Ювелирные изделия с бриллиантами от Laurence Graff

Графф по праву рождения, или как построить бизнес на алмазах

История успеха 78-летнего Лоуренса Граффа и основанной им 56 лет назад компании Graff Diamonds впечатляет даже в сухих цифрах. Помимо собственно самого вертикально интегрированного семейного бренда, Графф владеет контрольным пакетом акций South African Diamond Corporation в ЮАР, которая занимается добычей, огранкой и полировкой бриллиантов и располагает офисами и мастерскими в Йоханнесбурге, Антверпене, на Маврикии и в Ботсване; вместе в этих двух компаниях трудятся более 500 человек. Там же в ЮАР, в Стелленбоше, у Граффа имеется Delaire Graff Estate – винодельческая ферма, гостиница со спа, львиным парком и крокодиловой фермой. Бутиков, где продаются драгоценности и часы Graff, cегодня пятьдесят пять по всему миру, включая два в Москве. Между своими многочисленными владениями Графф курсирует на собственной 45-метровой яхте Feadship или на личном самолете Global Express XRS.

Большую часть времени бизнесмен проживает в особняке в Гштааде, в Швейцарских Альпах у Граффа еще три объекта недвижимости, а также дома в Лондоне, на Кап-Ферра во Франции и апартаменты в Нью-Йорке. Приблизительная стоимость одной только его коллекции современной живописи, где имеются Пикассо, Уорхол и Баския, составляет более $250 млн. Состояние всей его империи в 2016 году издание Forbes оценило в $4,6 млрд и поставило Граффа на 317-е место в списке богатейших людей в мире и на 10-е в списке самых состоятельных граждан Великобритании.

А ведь всего три поколения назад семья Граффа проживала в царской России. Его бабушка и дедушка, евреи по национальности, вынуждены были покинуть родной Киев после волны погромов. Их внук Лоуренс родился в 1938 году уже в Лондоне и мало что знал о прошлом семьи: родственники предпочитали о нем не вспоминать. А вот со своим будущим юный Графф определился довольно рано: в 14 лет по настоянию родителей он бросил школу, чтобы пойти работать. Заработков отца-портного Гарри Граффа и матери-румынки, такой же эмигрантки Ребекки Сигал, которая торговала на улицах сигаретами и газетами, не хватало. Помощником в ювелирной мастерской некоего Шиндлера, в обязанности которого входили покупка сэндвичей и уборка помещений, юноша проработал три месяца, но именно здесь Графф впервые увидел драгоценные камни и понял, чем хочет заниматься в жизни.

Сегодня Графф утверждает, что с раннего возраста его, выросшего в бедном районе Степни пролетарского Ист-Энда мальчишку, притягивал блеск драгоценных камней. И он частенько бегал в расположенный рядом Black Lion Yard, где богатые евреи продавали и покупали бриллианты. «Я был рожден для бриллиантов, они – моя судьба!» – восклицал он не раз впоследствии.

На следующую работу подмастерьем в ювелирную мастерскую Лоуренс устроился самостоятельно. Здесь он научился отбору камней, их огранке, закрепке, полировке и работе с золотом, через три года стал реставрировать изделия, а затем и сам изготавливать украшения, правда, вскоре мастерская разорилась. Но Лоуренс не побоялся начать собственный бизнес и в 1960 году, в свои 22 года, основал компанию Graff Diamonds.

От сегодняшней империи она была бесконечно далека – в маленькой мастерской в районе Хаттон-Гарден, историческом центре ювелирного дела, он сам изготавливал украшения. Первые его изделия были также непохожи на нынешние – кольца с полудрагоценными камнями Графф продавал за 2-3 фунта, полученные деньги вкладывал в следующие и так дошел до цены 500 фунтов за кольцо – и вот в нем уже были бриллианты. Но украшения никому не известного ювелира продавались неважно, а долги поставщикам росли. Когда они достигли 3000 фунтов, Графф пошел ва-банк: уговорил партнера отдать ему в единоличное владение бизнес вместе с долгами, взял новый кредит и открыл в 1962 году два небольших магазина и мастерскую все в том же Хаттон-Гарден. Тогда свингующий Лондон уже был эпицентром художественных экспериментов. «Я должен был противопоставить сложившейся революционной ситуации некий незыблемый канон. Вечность явилась мне в классическом преломлении украшений с бриллиантами», – вспоминает Графф. Тогда и начал складываться фирменный стиль его украшений – бриллианты чистой воды в минимальной оправе, представленные в изысканных композициях.

Правда, ажиотажа снова не наблюдалось, и Графф предпринял еще один смелый шаг: сложив украшения на 1000 фунтов в чемоданчик, он отправился с ними в дорогу по Великобритании, словно коммивояжер. Демонстрировал свои изделия владельцам ювелирных магазинчиков, кое-что продавал – и процесс пошел. На вырученные деньги покупал новые камни, все крупнее, и создавал новые украшения. В 1966 году за браслет с изумрудами, бриллиантами и аметистами Графф удостоился престижной награды Diamond International Awards, первой из его будущих премий. Но и после этого слава на 28-летнего ювелира не обрушилась.

В ее поисках он вновь решил отправиться в дорогу, но уже в Юго-Восточную Азию, тогдашнее средоточие нуворишей. Так Графф оказался в Сингапуре, и здесь, в универмаге премиальных товаров Robinson’s, у него выкупили сразу все содержимое чемоданчика. Лоуренс возвращался сюда ежемесячно и стал совершать сделки на десятки тысяч долларов. Предпринимательская активность Граффа в Сингапуре, Малайзии, на Филиппинах, в Австралии, Индии, а позже и в Гонконге и Японии была столь успешна, что в 1973 году он стал первым британским ювелиром, получившим награду за развитие торговли Queen’s Awards for Enterprise, и удостаивался ее еще трижды, в 1977, 1994 и 2006 годах.

Именно там, в Сингапуре, в 1974 году Графф встретил тогда еще принца, а затем и 29-го султана Брунея Хассанала Болкиаха, наследника 20-миллиардного состояния. И стал буквально придворным ювелиром этой королевской семьи, которая за двадцать лет приобрела у Граффа бриллиантов на десятки миллионов долларов. В одном из редких интервью он признался, что именно султану Брунея обязан своим состоянием.

Вскоре Лоуренс Графф сам стал одним из крупнейших закупщиков бриллиантов – в 70-е и 80-е представители Diversity Jewellery Ltd дважды в неделю приезжали к нему с партией бриллиантов, из которых ювелир выбирал лучшие камни, создавал украшения и вновь пускался в путь с чемоданчиком, содержимое которого тянуло уже на миллионы. Теперь его путь лежал и на Ближний Восток, где появилось множество нефтяных миллионеров.

С тех пор Графф охотится за лучшими камнями по миру – часть находят в принадлежащих ему шахтах, часть он получает из шахт Gem Diamonds, 15,2% акций которой владеет, часть приобретает у De Beers и не пропускает ни одного аукциона Christie’s или Sotheby’s.

Через руки Лоуренса Граффа прошли самые известные и крупные бриллианты в мире, среди них Idol’s Eye (71,21 карата), Hope of Africa (115,91 карата), Paragon (137,82 карата), The Star of America (100,57 карата) и Light of Letseng (102,79 карата).

Graff

Graff – красота камней превыше всего

Эта марка отличается масштабностью своих изделий. Чаще всего в коллекциях преобладают большие, а иногда просто огромные бриллианты. Именно работа с крупными камнями прославила ювелира Лоуренса Граффа. Для него в приоритете была природная красота камня, и отталкиваясь от этого, он создавал свои уникальные творения.

История успеха

От мойщика полов до ювелира

1950 год. Англия. 15-летний Лоуренс Графф ищет, как заработать на жизнь, и поэтому берется за любую работу, моет полы, чистит туалеты. Одному лондонскому ювелиру в тот период требуется подмастерье, им и стал Лоуренс. Подработку приходилось совмещать с лондонской школой искусств, но это пошло только на пользу будущему ювелиру. Осваивая теорию и практику, мальчишка спустя 10 лет понял, что готов основать собственную ювелирную компанию. Через два года у Граффа были уже два фирменных магазина в Лондоне.

Не все сразу

1967 год. Лоуренс участвует на всевозможных выставках, чтобы представить свою компанию на международном рынке. Свои дизайнерские украшения Графф предлагает самым знатным ювелирам Лондона, но получает отказ за отказом.

Тогда Лоуренс собрал небольшой чемоданчик ювелирных изделий с бриллиантами общей стоимостью в 1000 долларов и рванул в Сингапур. Там работы оценили и согласились представить в небольшом магазинчике Robinsons. Украшения продавались уже по 10 000 за штуку.

фото с сайта www.graff.com

Дело сдвинулось с мертвой точки

Клиентами Граффа становятся богатые представители Малайзии, Китая, Индии и других стран. Принц Брунея и его жена стали настоящими друзьями ювелира. Семья в то время была известна своей любовью к драгоценностям, имея в коллекции множество ювелирных изделий и картин. И ежемесячно Графф привозил принцу чемоданчик, набитый новыми драгоценными «игрушками».

фото с сайта www.graff.com

1970-е годы. Лоурэнс принимает арабских богатых гостей, находя к каждому свой подход. Он помогает им покупать машины и даже ищет хороших докторов, поднимая к себе доверие и попутно продавая свои изделия.

1973 год. Усилия обернулись наградой Королевской значимости за успехи в производстве драгоценных украшений. Лоурэнс был первым, кого удостоили подобной чести. Через 4 года он получает вторую такую награду. Еще одну через 17 лет. Последнюю, совсем недавно – в 2016 году.

фото с сайта www.graff.com

1998 год. Графф становится акционером алмазодобывающей компании. А еще через 2 года открывает свой первый фирменный бутик за пределами родной страны, во Франции. В 2001 году бутик появился в США. Год спустя фирменный магазин появился в России. Еще пять лет потребовалось, чтобы покорить Азию и открыть магазин в Японии.

2013 год Графф получает звание Офицера ордена Британской империи за свой ощутимый вклад в развитие ювелирной промышленности Объединенного Королевства.

Сейчас же у компании больше 60 магазинов по всему миру.

Бриллианты и еще раз бриллианты

Самые крупные

Девиз основателя компании: «Оправа нужна лишь для того, чтобы акцентировать внимание на камне». Бриллиантам Лоурэнс отводит особенную роль и старается завладеть самыми крупными из них. Например, в 2000 году мастер представляет миру самый огромный бриллиант размером в 132,43 карат. Этот желтый бесподобный камень назвали «Sarah».

фото с сайта www.graff.com

Через некоторое время мир поражает самый большой алмаз в бриллиантовой огранке, а ведь при таком виде обработки самородок теряет больше половины массы. Бриллиант с абсолютной чистотой весом в 90,97 карат показали на открытии бутика в Монте-Карло и назвали его «Икона». Через год, на открытии магазина в Нью-Йорке, Лоурэнс снова удивил публику. На этот раз камень имел вес 100,57 карат и восьмиугольную огранку. Назвали бриллиант символично «Звезда Америки».

Камни, которые восхитили мир

Не так давно Лоурэнс представил миру абсолютно бесцветный бриллиант в форме сердца. Эта одна из сложнейших огранок и потому, учитывая редкость подобных камней, риск был велик, но видимо знаменитый ювелир настолько не сомневается в мастерстве своих сотрудников, что решился на такой шаг — и не проиграл.

фото с сайта www.graff.com

Еще одна знаменитая фраза мастера: «Лучшее для бриллианта — это когда он превращается в украшение. Его, как произведение искусства, надо выставлять на обозрение, а не прятать в сейфе». Руководствуясь этим правилом, ювелир вызвал волнение во всем ювелирном мире, когда решил улучшить то, что, по мнению большинства, было прекрасно и так. За баснословные 16,4 миллиона фунтов стерлингов он приобрел серо-голубой Виттельсбахский бриллиант, принадлежавший еще Габсбургам и королям Баварии. После чего решил изменить камень, убрав сколы и придав дополнительный блеск. Конечно же, минерал в процессе новой обработки потерял в весе 4 карата. На ювелира тут же обрушился град критики, мол, это все равно, что улучшить улыбку Моны Лизы. Однако Графф был непреклонен.

фото с сайта www.graff.com

Огранка по-желтому

Полоса 078 Номер № 37(392) от 24.09.2002 Огранка по-желтому
Несмотря на страсть к желтым бриллиантам, Лоуренс Графф признает, что самые совершенные камни — чистые и прозрачные
Первое упоминание об обручальном кольце с бриллиантом датировано XV веком. Такой свадебный подарок преподнес своей будущей супруге Марии Бургундской герцог Максимилиан Австрийский. С тех пор бриллиантовое кольцо стало традиционным подношением возлюбленной, бриллиант — символом вечной любви, а торговля бриллиантами — выгодным бизнесом. И успех ювелирного дома Graff тому подтверждение. На открытии московского бутика Graff побывала корреспондент “Денег” АДЕЛЯ ФАТЕХОВА.
Любовь шейхов
Лоуренс Графф, основатель и владелец дома Graff, ювелир в первом поколении, смог за 40 лет существования компании, добиться того, что его имя встало в один ряд с марками, история которых насчитывает более двух веков. Подняться на такой уровень никому не известному англичанину удалось благодаря тому, что Лоуренс Графф сконцентрировал весь свой бизнес вокруг одного камня. “Бриллиант — самый совершенный драгоценный камень”,— не устает повторять он.
Впрочем, Лоуренс Графф, не устающий говорить о красоте бриллиантов и удовольствии, которое он получает от общения с ними, на самом деле выстроил очень эффективную стратегию ювелирного бизнеса, которую до него никто из участников рынка не использовал.
Читайте также:  Венецианское муранское стекло – история, фото изделий
Сначала компания Graff Diamonds Limited, учрежденная Лоуренсом Граффом в 1960 году, заявила о себе как о ювелирном доме. В 1966 году ее владелец получает один из наиболее почетных призов в мире — Diamonds International Award в номинации “За лучший дизайн”. К тому времени в Англии традиция покупки драгоценностей не была так развита, как в восточных странах. Поэтому, прежде чем завоевать Европу, компания долгое время работала на Ближний Восток. Любовь шейхов к дорогим драгоценностям позволила компании Graff встать на ноги.
В дальнейшем Лоуренс Графф стал развивать свое дело по всем законам современного бизнеса, от которого тогда были далеки другие ювелирные дома, с давними традициями и двухвековой историей. В 1973 году компания Graff становится первым в мире производителем драгоценных украшений, разместившим свои акции на фондовой бирже. Тогда же господин Графф — также первым из ювелиров — получает Королевскую премию за достижения в развитии промышленности и экспорта. Стоит отметить, что Королевской премии Graff удостоится еще дважды, в 1977-м и 1994 годах. В 1976 году Лоуренс Графф выкупает все акции своей компании и заново ее приватизирует.
Следующий шаг развития бизнеса — организация собственной розничной торговли. Первый магазин Graff появляется в 1974 году в Лондоне — на престижной улице Бромптон-роуд в районе Найтс Бридж. И Европа сдалась. Graff становится официальным поставщиком многих королевских дворов, а клиентами дома становятся члены всех без исключения европейских семей. Самые известные из них — принцесса Монако, дочери Испанского короля, принц и принцесса Кентские и, конечно, королева Елизавета.
Международное признание компания Graff получила благодаря бриллиантам насыщенного желтого цвета
Но у Лоуренса Граффа есть более амбициозные планы: он хочет диктовать свои условия рынку. Продолжительные отношения с De Beers дали плоды: в 1998 году он становится официальным акционером компании De Beers. Тогда же Графф получает доступ к южноафриканским сайтам, приобретая значительную долю с контрольным пакетом акций в южноафриканской компании Krochmal & Cohen, которая занимается обработкой, огранкой и полировкой редчайших бриллиантов, закупаемых непосредственно с алмазных рудников и из других источников. В распоряжении компании оказываются самые крупные в мире производственные линии по огранке и шлифовке бриллиантов. Ежемесячно на южноафриканских предприятиях компания Graff обрабатывает 13-15 тыс. карат алмазов, а на долю компании приходятся 60-65% мирового производства самых редких и одних из самых дорогих драгоценных камней — желтых бриллиантов.
В итоге Graff становится крупнейшим клиентом De Beers, крупнейшим производителем бриллиантов в Южной Африке и единственной ювелирной компанией, чья деятельность охватывает всю цепочку обработки алмазов от сайтхолдера до розничной сети.
У поклонников драгоценностей не остается выбора. Украшения с крупными и дорогими желтыми бриллиантами можно купить только у Graff. Круг постоянных покупателей украшений Graff увеличивается за счет голливудских актеров и звезд шоу-бизнеса. Драгоценности этой марки выбирают Мадонна и Ивана Трамп, Шарон Стоун и Гвинет Пэлтроу. Компания Graff открывает свои фирменные бутики в самых фешенебельных точках мира, в том числе в Нью-Йорке и Монте-Карло. Говорят, что Арнольд Шварценеггер в этом году на День святого Валентина выбирал подарок своей супруге Марии Шрайвер именно в бутике Graff.

Камень выше искусства
Через руки Лоуренса Граффа прошли такие известные бриллианты, как “Глаз идола” (70,21 карат), “Император Максимилиан” (41,94 карат), “Портер Родос” (54,04 карат), “Большое и малое сердце Африки” (70,03 и 25,22 карат), “Эксельсиор” (69,68 карат), “Надежда Африки” (115,91 карат), “Сара” (132,43 карат), “Звезда Америки” (100,57 карат), “Парагон” (137,82 карат). Кстати, “Парагон” считается самым большим безупречным бриллиантом в мире.

В коллекции Graff есть украшения с любыми драгоценными камнями. Но без бриллиантов все-таки не обходится: кольцо и гарнитур с сапфирами и бриллиантами
Самый чистый и самый твердый материал, известный человечеству, алмаз, в руках этого англичанина приобретает еще большую ценность. Ведь самое главное достоинство этого камня становится очевидным только после огранки: правильно обработанный алмаз обладает уникальным свойством поглощать свет и отражать его с разноцветными оттенками. Особенность ювелирного дома Graff, которую ее владелец не устает подчеркивать,— безупречная огранка алмазов. “В огранке каждого бриллианта участвуют шесть-семь человек, каждый из которых знает только одну операцию. Это кропотливый труд, ошибиться нельзя”,— объясняет господин Графф.
В компании ставят камень выше ювелирного искусства, поэтому оправа в украшениях Graff очень простая. Здесь считают, что бриллиант сам по себе украшение. Подчеркивая главенство камня в украшении, Лоуренс Графф решился на революционный в ювелирном деле шаг. Камни, которые прошли обработку Graff, стали маркировать: при помощи лазера на одной из граней выбивается логотип Graff и идентификационный номер. Эта надпись видна только при десятикратном увеличении и совершенно не влияет на чистоту бриллианта. Логотип служит доказательством того, что бриллиант действительно является оригинальным бриллиантом от дома Graff.
“Сегодня очень высокий спрос на драгоценности, причем лучше продаются именно крупные бриллианты”,— признается Лоуренс Графф. Сразу после московского бутика ювелирный салон Graff появится в Дубае.


ЦВЕТ КАРАТА

Палитра ювелира
У ювелиров выше всего ценятся бесцветные бриллианты, как говорится — чистой воды. И это не художественное преувеличение: если опустить высококачественные камни в стакан с водой, они станут невидимыми. В прежние времена этим приемом нередко пользовались беженцы и контрабандисты. Далее по шкале предпочтений ювелиров идут нежно-голубые бриллианты. А наименьшую ценность представляют желтые и коричневые.
Все это верно до тех пор, пока речь не заходит о редких экземплярах желтого, розового, голубого, оранжевого, зеленого и алого цветов. Один на миллион — так в алмазном бизнесе характеризуют коллекционные редкие бриллианты. На самом деле крупных высококачественных цветных камней еще меньше, и большинство известны благодаря своим знаменитым хозяевам.
Самый, пожалуй, известный из всех бриллиантов “Французский синий”, или “Хоуп”, ярко-синего цвета первоначально весил 112 карат. Приобретенный в 1668 году Людовиком XIV, он был переогранен в 67-каратный камень сердцевидной формы. Во время Французской революции он был похищен и обнаружился только спустя 40 лет в Лондоне, где был куплен английским банкиром Генри Томасом Хоупом, имя которого камень носит и по сей день. Этот синий бриллиант приобрел славу камня, приносящего несчастье. Все члены семьи Хоуп умерли в нищете, как, впрочем, и его последний владелец Эдвард Маклин. Сейчас “Хоуп” хранится в Смитсоновском институте в Вашингтоне.
Другой знаменитый бриллиант — “Даринур” (“Море света”), розовый камень прямоугольной табличной формы весом 185 карат из шахской коллекции в Иране. Считается, что этот камень был захвачен Надир-шахом при разграблении Дели в 1739 году. Многие правители Персии украшали себя “Даринуром”. Носил его и последний шах Ирана — бриллиант был на его головном уборе во время коронации в 1967 году.
Во многом благодаря своим знаменитым собратьям цветные бриллианты становятся фаворитами современной ювелирной моды. Сегодня ни один модный ювелир не отказывает себе в удовольствии поработать с ними. Цветные бриллианты обычно используются в вечерних колье и браслетах для создания сложных цветовых композиций. Особенно хороши цветные бриллианты в изделиях с невидимым креплением, где камни одного цвета расположены вплотную друг к другу.
Владельцу роскошного колье из бриллиантов супермодного лимонного цвета от Graff небезынтересно будет узнать, что эти редкие камни добывают главным образом в Южной Африке. Кстати, гранит их все тот же Graff, на долю которого приходится примерно 60-65% мирового производства редких желтых бриллиантов. Надо сказать, эксперты могут на глаз определить, из какого месторождения поступил камень. К примеру, старейшая в ЮАР трубка Premier дает алмазы высшего качества и самого лучшего цвета. Из южноафриканской же трубки Finch до недавних пор получали алмазы цвета хаки, однако теперь там добывают алмазы разных оттенков. А роскошные розовые алмазы обычно родом из Австралии, из трубки Argyle.
Однако в последнее время широкое распространение получила техника искусственного окрашивания бриллиантов. Первыми красить их начали в конце 80-х израильские диамантеры. Обычно для этого берется уже ограненный камень, который затем облучается потоком электронов на ускорителях или в ядерных реакторах. Однако кардинально изменить цвет бриллианта трудно, его можно только подправить — от коричневого к оранжевому, от голубого к зеленому. Труднее добиться розовых и пурпурных оттенков. Правда, как утверждают эксперты, изменение цвета не является необратимым. Так что не удивляйтесь, если в один прекрасный день купленный вами за большие деньги бриллиант утратит свой редкий оттенок. Впрочем, владелицам бриллиантов от Graff можно не беспокоиться: ювелиры такого уровня никогда не опустятся до того, чтобы подкрашивать бриллианты.

ИЗ ПЕРВЫХ РУК
Лучшие друзья Лоуренса Граффа
Бутики Graff находятся в самых фешенебельных точках мира — на лондонских Нью-Бонд-стрит и Слоун-стрит, на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке, в “Отель-де-Пари” в Монте-Карло — и на борту суперлайнера The World Residen Sea. Для шестого бутика Лоуренс Графф выбрал Третьяковский проезд в Москве. О том, что связывает владельца компании с Россией, он рассказал корреспонденту “Денег” АДЕЛЕ ФАТЕХОВОЙ.

“Алмаз и в Африке алмаз”
— Говорят, что день вы начинаете с того, что рассматриваете новые камни. Это часть вашей работы?
— Действительно, мой день в доме на Нью-Бонд-стрит начинается с этой процедуры. Но знаете, перебирать камешки — это даже не работа, это удовольствие. Я ведь очень люблю бриллианты. Они всегда находились на вершине пирамиды предметов роскоши. Они вечные.
— С чего началась ваша карьера?

Фото: ВАЛЕРИЙ ЛЕВИТИН
— Я все сделал сам. Я — это и есть моя компания. Я занялся ювелирным делом в 14 лет, устроился гранильщиком в ювелирную мастерскую. В 16 я понял, что буду заниматься ювелирным бизнесом всю жизнь. Тогда я уже знал обо всех способах обработки камней, но работал в основном с полудрагоценными. Я почувствовал себя действительно счастливым, когда сделал свое первое кольцо с бриллиантом. Оно было очень простым — в духе старых мастеров.
— А с какого капитала начиналась компания и сколько она стоит сегодня?
— Сначала компания была маленькой-маленькой, а теперь она большая. Никаких цифр не назову. Когда я начинал, я сам делал колечки — ночью делаю, днем продаю. А теперь у меня много подчиненных.
— Кого вы считаете своим учителем?
— Пока я не могу назвать имена своих учителей: я еще не закончил учиться. Каждый день я узнаю что-то новое.
— Вы не устаете повторять, что бриллианты Graff — лучшие в мире. Чем они отличаются от других бриллиантов?
— У нас огранка лучше. Алмаз есть алмаз, он и в Африке алмаз. Огранка делает алмазы бриллиантами. Знаете изречение Микеланджело “Нужно отсечь все лишнее”? Единственное отличие — Микеланджело мог позволить себе выбросить кусок мрамора и начать работу сначала, а мы не можем выбросить алмаз. Наша огранка только добавляет стоимость камню.
— Вы владеете какой-то секретной техникой?
— Нет, ничего такого, чего не знают другие. Вопрос в том, как мы это делаем. В огранке важна пропорция граней, иначе камень будет “спящим”, а мы стремимся к тому, чтобы камень был “живым”. Это вопрос вкуса, чувства пропорций и т. д. Это похоже на спор о том, какой художник лучше. Ювелиры создают стили, моду. Высокий стиль в камне — это его огранка. Я ни на что, кроме совершенства, не соглашаюсь. Меня никто не может раскритиковать, кроме меня самого. И я вижу, что мы работаем все лучше и лучше. Надо сказать, что в истории ювелирного бизнеса всегда стоял кто-то, кто был выше других. Сегодня это мы.

Возвращение на родину
— Сегодня имя Graff ассоциируется прежде всего с желтыми бриллиантами. Почему вы уделяете им особое внимание?
— Все очень просто. Желтые бриллианты — самые красивые. Они все разных оттенков. Это очень редкие камни, большую их часть добывают в ЮАР, в 200 км от Йоханнесбурга. Кроме того, из России течет небольшой желтый ручеек.
— Как вы относитесь к модным нынче черным бриллиантам?
— Это не наш камень. Он стал популярным, но это скорее модное явление, которое, как мне кажется, скоро пройдет. Все непростое быстро надоедает. Черные бриллианты — очень твердые, они трудны в работе. Кроме того, черные бриллианты иногда требуют тепловой обработки, а не в наших правилах подвергать камни какой-то дополнительной обработке. Мы работаем только с натуральными бриллиантами.
— Через ваши руки проходят самые красивые, самые крупные бриллианты. Каждый из них имеет свою историю. Вы верите в мистические свойства камней?
— Да, бриллианты несут положительную энергию. Хорошие камни лечат. Говорят, камни приносят счастье. Я не могу это утверждать на 100%, но скажу, что мне везет с драгоценными камнями. Я знаю сотни историй о бриллиантах, у каждого камня своя судьба — грустная или счастливая. Я сам часто покупаю бриллианты из-за истории. Но даже если у камня печальная судьба, рано или поздно он кого-нибудь осчастливит. Впрочем, это тоже не будет концом его истории.
— Вас не смущает, что московский бутик Graff в Третьяковском проезде соседствует с Tiffany и Bvlgari?
— Мы продаем разные вещи. С одной стороны, все, кто занимается бриллиантами,— мои конкуренты. С другой стороны, всем им я продаю ограненные бриллианты, а значит, они мои партнеры. Graff — единственная настоящая бриллиантовая компания. Мы занимаемся всей цепочкой — от добычи до сбыта. В Йоханнесбурге у нас свое гранильное производство, потому что из ЮАР нельзя вывозить необработанные алмазы весом больше 10 карат. Мы сами создаем ювелирные украшения, сами их продаем. Поэтому мы не можем конкурировать сами с собой. А на уровне клиента. Самые мудрые знают, где тратить деньги.
— Помимо бутика есть деловые связи с Россией?
— Мы покупаем русские бриллианты — правда, не напрямую, а через De Beers. Но меня с Россией связывает большее. По отцовской линии у меня русские корни. Сбежавшие из России дед с бабкой занимались моим воспитанием. К сожалению, язык я так и не выучил. Но каждый раз, когда я бываю в Москве, я очень волнуюсь. Поверьте, я не лукавлю. Всю свою жизнь я думал, что не смогу побывать в России, и вдруг я здесь. Это здорово. Я люблю новизну, а в России люди открыты всему. У меня страсть к русским людям и русской кухне.
— А откуда возникла фамилия Графф?
— Фамилия появилась в 20-х годах, когда бабушка с дедушкой эмигрировали из России в Англию. Граф — это английское прозвище деда, которое стало его фамилией.

«Золотая Императрица», бриллиант канареечно желтого цвета, весящий 132,55 карата, стала новой собственностью Лоуренса Графа

Автор: admin · Опубликовано 14.08.2018 · Обновлено 16.08.2018

Бриллианты из коллекции Graff Diamonds, — мечта для многих. А для некоторых удачливых женщин мира она уже сбылась, и они с радостью носят бриллианты ювелирного дома Graff. Другим же почитателям изысканных драгоценностей еще предстоит реализовать ее в будущем. И мы желаем им успехов в достижении этой замечательной мечты!

Graff Diamonds — это невероятное и захватывающее дух собрание редчайших и наиболее впечатляющих бриллиантов в мире.

Создателем этой легендарной коллекции стал Лоуренс Графф, который в течение 40 лет возводил великолепие бриллиантов на пьедестал и пропагандировал их приобретение, как наилучшую и самую желательную инвестицию.

«Все начинается с камня», — утверждает Графф. По его мнению, Graff Diamonds — это собрание «наилучших бриллиантов» в мире, которые, несмотря на простоту техники их установки и дизайна, демонстрируют изысканность и великолепную роскошь ювелирных изделий бренда Graff.

Являясь коллекционером уникальных бриллиантов со всего мира, Графф недавно приобрел великолепную «Золотую императрицу», подушковидной огранки фантазийного желтого оттенка бриллиант, весящий 32,55 карата. Сколько было заплачено за эту драгоценность, точно не знает никто, конечно, кроме избранных. Однако, по некоторым оценкам, ее стоимость, скорее всего, составляет около 20 млн долларов.

В настоящее время «Золотая императрица» является основным драгоценным камнем в ожерелье из тридцати одного желтого бриллианта, и все они хорошо подобраны по цвету. Каждый небольшой камень весит около 2 карат, имея покупательную стоимость приблизительно в 0,2 миллиона долларов США. В процессе обработки отобранных для этого ожерелья алмазов, который занял почти несколько месяцев, осуществлялась точная резка этих драгоценных камней, открывшая их потрясающую красоту и показавшая возможность их использования в таком украшении.

Желтые бриллианты имеют особое значение для компании миллиардера Граффа, которая, как полагают, контролирует не менее 65 % рынка по продаже подобных цветных бриллиантов. Что касается самого Лоуренса Граффа, то он ценит желтые бриллианты и за их редкость, и за их естественное разнообразие оттенков желтого цвета.

По словам Граффа, его привлекала захватывающая перспектива, заключающаяся в возможности создания бриллианта, который мог бы занять почетное место среди других благородных всемирно известных подобных драгоценных камней.

Сама «Золотая Императрица» была вырезана из алмаза в 299 карат, найденного на шахте Leteng, расположенной в небольшом королевстве Лесото. Естественно, процесс огранки такого феноменального камня представляет собой сложную и рискованную задачу. Поэтому предварительно были проведены тщательные исследования и расчеты, чтобы выбрать наилучшие варианты его раскроя. В результате успешно проведенной работы был получен бриллиант, названный «Золотой Императрицей» и весящий 131,55 карата, и еще шесть желтых бриллиантов грушевидной огранки (наибольший из которых весил 21,34 карата), а в придачу к ним дополнительно два круглых бриллианта. Исключительная серия созданий природы.

Среди знаменитых желтых бриллиантов, принадлежащих Граффу, можно назвать и наибольший из известных в мире бриллиант (118,08 карата) фантазийной изумрудной огранки «Delaire Sunrise», а также «Vivid Yellow» (100 карат), проданный на торгах дома «Сотбис» за 16,3 млн долларов. Конечно, знаменитые бриллианты бренда Graff могут иметь любую цену, и все-таки она никогда не окажется чрезвычайно высокой.

Лоуренс Графф считает, что бриллианты — это его жизнь. А сколько стоит жизнь.

БЛОГ ДОМА «LOBORTAS»

– ЮВЕЛИРНЫЕ УКРАШЕНИЯ –

Лоуренс Графф. Маэстро ювелирного мира

Британский миллиардер Лоуренс Графф (Laurence Graff), которого знатоки ювелирного бизнеса называют новым Гарри Уинстоном, – последний романтик, маэстро ювелирного мира, до сих пор, по собственному признанию, замирает от восторга при виде превосходных камней. Лоуренс Графф утверждает, что бриллианты — это самая разумная роскошь, сохраняющая деньги, а его главная проблема — находить новые камни для постоянной клиентуры, а не новых клиентов. Так Graff и стоит в гордом одиночестве на пике верхнего сегмента ювелирной индустрии.

Лоуренс Графф (Laurence Graff)

В свои преклонные годы Графф остается председателем совета и директором Graff Diamonds International и не думает уходить на покой. Лоуренс по-прежнему сам отправляется на все важные сделки. И в этом невероятном трудолюбии секрет его успеха. Сам Графф определяет его так: «Да, у Graff успешный бизнес, потому что у меня прекрасные деловые качества, в этом нет никакого сомнения. В какой еще салон клиент может войти и увидеть владельца марки за прилавком? Предпринятые мною рискованные шаги часто вознаграждались. Но помимо того, что я бизнесмен, я также и художник, знаток самых прекрасных драгоценных камней в мире. Кого во мне больше? Это две равнозначные составляющие предприятия Graff».

В руках Лоуренса Граффа самые крупные в мире бриллианты превращаются в украшения, которые просто стыдно не выставлять напоказ. Последняя покупка алмаза «Lesedi La Rona» весом 1109 карат, в сентябре этого года, за рекордные 53 миллиона долларов США, хорошо отражает атмосферу, окружающую его бизнес, который находится в самом дорогом сегменте ювелирной отрасли. Также, согласно сообщению с сайта Graff Diamonds International, компания до этого уже выкупала часть алмаза «Lesedi La Rona» – весом в 373 карата.

Алмаз «Lesedi La Rona».

Лоуренс Графф – лучшая иллюстрация английской мечты. Когда-то 79-летний Лоуренс Графф чистил туалеты в Лондоне, а теперь он гордость Британской империи, владелец бренда с мировой известностью и 15 салонами в самых дорогих городах планеты — от Монте-Карло и Дубая до Москвы и личным состоянием более четырех с половиной миллиардов долларов. Graff продает камни невиданной величины и отменного качества, уверяя, что средняя цена покупки в его салонах составляет четыреста тысяч долларов. По этому показателю он легко обходит таких уважаемых конкурентов, как Cartier, Harry Winston, Van Cleef & Arpels и Tiffany.

Семья Граффа проживала в царской России. Его бабушка и дедушка, евреи по национальности, вынуждены были покинуть родной Киев после волны погромов. Их внук Лоуренс родился в 1938 году в бедном районе Stepney пролетарского Ист-Энда в Лондоне, и мало что знал о прошлом семьи: родственники предпочитали о нем не вспоминать. Заработков отца-портного Гарри Граффа и матери-румынки, такой же эмигрантки, которая держала табачную лавочку, не хватало. Прежде чем уйти на войну, Гарри Графф успел открыть по соседству с домом небольшую кондитерскую лавку.

Ист-Энд, Лондон, середина 30-х годов.

А вот со своим будущим Лоуренс Графф определился довольно рано: в 14 лет, в 1952 году, Лоуренс так плохо учился в школе, что его семья потребовала, чтобы он бросил учебу, и шел работать. Первой работой будущего миллиардера стала должность подмастерья (включавшая уборку полов и туалетов) у ювелира Шиндлера в лондонском районе Hatton Garden, историческом центре ювелирного дела. Лоуренс продержался всего три месяца, после чего был уволен, но именно здесь он впервые увидел драгоценные камни и понял, чем хочет заниматься в жизни. Вскоре Лоуренс находит новое место работы, где его обучают отбору камней, их огранке, закрепке, полировке и работе с золотом, через три года он стал реставрировать изделия, а затем и изготавливать украшения.

Когда Лоуренсу исполнилось восемнадцать, он убедил одного из товарищей постарше взять его подмастерьем в новое дело. Когда их долги поставщикам превысили шесть тысяч долларов, Лоуренс уговорил своего старшего партнера отдать ему долги вместе с бизнесом. К 1960 году, достигнув 22-летнего возраста, Лоуренс не побоялся начать собственный бизнес, основав компанию Graff Diamonds, а в 24 уже владел в Лондоне двумя небольшими ювелирными салонами. Однако Лоуренс так и не смог убедить ведущих лондонских ювелиров покупать его профессионально выполненные, но безликие украшения. И он отправился в путь. С драгоценностями на сумму в 1000 долларов США в черном кожаном чемоданчике Лоуренс Графф появился в торговом центре Robinson & Co в Сингапуре. Освоившись, он стал проводить там ежемесячные выставки-распродажи.

Лоуренс Графф на яхте в Монако в 1970-х годах,
с моделью в украшениях от Graff.

Именно в Сингапуре он встретил своих первых важных клиентов — наследника 20-миллиардного состояния, наследного принца Брунея Хассанала Болкиаха и его супругу, известных коллекционеров предметов искусства и ювелирных украшений, и стал буквально придворным ювелиром этой королевской семьи, которая за двадцать лет приобрела у Граффа бриллиантов на десятки миллионов долларов. С 1966 по 1986 год Графф бывал в Брунее не реже раза в месяц, его брали в королевскую ложу на матчи по поло, а для поездок по стране выдавали «Aston Martin». Ну и, само собой разумеется, во всех таких поездках его сопровождал чемоданчик с бриллиантовыми украшениями. В одном из редких интервью Лоуренс признался, что именно султану Брунея обязан своим состоянием, и к слову, не только ему. Многие богатые персоны из Индии, Малайзии и Китая сделали свой выбор в пользу драгоценностей Граффа.

Принц Брунея Хассан Болкиах

В 1966 году за браслет с изумрудами, бриллиантами и аметистами Graff удостаивается престижной награды Diamond International Awards, первой из всех своих будущих. Вскоре Лоуренс Графф становится одним из крупнейших закупщиков бриллиантов – в 70-е и 80-е годы прошлого столетия представители Diversity Jewellery Ltd дважды в неделю приезжали к нему с партией бриллиантов, из которых ювелир выбирал лучшие камни, создавал украшения и вновь пускался в путь с чемоданчиком, содержимое которого тянуло уже на миллионы. В 1970-х Лоуренс зачастил на Ближний Восток, где появилось множество нефтяных миллионеров. Арабы принялись летать в Лондон и сорить нефтяными деньгами. Графф умеет угодить клиенту. Лоуренс становиться для этой публики «своим человеком». «Если им был нужен врач, я находил врача. Если нужен автомобиль, я находил его. Принцессы Саудовской Аравии ходили по магазинам, а потом заходили ко мне в офис переодеться» – вспоминает он.

Лоуренс Графф (Laurence Graff).

Первый свой орден из рук британской королевы Елизаветы II Графф получит в тридцать пять. Предпринимательская активность Граффа на Ближнем Востоке, в Сингапуре, Малайзии, на Филиппинах, в Австралии, Индии, а позже и в Гонконге и Японии была столь успешна, что в 1973 году он стал первым британским ювелиром, получившим награду за развитие торговли – Queen’s Awards for Enterprise, и удостаивался ее еще трижды, в 1977, 1994 и 2006 годах.

Лоуренс Графф c орденом британской королевы.

В 1974 году Графф в Лондоне открывает полноценный магазин рядом с универмагом Harrods, закрыв имеющиеся два маленьких салона. Как-то раз без предварительного уведомления в его магазин зашел принц Саудовской Аравии Турки ибн Фейсал Аль Сауд, как вспоминает Графф – «скупил весь ассортимент, включая крупнейший из моих бриллиантов, в котором было 14 карат». К началу 1990-х, когда нефтяные деньги перестали литься рекой, а султан Брунея сократил свои расходы на драгоценности, Графф решил обновить свой салон в Лондоне. В 1993 году Лоуренс переносит его на улицу New Bond Street в район Mayfair. Почетным гостем на открытии этого самого бутика будет принц Майкл Кентский.

Следующим шагом Graff был выход на американский рынок, где продается половина всех бриллиантовых украшений в мире. Конкуренты — Cartier и Van Cleef & Arpels — к этому моменту уже были куплены конгломератом Richemont. Ведущий бриллиантовый бренд Америки Harry Winston был ввергнут в хаос после смерти основателя в 1978 году и последовавших судебных разбирательств между его сыновьями Рональдом и Брюсом. «Наверху пирамиды никого не было. Все наши конкуренты пренебрегли этим сегментом рынка», — вспоминает Графф. С 2001 года Graff открывает салоны в Нью-Йорке, Чикаго, Лас-Вегасе (в заведении, принадлежащем королю игорного бизнеса Стиву Винну) и во Флориде. Одним из первых клиентов Лоуренса становится эксцентричный американский миллиардер Дональд Трамп. У Граффа и Трампа много общего: оба обаятельны и самонадеянны, грубоваты, хвастливы и любят все огромное. Неудивительно, что в 2004 году для своей третьей жены, словенской супермодели Мелании, обручальное кольцо с бриллиантом в 12 карат за один миллион долларов Трамп заказал именно у Graff. «Лоуренс — выдающийся ювелир, — рассказывает Трамп. — Качество его камней, уровень сервиса и репутация выше всяких похвал».

Через руки Лоуренса Граффа прошли самые известные и крупные бриллианты в мире, среди них Idol’s Eye (71,21 карата), Hope of Africa (115,91 карата), Paragon (137,82 карата), The Star of America (100,57 карата) и Light of Letseng (102,79 карата). Сегодня ювелир обладает одной из самых впечатляющих коллекций драгоценных камней в мире, стоимость которой, по оценкам экспертов, составляет полтора миллиарда долларов. Даже дерзкое ограбление бутика в Лондоне в 2009-м, когда преступники унесли драгоценностей на шестьдесят пять миллионов долларов, не стало для Graff роковым ударом.

Лоуренс по-прежнему лично контролирует буквально каждый аспект своего бизнеса, включая маркетинг. Продавать бизнес или даже долю в нем он не намерен, хотя частные инвестиционные фонды сейчас активно вкладывают в британские ювелирные дома Garrard и Stephen Webster. Растет и число людей с фамилией Графф в бизнесе — ювелир уже привел в компанию трех членов своей семьи, включая сына Франсуа, занимающего сегодня вторую по важности позицию в компании Graff Diamonds International. По словам Граффа, в конце концов, именно он возглавит компанию.

Лоуренс Графф с сыном Франсуа

Империя, созданная Лоуренсом Граффом впечатляет. Помимо полностью частной Graff Diamonds International, вертикально интегрированной компании, объединяющей всю цепочку: от добычи и оптовой торговли до огранки и розничных продаж, Графф владеет контрольным пакетом акций South African Diamond Corporation в ЮАР, которая занимается добычей, огранкой и полировкой бриллиантов и располагает офисами и мастерскими в Йоханнесбурге, Антверпене, на Маврикии и в Ботсване. Там же в ЮАР, в Стелленбоше, у Граффа имеется Delaire Graff Estate – винодельческая ферма, гостиница со спа, львиным парком и крокодиловой фермой. Бутиков, где продаются драгоценности и часы Graff, cегодня пятьдесят пять по всему миру.

Винодельческая ферма Граффа Delaire Graff Estate.

Большую часть времени бизнесмен проживает в особняке в Гштааде, в Швейцарских Альпах со своей супругой француженкой Анной-Марией, и тремя детьми. Помимо особняка Графф владеет недвижимостью в Швейцарии, а также домами в Лондоне, на Кап-Ферра во Франции и апартаментами в Нью-Йорке. Приблизительная стоимость одной только его коллекции современной живописи, где имеются Пикассо, Уорхол и Баския, составляет более $250 млн. Между своими многочисленными владениями Графф курсирует на собственной 45-метровой яхте Feadship или на личном самолете Global Express XRS.

Лоуренс Графф (Laurence Graff).

Особого уважения заслуживает упорство и целеустремлённость, с которой Лоуренс Графф несмотря ни на что шёл твёрдой поступью к намеченной цели, порой спотыкаясь и падая, но вновь вставая, ведомый своей непоколебимой верой в себя и в будущее. «Бриллианты переживают поколения. Но лучший момент в их судьбе – это когда они превращаются в украшения. Их, как произведение искусства, надо выставлять на обозрение, а не прятать в сейфе». Лоуренс Графф.

Лоуренс Графф (Laurence Graff).

Среди работ Дома «Лобортас» – признанные мировым сообществом эталоны ювелирного мастерства XXI века, в том числе кольцо «Царевна Лебедь» с 2525 бриллиантами, ставшее рекордом мира и занесенное в Книгу рекордов Гиннеса, созданное с применением инновационной, сверхновой техники закрепки бриллиантов.

Оригинальный дизайн, высокое качество и тонкое исполнение характеризуют каждое изделие Дома «Лобортас», превращая их в шедевры ювелирного искусства, для людей, которые привыкли всегда и во всем быть первыми.

Graff Diamonds на выставке Baselword 2016

Graff Diamonds – это имя неизменно ассоциируется c роскошью и безупречными бриллиантами. Laurence Graff – основатель Graff Diamonds, всемирно известен за приобретение одних из самых крупных и эксклюзивных бриллиантов на планете. На выставке Baselworld 2016 мы имели возможность ознакомиться с новой коллекцией ювелирных украшений от Graff Diamonds и предлагаем вашему вниманию путешествие в мир королевской роскоши.

В последние годы ювелирная компания, расположенная в Лондоне, находит свое вдохновение в эпохе Барокко и в так называемой «цветочной теме», через которую ювелиры Graff Diamonds стремятся передать всю красоту и мощь природы, как, например, в коллекции Carissa (Карисса). Греческое слово Carissa (Карисса) означает «возлюбленная» и является названием цветка, который послужил мотивом для данной серии.

Ювелирные часы с секретом от Graff Diamonds создавались с любовью к прекрасной половине человечества. Изящный браслет легким движением превращается в миниатюрные часы. Под ярким изумрудом огранки кабошон скрывается циферблат, инкрустированный бриллиантами изумрудной и круглой огранки. Стоит напомнить, что характеристики даже самых мелких бриллиантов Graff Diamonds никогда не опускаются ниже G-H /VS+. В целом же дизайн всего изделия напоминает нам стиль драгоценностей индийских махараджей, к которому были так неравнодушны художники-ювелиры начала XX века.

Очередной шедевр часового и ювелирного искусства от Graff Diamonds – это часы с секретом украшенные бриллиантами и рубеллитом, на котором выгравирован цветок лотоса. Лотос является одним из символов плодородия и достатка, что придает особый метафизический смысл этому ювелирному шедевру от Graff Diamonds.

Серьги «Павлин» – одно из самых роскошных творений Graff Diamonds. Павлин – птица, символизирующая царственность и красоту, сияющую славу, бессмертие и величие. Редчайшие колумбийские изумруды общим весом более 31 карата в обрамлении сверкающих бриллиантов представлены в виде «глаза Бога», как еще называют павлинье перо.

А в этом великолепном колье с изумрудами и бриллиантами можно увидеть всю страсть, креативность и внимание к деталям художников и ювелиров компании Graff Diamonds. Чтобы создать это изделие мастера обращались к архивам компании и изучали исторические ювелирные украшения Европы прошлых веков. Сочетание же четырех видов огранки довольно необычайное для такого редкого и хрупкого камня, как изумруд.

Что может быть лучше бриллиантов? Только цветные бриллианты. Laurence Graff обожает желтые бриллианты. В 80-е годы ХХ века Laurence Graff ввел моду на них, и с тех пор всеобщая любовь к ним только растет. Нельзя не отметить безупречную огранку ашеров, радиантов и груш с великолепными бесцветными бриллиантами по бокам. Именно эти формы огранки концентрируют цвет и повышают насыщенность окраски, а соответственно, и стоимость. Обращает внимание на себя и идеальное цветовое решение драгоценных металлов – каст под желтый бриллиант сделан из желтого золота – блеск и цвет металла перемежаются с дисперсией в камне и усиливают ее. А бесцветные бриллианты стоят в шинке из белого золота, что идеально подчеркивает их красоту. В кольцах Graff Diamonds камень ценится больше, чем дизайн, поэтому оправа в украшениях Graff очень простая. Чтобы подчеркнуть главенство камня в украшениях, Laurence Graff пришлось пойти против течения в середине прошлого века, и это того стоило: сегодня кольцо с солитером от Graff Diamonds – признак изысканности и тонкого вкуса.

Камни, которые прошли обработку Graff Diamonds, маркируют лазером: на одну из граней наносится логотип Graff Diamonds и идентификационный номер. Эта надпись видна только при десятикратном увеличении.

И вот, волнующее взгляд колье с потрясающим желтым бриллиантом в центре медальона. Вес центрального камня 32,11 карат, цвет Fancy Yellow. Его идеально дополняют 37 карат бесцветных бриллиантов, а 14 желтых бриллиантов огранки радиант усиливают сияние.

Самая затейливая серия в ювелирных украшениях Graff Diamonds – это серия брошей с птичками, медвежатами и стрекозами.

Брошь «Стрекоза» – инкрустирована 488 желтыми и бесцветными бриллиантами.

Брошь «Влюбленные птички» выполнена из белого золота и бесцветных бриллиантов общим весом 46,25 карата, глаза птичек сделаны из сапфиров глубокого синего цвета, а клювики выполнены из оникса.

Еще одна брошь «Одинокая птичка на ветке» производит неизгладимое впечатление уникальной техникой закрепки камней, вес которых составляет 40,24 карата.

Стоит отметить, что эти броши имеют не только художественную и утилитарную ценность, со временем их владельцы с удивлением обнаружат, что эти украшения растут в цене.

Ссылка на основную публикацию
×
×