Запрет на продажу натурального меха в Сан-Франциско

Способ самоутверждения? Откажутся ли в России от натурального меха

Все больше участников мировой индустрии моды отказываются от использования натурального меха. В России изделия из него в последние годы покупают все меньше, но причина –​ не только в этическом поведении россиян, а в экономических проблемах.

По данным зоозащитной организации РЕТА, от меха в самое ближайшее время планирует отказаться бренд Karl Lagerfeld. Ведущие мировые дома мод, в числе которых Chanel, Jean Paul Gaultier, Coach, Burberry, Gucci, Versace, начали отказываться от натурального меха еще в 2017 году. В США Калифорния стала первым штатом, который запретил производство и продажу изделий из натурального меха, к принятию подобного закона готовится штат Нью-Иорк.

Ранее запрет на продажу продукции из натурального меха и кожи ввели в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. Однако от натурального меха отказались не все известные модельеры – к примеру, президент Louis Vuitton Бернар Арно заявил, что он – наиболее этичное с экологической точки зрения сырье в мире, поскольку люди используют его уже больше 15 тысяч лет, а экомеха, которые создаются из синтетических волокон, опасны для экологии, поскольку полиэстер является продуктом нефтепереработки, а его повторное использование практически невозможно.

Кроме того, противники перехода на экомех говорят, что отказ от натурального меха иногда продиктован соображениями выгоды: модные бренды экономят много денег, когда продают синтетический мех по цене натурального.

Российские зоозащитники, ведущие кампании против производства изделий из натурального меха, говорят об их эффективности. По данным Центра защиты прав животных “Вита”, в последние годы спрос на меха в России снижается, а сам центр, согласно публикации самих российских меховщиков на сайте Британского научного общества Institute of Physics, включен в список шести организаций, оказывающих влияние на мировой меховой рынок. Об этом Радио Свобода рассказала президент центра Ирина Новожилова:

– Популярность изделий из натурального меха в России значительно падает, и это очевидно. Мы провели достаточно много кампаний. Уже четверть века идет борьба за вытеснение неэтичных технологий и внедрение этичных. Я это вижу по знаменитостям, замечаю на улицах. Сейчас, конечно, и зимы-то нет, но есть и другие факторы. Об этом говорят звезды, законодатели моды, появилось много модельеров, которые работают с другими, этичными материалами. Идет очень мощная волна по изменению сознания общества.

–​ Почему зоозащитники считают производство меховых изделий неэтичным и выступают против этой индустрии?

– Для получения меха производители идут двумя путями. Первый – зверей отлавливают в природе. 30 процентов отлова – за счет капканов, и большая их часть – это не щадящие, а ногозахватывающие капканы, которые до сих пор используются в России. Животное может пребывать в этой машине смерти до двух недель. Это чудовищно жестоко. Второй путь – 70 процентов животных выращивается на зверофермах. Это самые обычные концлагеря, причем для детей, потому что в индустрии используются животные, не достигшие половозрелости. Мы там были не один раз и видели, что они собой представляют. Это клетки, где животные находятся в скученном состоянии, у них нет моциона, и убиваются они тоже крайне жестоко. Там все жестоко. В России без конца идет поток жалоб студентов-ветеринаров, которых везут на зверофермы, где показывают, как животных усыпляют дитилином . Смерть от этого препарата очень мучительна: удушье, животное при этом находится в полном сознании. Это фашистская душегубка. Также пропускают ток через половые органы, делают инъекции ядов в кровь. Все абсолютно жестоко.

–​ Почему же эта индустрия до сих пор существует?

– К сожалению, в России шуба – это низменный способ самоутверждения, витрина достатка. Хотя я не очень это понимаю, потому что сегодня есть альтернативы для людей с различным достатком. И если ты хочешь использовать этот критерий, варианты для этого есть. У нас есть изделия из искусственных мехов, с ручным кружевом, с инкрустацией различных драгоценностей. Это носят современные звезды. Можно достаточно просто продемонстрировать стоимость такой одежды. Наверное, за долгие годы советской власти выпестовалось вот такое представление о роскоши и богатстве. Кто еще этого не получил – тянется к этой роскоши. Хотя, ребята, вы уже опоздали, и надолго, это уже немодно и несовременно. В Европе в мехах ходят в основном престарелые бабушки, потому что среди молодежи эта волна давно прошла, интереса к ней нет.

Как вы думаете, в ближайшие лет десять изменится что-то в России в этом плане, перестанут люди носить меха?

– Я думаю, что мехов не будет. Информационные возможности современного мира таковы, что Россия не может жить изолированно. Весь мир стремится к тому, чтобы закрыть зверофермы. Они уже закрыты в 20 с лишним странах мира, в северных странах даже запрещена продажа мехов, – говорит зоозащитница Ирина Новожилова.

Историк моды Александр Васильев полагает, что, отказываясь от натурального меха, люди должны быть честными по отношению к животным во всем – не носить кожаную обувь и не есть мяса:

– Я считаю, что все люди – хищники. И хищное нутро – это одна из самых важных составляющих человека. Сделать всех людей травоядными будет очень трудно. И здесь нужно быть последовательными. Если мы употребляем в пищу курицу или рыбу, икру или свинину, если мы носим кожаные изделия в виде ремня или обуви, если мы носим замшу, если мы позволяем себе носить, например, кожаный кошелек, мы не должны иметь ничего против ношения меха. А если мы абсолютные веганы, если мы полностью отвергаем всяческиое уничтожение животных, я это тоже поддерживаю. Но тогда надо изменить свою диету и качество обуви, которую ты носишь. Что касается мехов – меха в России носить не перестанут. Потому что на севере, где температура доходит до минус 50, сильно не потеплеет. А ватники и стеганые куртки не позволяют укрыться от мороза. Это мое мнение. Может быть, я ошибаюсь. Это очень интересная тема, поэтому я не могу встать ни на ту, ни на другую сторону. Но всякий раз, когда вы порицаете людей, которые носят шубы, вспоминайте свою кожаную обувь. А когда едите икру – думайте о том, что она не отдалась вам добровольно, – говорит Александр Васильев.

Дизайнер, создатель собственной линии меховой одежды Герман Шалумов согласен с тем, что продажи мехов в России снижаются. Но связано это не с эффективной деятельностью зоозащитников, а с падением доходов населения и ужесточением государственного регулирования меховой отрасли

– Я не могу сказать, что популярность мехов снижается. Снижается платежеспособность населения, которое хотело бы себе приобрести изделия из меха. Тут вкусы публики как были, так и остаются неизменными: для среднего класса – это норка, каракуль, каракульча. Более дорогие и изысканные изделия для людей побогаче – из соболя. Откуда меха? Каждое животное имеет свой ареал обитания. Норка не может жить в российских условиях. Если это норвежский песец, то он не может расти в Сибири. Мех всегда откуда-нибудь привозится, исходя из того, что нам необходимо произвести. Это может быть и канадская, и североамериканская, и норвежская норка, и датская лиса, и финская леса, и наша российская норка, выращенная в питомнике. На качество меха это никак не влияет.

–​ Ведущие мировые бренды отказываются от натурального меха. В ближайшее время штат Калифорния запретит продажу изделий из него. Что происходит в России?

– Штат Калифорния изначально и не предрасположен к тому, чтобы носить меховые изделия – разве что купальники из меха. Поэтому эти новости на мировом меховом рынке никак не скажутся. В России немножко другая ситуация. Большинство людей, которые были способны купить изделия среднего уровня, теперь находятся за чертой бедности. Им сейчас не до меха, им в первую очередь необходимо прокормить семью. Плюс еще сложившаяся политическая ситуация. Она вынудила многих людей, в том числе наших клиентов, покинуть территорию России. Третья причина – это работа в угоду больших монополистов, введение законов, которые мелкому и среднему бизнесу соблюдать невозможно. Поэтому бизнес в данном сегменте просто вынужден закрываться. Соблюдение этих законов практически невозможно и нереально. Один из законов – это чипирование изделий, которое подняло их стоимость процентов на 20. Это реально необоснованная трата денег. Данный сегмент рынка приравняли к незаконному обороту наркотиков, алкоголя и иже с ними. По сути, ты сразу становишься нарушителем закона. И тебе либо нужно закрываться, либо каким-то образом решать вопрос. А это стоит огромных денег, и это все, в конечным счете, сказывается на потребителях. Вот отсюда рост цен и падение спроса.

–​ Смогут ли россияне полностью отказаться от меховых изделий?

– Во всяком случае, в ближайшем обозримом будущем – нет. Это невозможно по ряду причин. Это сложившаяся культура потребления. Чтобы это куда-то делось, необходима смена нескольких поколений. В России меха – это статус. Даже если у тебя его нет, тебе хочется его показать. Ты будешь стремиться к тому, чтобы это сделать, – говорит дизайнер меховых изделий Герман Шалумов.

Про мнению владельца крупнейшей российской сети по производству и продаже меховых изделий “Каляев” Андрея Каляева, одна из причин снижения продаж меха в этом году – небывало теплая зима. Кроме того, в последние годы, по словам Каляева, во всем мире, особенно в Китае, было перепроизводство меха, что тоже сказалось на нынешнем снижении продаж. Итоги 2019 года подведут в начале 2020-го, но уже сейчас понятно, что объемы продаж меховых изделий в России по сравнению с прошлым годом снизились на 30 процентов. Бизнесмен полагает, что идеи зоозащитников, которые требуют прекратить убийства животных ради производства меха, большинству россиян не близки. Мех же он считает наиболее экологичным материалом:

– Любую здравую мысль можно довести до абсурда. На мой взгляд, трудно представить одежду экологичней, чем мех. Она разлагается. Это же органика – и кожа, и мех. Это самый натуральный материал. Наоборот, надо открывать магазины с надписью “Эко” и продавать там натуральные товары. На рынке одежды натуральных материалов осталось мало. Сейчас даже чистой шерсти практически не встретишь. Остались только кожа и мех, которые очень экологичны. Что касается убийства животных ради меха – это не очень корректная формулировка. Люди каждый день едят мясо животных – ради этого их тоже приходится убивать. А овчина, к примеру, побочный продукт производства мяса.

–​ Вы говорите, что в этом году продажи снизились из-за теплой зимы. А есть у вас стратегия развития, если такие зимы будут в Россиии дальше?

– Я не считаю, что это как то связано с глобальным изменением климата, такая же зима была, например, пять лет назад. Вообще, наша компания ориентирована на весь сегмент верхней одежды. Мы производим в России пальто, пуховики, одежду из овчины. Я считаю, что одежда из овчины или имитации овчины сейчас как никогда в моде. Имитация овчины – это когда верхний слой – шерсть, а основа – синтетическая. Это сейчас на пике моды. Так что мы готовы ко всему.

Читайте также:  Сумка формы Boombox – модная тенденция

А смогут ли россияне полностью отказаться от меховых изделий?

– Можно сделать большой налог для тех, кто носит шубы. Тогда, наверное, откажутся. Мех – это же не совсем одежда. Это то же, что и золотые изделия. Вы же от них не отказываетесь, хотя их можно заменить любой бижутерией. Мех – это статус, и мало кто хочет от него отказываться. Не только в России. У нас очень много покупателей из Франции, которые покупают и дубленки, и норковые шубы. Потому что у них очень дорого, – рассказал Андрей Каляев.

Дизайнер одежды Ася Спорыхина, которая принципиально не использует натуральный мех для создания своей одежды, не спешит порицать тех, кто покупает норковые шубы. Она считает, что постепенно мода на них пройдет и в России, потому что современная молодежь в крупных городах такое уже не носит:

– В создании своей одежды мех я не использую. Мне кажется это какой-то бессмысленной жестокостью, и я не вижу в этом практического смысла. Да и в декоративных целях мне это не нравится. Я росла и живу в умеренном климате. Возможно, есть места, где без шубы не прожить. Но когда я вижу шубу в Москве, это явно не для того, чтобы не замерзнуть насмерть на остановке, ожидая маршрутку. В России мех носят не для тепла. У нас изделие из меха – некий иерархический символ. Известно, что мех – это дорого, и если я стою в шубе, значит, у меня есть сумма с каким-то количеством нулей на такую одежду. Это заявление миру: я благополучный человек, я могу себе это позволить. Очень старомодная история. А, с другой стороны, я не могу кого-то за это осуждать, потому что жизнь тяжелая, и хочется хоть чем-то поднять собственную самооценку.

–​ Есть ли альтернатива меху?

– Сейчас появилось достаточно много технологичных вещей. Изменились синтетические утеплители, они стали более носкими, лучше греют, есть мембранные ткани, у которых тоже хорошая теплозащита. Другое дело, что экологичная альтернатива мехам – не покупать вообще ничего, покупать теплую одежду на вторичном рынке. Сейчас всякое производство любой одежды вызывает большие вопросы – необходимо ли это в принципе. Если посмотреть на корпоративные товарные остатки, становится страшно. Так что это в целом большой вопрос к индустрии, и касается он не только меха.

–​ Как вы думаете, в ближайшее время в России что-то изменится? Станет ли меньше шуб?

– Мне интересно посмотреть, что будет хотя бы лет через пять. В целом я надеюсь, что жестокости, в том числе и в таком виде, станет меньше, и потребность человека подкреплять свое положение в иерархии с помощью шкуры убитого животного мы заменим на что-то другое. Научимся выражать красоту каким-то другим образом. Я за уменьшение страданий в целом – и потребителей, и тех, кто становится жертвами всей этой системы. Я читала статистику, что каждое следующее поколение вообще меньше привязано к любым предметам, и к предметам роскоши в частности. Если этому верить, то шуб должно стать меньше, – говорит дизайнер одежды Ася Спорыхина.

В Лос-Анджелесе запретят меха. А где ещё нельзя носить мёртвых зверей?

Лос-Анджелес станет самым большим городом в Америке, где запретят продавать и изготавливать новые изделия из меха лисицы, норки, соболя и шиншиллы. Кроме Лос-Анджелеса, нельзя изготавливать и продавать меховую одежду и аксессуары в Сан-Франциско и в двух небольших муниципалитетах Калифорнии.

“Это не просто хорошая победа в законодательных органах, это моральная победа. Мы чувствуем, что мы развиваемся как город, как люди, чтобы остановить эту ненужную жестокость. Надеемся, что за нами последуют Чикаго, Майами и Нью-Йорк”- сказал советник Боб Блуменфилд в Лос-Анджелесе.

С июля 2020 года, когда магазины распродадут все остатки, запрет вступит в силу. Производство меховых вещей запретят уже сейчас. Исключением будут меховые шапки ортодоксальных иудеев.

Но не только Америка отказывается от меха ради жизни зверушек.

Британия запретила выращивание пушнины в 2000 году, а законодательство Европейского союза запрещает продажу меховых изделий из кошек, собак и тюленей. Однако импорт меха лисы и кролика по-прежнему легален. Новая Зеландия ввела запрет на импорт норки в 2013 году, а Индия – в 2017 году, запретив импорт норки, лисы и шиншиллы. Япония прекратила производство пушнины в 2016 году.

Запрещено выращивать пушнину для шуб в Дании, Австрии, Словении, Македонии и Хорватии. Ведущие мировые Дома моды, такие как Armani, Burberry, Gucci и Michael Kors пообещали отказаться от использования меха из уважения к клиентам, которые переживают о благополучии животных.

В течение следующих 11 лет производство меха должны запретить в Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Норвегии, Чехии, Сербии, Боснии и Герцеговине. Германия, Испания, Швейцария и Швеция обязались постепенно отказаться от выращивания пушнины. Польша будет обсуждать будущее отрасли в парламенте.

Не везде, правда, готовы отказаться от такого прибыльного бизнеса, как производство меха. Норвегия, например, до Второй мировой войны была крупнейшим в мире производителем лисьего меха – там было 20 000 ферм. Теперь она выращивает лишь 3 процента лисиц – против доли Китая в 69 процентов на мировом рынке меха. Но эти 3 процента приносят Норвегии 61.6 миллиона долларов в год – так что подобные Норвегии страны вряд ли добровольно согласятся отказаться от такой значимой прибыли в бюджет.

Найдены возможные дубликаты

этот запрет ущемляет сутенеров)

Пускай на Аляске попробуют запретить

Значит, выращивать и убивать животных ради меха это плохо и аморально, а делать то же самое ради нямки – вполне норм? Странная логика.

Пусть или крестик снимут, или трусы наденут.

1. Меха не перестанут привозить извне, в т.ч. из “заснеженной России”

2. Продажа уйдёт в подполье, опять же преступный бизнес, как было с алко, потом с наркотой

3. В целом ничего страшного, кубинские сигары никогда не переставали поступать в США, несмотря ни на какие запреты, и все в курсе. Просто решили заработать другим.

4. Отдельно радует забота о животных на фоне бомбежек стран третьего мира. Животные ми-ми-ми, а что говорить о голожопых папуасах?

что говорить о голожопых папуасах?

Они бомбили и европейские государства. Югославию, например.

Но зверушек им жалко, блять.

Ортодоксальным евреям почему разрешили? Пусть тогда и мусульманам разрешать баранов на улицах резать на курбан-байрам.

Ну там защита чувств обиженных и оскорбленных,блаблабла.

Ну там защита чувств обиженных и оскорбленных,бла бла бла.

А зачем их там носить? Там же тепло?

Для понтов, а так нафиг они там не нужны.

Может теперь они и есть животных перестанут!?

А в чем проблема купить в других местах и носить там?

Надо им запретить жрать мясо бедных животных.

Но всё равно молодцы

Протест против запрета посещений черными заведений, предназначенных только для белых. Штат Алабама, США, 1959 год.

Надпись на плакате: «Если Хрущев может здесь есть, то почему этого не можем делать мы?».

Сенатор США предлагает запретить лутбоксы и микротранзакции в играх, в которые играют дети.

Сенатор США от штата Миссури Джош Хоули (Josh Hawley) внёс на рассмотрение законопроект, который запретит лутбоксы и микротранзакции с моделью pay-to-win в играх, в которые играют несовершеннолетние. Речь не только о развлечениях с рейтингом ниже 18+, но и об играх, авторы которых сознательно позволяют детям использовать микротранзакции.

В ближайшее время Хоули представит законопроект «О защите детей от недобросовестных механик в играх» в Сенате США. В материалах для прессы команда политика в качестве вопиющего примера привела Candy Crush — так, в игре есть специальный набор за 150 долларов, который содержит целый вагон предметов, влияющих на геймплей.

Этот законопроект, скорее всего, также будет применяться ко множеству онлайн-игр, в которых есть лутбоксы и другие возможности потратить реальные деньги на внутриигровые выгоды.

«Когда игра предназначена для детей, разработчикам нельзя разрешать монетизировать зависимость, — сказал Хоули в пресс-релизе. — И когда дети играют в игры, предназначенные для взрослых, они должны быть защищены от навязчивых микротранзакций. Разработчики игр, сознательно эксплуатирующие детей, должны столкнуться с юридическими последствиями».

Ассоциация разработчиков программного обеспечения (группа лоббистов от индустрии видеоигр) сделала заявление вскоре после того, как был представлен законопроект:

«Многие страны, включая Ирландию, Германию, Швецию, Данию, Австралию, Новую Зеландию и Великобританию, пришли к выводу, что лутбоксы не являются азартными играми. Мы с нетерпением ждём возможности поделиться с сенатором инструментами и информацией, которые уже есть в индустрии и которые позволяют контролировать расходы в игре руками родителей».

Раз уж разговор зашёл об азартных играх, напомним, что скепсис по отношению к ограничениям игровой культуры встречается в самых разных обличьях. Например, только вчера мы писали об исследовании, автор которого выяснил, что признание игровой зависимости болезнью может стоить экономике Южной Кореи почти 10 миллиардов долларов.

В Лос-Анджелесе запретят меха. А где ещё нельзя носить мёртвых зверей?

Лос-Анджелес станет самым большим городом в Америке, где запретят продавать и изготавливать новые изделия из меха лисицы, норки, соболя и шиншиллы. Кроме Лос-Анджелеса, нельзя изготавливать и продавать меховую одежду и аксессуары в Сан-Франциско и в двух небольших муниципалитетах Калифорнии.

“Это не просто хорошая победа в законодательных органах, это моральная победа. Мы чувствуем, что мы развиваемся как город, как люди, чтобы остановить эту ненужную жестокость. Надеемся, что за нами последуют Чикаго, Майами и Нью-Йорк”- сказал советник Боб Блуменфилд в Лос-Анджелесе.

С июля 2020 года, когда магазины распродадут все остатки, запрет вступит в силу. Производство меховых вещей запретят уже сейчас. Исключением будут меховые шапки ортодоксальных иудеев.

Но не только Америка отказывается от меха ради жизни зверушек.

Британия запретила выращивание пушнины в 2000 году, а законодательство Европейского союза запрещает продажу меховых изделий из кошек, собак и тюленей. Однако импорт меха лисы и кролика по-прежнему легален. Новая Зеландия ввела запрет на импорт норки в 2013 году, а Индия – в 2017 году, запретив импорт норки, лисы и шиншиллы. Япония прекратила производство пушнины в 2016 году.

Запрещено выращивать пушнину для шуб в Дании, Австрии, Словении, Македонии и Хорватии. Ведущие мировые Дома моды, такие как Armani, Burberry, Gucci и Michael Kors пообещали отказаться от использования меха из уважения к клиентам, которые переживают о благополучии животных.

В течение следующих 11 лет производство меха должны запретить в Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Норвегии, Чехии, Сербии, Боснии и Герцеговине. Германия, Испания, Швейцария и Швеция обязались постепенно отказаться от выращивания пушнины. Польша будет обсуждать будущее отрасли в парламенте.

Читайте также:  Главное разочарование от Недели моды 2020

Не везде, правда, готовы отказаться от такого прибыльного бизнеса, как производство меха. Норвегия, например, до Второй мировой войны была крупнейшим в мире производителем лисьего меха – там было 20 000 ферм. Теперь она выращивает лишь 3 процента лисиц – против доли Китая в 69 процентов на мировом рынке меха. Но эти 3 процента приносят Норвегии 61.6 миллиона долларов в год – так что подобные Норвегии страны вряд ли добровольно согласятся отказаться от такой значимой прибыли в бюджет.

Найдены возможные дубликаты

этот запрет ущемляет сутенеров)

Пускай на Аляске попробуют запретить

Значит, выращивать и убивать животных ради меха это плохо и аморально, а делать то же самое ради нямки – вполне норм? Странная логика.

Пусть или крестик снимут, или трусы наденут.

1. Меха не перестанут привозить извне, в т.ч. из “заснеженной России”

2. Продажа уйдёт в подполье, опять же преступный бизнес, как было с алко, потом с наркотой

3. В целом ничего страшного, кубинские сигары никогда не переставали поступать в США, несмотря ни на какие запреты, и все в курсе. Просто решили заработать другим.

4. Отдельно радует забота о животных на фоне бомбежек стран третьего мира. Животные ми-ми-ми, а что говорить о голожопых папуасах?

что говорить о голожопых папуасах?

Они бомбили и европейские государства. Югославию, например.

Но зверушек им жалко, блять.

Ортодоксальным евреям почему разрешили? Пусть тогда и мусульманам разрешать баранов на улицах резать на курбан-байрам.

Ну там защита чувств обиженных и оскорбленных,блаблабла.

Ну там защита чувств обиженных и оскорбленных,бла бла бла.

А зачем их там носить? Там же тепло?

Для понтов, а так нафиг они там не нужны.

Может теперь они и есть животных перестанут!?

А в чем проблема купить в других местах и носить там?

Надо им запретить жрать мясо бедных животных.

Но всё равно молодцы

Протест против запрета посещений черными заведений, предназначенных только для белых. Штат Алабама, США, 1959 год.

Надпись на плакате: «Если Хрущев может здесь есть, то почему этого не можем делать мы?».

Сенатор США предлагает запретить лутбоксы и микротранзакции в играх, в которые играют дети.

Сенатор США от штата Миссури Джош Хоули (Josh Hawley) внёс на рассмотрение законопроект, который запретит лутбоксы и микротранзакции с моделью pay-to-win в играх, в которые играют несовершеннолетние. Речь не только о развлечениях с рейтингом ниже 18+, но и об играх, авторы которых сознательно позволяют детям использовать микротранзакции.

В ближайшее время Хоули представит законопроект «О защите детей от недобросовестных механик в играх» в Сенате США. В материалах для прессы команда политика в качестве вопиющего примера привела Candy Crush — так, в игре есть специальный набор за 150 долларов, который содержит целый вагон предметов, влияющих на геймплей.

Этот законопроект, скорее всего, также будет применяться ко множеству онлайн-игр, в которых есть лутбоксы и другие возможности потратить реальные деньги на внутриигровые выгоды.

«Когда игра предназначена для детей, разработчикам нельзя разрешать монетизировать зависимость, — сказал Хоули в пресс-релизе. — И когда дети играют в игры, предназначенные для взрослых, они должны быть защищены от навязчивых микротранзакций. Разработчики игр, сознательно эксплуатирующие детей, должны столкнуться с юридическими последствиями».

Ассоциация разработчиков программного обеспечения (группа лоббистов от индустрии видеоигр) сделала заявление вскоре после того, как был представлен законопроект:

«Многие страны, включая Ирландию, Германию, Швецию, Данию, Австралию, Новую Зеландию и Великобританию, пришли к выводу, что лутбоксы не являются азартными играми. Мы с нетерпением ждём возможности поделиться с сенатором инструментами и информацией, которые уже есть в индустрии и которые позволяют контролировать расходы в игре руками родителей».

Раз уж разговор зашёл об азартных играх, напомним, что скепсис по отношению к ограничениям игровой культуры встречается в самых разных обличьях. Например, только вчера мы писали об исследовании, автор которого выяснил, что признание игровой зависимости болезнью может стоить экономике Южной Кореи почти 10 миллиардов долларов.

Понты запрещены законом. Калифорния отказалась от меха, что делать Аляске?

Анастасия Кукова

Речь в документе идет только о новых изделиях, старые или купленные с рук, так и быть, можно донашивать. Если вы, конечно, не боитесь, что вас обрызгают на улице краской. В цирке запрещено участие медведей и тигров, слонов, обезьян и других диких животных. Лошадям, кошкам и собакам выходить на арену не возбраняется.

«Калифорния является лидером в борьбе за права животных, и сегодня мы поддерживаем это первенство, запретив производить и продавать меха по всему штату», — заявил губернатор Ньюсом.

Меховые изделия с 2023 года запрещено продавать, обменивать, дарить или иным образом способствовать их распространению. Запрет затрагивает одежду, сумки, обувь, тапочки, головные уборы или брелоки с мехом и предусматривает штраф за каждое нарушение. Если речь идет о первом случае, то он будет караться взысканием в размере 500 долларов, все последующие — тысячей долларов за каждое изделие.

Положения закона освобождают от ответственности за использование коровьих кожи и меха, а также за использование меховых изделий в религиозных целях. Под действие нормы не попадают также таксидермисты, использующие мех животного, пойманного с разрешением на охоту, или бывшего в употреблении. Не запрещено изготовление чучел с использованием искусственного меха, а также шерсти коров, оленей, овец и коз.

Запрещена также охота на красную рысь на территории штата.

Защитники животных празднуют победу. Им кажется, что сделан первый, но очень важный шаг в защите животных от забоя на мех. Иного мнения придерживаются их оппоненты, которые предчувствуют атаку на прочие милые их сердцу и желудку ценности. Они опасаются, что активисты по защите прав животных запретят стейки, и предметы обихода из натуральных материалов.

«Этот вопрос касается не только защиты животных в меховой промышленности. Речь идет о прекращении использования животных в любом смысле. Сегодня мех, завтра кожа, послезавтра — ваши шерстяные одеяла и шелковые простыни и мясо», — заявила лоббист Кэтти Каплан.

Китти Блок, генеральный директор и президент Гуманного общества Соединенных Штатов, приветствовала решение калифорнийских властей. По ее мнению, это решение сподвигнет мировые бренды отказаться от использования меха и кожи.

«Подписание закона подчеркивает тот факт, что сегодняшние потребители просто не хотят, чтобы дикие животные страдали от сильной боли и страха ради моды», — заявила она.

В прошлом году Сан-Франциско стал первым городом США, запретившим продажу меха. Его примеру последовали Беркли и Лос-Анджелес. Известно, что Западный Голливуд покинул как минимум один ретейлер, занимавшийся продажей меха. Цирковые выступления диких животных были запрещены в Нью-Джерси и на Гавайях.

Добровольно, громко и отчетливо отказались от изделий из натурального меха многие известные бренды. Модели Prada, Michael Kors, Jimmy Choo, Armani, Calvin Klein, Hugo Boss, Ralph Lauren, Gucci, Versace и Chanel больше не ходят по подиуму в шкурках невинно убиенных норок и песцов.

Их примеру последовали и некоторые звезды. В особенности те, которые привыкли следовать новым трендам и возглавлять те безобразия, которые не могут предотвратить. Например, Ким Кардашьян. Еще 11 июня в ее Instagram появилась фотографии дочки Норт, которая повторила образ мамы, примерив черную бейсболку и белую шубку. Но Ким уточнила, что на этот раз мех искусственный.

«Вспомните, как я носила это. Она собрала такой же образ, как и я, но вот вам интересный факт: я заменила все свои любимые шубы из натурального меха искусственными копиями», — написала Ким.

Но за новыми веяниями следят далеко не все знаменитости. В частности, под шквал критики 10 сентября попала Леди Гага, опубликовавшая в соцсети фотографию неглиже в ванной. Она прикрылась мехами, но подписчики этого не оценили. Одна из них, под ником peace_dove2, написала: «Как грустно, что вы пропагандируете жестокость. Я говорю от имени животных, которые лишены права голоса. Вы содействуете рабству, ведь животные содержатся в неволе против их желания».

Собственно, тут назревают два вывода. Разумеется, дрессура основана на побоях и голоде. Известный факт, который безуспешно пытаются прикрыть фиговым листочком многие цирковые деятели. В случае с шубами все несколько сложнее и лицемернее.

В Калифорнии 350 солнечных дней в году. Зимой температура не опускается ниже +15 градусов по Цельсию. Меховые изделия ни в коем случае не являются предметом первой необходимости в этом штате. Скорее, они служат показателем статуса. В особенности для звезд, которые давно облюбовали это комфортное местечко.

В принципе, в пафосных и модных местах Лос-Анджелеса уже сейчас нечасто можно встретить мужчин и женщин, которые за смузи и разговорами о погоде на Коста-Браве, терзают стейки с кровью или скрипят курткой из кожи буйвола.

Вегетарианство перешло в наступательную фазу, равно как и борьба за права животных. В американских центрах цивилизации утонченная и изнеженная публика считает нерукопожатными пещерных пожирателей мяса, завернутых в шкуры зверей.

То ли дело другие штаты. При всем буйстве воображения довольно сложно представить техасского ковбоя, который откажется после трудового дня откушать смачный кусок мяса. Да и церемониться с повадившимся хищником он не станет. Пристрелит и мнения зоозащитников не спросит.

Также очень интересно было бы узнать мнение жителей Аляски, где климат субарктический и считается экстремальным. Многие борцы за права животных наверняка поостерегутся ратовать в этом регионе за шубейки «на рыбьем меху». Во избежание изгнания на мороз, от которого трещат вековые сосны. Охота на диких зверей на Аляске не только промысловая, но и зачастую является единственным способом защитить свою жизнь.

Но рафинированная богема Калифорнии в такие тонкости вдаваться, разумеется, не будет. Зато выразит свою озабоченность дикими нравами где-нибудь в Беверли-Хиллз, между угольным латте и кашицей из протертого шпината.

Как запрет на использование натурального меха стал трендом?

Последние два года искусственный мех переживает буквально бум популярности. Причиной появления тренда стала осознанная мода. И если в 90-х и нулевых все кичились пышными шубами из натурального меха, то сегодня об этом иногда даже говорить зазорно. Мы попытались разобраться, почему запрет на использование натурального меха стал новым трендом в модной индустрии.

«Дошел прогресс и до нас!» – кричали защитники природы и приверженцы этичной моды, когда стало известно, что Верховная Рада Украины представила законопроект о запрете производства меха. Казалось бы, что в стране с такой сложной экономической ситуацией отказ от производства меха нанесет ощутимый удар по бюджету, тем не менее 27 тысяч человек подписали петицию за запрет. Закон планируют принять в 2025 году, а до этого времени производителей обяжут предоставить животным надлежащие условия жизни. Если законопроект примут, Украина станет 15-й страной в Европе, запретившей производство меха.

Об этичности по отношению к животным и запрете производства натурального меха твердят постоянно, и неспроста. Например, согласно отчету Last Chance For Animals каждый год ради меха убивают 1 млрд кроликов и 50 млн других видов животных. Однако проблема игнорировалась вплоть до 2017 года. До этого времени натуральный мех считался признаком статуса и роскоши. «Старая школа» рэперов носила длинные норковые манто, у славянских девушек было принято «выклянчить» хоть одну шубу из натурального меха. По данным меховой комиссии США, 58 % коллекций сезона FW’16 в рамках Недели моды в Нью-Йорке содержали мех.

Читайте также:  Покупки в интернет – магазинах и российские законы

Волна изменений нахлынула после заявления Gucci, что модный Дом присоединится к Всемирному альянсу против мехов (Fur Free Alliance). Октябрьская новость взбудоражила модную общественность, ведь до этого в коллекциях бренда было «напичкано» мехом все – от слиперов до шуб. Очевидно, что Gucci не стал первопроходцем в этом плане, до него в альянсе уже числились H&M, Topshop, Mango, Giorgio Armani, Stella McCartney, Calvin Klein, Hugo Boss и другие, но именно итальянский бренд обратил внимание модной индустрии на проблему так очевидно и громко. Настолько громко, что услышали и Michael Kors, и Versace, и Burberry, и еще с десяток брендов. Со временем все они отказались от создания вещей из натурального меха в пользу искусственного.

[su_quote]«Мы несколько месяцев обсуждали это решение Алессандро Микеле. Технологии позволяют создавать изделия без применения натурального меха, а вот их альтернатива стоит намного дороже. Людям это больше не нужно», – говорил генеральный директор Gucci Марко Биццари.[/su_quote]

Перейти на сторону гуманности решили и целые города, например Сан-Франциско, который начиная с 2019 года ввел запрет на продажу меха. Решение было принято органом местного самоуправления – Наблюдательным советом города на основании статистики об убийствах животных. Согласно закону продажа меха и изделий из него будет запрещена, а торговцы смогут распродать всю продукцию до 1 января 2020 года. Инициативу поддержали и в Лос-Анджелесе, где за запрет на продажу натурального меха проголосовали местные органы единогласно, подчеркивая извечное лидерство в вопросах гуманности.

Реформации подверглись и недели моды. Начиная с показов сезона SS’19 в рамках Лондонской недели моды, дизайнеры не смогут представлять коллекции, в которых присутствует одежда из натурального меха. Решение принял Британский совет моды после опроса дизайнеров, принимающих участие в Лондонской неделе моды, и массовых акций активистов.

«Куй железо, пока горячо», – наверняка подумали и в организации PETA, которая выкупила часть акций Farfetch с целью заставить компанию прекратить продажу меха. Представители Farfetch объявили о том, что с 31 декабря 2019 года не будут продавать изделия из меха исчезающих видов животных.

Тенденция запрета на натуральный мех будет развиваться, что уже доказала петиция в Украине. Потребители и производители все чаще переходят на сознательное потребление и скрупулезно изучают технологию производства вещей. Мы убеждены: революция неизбежна.

Почему модная индустрия разлюбила натуральный мех

Burberry, Chanel, Gucci, Prada… и даже королева Великобритании публично заявила об отказе от натурального меха. Значит ли это, что роман модной индустрии с мехом окончен?

В мае этого года Prada Group заявили, что не видят будущего в изделиях из натурального меха. Ссылаясь на новую политику «инноваций и социальной ответственности», Миучча Прада возложила на бренды Prada и Miu Miu обязательство, начиная с коллекций весна-лето 2020, отказаться от натурального меха.

В последние годы значительное количество марок класса люкс, в числе которых Burberry, Gucci, Chanel, 3.1 Phillip Lim, Coach, Diane Von Furstenberg, DKNY, Michael Kors, Versace и Giorgio Armani, опубликовали заявления о том, что прекращают использовать мех норок, лис, шиншилл, кроликов и других животных. Некоторые бренды даже отказались от изготовления дорогостоящих изделий из кожи экзотических животных и ангоры.

Prada осень-зима 2019

В 2018 году Британский модный совет сообщил, что приложит все усилия, чтобы «освободить» Неделю моды в Лондоне от натурального меха. Важно отметить, что с 2000 года пушное звероводство в Англии запрещено, но импорт все еще законен, и в 2017 году меха было приобретено на сумму около 75 миллионов фунтов стерлингов.

Что касается розничной торговли, в том же 2017-м группа компаний Yoox Net-a-Porter Group опубликовала решение о прекращении продажи меха, а Farfetch обязались снять с продажи изделия из меха и кожи находящихся под угрозой вымирания видов к концу этого года.

Около месяца назад американский модный гигант Macy’s — универмаг, где раньше шубы продавались за тысячи долларов, — объявил о том, что намерен прекратить продавать мех к 2021 году. Также недавно во всем штате Калифорния, следом за отдельными городами Сан-Франциско и Лос-Анджелесом, был принят запрет на изготовление и продажу новых изделий из меха.

Даже королева Великобритании поддержала смену отношения к меху: Букингемский дворец подтвердил, что вся новая одежда для ее высочества будет изготавливаться только из искусственного меха.

Королева Елизавета в Лондоне, 2008

Краткая история движения против меха

Все эти события стали своего рода пощечиной высокоприбыльной индустрии производства меха, которая еще буквально несколько лет назад была растущей и развивающейся. С 2000 года мировые продажи меха возросли на 70 процентов, и в 2014-м эта индустрия, по данным Международной федерации меха, оценивалась более чем в 40 миллиардов долларов США (что на тот момент было соизмеримо мировому рынку Wi-Fi).

Казалось бы, откуда было взяться такому резкому шквалу негатива? На деле модная этическая революция зрела десятилетия. Создание организации «Люди за этичное отношение к животным» (англ. People for the Ethical Treatment of Animals, PETA) в 1980 году разожгло раннюю волну активизма, тактика PETA уже тогда подняла много шума: неравнодушные громко протестовали у мест проведения показов, проникшие на шоу активисты закидывали дизайнеров и моделей ненастоящей кровью, звездные сторонники движения выходили на публику нагишом в поддержку слогана «Лучше голым, чем в мехах».

В середине 1990-х в промо кампании PETA приняли участие супермодели Кристи Тарлингтон и Наоми Кэмпбелл. Последняя, правда, позднее сменила точку зрения и в 2009 году даже стала лицом известного любовью к меховым изделиям бренда Dennis Basso.

Помимо скандальных акций PETA, в XX веке были созданы еще несколько антимеховых проектов, которые мир моды вспоминает по сей день. Например, в 1984 году Гринпис совместно с организацией по борьбе с производством меха Lynx придумали по-настоящему грубый, но эффектный слоган «Чтобы сделать шубу, нужно 40 тупых животных. Чтобы носить — только одно», сопроводив его фотографией Дэвида Бейли с изображением женского силуэта, несущего в руке шубу, за которой тянется зловещий кровавый след.

В следующем году Бейли выступил режиссером привлекшей не меньшее внимание телевизионной рекламы, по сюжету которой модный показ превращается в малобюджетный хоррор, где зрительский бомонд оказывается покрыт брызгами крови.

В 1994-м Calvin Klein прекратили работу с мехом. В ноябре того же года Синди Кроуфорд появилась на обложке журнала New York в одной лишь шляпке из искусственного меха, которую вместе с PETA разработал Тодд Олдхэм. Уже в конце прошлого века американское общественное мнение склонялось к тому, что ношение меха — морально и этически сомнительно, потому продажи меховых изделий во всем мире несколько упали.

Восстание против меха — почему именно сейчас?

В нулевых, однако, меховая индустрия восстановилась даже несмотря на то, что с появлением цифровых платформ возможность распространять информацию о жестоком обращении с животными стало намного проще. И хотя некоторые дизайнеры, в числе которых Вивьен Вествуд, объявившая об отказе от меха в 2007 году, продолжали бойкотировать жестокое обращение с животными, в целом негативное отношения к меху вернулось лишь во второй половине 2010-х. И на это есть несколько причин. Усилия активистов в 1980-х и 1990-х помогли привлечь прессу и обратить внимание общественности на проблему, однако большинство использованных ими тактик были настолько шоковыми, что вызвали негативную реакцию, несмотря на благой посыл. Для фундаментальных изменений требовалась кропотливая «закулисная» работа. Организация по защите прав животных Humane Society International (HSI) вела переговоры с Prada и Gucci, в результате которых, как стало видно сейчас, удалось мирным путем добиться глобальных изменений. «Мы придерживаемся политики открытых дверей в работе со всеми компаниями, у нас за плечами опыт сотрудничества с огромным количеством розничных сетей и дизайнеров, но важнее всего то, что у нас есть репутация организации, которая уважает мнение и право на конфиденциальность тех, кто к нам обращается, а это — основа доверия», — дал комментарий Vogue директор организации по политике в области моды Пи Джей Смит.

Возникшая в последние годы неприязнь модной индустрии к меху четко указывает на изменения в мире: появился запрос потребителей на прозрачность и экологическую устойчивость производства. «Наконец компании слушают своих покупателей, а покупатели не хотят поддерживать вопиющую жестокость и разрушительное воздействие на окружающую среду, которые сопровождают производство меха, — продолжает Смит. — Компании разрабатывают новые уставы, которые идут в ногу с современными ценностями, а потребители вознаграждают их положительной реакцией и тем самым продвигают их бренд». Интересно, что не все решившие отказаться от меха компании ждут финансовые проблемы. Согласно докладу Business of Fashion, до того, как Gucci объявили о новой политике в отношении меха, продажи их меховых изделий составляли всего 0,2 процента общей выручки.

Поиск инновационных альтернатив

Множество брендов сегодня говорят о том, что готовы инвестировать в разработку новых материалов, которые пришли бы на смену старым добрым шкурам. Нью-йоркская марка Maison Atia под руководством Хлои Мендель, меховщицы в шестом поколении, объявила, что намерена найти достойнейшую замену меху ручной выделки самого высокого качества из альтернативных материалов.

Еще один пример — лондонский бренд Shrimps Ханны Вейланд, невероятно популярный среди моделей, редакторов и знаменитостей. Вейланд рассказала Vogue, что работа с искусственным мехом открыла перед ней новые профессиональные перспективы: «Я узнала сотни техник и эффектов. Искусственный мех — это очень многогранный материал. Особенно мне нравится создавать жаккарды; люблю, когда с помощью плюшевого нагромождения искусственного меха создается глубина и почти 3D-эффект».

Однако главная проблема искусственного меха — экологическая неполноценность: производство из синтетических материалов, краткий срок носки и биологическая неразлагаемость. С другой стороны, для того чтобы носить и хранить натуральный мех, также требуется очень вредная химическая обработка. Иные «теплые» альтернативы — например, мохер или овечья шерсть — тоже побочные продукты животноводства. Все это крайне неоднозначные вопросы, а рациональные аргументы есть и у стороны борцов за права животных, и у противников искусственных материалов.

Shrimps осень-зима 2019

Стелла Маккартни, чей бренд придерживается вегетарианской политики с момента основания в 2001 году, недавно предложила вариант, который может стать шагом вперед для всех, кого волнует экологический след производства искусственного меха. В сентябре Стелла анонсировала мех Koba Fur-Free Fur, который состоит из смеси переработанного полиэстера и растительного сырья.

Наталья Водянова в шубе Stella McCartney в Париже, 2019

Ссылка на основную публикацию