Почему одежда Prada многим кажется уродливой?

«Я хочу сделать женщин сильными»: как Миучча Прада ломает стереотипы модной индустрии

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Миучча Прада Бианки появилась на свет в Милане в семье знаменитых предпринимателей. Ее дед, Марио Прада, начинал свою карьеру с производства сумок и чемоданов… из кожи моржа. Богатые клиенты стремились приобрести что-нибудь необычное, а потому Марио быстро сколотил состояние и в 1913 году основал бренд Prada. Он говорил, что женщинам нечего делать в бизнесе – лучше создавать уют и давать приемы. Однако после его смерти сын не проявил никакого интереса к семейному делу, и у руля встала его дочь Луиза – мать Миуччи.

Впрочем, Миуччу мода не интересовала (и, по ее словам, не интересует и по сей день) – зато она обожала одежду как инструмент некого «высказывания». Она экспериментировала со стилями, со своим ощущением от тех или иных вещей. «Я никогда в жизни не крутилась перед зеркалом», – говорит она в интервью, ведь главное – не красивый внешний вид, а возможность раскрыть себя через одежду. Она презирала слишком «сексуальную» моду того времени и слишком «роскошный» дизайн, маниакальное стремление понравиться выглядело в ее глазах попросту глупо.

Модный бизнес казался ей пустой тратой времени, она никогда не училась «быть дизайнером». Миучча изучала философию и политологию, защитила диссертации по обоим этим направлениям. Вступила в коммунистическую партию, а впоследствии примкнула к движению за права женщин, частью которого считает себя до сих пор, нередко ходила на митинги и выкрикивала самые радикальные лозунги. Она получила и театральное образование, несколько лет изучала пантомиму.

Однако в какой-то момент мать настояла на том, чтобы передать ей бразды правления. На тот момент дела у фирмы шли не очень хорошо, и требовались новые идеи.

Когда Миучча возглавила Prada, ей было нелегко найти баланс между бизнесом и убеждениями. Она считала, что шить сумки и платья – это худшее занятие в мире, ведь мода – нечто непостоянное и бессмысленное.

К тому же ей казалось, что это дело противоречит ее стремлению к самореализации, что создавать вещи – значит, делать нечто незначительное.

Будучи коммунисткой в юности и феминисткой всю свою жизнь, Миучча мечтала заниматься политикой. Впоследствии она приложила все усилия, чтобы компания принимала участие не только в модных показах, но и в благотворительных акциях, а также организовала фонд поддержки современного искусства, философии и кинематографа. В 2007 году при поддержке фонда был реализован и отечественный проект – «Тайная история российского кино». Миучча вообще нежно относится к России – русскому искусству, фигурам русской революции, и любимые ее манекенщицы – русского происхождения.

Прада достаточно быстро поняла, что модная компания может быть инструментом продвижения ее убеждений, способом повлиять на общество, донести идеи не лозунгами, а образами.

Будучи еще достаточно неопытной в бизнесе, Миучча познакомилась с тосканским предпринимателем Патрицио Бертелли. Сначала она обратила на него внимание потому, что его фирма создавала вещи, очень уж похожие на Prada – только подешевле. Но, разговорившись с Бертелли, Миучча поняла, что он – настоящая акула бизнеса. Множество полезных связей и знакомств, доступ к зарубежным рынкам, настоящий организаторский талант…

Миучча и Патрицио заключили договор о сотрудничестве, а через несколько лет… поженились. Спустя год на свет появился их сын Лоренцо, через три года – Джулио. Миучча не переставала работать, даже вынашивая сыновей, и Патрицио поддерживал ее во всех начинаниях. Миучча говорит, что супруг вдохновляет ее на борьбу со стереотипами, помогает мыслить шире и сохранить творческий огонь.

Первые их коллекции не привлекли внимания публики, но и не были провальными. Супруги начали производство мужской одежды и экспериментальной бюджетной линейки для молодых и активных людей.

Они запустили производство сумок из нейлона и других материалов, альтернативных коже.
Надо сказать, что критики редко хвалят коллекции Prada, но вещи из этих коллекций моментально становятся настоящим фетишем, объектом вожделения модниц и модников по всему миру.

Часто можно услышать обвинения в том, что вещи, которые придумывает Миучча… уродливы. Такова и ее собственная позиция.

Дело в том, что Миучча ни на секунду не забывала о своих убеждениях. Она считает, что мода предлагает обществу идеализированную, клишированную красоту. Она не создает вечерних платьев, потому что «вечерняя одежда – это красивая женщина, надевающая красивое платье, а это неинтересно».

Дизайнер признается, что ее привлекает нечто гротескное и отталкивающее. То, что считается уродливым – восхищает ее, кажется естественным. Уродство есть во всех сферах искусства – в скульптуре, в кино, в живописи… так почему бы ему не быть в моде? Прада стоит в авангарде ugly fashion – направления, призывающего отказаться от услаждения взоров ради свободы и индивидуальности.

Одежда Prada – не для тех женщин, которые хотят выглядеть красивыми, а для тех, кто хочет экспериментировать и всегда оставаться собой. Миучча стремится сделать женщин более сильными, а мужчин – более чувственными, чтобы раскрыться по-настоящему.

Она не устает повторять, что женщинам пора перестать быть мягкими и продолжать бороться за свои права, за самореализацию и самовыражение.

Творческий метод Прада – создавать одежду для себя, делать то, что интересно ей самой. Она не отделяет моду от своих взглядов, вкусов и увлечений, поэтому в коллекциях Prada можно найти отсылки к шедеврам кинематографа или образам постмодернистского искусства.

Миучча никогда не делает то, что выглядит ожидаемым, предсказуемым, и стремится создавать новое – но не в ущерб удобству.

В 2005 году Forbes назвал Миуччу Прада одной из самых богатых женщин мира. Ее состояние оценивается в три миллиарда долларов – что редко случается с людьми, имеющими диплом по философии.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Почему в моду вошли безвкусные вещи, которые скрывают достоинства

Советы из модных журналов больше никому не нужны: любая модница теперь знает, с чем сочетать «миллениальский» розовый, оверсайз-бомбер, мюли и кроп-топы. Ответ — с чем угодно. Главная глянцевая икона стиля Белла Хадид это подтверждает — джинсовые шорты она надевает с элегантными шпильками, и все в восторге. Те же самые все возносят на модный пьедестал Гошу Рубчинского, создающего подчеркнуто уродливые вещи, напоминающие о начале 90-х в развалившемся СССР, когда вещи покупались на вырост, а носили то, что есть (если не могли достать то, что хочется). Все это весьма любопытно — но очень некрасиво. Впрочем, кажется, мы уже привыкли — и теперь готовы носить кроссовки с элегантными платьями, наряжаться на вечеринки в тренировочные штаны и пижамы, выбирать куртки на три размера больше, чем нужно. То, что раньше казалось уродливым, теперь нормально. Уродливая мода — это тренд. Модные фрики — новые нормальные.

То, что на улицах и подборках фотографий с недель моды оказывается так много чудаковатых мужчин и женщин, объясняется просто. В эпоху цифровой революции, когда люди все больше времени тратят на поддержание имиджа в социальных сетях и гонку за трендами, самым важным становится подчеркнуть собственную индивидуальность.

Страх остаться незамеченным приводит многих в отчаяние.

Мы готовы на любые эксперименты, лишь бы выделиться. В результате на улицах появляются толпы людей в нелепой одежде, убежденных, что их стиль уникален.

Быть не как все

Модель Белла Хадид в Нью-Йорке

MediaPunch/face to face/globallookpress.com

В основе стремления одеться как можно более странно — страх и отвращение по отношению к мейнстриму. Как объяснила изданию Fashionista аналитик Trendera Меган Коллинс, которая изучает тренды различных поколений, современный человек больше всего боится выглядеть обычным. «Мы живем в мире, в котором наша жизнь постоянно находится на виду. Нам не хочется, чтобы окружающие видели нас такими же, как все. Более того, мы всерьез озадачены созданием бренда индивидуальности, который станет уникальным и будет иметь перспективы. Если кто-то относит ваши вещи к категории базовых, это уничтожает весь ваш бренд и все, над чем вы так много работали», — говорит она. Коллинс отмечает, что все больше людей теперь одеваются для себя, поэтому к выбору новых вещей в магазине подходят с особой осторожностью, ведь вещи будут отражать их личность.

«Каждый хочет что-то индивидуальное — особенное, уникальное, и в результате мы становимся более самовлюбленными, чем когда-либо», — говорит Коллинс.

Уродливая мода — это не мейнстрим даже сейчас. Различия между красотой, модой и уродливой одеждой всегда существовали. По словам звездного стилиста Дэни Мишель, которая одевает Беллу Торн, Люси Хейл и Кортни Кардашьян, уродливая одежда — это просто одежда, которая не украшает.

Парад фриков

Показ коллекции весна-2018 Гоши Рубчинского

Не украшает — и хорошо. Одежда давно призвана делать нас не красивыми, а необычными. Еще с тех пор, как появился стиль нормкор, который приобрел популярность в начале 2010-х. Выступая за то, чтобы выглядеть незаметными в толпе, сторонники нормкора избегали необычных фасонов или ярких принтов; отдавая предпочтение вещам из категории «как у всех», они не боялись потерять индивидуальность. Тогда одеваться просто как раз и означало быть не как все.

Вслед за нормкором пришла уродливая мода: когда в базовых вещах люди стали сливаться с толпой, пришло время придумать что-то новенькое — в противовес невыразительному унисексу.

Когда за модными блогерами следят пристальнее, чем за политиками, нужно выдавать что-то противоречащее скромности нормкора.

Необходимость выделяться превратилась в настоящее давление, жалуется бывшая австралийская модель и модный блогер Зита Витингтон в социальных сетях. «Боже, это сумасшествие — я ощущаю такое количество давления, что в некоторые дни мне кажется, что больше я уже не могу. Я запускала блог ради удовольствия, но теперь вынуждена постоянно публиковать что-то. Я теряю то, что делает меня особенной, потому что постоянно приходится вытаскивать дерьмо из задницы, — объясняет она, продолжая описывать себя как сороку, чей стиль одежды наполовину состоит из ретро и наполовину из эклектики. — Мне повезло, и я это ценю, но вокруг так много шума — мода стала слишком демократичной. Раньше ресурсы использовались только в Нью-Йорке, Лондоне, Милане и Париже, но теперь просто посмотрите Instagram, там все стильно, и, если все стильно, тогда как вы можете выделиться? Вы идете в другую сторону».

Еще одна причина популярности уродливой моды — влияние тенденций 90-х.

Это результат цикличности моды и увлечение представителей поколения Z этим десятилетием. По словам Меган Коллинс, сейчас тенденциями руководит молодое поколение. Массовый ритейл ориентирован в основном на эту возрастную категорию. «Подростки вернулись в прошлое распространенных лейблов, популярных в 90-х годах. Но 90-е закончились, и этот тренд выглядит так же уродливо, как и все предыдущие тенденции. Поэтому, как только уродливая мода станет основной, она неизбежно перевернется. И если судить по сегодняшним темпам трендовых оборотов, это может быть скорее, чем мы думаем», — пояснила она.

С другой стороны, уродливая мода обладает характером, который нельзя игнорировать. Все эти странные вещи нельзя отнести к категории базовых. Дизайнерам, модным критикам, стилистам и блогерам интереснее они. «Исследовать уродства мне интереснее, чем буржуазную идею красоты, — цитирует издание The Telegraph высказывание Миуччи Прады. — Почему? Потому что люди уродливы».

Читайте также:  Покупки в интернет – магазинах и российские законы

В индустрии моды предпочтения меняются так же быстро, как и тенденции в социальных сетях, так что сегодня сложно определить, что конкретно считать уродливым. Дизайнер и культурный критик Стивен Бейли в своей книге «Уродство: эстетика всего» утверждает, что чем чаще мы смотрим на уродство, тем более неуловимой становится идея. Для большинства из нас некрасивая вещь — изделие, которое противоречит нашим представлениям о хороших манерах и сдержанности. Достаточно вспомнить коллекцию Ив Сен-Лорана «Плохой вкус или плохая вещь?», представленную в Vogue 1971 года. Или дебют Энтони Ваккарелло в качестве креативного директора Saint Laurent в прошлом году, где он также сыграл на плохом вкусе.

Когда появляется новая тенденция, люди сначала не принимают ее и даже боятся. Но в конечном итоге интернет настолько акцентирует на ней внимание, что пользователи принимают ненавистную тенденцию значительно быстрее.

. И примкнувшие к ним дизайнеры

Показ Vetements, весна-лето 2017

Бренды специально создают неряшливую одежду в непривычном для потребителя цвете или комбинации оттенков, которые не сочетаются друг с другом. Так они стараются привлечь к себе внимание. Например, последние коллекции Gucci: розовое кимоно, драпированное зелеными пайетками, предлагается носить с белыми гольфами и туфлями, декорированными жемчужными нитками. А пестрый пиджак, декорированный вышивкой из бисера, сочетать с черной поясной сумкой с большим логотипом бренда и массивными золотыми деталями. Издалека лук скорее напоминает аляповатый пиджак, перетянутый массивным поясом.

Для последних коллекций Balenciaga и Vetements Демна Гвасалия намеренно использовал непропорциональный крой и ткани низкого качества, чтобы внешний вид в одежде был агрессивно невыразительным.

Зато Демну Гвасалия, как, впрочем, и Гошу Рубчинского, и стилиста Лотту Волкову называют реалистами. Их коллекции пригодны для повседневной жизни. В то время как изысканное платье с ручной вышивкой можно надеть разве что в сказку. Впрочем, создающий для Gucci подобные вещи Алессандро Микеле и не скрывает, что выпускает на подиум сказочных персонажей.

Ждать от дизайнеров, что они будут создавать красивую одежду, уже давно глупо. Они далеко не всегда преследуют цель создать нечто гармоничное и изящное. По словам бельгийского авангардиста Дриса ван Нотена, нет ничего скучнее, чем просто красивая вещь. «Я предпочитаю уродливые вещи и вещи, способные удивлять», — сказал он однажды в интервью Elle. Быть красивыми — это так старомодно. Пора становиться удивительными.

Почему одежда Prada многим кажется уродливой?

Арина Яковлева

Несколько лет назад мир моды, устав от собственного глянцевого сияния, сместил вектор в сторону более практичного подхода к созданию одежды. Сначала дизайнеры объявили кроссовки главной обувью в гардеробе современных fashionista, затем увлеклись нормкором, а теперь и вовсе провозгласили тренд на «уродливый» гардероб.

Принцип «чем уродливее — тем оригинальнее» объявлен чуть ли не основополагающим в новом сезоне.

Согласитесь, многие из нас, пролистывая модные журналы или рассматривая витрины дорогих бутиков, нет-нет да и ловят себя на мысли: «Я бы такое не надела». И если в «Служебном романе» расхожая фраза служила стимулом к покупке, то в современных реалиях она воспринимается более чем буквально. Тем более в России, где, как и в Италии, важно, чтобы костюмчик не просто сидел, но и подчеркивал многочисленные достоинства, был ярким, эффектным и запоминающимся — и желательно со знаком плюс. В мире, однако, набирает обороты обратная тенденция: все больше одержимых модой людей выбирают альтернативную ugly fashion, глашатаями которой, среди прочих, выступают Гоша Рубчинский, воспевающий уличную эстетику 1990-х, и Демна Гвасалия, создающий коллекции для Balenciaga и собственной марки Vetements.

Аналитики не первый сезон бьются над феноменом ugly fashion, пытаясь разгадать ее главный секрет — как дизайнерам удается уговаривать покупателей сознательно уродовать себя и платить за это грандиозные суммы? Для примера атласные ботфорты Vetements, выпущенные в коллаборации с Manolo Blahnik, обойдутся вам в 3 000 долларов, а джинсы того же бренда, но уже в соавторстве с Levi’s, будут стоить около 1 300 долларов. При этом модницы всего мира ведут охоту за этими вещами, а «отхватив», наконец, желаемое, тут же хвастают с трудом добытыми обновками в социальных сетях.

Ботфорты и джинсы из коллекции Vetements

Меган Коллинс, профессиональный прогнозист трендов, уверена, что успех «уродливой моды» кроется в ее эксклюзивности: «Красота доступна и понятна каждому, в то время как ugly fashion демонстрирует, что вы выше мейнстрима». «Взаимосвязь между модой, красотой и уродством присутствовала всегда, — продолжает свою мысль Меган, — но, пожалуй, впервые в истории настолько много людей принимают участие в этом диалоге». Ей вторит селебрити-стилист Дэни Мишель (среди ее клиентов — Белла Торн, Люси Хейл и Кортни Кардашян), которая, однако подчеркивает, что «уродливая мода не равно уродливая одежда»: «Уродливая мода обращается к тренду, историческому периоду или дизайну, который может быть не самым комплиментарным, но в то же время актуальным в текущем моменте. Уродливая одежда — это просто плохо сшитая вещь».

Эта градация, на самом деле, является определяющей. Но как провести грань и понять, чем сумка Balenciaga, созданная по мотивам знаменитого синего пакета Ikea, или совместная коллекция аксессуаров Louis Vuitton и Джеффа Кунса, больше напоминающая сувенирные поделки из туристической лавки, лучше своих дешевых аналогов? Что определяет ценность того или иного объекта, востребованность которого продлится даже не несколько лет, а разве что несколько месяцев, пока тренд еще «горяч» и актуален?

Кадры с осенних показов 2017 года Balenciaga, Junya Watanabe, Vetements

По мнению экспертов, китч и провокация в мире, где тенденции меняются ежесекундно (и так же быстро копируются азиатскими ремесленниками), — единственный способ выделиться из толпы и подчеркнуть свою особенность. Ирония в том, что, примеряя на себя презрение к модной индустрии (а как иначе трактовать желание девушек взвалить на свои хрупкие плечи массивный синий пакет, в котором, при желании, можно разместить их самих?), трендсеттеры всего мира расписываются в собственной одержимости, ставя желание выделиться из толпы выше здравого смысла и простой практичности.

Меган Коллинс уверена, что увлечение «уродливой модой» стало естественным продолжением всеобщей истерии, связанной с нормкором, — унисекс-тенденцией, которая характеризуется стремлением выглядеть как все, не выделяться из толпы. Его узнаваемые коды — простые футболки, часто с профессиональными логотипами, джинсы высокой посадки из плотного денима, лаконичная обувь (белые кроссовки, «биркенштоки» или даже «кроксы») и спортивная верхняя одежда: парки, анораки, толстовки. К слову, термин этот отнюдь не новый — впервые он был введен еще в 2009 году, однако всеобщее распространении получил после статьи в New York Magazine, датированной 2014 годом.

Вдоволь наигравшись с обыденностью, дизайнеры и стилисты (а вместе с ними и звезды социальных сетей) сделали следующий шаг в обратную от эстетики в общепринятом понимании сторону: на этот раз темой их изысканий стало подчеркнутое уродство. Тренд принимает разные формы: от фасонов, намерено искажающих фигуру и пропорции, до деконструктивизма, провокационных принтов, элементов нарочитой состаренности, размытия гендерных границ и даже алогизмов вроде двусторонних «казаков».

«Мы живем в мире, где вся наша жизнь — напоказ, и нет ничего страшнее, чем признаться в собственной обычности. — размышляет Меган Коллинс, — Кроме того, все больше людей одеваются для себя (в противовес традиционным представлениям о том, что мы это делаем для противоположного пола или общества), поэтому они искренне обеспокоены тем, на что тратят деньги и что это может рассказать о них самих. Это объясняет и другой тренд — персонализацию вещей, ведь это нечто особенное, уникальное. Сегодня мы нарциссы больше, чем когда-либо».

Ботфорты Balenciaga, полусапоги Maison Margiela, «кроксы» Christopher Kane из коллекций весна-лето 2017

Ugly fashion нашла свое продолжение на мужских неделях моды, которые в эти дни проходят в Лондоне и Милане. Дизайнеры экспериментируют с кроем, фасонами, используют необычные ткани, декор. Мужчина 21 века может быть любым — от брутального мачо в ультраузких дудочках и полурастегнутой сорочке до сутулого очкарика в укороченных клешах, от «гопника» с окраины в растянутом свитере, спортивных штанах и «фиксой» на зубе до богемного интеллигента, больше смахивающего на клошара. Кому-то такой разброс образов и вариаций кажется чрезмерным, но, согласитесь, тем и прекрасно наше время, что есть возможность выбирать, примерять и пробовать — чтобы в конечном счете найти нечто свое и себя.

Мужские коллекции весна-лето 2018 Palm Angels, Marni, Off White

Круизная коллекция Gucci 2018, Prada весна-лето 2018, Gosha Rubchinskiy весна-лето 2018

8 принципов Миуччи Прада – секреты успеха самой необычной женщины в мире моды

Представьте себе на минуточку, что в моде нет Миуччи Прада. Не было бы тогда невероятных принтов, прекрасных в своей странности силуэтов, немыслимых, но носибельных туфель от Prada. А ведь так вполне могло быть – Миучча не училась на дизайнера и не собиралась им становиться. Но когда ей пришлось взять в свои руки управление захудалым фамильным бизнесом, она сделала все и даже больше, чтобы стать лучшей. В чем секреты неподражаемой Миуччи – читайте дальше.

Любит то, чем занимается.

Это простое правило успеха было подмечено задолго до нашей героини, однако в ее случае оно имеет особенный смысл. Проследив биографию Миуччи, можно удивиться, какими странными путями она шла к моде – просто делая то, что ей нравилось. Получила диплом политолога, пару лет осваивала профессию мима в миланском театре. Разделяла коммунистические взгляды, принимала участие в демонстрациях за права женщин. Но ее бурная молодость и не собиралась заканчиваться, когда в 28 лет девушка стала у руля затухающего семейного бизнеса по пошиву сумок. В результате она полюбила и это занятие: «Я люблю одежду. Могу сказать, что не люблю моду, но очень сильно люблю одежду».

«Я тогда была активной участницей женского движения, …и я считала, что шить сумки или обувь или платья – это худший способ времяпровождения. Давайте говорить правду – мода не очень важна. Она глуповата и фривольна. Всего лишь юбки да пара сумок. …Я никогда не принимала решения стать дизайнером. Я просто поняла, что я им являюсь».

Постоянно ищет и движется вперед

Взявшись за бизнес, начатый дедушкой, Миучча уже не останавливалась. Через год, в 1979, добавила к ассортименту обувь. В 1989 году – женскую одежду, в 1992 запустила вторую линию Miu Miu, в 1997 – спортивную линейку Prada Sport. С 2004 года Prada выпускает свои ароматы, с 2006 делает очки.

Кроме ассортимента, Миучче хорошо удается расширять и наше восприятие моды. Практически в каждой ее коллекции есть то, что сначала заставляет усомниться в возможности такой формы или фактуры, потом постепенно приучает нас к себе, а потом и вовсе заставляет заново влюбиться в дом Prada. Трудно представить себе современную моду без прямых прадовских пальто, немыслимых принтов, буйства красок, меховых горжеток или сапог по пояс.

Плывет против течения

Конформизм – последнее, в чем можно упрекнуть Миуччу. Во многих интервью дизайнер говорит о том, как не любит общепринятую красоту и как ей нравится деконструировать ее каноны. «Если я что-то и сделала, так это превратила уродливое в привлекательное». «Не люблю шить вечернюю одежду, так как мне нравится возможность носить вечернюю одежду днем либо дневную – вечером. Идея вечерней одежды в том, что красивая женщина надевает красивое платье, а такое соединение мне не интересно».

Читайте также:  40 лучших сумок принтами и надписями 2020 года

Уничтожать обычные шаблоны – еще одно любимое занятие. В коллекциях Prada всегда чувствуется противоречивость, как бы несовпадение заявки, идеи – и ее воплощения. «Мечта запрещена, ностальгия запрещена, быть слишком милой – нехорошо. Все, что мы привыкли чувствовать, уже запрещено. Одежда и есть выражением этой невозможной мечты» – описывает Миучча коллекцию Prada SS13. Ту, в которой цветы появляются на мехе и сложных геометрических силуэтах, а милые розовые носочки при ближайшем рассмотрении оказываются странной интерпретацией японских сандалий.

Не оглядывается на других

Миучча иногда удивительно далека от той моды, к которой мы привыкли. У нее нет муз, как сейчас принято, она откидает идею «женщины Prada» – в принципе, она сама ею является. «Когда я создаю одежду, у меня на уме в первую очередь собственные интересы – жизненные, общественные, культурные». «Одна из причин, почему я стала дизайнером одежды, – я не могла ничего найти для себя. В восьмидесятых все было дизайнерским, и я откидала саму идею дизайна. Я его ненавидела. Вместо этого я носила винтажную одежду и форму».

Не смотреть по сторонам означает также полностью доверять себе, своим внутренним ориентирам и вкусу. «В жизни я никогда не крутилась перед зеркалом», – рассказывала Миучча в одном из интервью. – «Одеваясь, я полагаюсь не на то, насколько красиво я выгляжу, а только на собственное воображение».

Имеет четкое представление о женщине и ее сексуальности

Женщина – любая, каждая, без ограничений – стоит в центре творческого процесса Миуччи. Создавая моду только для себя, она все же думает о том, как сделать женщин сильнее с помощью одежды Prada. А мужчин – чувствительнее, восприимчивее к женской красоте. Миуччу можно упрекнуть в том, что ее образы не всегда женственны, иногда даже грубоваты, однако все они очень сильные, и соответственно сильны те, кто их носит. Сама дизайнер убеждена, что открытое тело отнюдь не является источником женской сексуальности. В одном из интервью она обозвала платье итальянского дизайнера ужасным и окрестила такой стиль «отчаянием сексуальности». В ее офисе все девушки ходят в меру прикрытыми. «Я говорю тем, кто приходит утром на каблуках и с открытым пупком: «Чем более сексуально вы стараетесь выглядеть, тем меньше у вас будет секса. Вы в отчаянии». Сексуальность допустима время от времени, но не с утра до ночи».

Широко мыслит

Миучча – невероятно умная женщина. Интеллектуальность ее коллекций контрастирует и с легкостью американской моды, и с кутюром французской. С другой стороны, дизайнер не ограничивает свою деятельность 6-7 коллекциями в год; она активно работает в других сферах искусства. У Прада есть культурный институт Fondazione Prada, который поддерживает молодых художников. Миучча создавала костюмы для многих фильмов, опер и спектаклей, последним из которых стала экранизация «Великого Гэтсби» База Лурмана. А для Олимпийских игр 2012 года Прада разработала форму итальянской сборной по парусному спорту.

Замужем за правильным мужчиной

Есть такая прописная истина – чтобы быть успешной в любом деле, нужно правильно выйти замуж. Миучча знает об этом непонаслышке – ее муж Патрицио Бертелли является СЕО компании уже много лет. Они встретились в 1978 году: Патрицио тоже занимался пошивом кожаных сумок. Сначала просто работали вместе, потом влюбились друг в друга, и с тех пор он – ее партнер и в личной жизни, и в бизнесе. Именно Патрицио – гениальный финансовый ум огромной корпорации, которая за 35 лет превратилась из малоизвестного производителя сумок в миллиардную компанию. Да и в семейной жизни у них все хорошо: Миучча и Патрицио воспитывают двух сыновей, и все время появляются вместе на мероприятиях.

Наверняка имеет секрет, которого мы не знаем

Хочется верить, что есть что-то еще. Что-то, скрытое внутри, волшебная палочка, открывающая Миучче понимание того, что будет модным и что сработает, а также очаровывающая всех вокруг вещами и идеями, которые сложно понять и оценить с первого взгляда. Такая себе магия моды, которую держит в рукаве обычная женщина. Она просто делает то, что нравится ей самой, и каким-то чудесным образом каждый сезон это становится востребованным и актуальным.

УРОДЛИВАЯ МОДА. ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

Ну что ж, девчонки!

Пришла пора серьезно поговорить про моду и уложить в голове, что же происходит в этом мире и как нам с этим жить дальше?

Каждый день я читаю в Инстаграм ваши комментарии к моим постам.

Комментарии, относящиеся к моде и трендам, я делю всегда минимум на два типа:

  • Часть из них явно свидетельствует о том, что их авторы не разбираются в моде и отстали от времени. Это опасно, girls! Если в голове процветают идеалы времен бабушек и мам, то вы рискуете выглядеть старше, не привлекательно, не успешно. Визуальная потеря молодости, ухоженности, социального статуса и благополучия – тот еще аттракцион! Не советую!
  • Вторая часть резонна. Мы растеряны. Мода становится объективно все более уродливой. Ugly fashion – уже не удел единиц, а действительность, подмигивающая нам из глянцевых журналов, инстаграмов и с полок магазинов.

По первому пункту я постоянно веду работу в этом блоге и Инстаграм. Читайте, адаптируйте, применяйте.

Урок про пирамиду моды посмотрите, чтобы найти свое место в этой пирамиде и научиться адаптировать моду к своему гардеробу в грамотной дозе. Вы же не хотите выглядеть несчастными тетками вместо успешных и ухоженных девушек?

А вот по второму пункту поговорим подробнее. Вам будет интересно:)

С одной стороны, я, как представитель более чем модной профессии, ооооочень спокойно отношусь к любым тенденциям и предложениям дизайнеров. Меня сложно удивить. Мне скорее интересно, чем страшно!

С другой стороны, я не работаю в шоу-бизнесе. Мои Клиентки – от жен «Форбсов» до учениц онлайн-школы – в хорошем смысле этого слова, обычные девушки и женщины. Им нужен стильный повседневный гардероб и пару комплектов для праздников. И я вижу, что им все сложнее смотреть на моду с позитивом, потому что понять ее все труднее.

А это, опять же, чревато пунктом 1. См выше.

Поэтому давайте по порядку разберемся в том, что происходит и научимся брать то, что нам нужно и игнорировать то, что нас не касается!

.

МОДА КАК ИСКУССТВО

Все так чудесно начиналось:)

Кутюрье были творцами, создающими настоящие шедевры.

С временем высокая мода haute couture стала нерентабельна и осталась привилегией самых успешных домов, имевших возможность щедро инвестировать в это имиджевое, но неприбыльное направление.


.

МОДА КАК БИЗНЕС

Все мы взрослые люди и понимаем, что создание одежды сопровождается как расходами, так и доходами.

И если кто-то умеет создавать интересную и востребованную одежду, то странно на этом не зарабатывать?

Однако, каждый растущий бизнес, особенно в сфере производства, связан с издержками, себестоимостью, рисками, регулярными расходами на поддержание и развитие.

И в этом абсолютно понятном и реалистичном моменте кроется одна из причин, почему мода становится «уродливой».

СМЕНА ФАСОНОВ

Раньше одежда была красивой. И это всем нравилось. Мы привыкли, что вещи делают нас лучше, чем мы есть.

Мы становились более симпатичными, ухоженными, пропорциональными. Мы выбирали вещи, которые подчеркивают наши достоинства и скрывают недостатки.

И многие из вас, мои милые девочки, до сих пор делают именно так. И считают это ЕДИНСТВЕННО правильным и логичным решением.

90% людей не нравится, когда кто-то одевается так, что начинает выглядеть в одежде хуже, чем без нее.

Более бесформенно. Крупнее. Неженственно. Продолжать можно до бесконечности.

На самом деле, это всего лишь сила стереотипов.

За многие столетия мы усвоили, что ГАРМОНИЯ – это так, а не иначе.

Но все течет и меняется.

Сейчас, в 21 веке, нужно помнить, что правила игры вы выбираете для себя сами.

Не нужно судить тех, кто не вписывается в ваши представления о прекрасном. Занимайтесь собой.

Это гораздо эффективнее и приятнее!

Вернемся к ugly fashion!

Бизнес такой бизнес – мы уже знаем.

И, к примеру, мода на бесформенность была вызвана не только потребностью найти что-то новое, дать делу новый виток, но и потребностью в снижении издержек.

Два момента так удачно совпали, что в магазинах появился one size. Очень удобно!

Сшить платье по фигуре, может, и не сложно. А вот продать его – тот еще квест! Все фигуры разные – и это я не про размер сейчас говорю! Рост, длина ног к туловищу, обхваты у девушек, формально носящих один и тот же размер, могут быть разными. Значит, наше платье по фигуре сядет на 1 фигуру из 10 в лучшем случае. Ну и добавим еще размерный ряд. Попробуйте сшить 10 приталенных платьев разных размеров и найти тех, на кого они сядут?

Другое дело прямые фасоны, коконы и прочие свободные вещи – нет талии, нет проблем! Сидит на всех, потому что «следовать» линиям фигуры уже не нужно! Сшейте 10 таких платьев и вы быстро найдете покупательниц. Конечно, если они будут верить в то, что это красиво! Размерный ряд можно тоже не усложнять, Onesize от 40 до 48 размера вполне может существовать в таких фасонах!

Что и произошло! Нам хотелось новенького и более удобного. Дизайнерам – окупаемого и быстро продающегося. Наши интересы совпали. А тех, кто не проникся сразу, убедили рекламные кампании, трендсеттеры и прочие лидеры мнений.

И подчеркну, что это не хорошо и не плохо. Просто это теперь так.

Кому-то это кажется стильным. Кому-то уродливым. Мне, как стилисту, ближе первый вариант. Но на вкус и цвет товарищей нет. Так что все мы имеем свое право на мнение и восприятие:)

МОДА ПО СПИРАЛИ

Помните эту фразу про то, что ничего нового, на самом деле, не появляется?

Мода двигается по спирали, воскрешая то, что мы уже когда-то носили.

Это, конечно, правда. Посмотрите на текущие коллекции и вспомните моду 80-х и 90-х. Мы это уже проходили.

А вот другая сторона медали, то есть спирали, заключается в том, что мы не просто вспоминаем прошлое с помощью дизайнеров. Мы спасаемся от скуки. А они получают возможность продать нам что-то новенькое! И всем хорошо:)

Вот как это работает. Если в моду войдут мини-юбки, то:

  1. Большая часть людей сначала будет против. Новому и непривычному всегда сопротивляются.
  2. Меньшая часть людей будет носить их и радоваться. Бросая вызов. Отличаясь от других. Пробуя что-то новое. Ну и «огребая» от первых:)))
  3. Через какое-то время часть пугливых скептиков привыкнут к мини, насмотрятся и тоже начнут носить.
  4. Грустнее всего за последних. Тех, кто наденет мини совсем поздно. Когда они появятся в каждом гардеробе. Флер индивидуальности растает на глазах. И первые начнут искать что-то новое. Чтобы не быть как все. И уж точно не быть, как четвертые.

И вот тут мы вспомним про спираль. Резкий поворот. Чтобы вторые, третьи и четвертые снова напряглись. А первые оторвались и запустили новый тренд в массы. После мини, как правило, в моду входит макси. После приталенного анатомического кроя – оверсайз. Да, чтобы взбодриться и вздрогнуть. И снова годами привыкать и приучать. Чтоб снова вильнуть по спирали и вызвать удивление. И так по кругу. Ну, то есть по спирали.

Читайте также:  Насколько подделки модных вещей и аксессуаров уступают оригиналам?

Мода все равно не вернется к нам в чистом виде. Это будет «перепевка», с новыми деталями и существенными отличиями. Именно поэтому инвестиции в винтаж так сложны и опасны. Равно как и хранение устаревших вещей в ваших гардеробах. Часто это не имеет смысла. Потому что именно в этом виде эти вещи все равно в 90% случаев не вернутся!

КТО ДЕЛАЕТ МОДУ

Гении, чудаки, творцы. У них своя Вселенная, девочки. Они в ней летают. Изобретают.

Нам с вами хватает обычной одежды. А они ее уже проходили. И им нужно двигаться дальше. Они увлечены. Они должны развиваться и открывать новые грани.

Поэтому обывателю иногда так трудно расшифровать подиумные look’и. Многих из вас шокирует мода. Просто потому, что это другой язык и другой мир.

И именно поэтому существуют стилисты и трендсеттеры, которые «переводят» моду на бытовой язык, разбирают подиумные образы на части и показывают каждый тренд по-отдельности, обрамляя его повседневной одеждой. И тогда, со временем, мода начинает вам нравиться. Вам дают шаблон и инструкцию по использованию.

И еще один забавный момент во всей этой истории, что моду для женщин делают те, кого не всегда интересуют женщины. Я к этому совершенно нормально отношусь, но предполагаю, что этот факт тоже накладывает свой отпечаток:-)
.

ГРОТЕСК

Возвращаясь к спиралевидному движению моды и потребности дизайнеров в постоянном развитии, а также не забывая о нашей потребности в изменениях и новинках, ну и, конечно, помня о бизнесе, который должен зарабатывать, а значит производить что-то новое, ведь мы не будем покупать то, что у нас уже есть в гардеробных, можно понять, почему мода стала такой странной.

Нормкор и минимализм были обречены. От простого – к сложному. Движение неизбежно по многим причинам. Как экономическим, так и эстетическим.

Скромная повседневная одежда, распробованная нами, купленная нами, должна была уступить место новому тренду. А он, как водится, должен был идти от обратного.

Сначала дизайнеры ударились в неносибельный бохо, скрестив его чуть позже с ретро. Прошло три года и мы смогли это «приготовить» и в своих повседневных гардеробах.

Ок! Дальше испытание роскошью! А не страшно! Правил-то все меньше, носим, что хотим. Да и упал этот тренд в нашей стране на благодатную и плодородную почву. Ну не надо нас уговаривать носить расшитое и блестящее;-) Мы это любим, умеем, практикуем.

И вот логический новый уровень. Мы там давно не играли. А кто-то не только не играл, но и не планирует, не хочет и даже не сможет!

Авангард. Чудачество. Гротеск. Безумие. Цирк.

И вот пробивает звездный час Аллесандро Микеле, проработавшего в кулуарах Gucci много лет. Он ворвался в модный мир и в считанные дни вдохновил и убедил нас, что пришла пора сочетать все со всем и побольше. Настоящий Ренессанс застоявшейся было моды.

С ним делят модный олимп Balenciaga и Vetements – бренды, творения которых с трудом вообще не вписываются в понятие «красивая одежда». Пугающие силуэты, извращенный антигламур, асексуальность и прочее…

Нет ничего скучнее красоты. Вот девиз нового модного времени.

Ugly fashion. Красотой не удивишь. А протестом, эпатажем, нестандартом – очень даже.

Модно быть не красивым, а не таким, как все. Это и есть девиз авангардного стиля. И все только начинается. Через какое-то время мы попадем в эпицентр этого урагана.

Мы видели и пробовали все. Поэтому пришла пора для модных извращений. Все должно дойти до ручки. А потом глотнем минимализма, начудачившись вдоволь:-)

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ

Честно, мне как стилисту, все это безумно интересно!

Но, как обывателю, такая мода, конечно, кажется странноватой. Да и не нужна она в таком виде в обычной жизни.

И вы не обязаны ее в чистом виде использовать.

Если в моду приходят пиджаки с плечами, не проходящими в дверной проем, возьмите на заметку слово «пиджак». И выберите тот, который вам идет и является уместным в рамках ваших представлений о прекрасном и в рамках вашего образа жизни.

Если дизайнеры призывают размазывать красную помаду до ушей – просто используйте ее привычным вам образом.

Адаптируйте моду к себе и получайте от этого удовольствие.

Надеюсь, моя статья помогла вам узнать о моде чуть больше и понять ее. А принимать ее в общем виде не обязательно;-) Все нужно использовать по собственному вкусу, обстоятельствам и усмотрениям. Именно так создается ПЕРСОНАЛЬНЫЙ СТИЛЬ и ИДЕАЛЬНЫЙ ГАРДЕРОБ;-) Через осознанное понимание себя и моды.

Ниже предлагаю вам посмотреть мой онлайн-урок и научиться адаптировать модные тренды к своему повседневному гардеробу. (Обращаю ваше внимание на то, что это урок 2017 года. Но логика та же — пользуясь им, научиться адаптировать тренды любого года, в котором вы сейчас оказались)

Приятного просмотра, мои осознанные, насмотренные и стильные girls!

А чтобы прокачать свой гардероб от и до, научиться сочетать цвета, выбирать фасоны одежды по фигуре, корректировать недостатки, подчеркивать достоинства, ловко пользоваться акессуарами, создавать стильные total looks из повседневных вещей, разбираться в стилях и моде и стать самой себе стилистом, приходите на индивидуальное обучение на практике в онлайн-школу. Каждый мой курс и урок окупаются на первом же шопинге:)

Начинайте с Базового курса, продолжайте обучение на Продвинутом:-)

Как мода на безвкусицу захватила подиумы и почему мы приняли этот тренд с радостью

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Какие мысли проносились в вашей голове, когда вы последний раз смотрели модный журнал где-нибудь в салоне красоты или проходили мимо дорогого бутика? «Кто это покупает, да еще за такие деньги?» — этот вопрос интересует обывателей, в то время как иконы стиля шустро облачились в безразмерные вещи родом из 90-х или потрепанные жизнью кроссовки вашего отца.

AdMe.ru не мог остаться в стороне и решил разгадать секрет успеха ugly fashion, или «уродливой моды», захватившей подиумы и шкафы модников.

Сверхпрактичность как новый тренд

Носить пляжную обувь, да еще надевать под нее носки некогда считалось моветоном. Появиться так в приличном обществе значило наклеить на себя ярлык как минимум деревенского простачка. То же относилось и к поясным сумкам.

Загляните в витрины люксовых брендов или хотя бы откройте инстаграм. Вы найдете там и биркенштоки (сандалии на толстой подошве с широкими ремешками), и даже эхо 90-х — безразмерные спортивные костюмы.

Сначала мы кривим губы, но, если подумать, эти вещи удобны в носке. В кроксах нога отдыхает, в отличие от шпильки или узконосых лодочек. А сумка на поясе освобождает обе руки. В некоторых случаях позволяет оставить дома громоздкий рюкзак или объемный кошелек с десятками бонусных карт. Люди пресытились красотой и искусственностью, поэтому поворот в сторону практичности логичен. Как в мире косметики вот уже несколько лет правит естественность, так в мире моды тон задает функциональность.

Нормкор — шаг к ugly fashion

На рубеже нулевых и десятых в моду врывается нормкор — подчеркнуто неприметная одежда: поло, футболки, худи в сочетании с простоватыми джинсами. Впрочем, адепты стиля тщательно подбирали предметы гардероба, покупали одежду как неизвестных марок из секонд-хендов, так и популярных брендов, виртуозно сочетая их в одном образе. Главное — хорошее качество и лаконичность.

Нормкор — это не попытка облачиться в первую попавшуюся одежду. Суть в том, чтобы выглядеть максимально незаметно, внешне ничем не выделяться из общей массы, оставаясь при этом стильным и не тратя массу времени и средств на погоню за лейблами. Нормкорщики выбрали нетривиальный способ выделиться — при помощи чрезмерной рационализации гардероба. Позже о неприметности все как-то забыли и произошел такой сильный переход в сторону удобства, что мода стала граничить с экстравагантностью.

Ответ на запросы миллениалов

Сейчас, когда мир находится на пороге второго десятилетия XXI века, в искусстве прослеживается ностальгия по 1990-м. Режиссеры переснимают франшизы, которыми мы засматривались в детстве и юности, мотивы тех лет слышатся в музыке самых разных стилей. Тенденция не обошла стороной и моду: на ум сразу приходит Гоша Рубчинский с его прямым цитированием тогдашней эстетики. Миллениалы, как и все, склонны романтизировать прошлое, в том числе годы, на которые пришелся период их взросления.

Именно в 90-е девушки комбинировали несочетаемое: нежные платья с грубыми кроссовками, а мини-юбки — с олимпийками. В те же годы сформировалось лояльное отношение к прозрачным вещам: робко выглядывающее из-под них белье никого не смущало. Одно из свойств ностальгии — желание воссоздать то, что было когда-то. Это мы и наблюдаем сегодня на мировых подиумах.

Стремление выделиться из толпы

Желание чувствовать себя уникальным и быть не таким, как все, присуще человеческой природе. В подростковом возрасте это выражается, например, в бунте против родителей и тусовках в «плохой» компании. С годами же это стремление не пропадает — оно находит другой выход. Одно из них — желание выглядеть отлично от других.

Но выделяться при помощи броского макияжа и вычурных сложных нарядов — пройденный этап. Вещи, которые совсем недавно казались уродливыми, — вот беспроигрышная ставка, своего рода форма простеста. Они выглядят отталкивающе, но привлекают внимание — цель достигнута.

Засилие блогов

Несколько лет назад заработок на личном блоге удивлял, а сегодня 1–2 блогера есть в друзьях у каждого. В мире насчитывается более 500 млн блогов на самые разные темы: от особенностей сбора грибов до вокала. Как сделать так, чтобы модный блог выделялся из десятков тысяч похожих? Автору приходится эпатировать публику неординарными нарядами.

Здесь присутствует то же самое желание выделиться, только в другой форме. Кроме тщеславных мотивов имеет значение финансовый вопрос: чем больше просмотров и активности, тем выше заработок.

Влияние феминизма

То, что феминистические взгляды приобретают большее распространение, — бесспорный факт. Это находит отражение и в моде. Еще десятилетия назад кутюрье предлагали нарочито женственные наряды с ярко выраженной линией талии и обязательно изящными туфельками. Мода отражает запросы общества, сейчас это запрос на феминизм: абстрактные силуэты, андрогинность, стиль унисекс.

Так ли уродлива современная мода?

Термин ugly fashion широко используется, но разве стали бы люди облачаться в то, что кажется им некрасивым? Понятие красоты вообще довольно субъективная и условная вещь. История знает не один пример, когда модные веяния сначала отвергали, а после принимали на ура. Тот же женский брючный костюм когда-то вызывал негодование у мужчин.

Короткие юбки и бикини модницы прошлого века тоже полюбили не сразу: какое-то время чрезмерно оголять тело казалось постыдным. Из последних тенденций на ум приходит меховая обувь. Пушистые туфли либо ненавидели, либо обожали. Возможно, ugly fashion ждет та же участь и совсем скоро мы не будем видеть изъяна в мешковатых штанах и запыленных кроссовках.

А как вы относитесь к современной моде? Какие ее тренды вам нравятся, а что вы не наденете ни при каких условиях?

Ссылка на основную публикацию