый год.

Если сравнивать динамику основных отраслевых показателей у нас и за рубежом, то по темпам роста в 2013–2017 годах Россия в эстетике опережает и мировой рынок в целом, и большинство стран первой десятки. По данным ISAPS, число пластических операций в мире за четыре года снизилось на 10%. В Бразилии, Германии и Колумбии объем вмешательств упал на 3%, 2% и 1% соответственно. Американский рынок прибавил только 2%. Наиболее значительную позитивную динамику в 78% показала Италия.

Помимо ISAPS, на бурный рост итальянской эстетической индустрии указывают и локальные издания, и исследования других организаций. Например, в отчете американского International Business Publications «Italy. Investments and business guide» пластическая хирургия названа одним из самых перспективных национальных рынков с ежегодным приростом как минимум в 10%. Авторы исследования связывают устойчивость тенденции с тем, что в Италии производится широкий ассортимент эстетической продукции, в том числе имплантаты для увеличения груди, филлеры и другие продукты для косметологических инъекций.

Если говорить об ударной пятилетке в России, то наиболее убедительный, по оценкам VM, рост – на 24% – рынок продемонстрировал в 2014 году, что естественным образом сказалось на динамических показателях всего анализируемого периода. Тогда, в 2014‐м, по всей стране начали действовать новые клиники, предлагавшие услуги, пользующиеся популярностью у потребителей, в первую очередь операции по увеличению груди: количество таких вмешательств за год выросло почти на 50% – до 28 тысяч.

В тот же период начал пользоваться спросом липофилинг – востребованность таких процедур в 2014 году по отношению к предыдущему выросла почти втрое. Мировой рынок в том же году обрушился на 17% и продолжил падение в кризисном 2015‐м, правда, уже не столь драматичным образом – на уровне 0,4%. А Россия снова показала пусть скромный, но рост – 6%. Испуганные колебаниями валютных курсов пациенты неожиданно начали рассматривать пластические операции как выгодное вложение, и в результате, несмотря на кризис, спрос на эстетику сохранился. Кроме того, в Россию, где пластические операции из‐за девальвации рубля резко подешевели, хлынул поток медицинских туристов.

Отсроченное влияние кризиса проявилось в России только в 2016 году, когда впервые за несколько лет пластический рынок просел на 2%. Запоздалый кризисный шторм накрыл и британские острова: по данным национальной Ассоциации эстетических пластических хирургов (BAAPS), количество операций и других радикальных антивозрастных процедур в стране в 2016 году сократилось на 40% после рекордно высоких показателей 2015 года (ISAPS статистику по британскому рынку пластической хирургии не предоставляет). В BAAPS связывают обрушение рынка эстетических услуг с реакцией потребителей на широкий спектр социально‐экономических факторов, усугубленных выходом Великобритании из ЕС.

«В условиях мировой уязвимости общественность становится более консервативной в финансовом плане, предпочитая менее дорогостоящие нехирургические процедуры, вместо того чтобы прибегать к более долговременным изменениям», – пояснял в феврале 2017 года президент BAAPS Раджив Гровер, представляя результаты исследования индустрии за 2016 год.

ЗА ВЕКОМ ВЕКО

В России в 2017 году эстетическая отрасль окончательно стабилизировалась, показав рост в 3% в натуральном и в 2% – в денежном выражении. большинство опрошенных Vademecum пластических хирургов свидетельствовали, что количество проведенных ими за этот период вмешательств по крайней мере не упало. «Мы выполнили примерно те же объемы по большинству типов операций, что и в 2016 году», – констатирует пластический хирург НУЗ «Отделенческая больница» станции Калуга ОАО «РЖД» Игорь Ржаксенский. Пластический хирург из Москвы Владимир Корчак зафиксировал рост операционной активности примерно на уровне 5%.

Опрошенные Vademecum поставщики имплантатов для увеличения груди также отметили, что продажи по итогам 2017‐го не снизились, а в отдельных случаях выросли – примерно на те же 5%. «Численность аудитории уже не увеличивается, борьба между хирургами и, соответственно, поставщиками расходных материалов из года в год идет примерно за один и тот же пациентопоток», – говорит директор по продажам компании – дистрибьютора имплантатов.

Опережая по темпам роста мировую эстетическую индустрию, Россия четко следует за международными тенденциями, обо‐ значившимися внутри отдельных типов операций. В 2017 году среди выполненных в России вмешательств лидировала блефаропластика – 35 тысяч операций. Эта услуга уже второй год подряд выходит на первое место по популярности, опережая традиционного фаворита российской аудитории – процедуру увеличения груди. Обгон прежде всего связан с невысокой стоимостью коррекции век – в регионах такое вмешательство может обойтись в 50–70 тысяч рублей, в то время как цена маммопластики, включая стоимость имплантатов, как правило, не опускается ниже 150 тысяч рублей.

Кроме того, на доступность блефаропластики влияет возможность выполнения операции под местной анестезией. Но и операции по увеличению груди пользуются стабильным спросом – количество таких вмешательств упало на 7% только в 2015 году. Долю маммопластики размыл ставший модным в последние годы липофилинг – не требующая обширного хирургического вмешательства методика коррекции и увеличения молочных желез собственным жиром. Ежегодный рост числа таких процедур в России превышает 10% – в 2017 году, например, было выполнено около 5 тысяч операций этого типа.

Блефаропластика и увеличение груди оставались локомотивами и мировой эстетической индустрии – в 2016 году, по данным ISAPS, количество этих операций составило 1,3 млн и 1,4 млн вмешательств соответственно. Правда, если в России за последние пять лет дуэт лидеров демонстрировал убедительный рост – 94% и 52% соответственно, то в глобальной индустрии те же популярные вмешательства продемонстрировали падение на 2% и 18%. Детальные данные о процедурах липофилинга в отчете ISAPS, увы, отсутствуют, что не позволяет про вести сверку мировых трендов с российскими.

Общее снижение темпов роста мирового рынка пластической хирургии эксперты ISAPS в последние годы объясняют постепенной сменой предпочтений пациентов, все чаще отказывающихся от операций в пользу малотравматичных инъекционных процедур с использованием ботулотоксинов, филлеров, биоревитализантов и др. Хирурги, в свою очередь, следуют за потребительскими настроениями, начиная все активнее осваивать инъекции. По оценкам ISAPS, общий объем косметологических процедур, проводимых хирургами, приближается к 12 млн в год – этот показатель оставался относительно стабильным в период с 2013 по 2016 год. Особенно ощутимым перенос акцента на инъекции стал для сегмента подтяжек лица: количество таких операций ежегодно падает и в мире (с 2013 по 2016 год снижение составило 26%), и в России (с 2013 по 2017 год – на 23%).

То, что российские пластические хирурги начинают обращаться к инъекционным процедурам, эксперты Vademecum заметили несколько лет назад, но посчитать реальный объем косметологических услуг, оказываемых хирургами, мы решили только в этом году. Результаты этого замера показали, что доля инъекционных процедур в общем объеме проводимых пластическими хирургами вмешательств пока не очень высока – в 2017 году они сделали около 110 тысяч косметологических инъекций, 33% из которых пришлись на ботулотоксины. Пока этот показатель не превышает 1% всех косметологических инъекционных процедур, совершаемых в России, и того же 1% от общего числа таких манипуляций, проводимых хирургами во всем мире.

Смежную, практически родственную область малоинвазивных вмешательств хирурги осваивают крайне осторожно. Сразу несколько опрошенных Vademecum врачей, попросив об анонимности, ответили на вопрос о применении ими инъекций примерно одной и той же фразой: «Использую очень редко, только если просят хорошо знакомые пациенты, – это все‐таки не мой профиль».

Однако компании – поставщики косметологической продукции не оставляют попыток привлечь хирургическую аудиторию и рассчитывают здесь на рост продаж. «Безусловно, мы рассматриваем пластических хирургов как потенциальных клиентов. если хирурги с опытом работы 15–20 лет и имеющие большую клиентскую базу в основном концентрируются на операциях, то молодые специалисты все больше обращают внимание на инъекции, понимая, что не все пациенты готовы к наркозу и хирургии, а к инъекциям готовы почти все», – говорит генеральный директор компании – поставщика косметологической продукции «Инновация» Кирилл Ястребчиков.

Читайте также:  Курсы по стилю – Весеннее обновление

Рынок пластической хирургии, достигший, несмотря на неблагоприятные процессы в глобальной и национальной экономике, рекордных за последние пять лет показателей, в ближайшее время может показать столь же значительное падение, но уже в результате внутриотраслевого кризиса. В конце мая 2018 года Минздрав России выпустил приказ N298н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия», существенно ужесточающий требования к оснащению профильных отделений и клиник. С 3 июля, когда документ вступил в силу, все кабинеты пластических хирургов должны быть оснащены переносными наборами для реанимации, стерилизаторами для медицинских инструментов, перевязочными столами, другим оборудованием и расходниками.

Пластическая хирургия в России

Как и во всем мире, в России пластическая хирургия сегодня является самым востребованным и быстро развивающимся направлением. Количество ежегодно проводимых в нашей стране операций постоянно растет, и, согласно последним неофициальным статистическим данным, составляет более 200 тысяч операций в год.

Рост популярности пластической хирургии в России обусловлен прежде всего совершенствованием технологий в соответствующем направлении. За последние несколько лет здесь изменилось буквально все: технологии, методики, техники и оборудование. Изменилась даже концепция, которая сегодня сконцентрирована на достижении максимально эстетического результата с минимальным травматизмом для пациента. Это поспособствовало разработке и внедрению новых технологий, которые позволяют осуществлять операции эстетического и реконструктивного характера на микрохирургическом уровне и с помощью малоинвазивных техник, с помощью которых можно добиваться максимального эффекта, не травмируя при этом поверхностных тканей глубокими разрезами.

Большинство официально зарегистрированных клиник на территории РФ уже давно отказались от классического скальпеля с его консервативными техниками в пользу лазерных и эндоскопических технологий. Такой подход позволяет производить манипуляции на труднодоступных участках, оперирование которых было прежде невозможным, причем в большинстве случаев под местной анестезией. К тому же с помощью этих современных решений пластическая хирургия в России стала гораздо более безопасной, т. к. здесь полностью исключается травмирование близлежащих тканей, а, следовательно, сводятся до минимума прежние риски.

С помощью современных технологий пластическая хирургия в России сегодня проводятся операции как эстетического, так и реконструктивного характера. К первой группе принято относить те вмешательства, которые направлены на совершенствование внешности, при отсутствии явных дефектов, вторая же – предполагает исправление дефектов врожденных или приобретенных.

В целом, пластическая хирургия в России осуществляет операции в следующих направлениях:

  • омолаживающая пластическая хирургия эндоскопическими, лазерными и малоинвазивными техниками;
  • маммопластика, включающая увеличение, подтяжку, уменьшение и реконструкцию груди;
  • ринопластика и отопластика;
  • безоперационная и хирургическая липосакция;
  • пластическая хирургия увеличения и коррекции бедер и ягодиц, включая их увеличение современными имплантатами;
  • мужская интимная пластическая хирургия;
  • женская интимная пластика;
  • абдоминопластика;
  • блефаропластика;
  • челюстно-лицевая пластическая хирургия;
  • детская пластическая хирургия врожденных дефектов лицевой зоны;
  • пластическая хирургия ожогов и шрамов.

Отечественная пластическая хирургия прорвалась за последние годы далеко вперед, и сегодня она входит в число наиболее развитых в этом направлении стран. Однако, на высоком уровне услуги оказывают далеко не все клиники в нашей стране и не всегда можно быть уверенным в высокой квалифицированности сидящего перед вами хирурга. Потому здесь важно знать правила общения с хирургом и способы выявления мошенников. Во-первых, во время консультации обязательно попросите предъявить собеседника диплом, соответствующие сертификаты о повышении квалификации и участии в различных научных конференциях, лицензию и т. д. Также плюсом будет наличие публикаций в научных изданиях. Но самое главное, портфолио. В идеале оно должно включать сотни успешно выполненных операций – именно это и является главным подтверждением профессионализма хирурга. Вы так же имеете полное право попросить собеседника предоставить вам номер телефона любого бывшего пациента, чтобы услышать его отзыв.

Далее вам обязательно нужно уточнить все правовые моменты. Здесь главное, юридически оформленное соглашение сторон, где четко прописаны условия оказания помощи при появлении осложнений после операции. Так же будьте внимательны: ни один хирург не может допустить пациента без предварительного обследования, т. к. только на основании результатов этого анализа можно определить, разрешена ли пациенту операция, или она ему вовсе противопоказана.

В случае, если клиника соблюдает все вышеописанные требования, то вы смело можете довериться хирургу и в результате убедиться, сколь широки возможности пластической хирургии в России.

ЗдоровьеРоссийские пластические хирурги об эстетических операциях и реконструкции тела

«В нулевые российский пластический хирург проводил в месяц больше операций, чем американский за год»

Интервью: Карина Сембе

По подсчётам Международного общества эстетической пластической хирургии (ISAPS), в 2015 году в мире было выполнено 9,6 млн пластических операций. Увеличение груди вернуло себе мировое и сохранило всероссийское лидерство по количеству сделанных операций, оттеснив на вторую строчку блефаропластику — операции по изменению формы век. Отечественный топ-5 замыкают подтяжки лица, ринопластика и липосакция.

Можно смотреть на это, как на бум «улучшения» внешности, а можно — как на развитие медицинской области, которая отнюдь не сводится к эстетическим «правкам». Российские пластические хирурги делают серьёзные успехи, которые, впрочем, соседствуют с рядом проблем — от сложностей в развитии научно-исследовательской деятельности до частоты летальных случаев в клиниках. Об особенностях пластической хирургии в России нам рассказали два доктора: Дмитрий Мельников, специалист по маммопластике (пластике груди), и Ирина Мариничева, специалист по круропластике (пластике голеней, бёдер и ягодиц).

Дмитрий Владимирович Мельников

к. м. н., пластический хирург, ассистент кафедры пластической хирургии Первого МГМУ им.
И. М. Сеченова, ведущий научный сотрудник НОКЦ «Пластическая хирургия» НИО

Ирина Геннадьевна Мариничева

к. м. н., пластический хирург, доцент кафедры челюстно-лицевой хирургии при ФПКМР РУДН

Два месяца назад хирурги МГМУ впервые в России восстановили грудь с помощью тканей пациентки, то есть, несмотря ни на что, отечественная практика не стоит на месте. Как реально обстоят дела с пластической хирургией в России?

Дмитрий Мельников: Специальность «пластическая хирургия» официально существует в России с 2012 года. До этого были онкологи или общие хирурги, которые прошли профессиональную переподготовку по пластической хирургии, но единого руководства к организации работы клиник пластической хирургии не было. С тех пор как четыре года назад специальность была принята Министерством здравоохранения, должность специалиста по пластической хирургии по протоколу может быть в любом государственном учреждении.

Так происходит во всём мире, ведь пластические хирурги — это так называемые finishers, они существуют не в рамках определённого отделения. В клиниках просто есть служба пластической хирургии, и она приходит, когда необходима: скажем, восстановить грудь после мастэктомии или прооперировать уретру с микрохирургической техникой. В общем, в идеале пластический хирург — это специалист высокого профиля и высокой эрудиции, который может решить любую проблему — как эстетическую, так и реконструктивную. На этом сейчас и строится образование в отрасли, в том числе отечественное.

Ирина Мариничева: Вместе с тем несколько упрощённая система переподготовки кадров проявила некоторые минусы: в рядах пластических хирургов появилось много молодых неопытных медиков, зачастую не имеющих никакой клинической практики, без опыта работы в общей или челюстно-лицевой хирургии. Проблема в том, что опасность для жизни пациента несут в первую очередь общехирургические осложнения, которые необходимо уметь распознавать на ранних стадиях и, соответственно, уметь лечить. К счастью, это стало очевидным для всех, и теперь для получения сертификата специалиста необходимо в течение нескольких лет проходить клиническую ординатуру. Также планируется создание учёного совета по специальности «пластическая хирургия».

Сейчас в нашей специальности проводится много научных работ, но в связи с отсутствием учёного совета они осуществляются в рамках других специальностей: хирургии или травматологии. Что касается практики, вы удивитесь, но, пожалуй, самый большой опыт приобрели наши, теперь уже пластические, хирурги как раз в нулевые годы. Большое количество желающих улучшить внешность, ограниченное количество специалистов, низкие цены — всё это обеспечило обширную практику. Среднестатистический российский пластический хирург в месяц проводил больше операций, чем американский или европейский за весь год.

Существенны ли различия между государственными и частными клиниками пластической хирургии в России? Речь прежде всего об особенностях профиля и квалификации специалистов.

Дмитрий Мельников: Я специализируюсь на реконструкции и пластике груди. Моя практика сбалансирована, что бывает достаточно редко: я работаю в университетской клинике при Первом МГМУ, являюсь ведущим научным сотрудником НИО пластической хирургии. Кроме того, у меня отделение пластической хирургии в частной клинике. Соответственно, в частной клинике я занимаюсь в основном эстетикой, в университетской же — преимущественно реконструкцией. Пожалуй, это довольно традиционное распределение для Европы. Правда, наши государственные клиники сейчас пытаются развиваться в сторону эстетики.

На деле в государственных учреждениях пластических хирургов не очень много, хотя государственные клиники стремятся к увеличению количества платных услуг (в сущности, вся российская медицина переходит на платную основу и самоокупаемость). С другой стороны, увеличивается доля реконструктивных вмешательств в онкологии, и многие онкологи проходят ординатуру или переподготовку по специальности «пластическая хирургия». Зачастую вмешательства в онкологии — будь это операция на молочной железе или на лицевой области, когда после удаления опухоли есть большой дефект — неминуемо должны заканчиваться пластической хирургией: в определённом смысле это два сателлита.

Пластика часто становится необходимой мерой после хирургического вмешательства, но придерживаются ли этой позиции российские терапевты, онкологи и хирурги общей практики?

Дмитрий Мельников: Онкология в нашей стране — очень специфическая история, потому что в России онколог — это человек, который концентрирует в себе максимум возможностей. Это чаще всего и клинический онколог, и хирург, а иногда и тот, кто назначает химиотерапию. Так что в отношении к пластике онкологи делятся на две группы: те, которые верят в пластическую хирургию, в то, что дефекты нужно минимизировать, и те, которые не верят — онкологи старой школы. Сторонники пластической хирургии часто стараются не звать на помощь пластических хирургов, а сами стать ими.

С переменным успехом, надо понимать.

Дмитрий Мельников: Совершенно верно, и это проблема.

ЕСЛИ РЕШЕНИЕ СДЕЛАТЬ ПЛАСТИКУ ПРОДИКТОВАНО НЕ ВЫНУЖДЕННЫМИ МЕРАМИ, А ЧИСТО ЭСТЕТИЧЕСКИМИ СООБРАЖЕНИЯМИ, К КАКИМ СПЕЦИАЛИСТАМ ВСЁ ЖЕ СТОИТ ОБРАТИТЬСЯ ПЕРЕД ТЕМ, КАК ИДТИ К ПЛАСТИЧЕСКОМУ ХИРУРГУ?

Ирина МАРИНИЧЕВА: Этот вопрос перекликается с проблемой «образованности» пластического хирурга. Во-первых, перед тем как планировать операцию, пациенту необходимо обследоваться на предмет возможных противопоказаний. В случае каких-либо сомнений вас обязательно направят к специалистам общей практики — терапевту, хирургу. Терапевт развеет сомнения хирурга или назначит корригирующую терапию, эндокринолог определит причины распределения жировой ткани, хирург — грыж или сосудистых заболеваний, ЛОР разберётся в затруднениях носового дыхания. Соответственно, перед пластическим хирургом возникает решение: самостоятельно выполнять комбинированное вмешательство или приглашать на операцию другого специалиста, например для герниопластики или септопластики. Кроме того, в нашей практике коллеги других специальностей часто рекомендуют пациентам выполнить ту или иную пластическую операцию или советуют специалиста.

Российская пластическая хирургия существует в мировом контексте или скорее развивается изолированно?

Дмитрий Мельников: Потихоньку происходит перенимание мирового опыта и взаимодействие докторов разных специальностей, но это длительный процесс. Я учился в США в клинике Майо, где чёткое распределение функций среди врачей успешно соседствует с работой в команде. Там, в отличие от многих российских клиник, онколог — это своего рода менеджер, который назначает лечение. Затем к работе приступает хирург: если он делает мастэктомию, у него одна задача — убрать грудь. Потом приходит пластический хирург и делает свою часть работы — реконструкцию груди. Предварительно доктора обсуждают детали вмешательства, согласовывают, какие области лучше оставить, и так далее. Сейчас мы пытаемся организовать работу в университетской клинике по такому принципу. Наши коллеги-онкологи приглашают нас к сотрудничеству: после того как они удаляют опухоль, мы можем «сделать красиво».

Ирина Мариничева: Мировую пластическую хирургию открыли для врачей нулевые годы: специалисты активно учились, посещали международные конференции и клиники, перенимали опыт. Я дважды стажировалась в Институте реконструктивной пластической хирургии Нью-Йоркского медицинского университета под руководством легендарного Джозефа Маккарти — первый раз во время учёбы в аспирантуре, а затем, через несколько лет, после начала самостоятельной практики. На развитие отечественной пластической хирургии и внедрение международного опыта повлияли Николай Миланов и Александр Неробеев — в начале 90-х они стояли у истоков Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов, их организаторские способности позволили объединить специалистов у нас в стране, проводить регулярные съезды и конференции, наладить выпуск первого профессионального рецензируемого журнала «Анналы пластической, реконструктивной и эстетической хирургии».

Многого добился Сергей Нудельман: он стал первым российским национальным секретарём Международного общества эстетических и пластических хирургов (ISAPS) и организовывал ежегодные учебные курсы ISAPS в России. Кроме того, российские хирурги практикуют за границей, правда, преимущественно в бывших союзных республиках. Некоторым предлагают по контракту работу на Ближнем Востоке, в азиатских странах, и только единицы трудятся в Европе. Во многом это связано со сложностью подтверждения диплома и сдачи экзамена по специальности, а в США — ещё и со сложностью вступления в профессиональное сообщество.

Читайте также:  Просим помощи у енота для приумножения славы

Как пожелания пациента и стандарты красоты формируют «запрос» на ту или иную операцию? Существует ли этика пластических хирургов?

Ирина Мариничева: Основной особенностью пластической хирургии является как раз то, что операции в нашей специальности выполняются по желанию пациентов, то есть основным показанием является их эстетическая неудовлетворённость. Действительно, зачастую эта неудовлетворённость обусловлена либо особенностями развития, либо изменениями вследствие перенесённой беременности или травмы, либо возрастными изменениями. Нередко на принятие решения пациентом влияют глянцевые издания, внушающие обществу определённые стандарты красоты. Абсолютной причиной отказа пациентам в проведении операции является наличие противопоказаний, когда хирургическое вмешательство или анестезия содержат риск для жизни человека. Однако чаще всего мы отказываем пациентам в случае их нереалистичных ожиданий от операции: например, когда пациент считает, что липосакция является методом похудения.

В целом необходимо пользоваться следующей формулой: если есть сомнение в успехе операции, от неё нужно отказаться. Для получения хорошего эстетического результата хирургу и пациенту следует работать в тандеме: хирург должен понимать причины неудовлетворённости пациента, предлагать различные варианты решения проблемы, пациент, в свою очередь, должен адекватно оценивать возможности хирургических методов лечения и прогнозируемый результат. Только в таком случае возможен максимальный эффект от пластической операции.

Дмитрий Мельников: Всё зависит от определённой школы. Я выходец из школы, которая в России развивалась начиная с 60-х годов из микрохирургии. К этой школе принадлежал и академик Николай Олегович Миланов, мой учитель. Согласно её принципам, здравый смысл — прежде всего, и, разумеется, мы часто отказываем пациентам вопреки финансовой выгоде. Но в коммерческой части нашей отрасли хирурги нередко идут на поводу у пациентов в погоне за сиюминутной прибылью. Зачастую это сказывается на их практике: пациенты остаются недовольны и обращаются в суд. Это свойственно, в частности, молодым хирургам: в начале карьеры многие пытаются браться за всё сразу. Чаще всего причиной отказа пациенту становятся завышенные ожидания от операции или очень странные запросы. В любом случае единственная причина отказа в моей практике — отсутствие контакта с пациентом. Если мы друг друга не понимаем, мне не ясна мотивация человека, или я чувствую недоверие ко мне со стороны пациента, я могу отказать.

У меня было несколько пациенток с очень странными запросами, но при детальном рассмотрении эти запросы переставали быть странными. Мы все очень разные, и причины решения обратиться к пластическому хирургу у всех сильно отличаются. Если вдруг моя пациентка скажет мне, что хочет грудь 10-го размера (я утрирую, но всё же) и это пойдёт вразрез с моей профессиональной концепцией, но она сможет объяснить мне, зачем ей это нужно, вероятность получить от меня положительный ответ значительно увеличивается. С другой стороны, если это будет 19-летняя девушка, которая захочет большую грудь, просто чтобы нравиться парням, а то и «за компанию» с подружками, я, скорее всего, откажу. В целом, с моей точки зрения, пластическая хирургия — это
на 50 % умение оперировать, на 25 % эстетическое видение и на 25 % умение выслушать человека и понять, кто он и зачем ему операция.

Лучшие пластические хирурги регионов России

Международная премия объявляет итоги голосования пациентов

Знать имена лучших специалистов в пластической хирургии очень важно, чтобы понимать, к кому стоит обращаться и ожидать от работы впечатляющих результатов. Чтобы эти знания были доступны каждому российскому и иностранному пациенту, ежегодно проводится известная, признанная одной из самых объективных, Международная премия в области красоты и здоровья Diamond Beauty. Авторитетную и престижную, эту награду вручают только профессионалам, способным гарантировать высококлассную работу и эстетический результат.

Сегодня мы расскажем о лучших представителях пластической хирургии, практикующих в регионах России

Коллегия экспертов состоит из аналитиков рынка эстетической хирургии, редакторов и журналистов ведущих изданий — людей, знающих объективную, реальную ситуацию в этой отрасли медицины. Члены Коллегии выбирают и утверждают номинантов, а лучшего выбирают сами пациенты в ходе голосования. Чтобы обеспечить прозрачность и достоверность результатов, пациент должен был документально заверить факт, что он действительно пользовался услугами этого доктора (копия договора, кассовые чеки). Голос можно было отдать положительный или отрицательный. Такая многоступенчатая схема помогла определить действительно лучших в своём деле.

Хотя основным двигателем рынка эстетической хирургии принято считать Москву и Московскую область, другие регионы нашей страны не отстают в развитии и владении передовыми методиками. Сегодня мы расскажем о лучших представителях пластической хирургии, практикующих в регионах России.

Лучший пластический хирург Волгограда

За звание победителя в этой номинации боролись 3 достойных претендента: Адырахманов Алисман Адырахманович (17 баллов), Гасанов Ахмед Гасанович (11 баллов) и Крюков Сергей Александрович (13 баллов). По итогам голосования первое место занял Алисман Адырахманов.

Алисман Адырахманович в профессии более 14 лет. Доктор владеет широким спектром методик и известен умением получать лучшие результаты в самых разнообразных пластических операциях. Своим пациентам хирург успешно проводит фейслифтинг, пластику век, носа и ушей, коррекцию груди, липофилинг, а также липосакцию и абдоминопластику. В своей работе Алисман Адырахманов использует только передовые методики, чтобы повысить качество результата и сократить срок реабилитации.

Лучший пластический хирург Нижнего Новгорода

Стать лучшим представителем профессии в этом городе стремились Богосьян Родион Александрович (12 баллов), Митрофанов Николай Вадимович (14 баллов) и Гавриленко Вадим Геннадьевич (9 баллов). Победителем номинации был признан Митрофанов Николай Вадимович.

Николай Митрофанов — пластический хирург, кандидат медицинских наук. Больше 15 лет доктор дарит красоту и здоровье своим пациентам, оставляющим только положительные отзывы о работе хирурга. Николай Вадимович выполняет высококлассные омолаживающие и телоконтурирующие пластические операции, используя современные методики и технологии, что позволило ему стать лучшим в своём регионе.

Лучший пластический хирург Иркутска

К участию в этой номинации Коллегия экспертов утвердила трех топовых хирургов региона. Среди них Высоцкий Владимир Федорович (21 балл), Олейник Юлия Евгеньевна (16 баллов) и Петрусева Галина Николаевна (28 баллов). Последняя и стала лучшим пластическим хирургом Иркутска.

Галина Петрусева — пластический хирург, действительный член РОПРЭХ. Её общий медицинский стаж превышает 30 лет, её заслуги почетной грамотой отметил Минздрав РФ. Галина Николаевна — постоянный участник российских и зарубежных конгрессов и симпозиумов. Полученные знания и передовые технологии хирург успешно внедряет в свою практику. Как итог, тысячи пациентов благодарят доктора за великолепный результат коррекции внешности, что подтвердилось победой в престижной премии.

Лучший пластический хирург Саратова

В номинации были представлены ведущие саратовские хирурги: Белых Вячеслав Петрович (14 баллов), Поляев Василий Олегович (15 баллов) и Шварцман Игорь Анатольевич (18 баллов). Пациенты отдали заслуженную победу Шварцману Игорю Анатольевичу.

Игорь Шварцман — первый в Саратове пластический хирург, который провёл глубокую эндоскопическую подтяжку лица с применением радиочастотных технологий и нитевой лифтинг лица. Учителями Игоря Анатольевича были признанные мэтры отечественной пластической хирургии — Леонид Павлюченко и Кирилл Пшениснов. Постоянное самосовершенствование как специалиста позволили Игорю Шварцману добиться лучших эстетических результатов и признания, как со стороны коллег, так и пациентов.

Лучший пластический хирург Воронежа

За право носить гордое звание лучшего воронежского пластического хирурга боролись три кандидата: Козлов Андрей Иванович (19 баллов), Чавдаров Самир Руменович (29 баллов). И Николаенко Игорь Леонидович (22 балла). Лауреатом премии по результатам голосования пациентов стал Чавдаров Самир Руменович.

Самир Чавдаров — пластический хирург, кандидат медицинских наук и действительный член РОПРЭХ. За 17 лет работы доктор провел больше 10 000 операций по коррекции внешности. Кроме активной практической деятельности, Самир Руменович успевает заниматься наукой — на его счету несколько научных публикаций и патент на изобретение. Талант доктора, постоянное самосовершенствование и превосходные эстетические результаты не смогли оставить равнодушным никого из пациентов, которые и проголосовали за его победу.

Лучший пластический хирург Перми

За «золото» в номинации боролись Аликин Алексей Николаевич (19 баллов), Дудин Андрей Борисович (15 баллов) и Плаксин Сергей Александрович (17 баллов). Лучшим представителем отрасли в Перми был признан Аликин Алексей Николаевич.

Алексей Аликин — высокопрофессиональный пластический и лазерный хирург, флеболог. Является действительным членом РОПРЭХ и участником Пермской областной ассоциации хирургов. С 2004 года Алексей Николаевич с успехом выполняет следующие пластические операции: подтяжка лица и рук, пластика груди, носа, голени, липофилинг и торсопластика. Несмотря на высокие эстетические показатели проведенных коррекций, хирург продолжает расширять и углублять свои знания, регулярно посещая профильные научно-практические конференции и мастер-классы.

Лучший пластический хирург Тюмени

Кандидатами в победители этой номинации были заявлены Волкова Наталья Васильевна (23 балла), Новопашин Николай Александрович (15 баллов) и Стрелин Святослав Александрович (18 баллов). Безоговорочным победителем стала Волкова Наталья Васильевна.

У Натальи Волковой стаж в пластической хирургии превышает 20 лет. Блестящее образование, многолетний опыт, а также постоянные курсов профессиональной переподготовки и повышения квалификации способствовали становлению Волковой как одного из лучших пластических хирургов региона. Сегодня она показывает высокие результаты в таких операциях, как пластика лица, груди, ушей, абдоминопластика, бодилифтинг и липофилинг. В Тюмени ей нет равных в женской интимной пластике.

Лучший пластический хирург Красноярска

В качестве номинантов Коллегия экспертов утвердила следующих пластических хирургов: Белецкий Игорь Иванович (23 балла), Давыдов Владимир Васильевич (31 балл), Стопа Александр Анатольевич (28 баллов). «Золото» завоевал Давыдов Владимир Васильевич.

Владимир Давыдов — главный внештатный специалист по пластической хирургии Минздрава Красноярского края. За 25 лет работы доктор овладел всеми передовыми методиками проведения множества операций, начиная с пластики лица и заканчивая увеличением ягодиц. Все инновационные технологии врач применяет на практике, благодаря чему число успешных пластических операций, проведённых Владимиром Давыдовым, исчисляется несколькими тысячами. Находясь в авангарде лучших представителей отрасли региона, доктор постоянно посещает профильные российские и зарубежные конгрессы и форумы.

Лучший пластический хирург Краснодара

К участию в номинации Коллегия экспертов допустила трех ведущих специалистов региона. К ним относятся Маркушин Александр Александрович (32 балла), Омар Халед Мухамедович (29 баллов) и Хачатрян Вардан Робертович (36 баллов). Ему и досталась победа по результатам голосования.

Вардан Хачатрян первым в России стал применять бесшовные методики в пластической хирургии. Доктор является создателем нескольких авторских методик, прошел более 60 курсов повышения квалификации на родине и за рубежом, продолжает регулярно участвовать в качестве слушателя и докладчика в международных конгрессах и симпозиумах. Вардан Робертович стажировался у российских и иностранных мэтров пластической хирургии. Сегодня доктор считается одним из самых перспективных российских специалистов.

Пластическая хирургия в России, реальное положение

Еженедельник Time в одной из недавних статей Nip. Tuck. Or Else провозгласил, что пластика это «the new makeup». Подсчитано, что сегодня каждая пятая женщина в Южной Коре делала пластическую операцию хотя бы раз, а несколько лет назад правительство Бразилии отменило налог на пластические операции, апеллируя к тому, что они непосредственно влияют на физическое и психическое здоровье, а, следовательно, должны быть доступны всем.

Пример практически полного изменения внешности в одной из южнокорейских клиник

Самыми востребованными в мире считаются операции по увеличению груди, следом идет ринопластика, на третьем месте — подтяжка лица. Но в каждой конкретной стране предпочтения меняются — если в Венесуэле даже хрупкие подиумные модели делают грудь размера D, то в Иране, где женщины обязаны закрывать одеждой тело и волосы, на первое место выходит ринопластика, но в ОАЭ при этом — операции, направленные на улучшение контуров тела. Среди необычных процедур стоит отметить операции по наращиванию челюстного угла и укорачивание пальцев ног. Первой прославился профессор Херманн Ф. Зайлер из Цюриха, который с помощью имплантатов выдвигает нижнюю часть лица пациентов. По его мнению, люди с выраженным подбородком выглядят привлекательнее и умнее, подбородок символизирует силу, интеллект и эволюцию. В качестве примера доктор предлагает сравнить лицо неандертальца и Ивана Грозного. С желанием пациента укоротить пальцы врач Али Садрие первый раз столкнулся в 2004 году в Филадельфии. «Женщина пришла в клинику и сказала, что ей не нравится, как смотрится ее большой палец в босоножках, и попросила его укоротить. Меня тогда удивила и сама просьба, и факт того, что это случилось именно в Филадельфии. В Филадельфии, где огромное количество людей страдают от ожирения, но совсем не пекутся о внешнем виде. А тут ее не устроил собственный палец». За «подрез» пальца пациенты готовы отдавать $2000–4000.

Самыми востребованными в мире считаются операции по увеличению груди, следом идет ринопластика, на третьем месте — подтяжка лица

Но с запросами сделать «красиво» к врачам обращаются не только женщины, процент мужской аудитории постоянно растет. По подсчетам дубайского центра косметической, эстетической и реконструктивной хирургии American Academy of Cosmetic Surgery Hospital, соотношение женщин и мужчин в 2013 году составляло 82% на 18%, в 2014-м соотношение поменялось на 77% и 23%, а в первом полугодии 2015 года — 74% и 26%. Больше всего мужчин волнует вид их носа, фигуры и стремление убрать мешки под глазами. Мужчины активно записываются на процедуры липосакции, популярен аппарат BodyJet, когда вода под большим напором через прокол в брюшной полости подается в организм и фактически вымывает жировые накопления из проблемных зон. Или операция BodyLift — подтяжка и реконструкция тела после значительного снижения веса. Возрастная категория пациентов мужского пола широкая: от 25 до 60 лет.

Читайте также:  Круглые сумки 2020 – модная тенденция

Пластический хирург Венди Льюис, известная как Knife Coach, в 1997 году организовала консультационный центр, действующий до сих пор. За $300–750 в час клиенты по скайпу, телефону или при личных встречах рассказывают Венди о причинах, побудивших их к изменению внешности, и частях тела, которые, на их взгляд, требуют коррекции. Она выслушивает и дает советы — о методах, клиниках, возможных рисках в конкретных ситуациях. Любовницы рэперов вставляют импланты в ягодицы, фанаты самострелов увеличивают губы, CEO делают контурную пластику. В Америке большой популярностью пользуется сайт RealSelf.com, где пациенты обмениваются опытом, получают советы от хирургов, выкладывают фото «до» и «после». За прошлый год количество посетителей сайта перевалило за 50 млн человек. И это только начало.

Три любопытные книги на английском языке о пластической хирургии

Men Are Stupid. And They Like Big Boobs: A Woman’s Guide to Beauty Through Plastic Surgery принадлежит перу комедийной актрисы Джоан Риверз. Одна из самых ярых поклонниц пластики, она не отказалась от запланированной подтяжки лица даже в день смерти собственного мужа. Книга представляет собой подробный гид с описанием косметических процедур и написана в ироничном стиле. Джоан умерла в прошлом году во время лечения голосовых связок в клинике на Манхэттене.

В одном из романов из серии Uglies писатель-фантаст Скотт Вестерфельд рассказывает о грядущем мире абсолютно красивых людей, когда все будут делать идеальные нос, губы, скулы по достижении 16-летнего возраста. В центре романа девушка Тэлли, которая с нетерпением ждет своего дня рождения, чтобы, как и все, начать преобразования внешности.

В книге Surgery Junkies: Wellness and Pathology in Cosmetic Culture профессор социологии Виктория Питц-Тейлор рассматривает пластические операции как социальное явление. В 2005 году в Америке было сделано около 2 млн эстетических операций, это в четыре раза больше, чем в 1984 году. Вместе с хирургами, психиатрами и юристами она отвечает на вопрос, что стоит за растущей популярностью операций.

Советы пластического хирурга

Правдивый разговор, перед тем, как прибегнуть к пластической хирургии.

Прежде всего Вам необходимо понять, что конкретно стоит за стремлением к пластической хирургии.

В связи с чем возник вдруг комплекс тотального недовольства собой? Может это конкретная проблема, мешающая жить? Или это тема предстоящего развода? А возможно, резко ухудшились отношения с другом? Стресс на работе? Вызывает раздражение в себе – что? Насколько силён эмоциональный диcкомфорт?
Знать это очень важно! Ситуация может измениться: вновь наступит лето, друг подарит милого, плюшевого медвежонка, а следом изменится и самоощущение, мировосприятие в целом.

Рекомендации ведущего пластического хирурга Вакориной Екатерины Игоревны:

С деланная операция на стрессе, даже если работа хирурга безупречна, принесет одни огорчения. Чтобы такого не произошло, в случае внезапного желания изменить свою внешность сделайте паузу и вместе с пластическим хирургом выработайте выжидательную тактику. Нужно назначить повторные встречи, оценить динамику самоощущений. Стоит задуматься: если вдруг врач не желает тратить время на обсуждение психологических мотиваций предстоящей пластической операции, то, может лучше выбрать другого врача?

Если желание измениться при помощи пластической хирургии осознано и возникло не спонтанно, а стало результатом долгих размышлений, необходимо с максимальной ясностью оценить несколько важных пунктов:

• Какого конкретно результата я хочу добиться от пластической операции?
• Кто из близких мне людей должен знать о пластической опреации?
• Как сообщить о своем решении , что бы меня поддержали или факт пластической операции придется держать в тайне?
• Существует ли 100% уверенность в том, что недовольство собственной внешностью устраняется только пластической операцией?
• Понимаю ли я, что пластическая хирургия это не волшебство и результат операции может быть полностью ясен только через некоторое время?
• Какие изменения в своей жизни, я связываю результатом операции, адекватно ли это действительности, в которой я живу?
Этот перечень, конечно же, не полный, однако размышления над подобными вопросами и есть эффективная психологическая подготовка к предстоящей пластической операции. Одну часть вопросов придется решать самостоятельно, другую — с хирургом, который обязан стать партнером в этой работе.

Несколько конкретики для понимания:

В связи с конкурентноспособным рынком медицинских услуг в пластической хирургии Вам, априори улыбаются и всегда рады! Скорее всего сделают кучу комплиментов. Будут разговаривать вежливо, красиво и умно. Это правильно. Но стоит убедиться, кто разговаривает с вами? Хирург, который будет непосредственно оперировать или менеджер по продаже медицинских услуг? Будет ли предоставлен договор на операцию, заключается ли согласие, выдаются ли платежные документы?

Как правильно подготовиться и вести себя на приеме у пластического хирурга

Выберете для себя полностью свободное время, распологайте им. Не записывайтесь на прием, если у вас в этот день есть еще множество неотложных дел. Консультация может затянуться.
Выключте мобильный телефон, он будет отвлекать вас, от очень важного, для вас, разговора. Да и просто, – это не вежливо.
Поготовьте все вопросы заранее, а лучше запишите.
Настройтесь услышать реальное положение вещей. Объективная оценка врача, важнее иллюзий. Вы пришли на консультацию к специалисту в области эстетики, за реальной помощью, а не за лестью в ваш адрес.
Зачастую мы не способны трезво оценить ситуацию полагая, что хирургия это легкий способ решения всех проблем. И обращаясь со своей просьбой к доктору не осознаем, что “маленькая проблема” с точки зрения пациента, может вылиться в большой объем работы для пластического хирурга.
Дайте хирургу полный список лекарственных препаратов, которые вы принимаете в настоящее время, включая витамины и БАДы.
Будьте предельно честны, рассказывая свою медицинскую историю, это важно прежде всего для вас и зачастую является решающим фактором в целесообразности, выборе объема, способа и результата оперативного вмешательства в конкректном случае.
Только конструктивный, откровенный разговор служит залогом будущего успеха.

В России пластические хирурги лучшие?

Получив возможность свободного выезда за границу, мы начали обращать свое внимание, пользоваться товарами и услугами западных рынков. Прошло много лет, с тех пор, как железный занавес открылся, вожделенное стало доступным, но азарт и престиж быть потребителем «заграничного» рынка так и остался высоким.
Эта идея абсолютно заслоняет собой тот факт, что пластические хирургии в России ничуть не хуже. А зачастую лучше, чем за рубежом.

Интерес западных врачей к пациентам из России стабильно высок. И этому есть несколько объяснений:

  • Цена. Обеспеченных Россиян не смущают цены, оплата наличными средствами для нас естественна.
  • Низкая ответственность. Уезжая домой после операции, мы не докучаем доктору утомительными вопросами и визитами.
  • Мода. Как приятно сказать, что оперировался “за рубежом”. Сладкозвучное – «модные тенденции» приветствуются, поддерживаются и культивируются.
  • Менталитет постсоветский. У них там “все равно лучше”. Не смотря на то, что многие российские хирурги давно достигли и перешагнули уровень мастерства западных коллег и абсолютно не уступают в виртуозности.

Осуществить мечту возможно совсем рядом, по совершенно приемлемым ценам, в стенах уютной, оборудованной cовременной техникой,комфортной клиники, руками высококвалифицированного специалиста в области пластичекой хирургии, окруженным заботой и вниманием персонала.

Чему следует доверять с осторожностью?

Безусловно, без рекламы не обходиться ни одна компания. С помощью рекламы доставляется информация о деятельности того или иного заведения и хирурга, его особенностей, преимуществ, и необходимости посетить или воспользоваться услугами именно его. И до истинного положения вещей порой не добраться. Здесь придется положиться исключительно на информацию и отзывы о данном конкретном враче уже прооперированных им пациентов. Можно ли верить заявленным в рекламе материалам? Безусловно можно верить, что клинике в принципе проводятся те операции, которые заявлены в рекламе. Другое дело, кем они проводятся.

Что такое “уникальная методика” в пластической хирургии?

К информации, которую нужно воспринимать с осторожностью, относятся заявления об уникальных методиках. Следует обратить внимание — настолько ли методика уникальна? Если это действительно так, то важно понимать, при новой методике любой пациент поневоле принимает участие в эксперименте, о чем необязательно будет своевременно осведомлен.
И наконец, самое интригующее:

Чему нельзя верить категорически?

Ну конечно же, нам безмерно хочется, верить в чудеса. Но станем реалистами! Нельзя верить категорически, – обещанию “быстрого” результата и “моментальных” сроков восстановления после операции.

Важно упомянуть о двух психологических моделях поведения, которые могут возникнуть в предоперационном периоде. Имеется в виду чрезвычайно позитивный и, напротив чрезмерно негативный настрой. В первом случае доминируют авантюрные настроения, рождающие чувство эйфории и беззаботности, заведомо превращающие хирурга во всемогущего волшебника, а собственное тело — в идеальный пластичный материал, способный перенести любые метаморфозы. Во втором случае доминируют негативные, меланхоличные настроения. «А вдруг я не проснусь после наркоза? Вдруг, все станет только еще хуже? Вдруг. ». .

На самом деле, таким образом реализуется предоперационная нервозность. Чтобы этого избежать: очень полезно может оказаться общение с кем-то уже перенесшим пластическую операцию, совсем не обязательно ограничиваться лишь одной предварительной встречей с врачом — да и для самого хирурга важно знать, что пациент все правильно понял уже до операции и реально оценивает ее перспективы, возможно обратиться за консультацией к психологу, психотерапевту.

Накануне пластической операции

Ваш пластический хирург обязательно порекомендует средство, что бы успокоится и отдохнуть перед серьезным днем.
Не переедайте на ночь. Ужин должен быть легким и не позже 18.00, что бы вся пища успела перевариться.
Заранее позаботьтесь, каким образом вы доберетесь домой. Некоторые операции не требуют госпитализации, но во время процедуры или операции вводятся препараты, снижающие на некоторое время концентрацию внимания и реакцию, поэтому вы не сможете в этот день самостоятельно управлять автомобилем.
Возможно Вам потребуется помощники по дому на несколько дней (убирать, готовить еду, заботиться о детях , смотреть за домашними животными и т.д.)

В день операции

Все операции в пластической хирургии выполняются на голодный желудок! В день операции рекомендуется принять гигиенический душ, прийти на операцию без лака на ногтях, без косметики и украшений. Наденьте свободную одежду и отдохнувшие, с прекрасным самочувствием и настроением, отправляйтесь в клинику пластической хирургии!

Что может быть в первые дени после пластической операции?

В первый послеоперационный день даже пациента с устойчивой психикой мучают сомнения в правильности совершенного им поступка. Это состояние усугубляется еще и тем, что вид после операции производит достаточно безрадостное впечатление (синяки, отечность). Подобное состояние вполне естественно и лучше не копить его внутри себя, лучше лишний раз поговорить по поводу своего беспокойства с хирургом.

Переживания в течение первых двух-трех недель после операции довольно традиционны: кроме вышеупомянутого, возникает волнение по поводу заметности рубцов. Кроме того, появляется беспокойство: не будет ли, когда окончательно пройдут синяки и отеки, хуже, чем было до операции? Ничего, кроме вреда, подобные истязания не приносят. Истоки данных проблем находятся в предоперационном периоде и зависят в большей степени от хирурга, чья квалификация, опыт и перспективное видение могут со значительной степенью вероятности предсказать послеоперационный результат. От пациента, в свою очередь, требуется умение быть реалистом и доверять компетенции специалиста, ведь это ваш выбор- самый лучший пластический хиурург Москвы. Существует определенная закономерность: пациенты, заряженные оптимизмом и сумевшие совладать со своим дурным настроением, всегда получают идеальный послеоперационный результат. Иными словами, верная установка после операции важна необычайно. Необходимо себе повторять, что операция уже сделана, все закончится благополучно, желаемый результат будет достигнут, и мечта сбудется.

Важный вывод:

Очень Важен личный прием в кабинете врача для того, что бы понять и выбрать своего пластического хирурга, которому Вы, смогли бы доверить самое дорогое, что у Вас, есть – себя! У человека всегда есть возможность спокойного выбора, лучшего пластического хирурга, в котором обязательно должен быть сосредоточен его собственный, творческий и интеллектуальный потенциал.

Пусть, Ваша мечта сделать пластическую операцию и изменить свой мир – станет реальностью!

С Уважением, доктор медицинских наук, пластический хирург Вакорина Е.И.

Поиск
Отзывы

Жэка Искакова Стала другим человеком. Видела себя последние годы в зеркале совсем безнадежной старушкой, а тут как раз появилась информация о Силуэт Лифте. Честно говоря, считаю большой удачей в жизни, что моим лицом занялись именно Вы. Дальше. ЧИТАТЬ ВСЕ ОТЗЫВЫ

Пластическая хирургия

Пластический хирург в москве

Ваш путь к совершенству

+7 (925) 741-88-58
г. Москва, Алтуфьевское шоссе, дом 28, корпус 1

Ссылка на основную публикацию