Сумка Vionnet Mosaic от Гога Ашкенази

Гога Ашкенази: «В мире так много людей. Для “империи” Vionnet точно хватит»

Гога занимается брендом Мадлен Вионне шесть лет, но говорят про нее намного дольше. Будучи девушкой из очень обеспеченной семьи, она сначала стала главной звездой лондонских таблоидов (когда училась в Оксфорде), потом за ними подтянулись казахстанские и русскоязычные медиа. А дальше уже все светские издания, которые с упоением следили за романами Ашкенази. Инфоповодов хватало и когда Гога занималась нефтяным бизнесом — точнее, их даже прибавилось.

Апогей случился в 2012-м, когда Гога купила парижскую марку Vionnet с вековой историей, на тот момент практически разорившуюся. Это обсуждали уже вообще все: новые деньги в камерной французской моде. Особый скепсис вызвало решение Ашкенази возглавить отдел дизайнеров и заняться непосредственно созданием коллекции.

Шесть лет спустя таблоиды не утихают, но Гогу это, кажется, не смущает. Вчера она прилетала в Москву, чтобы представить тут свою капсульную коллекцию, созданную совместно с художником Марком Куином из переработанного океанического мусора. По случаю ее визита шеф-редактор lofficielrussia.ru Настя Полетаева поговорила с ней о ее жизни в Vionnet и о жизни бренда при ней, об экологии и о сплетнях. И еще немного обо всем.

See also:

Звёзды поют из дома

Настя Полетаева: Я очень рада с вами познакомиться, потому что слежу за тем, что у вас происходит с 2012 года, когда вы пришли в Vionnet. Помню, что тогда говорили. И как в итоге все прекрасно получилось.
Гога Ашкенази: На самом деле, некоторые отзывы тогда меня ранили. Особенно те, которые были про меня лично. По-хорошему, обсуждать надо было коллекции: у меня над ними работает больше ста человек. А тогда выходили рецензии, где писали страницу про меня и абзац про коллекцию. Не знаю, я сама не нравилась или не нравилось, какой у меня бэкграунд. Это все не должно иметь значения. Как говорит моя мама, ты не доллар, чтобы всем нравиться. Моему характеру очень подходит, чтобы люди ко мне относились либо очень хорошо, либо очень-очень плохо.

Настя: Читаете отзывы, таблоиды о себе? Следите за реакцией?
Гога: Таблоиды не читаю, но читаю, конечно, серьезные отзывы — WWD, обязательно Сьюзи Менкес, New York Times, Financial Times, Vogue Runway.

Настя: Сейчас многие говорят, что модная критика умерла. И что это ни на кого не влияет.
Гога: Потому что у каждого свое мнение есть.

Настя: Да. Вот вы, например, после того, как прочитали рецензию, делаете из нее какой-то вывод? Можете что-то в работе поменять после текста?
Гога: Нет, никогда.

Настя: То есть просто ради интереса читаете?
Гога: Мне интересна конструктивная критика. Например, если бы Сьюзи Менкес написала, что силуэт какого-то платья не совпал с ДНК Vionnet или что нужно расширить ассортимент Vionnet, чтобы это были не только вечерние платья, с которыми дом ассоциируется, — это я к примеру.

Настя: Получается, прошлый год у вас был юбилейный. Первый юбилей — пять лет.
Гога: Мы не считаем, сколько лет женщине, и я не считаю, сколько лет я в Vionnet. В 2012 году, когда я пришла в бренд, мы отмечали столетие. Вот это считалось. Сейчас нам 105, 106 будет. Для меня год — за семь, как для собак. Поскольку каждая коллекция — это маленькая жизнь, которая обрывается в момент показа. После ты на ту коллекцию даже смотреть не хочешь, ты уже ее прожил. Например, капсулу, которую мы сегодня привезли в ЦУМ, создали еще в декабре. Просто маркетинг — это долго, и это нормально, но обычно я этим не занимаюсь. В этом бизнесе я люблю креативный процесс, а все остальное — меньше.

Настя: Вы до этого занимались таким серьезным бизнесом — работали с нефтью. Я понимаю, что Vionnet — тоже серьезное дело, но тот был тяжеловесным в общепринятом смысле слова. Прошло шесть лет. Как ощущения?
Гога: Сейчас я не «работаю». Для меня это удовольствие. Это мое предназначение, наверное. Заниматься строительством компрессорных станций не было моим предназначением. Но это было шансом, и я очень благодарна за все шансы, которые мне были даны в жизни, за свободу, которую мне бизнесы принесли. Но то для меня была работа, на которую ты шел, чтобы заработать деньги. У меня не было к этому страсти. Хотя были у меня такие инженеры, для которых это было делом их жизни, призванием. Я также занималась банковским делом, и это тоже не мое.

Я вообще хотела стать скульптором. Но мои родители очень правильно сказали: «Ты можешь заниматься чем хочешь, если получишь образование, которое даст тебе возможность себя обеспечить в любой ситуации. Жизнь очень длинная и непредсказуемая. Поэтому единственное, что мы можем тебе дать, — это внутренняя свобода и знание, что ты всегда сможешь себя прокормить. У тебя есть мозги, так что иди-ка ты в Оксфорд, пожалуйста».

Настя: А вы не противились в подростковом возрасте?
Гога: Не противилась. Мне очень повезло с родителями. Мне никогда не говорили просто «Нет!». Они всегда объясняли и давали право выбора.

Настя: И какой у вас был выбор, когда вы поступали в университет?
Гога: У меня был выбор law или не law. (Смеется.) Я сказала «Не law» и выбрала три направления — философию, политику, экономику. Потом перед Vionnet я брала отпуск на год: жила во Флоренции и училась. Приглашала профессоров университетов, в том числе из Оксфорда, Болоньи и так далее, которые мне преподавали историю искусств, историю моды.

Настя: Вы так готовились к новой работе?
Гога: Да. Очень хотелось бы, конечно, получить еще степень магистра в Колумбийском университете — там отличная кафедра History of Arts. Я уже с ними общалась — хочу проходить курс две недели через две недели, чтобы совмещать с работой.

Настя: У вас через год после того, как вы занялись Vionnet, Ксения Соловьева брала интервью. И вы там говорили, что никогда не думали, что займетесь модой, но вот занялись. Никогда не думали, что возглавите команду дизайнеров, но возглавили и даже сами рисуете эскизы.
Гога: Теперь рисую. У меня так жизнь сложилась. Знаете, мой папа работал в ЦК КПСС. Мне было тогда около 11 лет, и казалось, что моя жизнь будет совсем другой. И тогда я была уверена, что буду работать в офисе и мне всю мою жизнь будет очень скучно.

Настя: Вы себя готовили к этому?
Гога: Морально, да. Но меня воспитали очень амбициозным человеком. И работящим. Я иногда смотрю на своих друзей-аристократов, которых научили сидеть дома, читать книги, заниматься искусством, филантропией. То есть они не сидят, сложив руки и смотря в потолок. Пусть они не работают, но они проживают свою жизнь очень красиво, делая хорошие дела, занимаясь очень приятными вещами. А я не могу так. Я с детства знала, что всегда буду работать.

Мне кажется, каждый человек должен иметь какую-то цель в жизни в плане работы и добиваться ее. И если ты добился этой цели, то ставить цели дальше. Когда мне было шесть лет, мне мама говорила: «Ты можешь сделать в своей жизни все, что пожелаешь». Я спрашивала: «Даже в космос полететь?» И мама отвечала: «Для тебя это будет очень простой целью. Потому что кто-то другой уже сделал это до тебя. Поставь себе цель еще выше. Это будет сложнее, но это возможно». Для меня заняться Vionnet и заслужить свое место под солнцем в фэшн-индустрии — это более высокая цель, чем полететь в космос. Как вы сами сказали, в самом начале люди восприняли это очень негативно. Но сейчас все потихонечку меняется, и люди начинают понимать, что это не минутное увлечение. Я очень страстно, очень серьезно отношусь к своей работе.

Настя: Вот вы верно сказали, что пришли в Vionnet с неким бэкграундом. Светским. То, что всем нравилось обсуждать, — и это обсуждается до сих пор. При этом мы живем во время селф-пиара, где люди специально делают что-то за пределами работы, чтобы потом конвертировать свою известность, скандальность даже в работу и использовать это. Вы когда-нибудь это делали?
Гога: Я против этого. Вы, наверное, заметили: еще до Vionnet я, может быть, из-за возраста или тщеславия очень хотела известности. Мне было приятно, когда редакторы W Magazine приходили ко мне домой и говорили: «Мы хотим сделать материал на девять полос про тебя. Просто потому, что ты такая красивая и умная». Или тот же Hello!: «Мы сделаем 15 разворотов!» Я тогда много чего понаделала и только потом поняла, что важен контент, а не мишура и не фотографии. Может, помудрела, может, повзрослела. Вот это всё для меня теперь неважно и неинтересно. Я тщеславна в какой-то степени, но мое тщеславие состоит в том, что я бы хотела оставить свой след в истории. Чтобы меня помнили за заслуги, а не потому, что меня сфотографировали Hello! в красивых одеждах на фоне моего красивого дома. У меня был некий момент переосмысления.

Настя: Загуглили себя?
Гога: Загуглила. И подумала: «Боже мой! Это что? Это не я. Это существо не имеет абсолютно никакого отношения к моему миру». У меня к тому моменту уже появился первый ребенок, и я просто представила, что мои дети будут в какой-то момент читать все это и будут думать обо мне вот так. Что я из себя представляю на сегодняшний день? Загуглишь Vionnet, а все равно читаешь про Гогу. (Смеется.) Хотя Vionnet — это безумно интересная история. Если бы хоть один человек внимательно прочитал историю Мадлен Вионне — это гораздо интереснее, чем вся моя жизнь. Хотя у меня очень яркая жизнь — я много чем занимаюсь, у меня много энергии. Но я хочу, чтобы был интерес к нашей работе, а не ко мне.

Вот эта коллекция, например, — я считаю ее качественным контентом. Покупая эти вещи в ЦУМе, вы одновременно очищаете океан. Мы это придумали вместе с Марком Куином. И очень важный момент: мы работали в креативном пространстве друг друга, а не так, что я платила Марку.

Настя: Часть вашей коллекции полностью сделана из переработанного океанического мусора, но вещи на ощупь похожи на хлопок и даже на шелк. Сейчас многие дизайнеры, в том числе российские, делают вещи из переработанных материалов, но они на ощупь обычно намного грубее, часто похожи на спецодежду. Эти ткани по вашему заказу делали?
Гога: Вы даже не представляете, какие сейчас делают ткани из переработанных материалов. Чтобы ткань была похожа на шелк и по нему шла такая рябь, нить бесконечно утончают. Для этого ее пропускают через такой горячий пресс, но накаляют ее не лазером, потому что это не sustainable, а при помощи ультразвуковых технологий. Чистой воды, которая потом выносится в реки и океаны.

Настя: Sustainability, ответственная мода, — это же очень затратно с точки зрения производства.
Гога: Некоторые материалы действительно на 20–30 процентов дороже стоят. Но я готова уменьшить маржу.

Настя: То есть вы жертвуете прибылью?
Гога: Да. Но за этим стоит идеология. Сейчас очень многие говорят про права животных. А что по поводу прав женщин и мужчин, которые работают на фабриках в Индии для больших брендов? Вот эти известные премиальные марки, у которых огромный продакшн, огромные масштабы. За такими масштабами всегда что-то скрывается.

Мы очень много об этом говорим в Федерации моды Италии, хотим разработать стандарты. Очень просто сказать: «Мы больше не используем натуральный мех». Давайте уже пойдем чуть-чуть дальше. Давайте не будем гадить планету.

Настя: А вы мех используете?
Гога: Нет, давно уже нет. Но какой был мех! (Смеется.) На самом деле, сейчас делают такой искусственный мех, что он красивее и мягче натурального. Но он стоит как натуральный соболь. Мы его иногда используем по чуть-чуть, для отделки, и то себестоимость вещей получается сумасшедшей. Это микрофибра, его делают в Японии. Он мягче шиншиллы.

На сегодняшний момент Vionnet на 50 процентов sustainable. У нас есть определенные стандарты, сертификаты, по которым мы работаем. Есть такой идеолог экологичного производства, Томас Костиген (он еще написал бестселлер Green Book), — так вот, он нам писал рекомендации. Мы его попросили. И он нам сказал: «Вы знаете, вы так далеко ушли. Например, Disney, которых я тоже консультирую, говорят пока о LDE-лампочках, а вы вообще в космосе уже. Вы самая sustainable-компания, которую я видел». Например, очень многие делают принты гораздо дешевле, чем мы. И они используют при производстве огромное количество воды.

У нас все производство в Италии, и вода очищается после процесса нанесения пигментов. Мы следим за этим. Текстиль нам приходится на две-три недели дольше делать. Но если ты — люкс, то, наверное, можно своим примером показать, как нужно действовать? А если ты клиент luxury, то тебе, наверное, не нужно очередное черное платье и ты можешь подождать чего-то нового, чего-то более интересного. Любой предмет, в том числе любой предмет быта, может быть качественным и приносить пользу, а не наоборот.

Читайте также:  Праздничные клатчи и минудьеры – сумки на Новый год

Настя: А вам ваш коммерческий отдел что-то советует? Не говорит, например, что экология — это отлично, но для продаж хорошо бы сделать линию футболок с вашими портретами?
Гога: Советует. Но знаете, если бы я слушала свой коммерческий отдел, от креатива бы ничего не осталось. Они могут мне сказать: «Нет, Гога, это платье нельзя выпускать. Человек же не сможет надеть под него бра, а как же он без бра?» (Показывает на свое платье.) Конечно, у нас есть коммерческая база, и я бы хотела, чтобы наши вещи были носибельными, подходили для любой фигуры. Но творчество для меня очень важно.

Настя: Когда вы занялись Vionnet, возрождение исторических домов было редкостью. Сейчас это большая тенденция.
Гога: Я этого не заметила.

Настя: Ну, например, Poiret.
Гога: Poiret возродила одна моя клиентка. Как-то я приехала в Сеул, мы сидели в ее безумно красивом доме — у нее потрясающая коллекция искусства, потрясающий вкус. Сидели мы, и она говорит: «Гога, ты знаешь, у меня жизнь такая скучная. А у тебя жизнь яркая, интересная. Что мне сделать?» Я отвечаю: «Вы знаете, нужно просто заняться делом». У них большая компания real estate. Очень много коммерческого, ее это все достало. Я и говорю: «Может, не фэшн, но что-то, что заставляет вас чувствовать». И она купила Poiret.

Настя: Но есть же исследования, которые показывают, что молодым покупателям нравятся бренды с историей.
Гога: Если ориентироваться на исследования, становится очень страшно жить. Я не хочу ориентироваться на большинство. Я хочу свое родное меньшинство. Может быть, те люди, которые мне близки по мышлению, по моральным стандартам. Я не хочу, чтобы каждый человек как униформу надевал Vionnet.

Настя: То есть вы не хотите империю Vionnet?
Гога: Что такое империя? Я хочу, чтобы Vionnet была на каждом человеке, представляющем, про что наш бренд.

Настя: Вы не хотите, чтобы это была нишевая история, но хотите, чтобы вокруг нее собрались определенные люди?
Гога: Да. В мире так много людей. И для нашей «империи» их хватит. Для меня женщина Vionnet — это женщина, которую видно издалека. И не потому, что она ярко одета или еще что-то, а потому, что ты хочешь подойти именно к ней и завести с ней разговор. Есть какое-то чувство притяжения.

Сумка Vionnet Mosaic от Гога Ашкенази

Ирина Чайковская

Наш светский колумнист Ирина Чайковская успела посетить за свою карьеру такое количество мероприятий, что сегодня ей достаточно просто заглянуть в приглашение, чтобы определить: «Будет интересно» или «Даже не стоит тратить время».

Каждую неделю на Posta-Magazine Ирина собирает в свой дайджест самые яркие светские события: чтобы мы не пропустили все самое интересное и не тратили время на «проходные» вечеринки.

Открытие выставки Александры Вертинской «Edencraft. Ретроспекция» в галерее «Эритаж»

14 мая в галерее «Эритаж» состоялось торжественное открытие выставки Александры Вертинской «Edencraft. Ретроспекция», где наиболее важные для художницы темы — цветы, классические руины, небо — были объединены и впервые показаны в контексте поэзии. Все они рассмотрены художницей сквозь сложную оптику многовековой культуры, современного искусства, философских вопросов и тесно сплетены между собой в ее особой драматургии.

После майских праздников наши селебрити с новыми силами окунулись в новый светский забег. Вика Шелягова пришла в роскошном платье-халате от Nina Ricci и рассказывала мне о прелестях Марракеша, куда мне предстояла поездка в ближайшие дни: его называют «розовым городом». И этот необычайный цвет там парит в воздухе — почти как у Киркорова, только «цвет настроения — розовый». Марина Добровинская была в «замоте» со своими путеводителями: сейчас сдает Милан и тут же начинает путеводитель по Токио. Наша новоявленная столичная модница Инга Берман была в экстравагантном платье от JW Anderson, которое отметила Александра. Аня Андронова после благополучной продажи бутика детской одежды Bonpoint Айсель Трудел теперь открывает новый проект: это будет клиника со специальными капельницами, которые уже широко практикуются в Лондоне и где мы все будем восстанавливаться от усталости, стресса, авитаминоза и других негативных явлений жизни в мегаполисе.

Виктория Шелягова и Анна Попова

Григорий Речкан, Кристина Краснянская, Айдан Салахова

Александра Вертинская с дочерью и Марианна Вертинская

Открытие pop-up-корнера Vionnet Paris в ЦУМе

15 мая в московском ЦУМе состоялось открытие pop-up-корнера Vionnet Paris, где была представлена капсульная экоколлекция бренда Sustainable Surf. Коллекция посвящена очищению морей и океанов от пластика, именно поэтому одежда состоит из экологически чистых материалов, и многие ее элементы выполнены из переработанного пластика. В ход пошли экокожа, махровая ткань, хлопковый поплин, технопарашютный текстиль и переработанные пластмассовые детали. Результатом коллаборации Гоги Ашкенази и британского художника Марка Куинна стало рождение прекрасной коллекции Vionnet, во время создания которой особое внимание уделили классической технике драпировки — ею мастерски владела основательница бренда Мадлен Вионне — и тканям.

Я была удивлена, что Гога, оказывается, частенько наведывается в Москву и лично знакома со многими нашими светскими персонажами. Девушка при встрече расцеловалась с Алексеем Киселевым, Анной Антимоний, Яной Рудковской и прочими. Вообще, она очень мила и дружелюбна в общении, что, естественно, подкупает. Вика Борисевич с утра улетала в Канны и забежала на «коротко», но досидела до конца ужина. Я буквально влюбилась в ее платье-пальто от Balenciaga, которое снимается только через голову, и сумку от Céline, похожую на дерматин моей бабушки, которую она с трудом урвала в Каннах! Но на Вике все эти ультрамодные вещи смотрятся очень гармонично. Мы с Аллой Вербер пропустили день рождения нашего друга в подмосковном «Марио» и, посовещавшись, решили не ехать. Мне нужно было вставать утром на самолет, а Алла пребывала в «послемайской» запаре. Яна Рудковская с Натальей Давыдовой, более известной как Тетя Мотя, пришли на ужин в роскошных вечерних нарядах прямиком с премии журнала Glamour, где им вручили награды под названием «Инфлюэнция года». Окружающие слегка опешили, но Яна объяснила, что под замысловатым словом подразумевалось «вдохновитель». Посидели очень тепло и невероятно вкусно благодаря кухне ресторана Buro TSUM.

“Vionnet.com”: Сейчас Гога Ашкенази проживает в Милане, где базируется “Vionnet”. Подробный рассказ о том, что еще известно о ней западным журналистам

Сайт дома моды “Vionnet” — “Vionnet.com” — 16 декабря, в тот день, когда в Казахстане отмечался праздник по случаю Дня независимости, выложил биографию Гоги Ашкенази, своей новой владелицы и креативного директора. В названной публикации очень мало говорится о том периоде ее жизни, который предшествовал появлению этой уроженки нашей республики на Западе, где она и прославилась. Там в этой связи только и говорится о том, что Гога Ашкенази является “в высокой степени мотивированной и успешной предпринимательницей, родившейся в Казахстане, выросшей в Москве и получившей образование в Великобритании”. Остальная изложенная там информация — о ее, в общем-то, ставших общеизвестными достижениях на поприще предпринимательства и благотворительности, а еще о том, когда и как она приобрела дом моды “Vionnet”.

В самом конце биографической публикации говорится так: “В настоящее время проживает в Милане, где базируется штаб-квартира “Vionnet”. Вообще-то, это – французский бренд. Но прежний хозяин дома моды Матео Марцотто, находившийся у его руля в 2009-2012 годах, привнес свои изменения. Они коснулись не только образцов одежды от этого дома моды, но и также даже его месторасположения. Он передислоцировал “Vionnet” из Парижа в Милан. Ожидалось, что Гога Ашкенази может перевести его обратно во Францию. Но она вместо этого, похоже, сама решила перебраться из Лондона в Милан. Правда, не понятно, как такая перемена отразится на состоянии дел в доме в Холланд-Парке в Западном Лондоне, приобретенном ею в свое время за 28 млн. фунтов стерлингов. Ведь там имеется, как сообщает британская пресса, штат прислуги из 15 человек, включая дворецкого, шофера, поваров, горничной и няни. Не переберутся ли все эти люди вслед за ней в Милан? Или уже перебрались?

Что же касается казахстанской и московской периодов жизни Гоги Ашкенази, о них в опубликованной газетой “Daily Mail” статье Марка Палмера и Уильяма Стюарта под названием “ Best friends with Prince Andrew and mistress of a £28 m London mansion” сообщается следующее: “Экстраординарная история Гоги началась 1 февраля 1980 года в бывшем Советском Союзе. Она родилась Гаухар Еркиновной Беркалиевой в отдаленной Джамбульской области Южного Казахстана. По сей день, женщины с такими, как у нее, темными волосами и цветом лица рассматриваются свысока в казахской столице как простецкие крестьянки с юга. Тонкокостные, светлокожие девушки из Северного Казахстана, как утверждается, гораздо более высоко ценятся. Ее отец, Еркин Зейнуллаевич Беркалиев, был гидрологическим инженером, подготовленным для работы на гигантских ирригационных проектах, созданных для производства зерна, чтобы кормить Советский Союз. У ее матери Сауле Жылкибаевны Аралбаевой были честолюбивые планы для обеих ее дочерей – малышки Гаухар и ее старшей сестры Меруерт, тогда десятилетней. Судьба семьи приняла экстраординарный поворот к лучшему, когда Еркин вначале был назначен главой департамента экономики и торговли областного комитета коммунистической партии – что могло бы сделать его ключевым контактным человеком для иностранных бизнесменов и КГБ — и затем призван прямо в московский Центральный Комитет под Михаилом Горбачевым. “У него был стремительный взлет, и он был высоко оценен, — сказал один из местных чиновников, который помнит его. – У него также имелись элитные связи”. Как могущественный партийный аппаратчик Еркин являлся одним из маленькой клики, которой удалось накопить состояния, тогда как Советский Союз начал распадаться. “Он был богатым человеком по советским стандартам даже до его отъезда из Казахстана”, — сказала Маржан Абдраимова, которая работала в областном комитете. К середине восьмидесятых годов у Еркина был свой автомобиль, что в те времена означало, что вы были либо очень успешны, либо очень богаты, либо обладали очень хорошими связями или всеми этими вещами. Он был также хорошо одет. Все на нем говорило: “У меня есть деньги”. “Мы были поражены, когда он был взят в Москву, — добавила Маржан. – Делание такого карьерного перемещения от нашего отдаленного уголка было стратосферным продвижением”. Гоге было семь лет, когда семья въехала в престижный многоквартирный дом для партийной элиты в центре Москвы. Они выкупили квартиру, когда дом был приватизирован, но продали ее десять лет назад. Они до сих пор владеют собственной квартирой в 1,5 млн. фунтов стерлингов, которую они теперь сдают внаем, рядом с Кремлем. Гогу отправили в эксклюзивную государственную школу, где детей специализировали на английском языке. “Ее отец работал в Центральном комитете Коммунистической партии, и Гаухар пошла в нашу школу с 1988 года”, — сказала директор Лидия Студеникина”.

“Четыре года спустя, после того, как коммунизм рухнул, у семьи было достаточно денег, чтобы отправить Гогу в один из первых частных академий Москвы – лицей “Москвич”, — что стоит сейчас в месяц 600 фунтов стерлингов, — рассказывают несколько далее Марк Палмер и Уильям Стюарт. — Мать Гоги до сих пор вспоминают как потрясающую движущую силу. Один человек, который знал семью, сказал: “Сауле брала с собой Меруерт везде и представляла ее каждому более или менее видному бюрократу, говоря: “Моя дочь. Она соответствует европейскому стандарту — совершенное 36-24-36”. Другие отчеты говорят, что сестра Гоги разрушила все надежды своей матери, бросив себя в скорый брак и быстрый развод, который оставил ее матерью-одиночкой. Говорят, что она и ее мама сейчас “как адъютанты” при Гоге. Сауле и Еркин расстались, и Гога отправилась в Британию в 1993 году, тогда как Еркин вернулся в Казахстан, где он в настоящее время является главой центрального штаба Национальной социал-демократической партии, базирующейся в столице, Астане. Он также является советником председателя Сената, верхней палаты казахского парламента, который послушен президенту Назарбаеву”.

По словам Марка Палмера и Уильяма Стюарта, то, как именно Сауле и Гога получили право на въезд в Британию и что случилось с браком Беркалиева, остается загадкой по сей день. “Но ясно то, что Сауле знала точно, как включить свою дочь в высшие эшелоны британского общества, — говорят авторы. — Гога была направлена в “Регби Скул” и в 1998 году отправилась в Оксфорд, где она стала моделью для студенческого календаря. Ей было 22 года, и прошел год после ее выпуска из Оксфорда, когда она была сфотографирована на борту яхты итальянского магната от моды, бывшего главы “Формулы-1” и совладельца футбольного клуба “Куин Парк Рейнджерс” Флавио Бриаторе. Снова то, как Гога, недавняя выпускница Оксфорда, завела знакомство с итальянским миллиардером, является загадкой. Ее топлесс снимки с Бриаторе на курорте Порто Черво на Сардинии были напечатаны в журналах по всему миру, но он, по сообщениям, отказался, когда он обнаружил, что она не совсем та девушка, как он думал: У Флавио, видимо, были основания полагать, что Гога является дочкой Назарбаева”.

Читайте также:  Как укоротить кожаный ремень и сделать аккуратные отверстия?

После этого, как утверждают Марк Палмер и Уильям Стюарт, Гога исчезла с общественного радара, пребывая в поисках новых деловых возможностей. Она в апреле 2004 года вышла замуж за Стефана Ашкенази, наследника от американского гостиничного бизнеса. Отец Стефана Северин основал гостиничную сеть “Эрмитаж”. Сам Стефан управляет бутик-отелем в Западном Голливуде и живет в апартаменте в Беверли-Хиллс.

Вот что далее пишут Марк Палмер и Уильям Стюарт: “Прошлой ночью Северин сказал: “Мне было очень грустно, что брак моего сына с Гогой не сложился. Я не знаю, по каким причинам. Мой сын является очень закрытым человеком. Оставался ли он с разбитым сердцем? Кто может сказать? Но я желаю Гоге добра. Она всегда была очень вежлива и уважительна ко мне”… Судебные записи в Лос-Анджелесе показали, что Гога рассталась с Ашкенази в августе 2006 года”.

Завершая свою статью о самой известной в мире сейчас казашке, Марк Палмер и Уильям Стюарт из “Daily Mail” выводят такую мысль: “Но у нее на родине многие задаются вопросом о том, как же девушка из простецкого юга страны пришла к тому, чтобы вращаться в такой компании. Действительно, один местный журналист недавно писал: “Главный вопрос, мучающий каждую казахскую девушку, такой: как же этой обычной и не такой уж привлекательной мамбе [крестьянской девушке] (в оригинале — mamba [peasant girl]) удается добраться до вершины британского общества?”.

Гога Ашкенази: Мне не надо никому ничего доказывать

Tatler – популярный российский журнал о светской жизни пишет о том, как дом моды Vionnet, купленный Гогой Ашкенази, давал вечеринку на 500 дорогих гостей. По этому случаю парижский клуб Le Baron привез с собой пятерку звездных диджеев и фейс-контроль. Среди звездных подруг Гоги Ашкенази присутствовали Ева Кавалли, Каролина Куркова, Джессика Харт. Посетил вечеринку и корейский рэпер PSY.

Хозяйка в очень желтом и очень прозрачном наряде Vionnet, как обычно, оставляющем максимум прос­тора для фривольных домыслов, едва успевала переходить из одних цепких объятий в другие. Всех расцеловать, всех назвать по имени, с самыми сведущими перекинуться сплетнями с Фобура, обсудить динамику цен на «лазурную» недвижимость — тут впору устать так, как устала Маргарита после памятного бала в «нехорошей квартире», пишет Tatler.

Автор статьи отмечает, Гога привыкла, что о ней сочиняют всевозможные небылицы, и охотно подкидывает дровишек в очаг досужих домыслов. Одна из сплетен, рожденная в недрах чьего-то разгулявшегося воображения и передаваемая с той поры из издания в издание, гласит, что в ранней юности она была замужем за сыном президента Киргизии Айдаром Акаевым.

Свою звучную, весьма распространенную в Израиле фамилию Гаухар Беркалиева, дочь члена ЦК компартии Казахской ССР, получила от Стефано Ашкенази, красавца, мастера кун-фу и наследника сети отелей в Калифорнии. В результате этой яркой, как звезды над Медео, связи имя Гаухар (по-казахски «бриллиант») было сокращено до Гоги, а фамилия осталась. Правда, в паспортном столе ее написали через «i», а не через «y»: «Исправлять, да и вообще менять фамилию нет смысла. Я уже не его Ашкенази, а Ашкенази сама по себе». Не поспоришь – в иных кругах, благодаря Гогиным похождениям, эта фамилия ассоциируется исключительно с ней, а не со знаменитым пианистом и дирижером Владимиром Ашкенази, и уж тем более не с одноименной ветвью еврейского народа. «Стефано – очень хороший человек. Правда, он немного на меня обижен, потому что я не родила ему детей, – продолжает Гога. – Он их всегда хотел, но я была не готова. А когда мы с ним расстались, у меня появились дети».

«У меня всегда есть бойфренды, и мне всегда есть с кем позав­т­ракать. Да, конечно, редко бывает, когда влюбляешься по-настоящему. Такие подарки судьбы надо ценить. Но когда партнер перестает быть тем единственным человеком, с которым тебе хотелось бы вместе просыпаться, то лицемерно быть с ним только из-за предрассудков. Нужно в первую очередь оставаться верной себе и своему сердцу. Для меня не существует слова «должен». Никто никому ничего не должен: ни жена мужу, ни муж жене. Каждый обязан уважать в первую очередь себя и свои ценности. Это и есть счастье. Заставляя себя, ты делаешь несчастными других».

Завидное свойство – идти вперед, не оглядываясь назад. Не рефлексировать и не заниматься самоедством. Рубить концы, самоотверженно бросаясь навстречу новому и неизведанному – даже если в новом и неизведанном ты рискуешь прослыть совершенным неофитом и самозванкой с толстой пачкой тенге.

Так было и с домом Vionnet. Изрядно подуставшая от нефтегазовых индексов (компанию MunaiGaz Гога в 2004 году основала вместе со старшей сестрой), она вдруг решила поддать газу на другом, модном, рынке. Целый год искала объект для инвестиций. Услышав про безнадежно забытую французскую марку Vionnet, прыгнула в самолет и буквально в один день подписала бумаги. Сначала было приобретено 65% акций, «но потом я поняла, что мои совладельцы особо и не работают. В офисе никого не было, вообще непонятно, как марка до меня жила. Так почему я должна работать на кого-то другого, подумала я и выкупила дом целиком».

Мадам Вионне первой начала кроить по косой – поэтому ее шелка и шифоны так революционно естественно облегали контуры женского тела. Гога решила по косой подстричься, сделав так называемую 45 degree cut: «Каждый сходит с ума по-своему», – смеется она. С покупкой Vionnet, обещавшей стать милым капризом и трубой, в которую будут улетать доходы из другой живительной трубы, – в ее жизни случился поворот не на 45, а на все 180 градусов. Нефть и газ она с облегчением перепоручила сестре, роскошный викторианский особняк в Холланд­парке за 45 млн. с гигантским слоном на лужайке – близким и на восемь месяцев уехала во Флоренцию изучать искусство: «Все-все, от этрусков до Ренессанса». Обустроилась в Милане недалеко от офиса. Трехэтажный особняк маркизы Бривио-Сфорца на виа Бильи не удалось купить, лишь арендовать на десять лет, зато оформлен он под новую хозяйку. Пересела на велосипед с именным вензелем на корзине. Водитель остался для подстраховки, но чаще возит только Гогину объемную сумку.

Раньше она исправно выезжала на Давосский форум и бизнес-конференции. Теперь у нее другая география и иные знакомства: «Многие меня не понимают. Ведь обычно, наоборот: из моды хотят уйти в политику. Но все это, сказать по-честному, было не мое. Хочешь быть счастливым – будь им. Просто нужно сделать какие-то шаги». Все ее теперешние шаги делаются в такт Неделям моды, коллекциям и преколлекциям, байерам и клиентам.

«Я никогда еще не чувствовала себя такой молодой и счастливой, – фонтанирует она энтузиазмом – Мы уже подняли продажи на 50%. До моего прихода в Доме постоянно менялись креативные директора, и многие ключевые покупатели вроде Harrods и ЦУМа откололись. Я пришла, и все вернулись обратно. Было 108 партнеров, стало 250». Первый концептуальный бутик она хочет открыть непременно в Париже. Уже выбран идеальный адрес, и не беда, что сейчас там живет один из магазинов концерна LVMH, – уж если Гога чего-то захотела.

За спиной у новоявленного дизайнера то и дело раздаются смешки. Блогеры и редакторы моды взахлеб обсуждали ужин Vionnet в Париже, на который неожиданно явились все – от Натальи Водяновой и Франки Соццани до Карли Клосс. Сошлись на том, что высоких гостей оптом поставило нанятое Гогой дорогостоящее пиар­агентство – Karla Otto. Долго не могли пережить выходов на поклон – какой, мол, она дизайнер, чтобы выходить на подиум?

«Я этого как бы не слышу. Да, я дизайнер и креативный директор. Хотя и не собиралась сразу становиться дизайнером, думала два-три года поработать в команде, но так получилось, что предыдущие дизайнеры в середине июля встали и ушли. Я осталась одна. И сделала всю коллекцию. А потом уже по инерции продолжила. В конце концов, Миучча Прада вообще не рисует, а я рисую. Поймите, мне не надо никому ничего доказывать. Меня это не обижает – пусть говорят что хотят. Самая большая свобода и самое большое счастье – быть независимым человеком. Я делаю то, что мне нравится, и делаю это только для себя. Не нужно казаться – нужно быть, вот мой главный слоган».

Работала Гога много и плодотворно, судя по той свободе и легкости, с которой делает дорогостоящие вложения в предметы искусства. «Мне вот тут в Instagram – пришлось его завести по требованию нашей пиар-службы – написали, какую прекрасную жизнь я веду на деньги Казахстана. Я ответила: «Хочешь, чтобы у тебя были деньги, возможности – нужно просто-напросто работать. С утра до вечера. Если поставить правильные цели, достигнешь всего. Я всегда была уверена, что счастье не имеет ничего общего с деньгами. Я знаю массу богатых людей, которые ужасно несчастны».

Деньги приходят и уходят, гласит казахская народная мудрость. Ашкенази даже знает, как они делают это. В январе она путешествовала с тогдашним бойфрендом, наследником Fiat Лапо Элканном, по Уругваю, и из гостиничного номера вероломно украли бриллиантов на 3 млн. долларов. Twitter взорвался в пламенном восторге: «Нечего шастать по горячим точкам с таким ценным грузом». А она бровью не повела: «Да, неприятно, что вторглись в мое личное пространство. Некоторые из тех вещей мне подарили мама и сестра. Ничего так и не нашлось. Ну и что? У меня всего и так много».

Гога Ашкенази

Ты – не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: “Истинное обустройство мира”.
http://noslave.org

Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Гаухар Еркиновна Беркалиева [1]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Стефан Ашкенази (2003-2007) [3]

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

сыновья: Адам (род. 2007) и Алан (род. 2012)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).

Гога Ашкенази
каз. Гауһар Еркінқызы Берқалиева
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).
Имя при рождении:
Род деятельности:
Дата рождения:
Место рождения:
Гражданство:
Подданство:
Дата смерти:
Место смерти:
Награды и премии:
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value). [[ Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field ‘wikibase’ (a nil value). |Произведения]] в Викитеке

Го́га Ашкена́зи (каз. Гауһар Еркінқызы Берқалиева , рус. Гауха́р Ерки́новна Беркали́ева , англ. Gaukhar Yerkinovna Berkalieva ; родилась 1 февраля 1980) — казахско-российская предпринимательница и светская львица. Основатель и главный исполнительный директор MunaiGaz Engineering Group, нефтяного и газового конгломерата Казахстана. С 2012 года — глава дома моды Vionnet в Милане [4] [5] [6] .

Содержание

Молодость и образование

Отец — Еркин Зейнуллаевич Беркалиев (род. 1946), по специальности инженер-гидротехник, бывший советский партийный работник областного уровня. Гражданин Казахстана.

Мать — Сауле Жилкибаевна Беркалиева (в девичестве — Аралбаева) (род. 1948), по специальности инженер по медицинскому оборудованию. Гражданка России.

Сестра — Меруерт Еркиновна Беркалиева (род. 1969), закончила МГИМО.

В начале 1980-х годов семья Беркалиевых переехала из Казахстана в Москву, при Михаиле Горбачеве Еркин Беркалиев стал членом ЦК КПСС. После распада СССР Еркин Беркалиев вернулся в Казахстан, а его жена с двумя дочерьми осталась в Москве. 12-летняя Гога была отправлена матерью на учёбу в школу-интернат в Англию [4] . Она училась в школе Баксвуд в Акфилде (графство Восточный Сассекс), школе Стоу в деревне Стоу (графство Бакингемшир) [7] и школе Рагби в городе Рагби (графство Уорикшир). Затем она изучала современную историю и экономику в колледже Сомервилл в Оксфорде [7] .

Читайте также:  Модные меховые сумки – коты и кошки

Карьера

После получения образования Гаухар работала в инвестиционно-банковских фирмах, в том числе Merrill Lynch и Morgan Stanley в Лондоне и ABN AMRO в Гонконге [7] .

В 2003 году Гаухар вместе со старшей сестрой Меруерт основала «МунайГаз Инжиниринг Групп» [3] . Компания осуществляет весь комплекс работ, связанных с проектированием, комплектацией, выполнением строительно-монтажных и пуско-наладочных работ систем автоматики и телемеханики, систем промышленной безопасности и информационных систем для компаний нефтегазовой, нефтехимической, энергетической и металлургической отраслей.

В 2012 года Гога Ашкенази приобрела контрольный пакет миланского дома моды Vionnet. Она сообщала, что провела год в Италии, где изучала искусство, дизайн, моду и итальянский язык [8] . Ашкенази также входит в совет правления Ivanhoe Mining Group [3] .

Личная жизнь

В возрасте 23 лет, она познакомилась и вышла замуж за американского отельера еврейского происхождения Стефана Ашкенази, сына Северина Ашкенази, основателя L’Ermitage Hotel Group [7] [9] . В 2007 году супруги развелись, но Гога сохранила фамилию «Ашкенази».

Гога Ашкенази имеет внебрачную связь с миллиардером Тимуром Кулибаевым, зятем президента Казахстана Н. Назарбаева [3] [10] . У Гоги и Тимура есть два сына: Адам, родившийся в 2007 году, и Алан, родившийся в 2012 году. Она курсирует между Миланом, где руководил компанией Vionnet, и Лондоном, где живут её дети [4] [7] .

Гога Ашкенази и принц Эндрю, герцог Йоркский, являются близкими друзьями [3] [6] [7] .

Её первое имя, Гаухар, означает по-казахски «алмаз», а имя её сестры, Меруерт, по-казахски «жемчуг» [3] .

Напишите отзыв о статье “Гога Ашкенази”

Примечания

  1. [http://forbes.kz/woman/ograblenie_ne_portit_goge_nastroenie Ограбление не портит Гоге настроение] (рус.) , Forbes Kazakhstan (15 January 2013). Проверено 3 октября 2015.
  2. [http://www.thesundaytimes.co.uk/sto/news/article1231093.ece Kazakh millionaire fights Home Office visa ban], The Sunday Times (17 March 2013). Проверено 3 октября 2015.
  3. 123456 [http://www.standard.co.uk/lifestyle/high-flyer-goga-ashkenazi-takes-over-the-world-6476649.html High flyer – Goga Ashkenazi takes over the world], London Evening Standard (3 June 2010). Проверено 3 октября 2015.
  4. 123 [http://nymag.com/thecut/2015/02/goga-ashkenazi-vionnet.html Goga Ashkenazi: Fashion’s First Female Oligarch], New York Magazine (11 February 2015). Проверено 3 октября 2015.
  5. [http://www.wmagazine.com/fashion/2011/09/gaga-for-goga/ Gaga for Goga], W Magazine (28 March 2014). Проверено 3 октября 2015.
  6. 12 [http://www.dailymail.co.uk/femail/article-1284352/I-want-conquer-world-says-Goga-Ashkenazi-close-friend-Prince-Andrew-millionaire-businesswoman-society-girl.html ‘I want to conquer the world’ says Goga Ashkenazi, close friend of Prince Andrew, millionaire businesswoman and society girl], The Daily Mail (5 June 2010). Проверено 3 октября 2015.
  7. 123456 [http://www.thetimes.co.uk/tto/magazine/article3728850.ece Goga Ashkenazi: not your average oligarch], The Times (6 April 2013). Проверено 3 октября 2015.
  8. [http://www.harpersbazaar.com/culture/interiors-entertaining/advice/a1101/fashionable-life-goga-ashkenazi-vionnet-1113/ Vionnet’s Lady Goga], Harper’s Bazaar (13 October 2013).
  9. http://www.thetimes.co.uk/tto/magazine/article3728850.ece Goga Ashkenazi: not your average oligarch
  10. [http://www.ft.com/intl/cms/s/2/b011a812-d8da-11e2-84fa-00144feab7de.html Lunch with the FT: Goga Ashkenazi], Financial Times (21 June 2013). Проверено 3 октября 2015.

Ссылки

  • [http://www.vionnet.com/goga-ashkenazi Profile at Vionnet.com]

Отрывок, характеризующий Гога Ашкенази

В этот вечер весь парк буквально сиял и переливался тысячами цветных огней, которые, сливаясь с мерцающим ночным небом, образовывали великолепный сплошной сверкающий фейерверк. По пышности подготовки наверняка это был какой-то грандиозный званый вечер, во время которого все гости, по причудливому желанию королевы, были одеты исключительно в белые одежды и, чем-то напоминая древних жрецов, «организованно» шли по дивно освещённому, сверкающему парку, направляясь к красивому каменному газебо, называемому всеми – Храмом Любви.

Храм Любви, старинная гравюра

И тут внезапно за тем же храмом, вспыхнул огонь. Слепящие искры взвились к самим вершинам деревьев, обагряя кровавым светом тёмные ночные облака. Восхищённые гости дружно ахнули, одобряя красоту происходящего. Но никто из них не знал, что, по замыслу королевы, этот бушующий огонь выражал всю силу её любви. И настоящее значение этого символа понимал только один человек, присутствующий в тот вечер на празднике.
Взволнованный Аксель, прислонившись к дереву, закрыл глаза. Он всё ещё не мог поверить, что вся эта ошеломляющая красота предназначалось именно ему.
– Вы довольны, мой друг? – тихо прошептал за его спиной нежный голос.
– Я восхищён. – ответил Аксель и обернулся: это, конечно же, была она.
Лишь мгновение они с упоением смотрели друг на друга, затем королева нежно сжала Акселю руку и исчезла в ночи.
– Ну почему во всех своих «жизнях» он всегда был таким несчастным? – всё ещё грустила по нашему «бедному мальчику» Стелла.
По-правде говоря, я пока что не видела никакого «несчастья» и поэтому удивлённо посмотрела на её печальное личико. Но малышка почему-то и дальше упорно не хотела ничего объяснять.
Картинка резко поменялась.
По тёмной ночной дороге вовсю неслась роскошная, очень большая зелёная карета. Аксель сидел на месте кучера и, довольно мастерски управляя этим огромным экипажем, с явной тревогой время от времени оглядываясь и посматривая по сторонам. Создавалось впечатление, что он куда-то дико спешил или от кого-то убегал.
Внутри кареты сидели нам уже знакомые король и королева, и ещё миловидная девочка лет восьми, а также две до сих пор незнакомые нам дамы. Все выглядели хмурыми и взволнованными, и даже малышка была притихшая, как будто чувствовала общее настроение взрослых. Король был одет на удивление скромно – в простой серый сюртук, с такой же серой круглой шляпой на голове, а королева прятала лицо под вуалью, и было видно, что она явно чего-то боится. Опять же, вся эта сценка очень сильно напоминала побег.
Я на всякий случай снова глянула в сторону Стеллы, надеясь на объяснения, но никакого объяснения не последовало – малышка очень сосредоточенно наблюдала за происходящим, а в её огромных кукольных глазах таилась совсем не детская, глубокая печаль.
– Ну почему. Почему они его не послушались. Это же было так просто. – неожиданно возмутилась она.
Карета неслась всё это время с почти сумасшедшей скоростью. Пассажиры выглядели уставшими и какими-то потерянными. Наконец, они въехали в какой-то большой неосвещённый двор, с чёрной тенью каменной постройки посередине, и карета резко остановилась. Место напоминало постоялый двор или большую ферму.
Аксель соскочил наземь и, приблизившись к окошку, уже собирался что-то сказать, как вдруг изнутри кареты послышался властный мужской голос:
– Здесь мы будем прощаться, граф. Недостойно мне подвергать вас опасности далее.
Аксель, конечно же, не посмевший возразить королю, успел лишь, на прощание, мимолётно коснуться руки королевы. Карета рванула. и буквально через секунду исчезла в темноте. А он остался стоять один посередине тёмной дороги, всем своим сердцем желая кинуться им вдогонку. Аксель «нутром» чувствовал, что не мог, не имел права оставлять всё на произвол судьбы! Он просто знал, что без него что-то обязательно пойдёт наперекосяк, и всё, что он так долго и тщательно организовал, полностью провалится из-за какой-то нелепой случайности.
Кареты давно уже не было видно, а бедный Аксель всё ещё стоял и смотрел им вслед, от безысходности изо всех сил сжимая кулаки. По его мертвенно-бледному лицу скупо катились злые мужские слёзы.
– Это конец уже. знаю, это конец уже. – тихо произнёс он.
– А с ними что-то случится? Почему они убегают? – не понимая происходящего, спросила я.
– О, да. Их сейчас поймают очень плохие люди и посадят в тюрьму. даже мальчика.
– А где ты видишь здесь мальчика? – удивилась я.
– Так он же просто переодетый в девочку! Разве ты не поняла.
Я отрицательно покачала головой. Пока я ещё вообще почти что ничего здесь не понимала – ни про королевский побег, ни про «плохих людей», но решила просто смотреть дальше, ничего больше не спрашивая.
– Эти плохие люди обижали короля и королеву, и хотели их захватить. Вот они и пытались бежать. Аксель им всё устроил. Но когда ему было приказано их оставить, карета поехала медленнее, потому что король устал. Он даже вышел из кареты «подышать воздухом». вот тут его и узнали. Ну и схватили, конечно же.

Погром в Версале Арест королевской семьи

Страх перед происходящим. Проводы Марии-Антуанетты в Темпль

Стелла вздохнула. и опять перебросила нас в очередной «новый эпизод» этой, уже не такой счастливой, но всё ещё красивой истории.

Ашкенази, Гога

Гога Ашкенази
каз. Гауһар Еркінқызы Берқалиева
Имя при рожденииГаухар Еркиновна Беркалиева [1]
Дата рождения1 февраля 1980 ( 1980-02-01 ) (38 лет)
Место рожденияТараз (ранее Джамбул), Жамбылская область, Казахская ССР, СССР
ПодданствоРоссия Россия [2]
Род деятельностипредприниматель
ОтецЕркин Беркалиев
МатьСауле Беркалиева
СупругСтефан Ашкенази (2003-2007) [3]
Детисыновья: Адам (род. 2007) и Алан (род. 2012)

Го́га Ашкена́зи (каз. Гауһар Еркінқызы Берқалиева , рус. Гауха́р Ерки́новна Беркали́ева , англ. Gaukhar Yerkinovna Berkalieva ; родилась 1 февраля 1980) — казахско-российская предпринимательница и светская львица. Основатель и главный исполнительный директор MunaiGaz Engineering Group, нефтяного и газового конгломерата Казахстана. С 2012 года — глава дома моды Vionnet в Милане [4] [5] [6] .

Содержание

Молодость и образование

Отец — Еркин Зейнуллаевич Беркалиев (род. 1946), по специальности инженер-гидротехник, бывший советский партийный работник областного уровня. Гражданин Казахстана.

Мать — Сауле Жилкибаевна Беркалиева (в девичестве — Аралбаева) (род. 1948), по специальности инженер по медицинскому оборудованию. Гражданка России.

Сестра — Меруерт Еркиновна Беркалиева (род. 1969), закончила МГИМО.

В начале 1980-х годов семья Беркалиевых переехала из Казахстана в Москву, при Михаиле Горбачёве Еркин Беркалиев стал членом ЦК КПСС. После распада СССР Еркин Беркалиев вернулся в Казахстан, а его жена с двумя дочерьми осталась в Москве. 12-летняя Гога была отправлена матерью на учёбу в школу-интернат в Англию [4] . Она училась в школе Баксвуд в Акфилде (графство Восточный Сассекс), школе Стоу в деревне Стоу (графство Бакингемшир) [7] и школе Рагби в городе Рагби (графство Уорикшир). Затем она изучала современную историю и экономику в Сомервиль-колледже в Оксфорде [7] .

Карьера

После получения образования Гаухар работала в инвестиционно-банковских фирмах, в том числе Merrill Lynch и Morgan Stanley в Лондоне и ABN AMRO в Гонконге [7] .

В 2003 году Гаухар вместе со старшей сестрой Меруерт основала «МунайГаз Инжиниринг Групп» [3] . Компания осуществляет весь комплекс работ, связанных с проектированием, комплектацией, выполнением строительно-монтажных и пуско-наладочных работ систем автоматики и телемеханики, систем промышленной безопасности и информационных систем для компаний нефтегазовой, нефтехимической, энергетической и металлургической отраслей.

В 2012 года Гога Ашкенази приобрела контрольный пакет миланского дома моды Vionnet. Она сообщала, что провела год в Италии, где изучала искусство, дизайн, моду и итальянский язык [8] . Ашкенази также входит в совет правления Ivanhoe Mining Group [3] .

Личная жизнь

В возрасте 23 лет она познакомилась и вышла замуж за американского отельера еврейского происхождения Стефана Ашкенази, сына Северина Ашкенази, основателя L’Ermitage Hotel Group [7] [9] . В 2007 году супруги развелись, но Гога сохранила фамилию «Ашкенази».

Гога Ашкенази имеет внебрачную связь с миллиардером Тимуром Кулибаевым, зятем президента Казахстана Н. Назарбаева [3] [10] . У Гоги и Тимура есть два сына: Адам, родившийся в 2007 году, и Алан, родившийся в 2012 году. Она курсирует между Миланом, где руководит компанией Vionnet, и Лондоном, где живут её дети [4] [7] .

Гога Ашкенази и принц Эндрю, герцог Йоркский, являются близкими друзьями [3] [6] [7] .

Её первое имя, Гаухар, означает по-казахски «алмаз», а имя её сестры, Меруерт, по-казахски «жемчуг» [3] .

Примечания

  1. ↑Ограбление не портит Гоге настроение (рус.) , Forbes Kazakhstan (15 January 2013). Проверено 3 октября 2015.
  2. ↑Kazakh millionaire fights Home Office visa ban, The Sunday Times (17 March 2013). Проверено 3 октября 2015.
  3. 123456High flyer – Goga Ashkenazi takes over the world, London Evening Standard (3 June 2010). Проверено 3 октября 2015.
  4. 123Goga Ashkenazi: Fashion’s First Female Oligarch, New York Magazine (11 February 2015). Проверено 3 октября 2015.
  5. ↑Gaga for Goga, W Magazine (28 March 2014). Проверено 3 октября 2015.
  6. 12‘I want to conquer the world’ says Goga Ashkenazi, close friend of Prince Andrew, millionaire businesswoman and society girl, The Daily Mail (5 June 2010). Проверено 3 октября 2015.
  7. 123456Goga Ashkenazi: not your average oligarch, The Times (6 April 2013). Проверено 3 октября 2015.
  8. ↑Vionnet’s Lady Goga, Harper’s Bazaar (13 October 2013).
  9. ↑http://www.thetimes.co.uk/tto/magazine/article3728850.ece Goga Ashkenazi: not your average oligarch
  10. ↑Lunch with the FT: Goga Ashkenazi, Financial Times (21 June 2013). Проверено 3 октября 2015.

Ссылки

Что такое Wiki.sc Вики является главным информационным ресурсом в интернете. Она открыта для любого пользователя. Вики это библиотека, которая является общественной и многоязычной.

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License.

Ссылка на основную публикацию
×
×