Изысканный стиль Жаклин де Рибе – лучшие фото и биография

Жаклин де Риб

Минутка ретро на сплетнике.

Жаклин де Риб – легендарная светская львица прошлого столетия. Но в отличие от it-girls наших дней, она не только щеголяла в красивых нарядах и танцевала на балах. Жаклин де Риб была меценатом и дизайнером, интереснейшим собеседником, занималась социальной деятельностью и политикой.

Жаклин родилась 14 июля 1929 г. в семье графа и графини де Бомон. Девочка росла в аристократической семье, в достатке, но … богатые тоже плачут. Она была абсолютно несчастным ребенком. «Моя мать поцеловала меня в детстве только однажды. Я никогда не знала чувства защищенности», ‒ призналась Жаклин уже будучи взрослой. Когда девочка стала подростком, мать посмеивалась над ее долговязой фигурой и большим носом. Но, Эдуард де Риб увидел в будущей жене газель, красавицу тонкой и необычной красоты. Жаклин и Эдуард стали счастливой парой, влюбленной друг в друга всю жизнь. Нельзя сказать, что их будни были наполнены светской жизнью, скорее, это был стиль обычной обеспеченной пары, которая может ни в чем себе не отказывать, но не склонна к экстравагантности и излишним тратам. Конечно, они посещали приемы и изредка выходили в высший свет, но, казалось, это их занимает очень мало, кроме того, нельзя забывать, что это были военные и первые послевоенные годы.Но, однажды, уже будучи матерью двух детей, Жаклин познакомилась, на приеме у своего дяди, с Шарлем де Бестегю, законодателем мод, известным снобом и прожигателем жизни – его балы гремели на всю Европу. Послевоенная жизнь аристократии постепенно входила в свою колею и общество стремилось снова броситься с головой в пучину удовольствий. Шарль был в первых рядах возрождения стиля шикарной светской жизни и с большим энтузиазмом стал проводником Жаклин в неведомом, доселе, ей мире. Так, незаметно для себя, молодая графиня де Рибе стала королевой Парижа.

Когда, в начале 50-х годов, она, впервые вместе с мужем, появилась в Америке, – тут же попала на обложки самых модных журналов. В студию, к знаменитому фотографу Ричарду Аведону, неопытная Жаклин явилась во всеоружии: только из парикмахерской с завитыми волосами и накладными ресницами. Присутствовавшая в студии Диана Вриланд, бывшая в то время редактором Harper’s Bazaar, решительно вернула начинающей иконе стиля ее натуральный вид – так появилась знаменитая фотография Жаклин с косой.

В калейдоскопе бесконечных балов она всегда выделялась из толпы — все с нетерпением ждали, в чем же появится Жаклин, и она никогда не разочаровывала. Жаклин сама диктовала дизайнерам, что она хочет носить, и они беспрекословно подчинялись ей, причем, не из-за необходимости потакать вздорным желаниям богатой клиентки, а потому, что Жаклин обладала уникальным новаторским чувством стиля. Не напрасно, в 1983 году, Жаклин была титулована как “Самая стильная женщина мира”.

Графиня де Риб стала музой многих дизайнеров: ей посвящали коллекции Диор, Ги Ларош, Ив Сен-Лоран. В 55-м, Олег Кассини, одевавший Жаклин Кеннеди, сказал Жаклин де Риб: «Я чувствую, что вы – нераскрывшийся дизайнер. Не хотите ли что-нибудь сделать для меня?». И Жаклин принялась сочинять платья. Когда пришла пора отправлять коробки с готовыми платьями в США, возник вопрос с эскизами – Жаклин совершенно не умела рисовать. Она наняла для этого итальянского парнишку из малоизвестной мастерской. Через три года парнишка открыл свой модный дом. Это был Валентино.

Так, в возрасте 53-х лет, де Рибе сама стала дизайнером. Талант Жаклин получил достойную оценку – её брендом восхищались: первая леди США Нэнси Рейган, экстравагантная Шер и многие другие именитые поклонницы.

Ее первая коллекция одежды была представлена в 1983 году, одновременно в Париже и Нью-Йорке, и имела большой успех – была горячо принята как экспертами так и публикой. Стиль коллекции отличался сдержанным величием и утонченной элегантностью линий.

В 1984 году Жаклин представила свою первую коллекцию фирменных ювелирных украшений. В конце 80-х, она сделала ставку на разработку длинных вечерних платьев, а уже в начале 90-х, начала создавать изысканные коктейльные платья. В1985 году она была удостоена премии “Rodeo Drive award” в Лос-Анджелесе. В 1994 году, Жаклин де Рибе, проработав в индустрии моды всего 9 лет, закончила свою карьеру. Затяжная болезнь позвоночника приковала ее к инвалидному креслу.

Николя Саркози, орден почетного легиона

В 1999 году Жан-Поль Готье (Jean Paul Gaultier) разработал коллекцию, которую посвятил Жаклин де Рибе (Jacqueline de Ribes)

Но, как бы то ни было, Жаклин, царившая в послевоенном Париже, внесла и свой вклад в историю “haute couture”. Подтверждением этого и стала выставка в Метрополитен-музее(наряды, которые носила Жаклин и то, что она создавала сама):

.

История Жаклин де Риб

Название выставки «Жаклин де Риб: Искусство стиля», которая занимает залы Центра костюма Анны Винтур музея Метрополитен в Нью-Йорке, говорит обо всем и ни о чем. Его наполненность зависит от того, знакома ли вам женщина, которой она посвящена, или вы слышите ее имя первый раз.

Эта выставка — возможность заглянуть в медленно блекнущую амальгаму зеркала блестящей эпохи, где аристократы, café society и джет-сет — не декорация фильма, а самая настоящая реальность. Где красота и положение в обществе имеют вес, но еще большее значение приобретает страсть, желание выразить себя, упорство и харизма.

Фото: © The Metropolitan Museum of Art

Графиня Жаклин де Риб родилась в 1929 году в день взятия Бастилии. Похоже, что этот каламбур судьбы наложил отпечаток на всю жизнь отпрыска аристократической семьи. Она жила в богатстве, но без любви. Ее мать, переводчица Хемингуэя, была холодной и замкнутой и поцеловала дочь только один раз. Отец был пилотом истребителя и пропадал на аэродроме. Жаклин росла в доме деда, графа Оливье де Риво де ла Раффинье, и провела в нем большую часть своего детства. В 18 лет она вышла замуж за виконта де Риба (графский титул он получил в 1981 году после смерти отца).

Ее происхождение, внешность — длинная шея, выразительный профиль — и страсть к моде сделали де Риб любимой клиенткой кутюрье. В историю фотографии вошли ее снимки, сделанные Дэвидом Бейли, Сесилом Битоном, Хорстом П. Хорстом, Ирвингом Пенном, Франческо Скавулло и Юргеном Теллером.

Ричард Аведон снял ее вместе с Глорией Вандербильт и Мареллой Аньелли среди других «лебедушек» Трумена Капоте в 1959 году. В заказанных у Marc Bohan for House of Dior, Pierre Balmain, Yves Saint Laurent, Fernando Sanchez for Révillon Frères, Emanuel Ungaro, Madame Grès (Alix Barton), Valentino Garavani и других кутюрных платьях она отправлялась на балы и вечеринки, не гнушаясь тем, чтобы порой переделать платье так, как ей больше нравилось. Giorgio Armani, Bill Blass, Roberto Cavalli, John Galliano, Jean-Paul Gaultier, Norma Kamali, Guy Laroche, Ralph Lauren — все они так или иначе стали частью ее жизни, охватившей важнейшие для современной моды декады с 1950-х по настоящий день.

86-летняя де Риб говорит, что всегда хотела вырваться из клетки предрассудков сословия и нашла выход в творчестве: уже в десять лет она ставила спектакли по собственным пьесам. Костюмы тоже были делом ее рук: на выставке представлена фотография, на которой она запечатлена с сестрой в одной из таких постановок. Юные графини одеты в платья из картофельных мешков.

В 1955 году де Риб встретила Олега Кассини, который счел ее элегантной до безумия. Кассини заметил ее талант и предложил придумать несколько нарядов для него. Юная графиня чертила выкройки на полу своего аттика, пригласив для помощи работниц из Patou и Balenciaga, а эскизы по ее указаниям рисовал тогда никому не известный Валентино (позже Жаклин стала клиенткой его кутюрного дома). Графине не нужно было работать, но Жаклин не сидела сложа руки: балет, фильмы, телевидение, даже колонка для Marie Claire. Но все это было лишь прологом.

Фото: Courtesy of The Metropolitan Museum of Art, Photograph by Richard Avedon

В июле 1982 года графиня объявила, что начинает карьеру дизайнера моды. Не прошло и года, как она показала коллекцию прямо в своем фамильном особняке в Париже. Показы тогда устраивались или в салонах домов моды, или в отелях. Пускать в свой будуар посторонних было неслыханно. А тут еще на показ дебютантки пришли друзья — Валентино, Унгаро, Пьер Берже. Универмаг Saks Fifth Avenue немедленно заключил с парижской великосветской дамой трехлетний контракт, и имя Жаклин де Риб оказалось навсегда вписано не только в бухгалтерские книги модных домов, но и в историю американской моды. Элегантные, с оттенком дерзости платья де Риб носили Шер, Нэнси Рейган и Джоан Коллинз (последняя явно внесла в черты своей героини в сериале «Династия» кое-что от де Риб). «Диор как-то сказал, что элегантность не может быть сексуальна. Ничего подобного. Это просто чуточку сложнее, только и всего»,— считала де Риб.

И свои, и заказанные в домах моды туалеты графиня бережно сохраняет. Куратор выставки Гарольд Кода узнал о выдающейся коллекции де Риб от Оскара де ла Рента: «Мы попросили ее показать коллекцию нам, и так появилась идея этой выставки. Это не только выставка о стиле гранд-дамы высокой моды, знакомой со многими ее героями, от Дианы Вриланд до Сьюзи Менкес, но и история самой моды, в которой она сумела реализоваться не только как клиентка кутюрных домов, но и как дизайнер. История Жаклин де Риб — повесть о женщине привилегированного класса, которая хотела работать с модой, а не только наслаждаться ею. Многие аристократки тоже нашли свою судьбу в этом мире, но жизнь графини, которая в 6-летнем возрасте следила за примерками своей бабушки, а в 54 года стала успешным дизайнером собственной марки, вдохновила меня особенно».

Читайте также:  Высокая мода Schiaparelli весна-лето 2020

На выставке представлено много платьев, созданных ею самой. «Они не только ярко отражают ее собственный неповторимый стиль, но и показывают, как точно она смогла перевести щебет высокой моды на доступный универмагам язык,— продолжает мистер Кода.— Каждая модель подчеркивает привлекательность женщины и почти в каждом случае не только льстит ей, но и делает центром внимания. Стиль де Риб — это эффектная элегантность с оттенком соблазна, никогда, впрочем, не пересекающая черту театральности и вульгарности. Эта аура аристократического вкуса в сочетании с пониманием запросов современной женщины стали залогом успеха ее собственных платьев в Америке.

Откровенно говоря, я считаю ее личностью гораздо большего масштаба, чем любой, даже самый яркий и впечатляющий из ее туалетов. Забавно, что через них можно попытаться разгадать тайну этой женщины, так много работавшей над собой и часто появлявшейся на публике и так тщательно оберегавшей свою частную жизнь. Например. Она вспоминала, что когда в 1966-м надела прозрачное платье Yves Saint Laurent из синей органзы с вышивкой пайетками на открытие балетного сезона, то была счастлива, что стола из шиншиллы помогла ей замаскировать его откровенность. Туника цвета слоновой кости, которую мы показываем как платье Dior, на самом деле создано ею самою. Марк Боан, возглавлявший тогда дом, позволил ей воспользоваться ателье Dior, чтобы сшить платье. Еще один образец – атласное белое платье, с бедра которого графиня срезала розетку, а на плечо пришила огромный бант с брошью в центре. Когда Боан увидел это, то шутливо спросил: «Разве это мое?» Де Риб отвечала: «Официально». Среди ее бальных платьев есть сочиненное для знаменитого прустовского бала барона и баронессы де Ротшильд в замке Феррьер в 1971 году. В его ткани я узнал вышивку из знаменитого платья-сари Валентино. Графиня подтвердила: «Да, это оно, у Джеки Кеннеди было такое же, только аквамаринового цвета». Она легко превратила знаменитое кутюрное платье в маскарадный костюм!

Фото: Copyright Patrice Stable/ Jean Paul Gaultier

На выставке представлено более 60 ансамблей, самый ранний из которых датируется 1962 годом. Вместе с фотографиями, видео, газетными и журнальными статьями они выстраиваются не только в хронологию моды второй половины XX века, но и демонстрируют особый взгляд графини де Риб на нее. О том, как ее саму видели создатели моды, говорят посвященная графине кутюрная коллекция 1999 года Жан-Поля Готье и прочувствованные слова Ива Сен-Лорана: «Де Риб заставляет меня мечтать. Она жемчужная серьга в ухе короля Польши, изумруд царицы Савской, лунная тиара Дианы де Пуатье, кольцо Нибелунгов. Она как замок в Баварии, черный лебедь, королевская голубая орхидея, сияющий единорог. Ее глаза — отражение луны в водах Баден-Бадена. Она — дрожащий эгрет, украшающий тюрбан махараджи загадочной барочной спиралью. Она — бриллиант Голконды. Кроме прочего она мой друг, и, стоя на коленях, я целую ее руку».

О моде

Жаклин де Риб: аристократка, интеллектуалка, икона стиля

Жаклин де Риб – легендарная светская львица прошлого столетия. Но в отличие от it-girls наших дней, она не только щеголяла в красивых нарядах и танцевала на балах. Жаклин де Риб была меценатом и дизайнером, интереснейшим собеседником, занималась социальной деятельностью и даже политикой…

Жаклин де Риб родилась в Париже в семье графа и графини де Бомон (мать занималась переводами, отец был летчиком)в 1929 году, 14 июля. Тот факт, что день рождения приходится на День взятия Бастилии, Жаклин особенно выделяла, говоря, что революция – у нее в крови… В девятнадцать лет она вышла замуж за виконта Эдуара де Риба, получившего после смерти отца огромное наследство и графский титул. Это был единственный брак в жизни Жаклин: на всю жизнь. С семейной жизнью (родились дети: девочка и мальчик) Жаклин начала и жизнь светскую, став активной посетительницей балов, познакомившись с Кристианом Диором и завоевав титул самой стильной парижанки. Главный редактор Vogue Диана Вриланд, увидев юную Жаклин, очаровалась этой девушкой с бесконечной шеей, роскошными волосами, аристократическими манерами. Вриланд познакомила Жаклин с фотографом Ричардом Аведоном, и тот сделал знаменитый снимок, на котором Жаклин де Риб так похожа Нефертити (1955 год).

Казалось, у нее есть все: титул, деньги, внешность, острый ум. Но Жаклин всегда стремилась к чему-то большему, считая, что даже самый красивый алмаз нуждается в тщательной огранке. Жаклин никогда не хотела быть просто звездой высшего света. Про нее говорили, что у нее получается делать все, за что она не возьмется. Когда Жаклин строила дом на Ибице, которая набирала популярность, как самый «тусовочный» курорт, то дом она строила в самом прямом смысле слова: собственными руками.

К созданию своих образов Жаклин подходила с вдохновением. Про нее говорили: «она изобретает моду, и то, что она носит сейчас, другие будут носить через два года». Но графиня лелеяла мечту когда-нибудь делать одежду для других. Она хотела не только наслаждаться модой, но и работать с ней. Желание ее частично сбылось в 50-х. Жаклин с мужем побывали в Америке и познакомились с модельером Олегом Кассини, который одевал первых леди США. Кассини увидел явные способности Жаклн и убедил ее заняться любимым делом. Жаклин не умела рисовать эскизы и наняла помощника. Им стал итальянец Валентино Гаравани… Сотрудничество Жаклин де Риб и Валентино продлилось недолго, но про своего бывшего помощника и великого дизайнера Жаклин говорит с теплотой. И конечно, носит его платья!

Жаклин де Риб была музой многих дизайнеров. Ив Сен-Лоран с гордостью называл себя ее другом, Жан-Поль Готье посвятил ей свою кутюрную коллекцию 1999 года, назвав ее «Божественная Жаклин».

С Оскаром де ла Рента

Собственный дом моды появился у Жаклин в 1982 году. Жаклин было пятьдесят три года. Если и находились те, кто думал, что модный дом – блажь богатой аристократки, то они быстро поняли, что это не так. Элегантная одежда с оттенком соблазна от Жаклин де Риб пользовалась популярностью, а модный дом с успехом просуществовал десять лет. Ее наряды носили Шер, Джоанн Коллинз, Нэнси Рейган.

С Майей Плисецкой

В 2010 году Жаклин де Риб была награждена орденом Почетного Легиона за филантропическую и культурную деятельность.

С мужем Эдуардом в своем доме, 1988 год.

В 2016 году 86-летняя Жаклин де Риб собрала выставку в Метрополитен-музее из уникальных предметов из своего колоссального гардероба, похожего на музейную галерею.

С Ивом Сен-Лораном

Ив Сен-Лоран сказал о Жаклин де Риб такие слова: Де Риб заставляет меня мечтать. Она жемчужная серьга в ухе короля Польши, изумруд царицы Савской, лунная тиара Дианы де Пуатье, кольцо Нибелунгов. Она как замок в Баварии, черный лебедь, королевская голубая орхидея, сияющий единорог. Ее глаза — отражение луны в водах Баден-Бадена. Она — дрожащий эгрет, украшающий тюрбан махараджи загадочной барочной спиралью. Она — бриллиант Голконды. Кроме прочего она мой друг, и, стоя на коленях, я целую ее руку.

Абсолютный стиль Жаклин Кеннеди

Абсолютный стиль Жаклин Кеннеди

В Америке появилась новая первая леди и всевозможные таблоиды и женские журналы в одночасье окрестили миссис Обама иконой стиля, приводя в качестве эталона, имя другой первой леди – Жаклин Кеннеди.

Мнения о Жаклин Кеннеди журналистов, биографов, современников, полярны и противоречивы. Эта женщина удостаивалась восхищения и ненависти, преклонения и порицания.

По мнению одних, она была совершенством. Искренне любила своего мужа, обожала сына и дочь, тяжело переживала смерть Джона Кеннеди, а на второе замужество с миллионером Аристотелем Онассисом решилась лишь потому, что жизнь стала пустой и бессмысленной. Многие представляли её расчетливой и высокомерной, утверждали, что её годовой финансовый счет мог бы составить бюджет небольшого государства, что она постоянно меняет любовников, приписывали ей романы с актерами Марлоном Брандо и Уильямом Холденом, с братом Джона Кеннеди, Робертом, с министром обороны кабинета Кеннеди Макнамарой и его заместителем Росуэллом Гилпатриком.

Оппоненты же настаивали, что она была застенчивым и очень ранимым человеком, не любила публичности, знала, что такое страдание и одиночество. Что её отличали деликатность и удивительное чувство такта. Что Джеки была способна мгновенно очаровать собеседника, что в ней присутствовал неподдельный интерес к людям, что она обожала литературу и искусство. А романы – это попытка заглушить обиды, наносимые сначала первым мужем, страстным любителем женского пола, а затем и вторым мужем, грубоватым, властным, известным своими бисексуальными наклонностями.

Жаклин Кеннеди, урожденная Жаклин Ли Бувье, американка с французскими корнями по линии отца – Джона Бувье. Он обеспечивал семейству вполне безбедное существование, играя на бирже. В 1930-е годы, во время мирового кризиса, финансовое положение семьи Бувье сильно пошатнулось. Когда Жаклин исполнилось тринадцать, а ее младшей сестре Кэролайн Ли одиннадцать, родители развелись. Через некоторое время у девочек появился отчим – Хью Очинклосс, человек не бедный, состоящий в родственных отношениях с самыми известными фамилиями Америки — Рокфеллерами, Вандербильдами, Тиффани.

В 1951 году за плечами двадцатидвухлетней Жаклин Бувье был частный привилегированный колледж, год учебы в Сорбонне и университет Джорджа Вашингтона, который она окончила со степенью бакалавра в области французской литературы. Еще в университете, Джеки удалось выиграть письменный конкурс, проводимый популярнейшим парижским журналом «Vogue». Ее эссе о деятелях литературы и искусства, ушедших из жизни, было признано лучшим среди множества работ. Джеки стала сотрудницей вашингтонской газеты «Вашингтон Таймс Геральд». Первое время ей пришлось исполнять роль девочки на побегушках, затем последовало повышение до должности секретаря отдела городских новостей.

Читайте также:  Светлана Кушнерова - коллекция 2020

Когда в редакции открылась вакансия на должность «фотографа-интервьюера», Джеки заверила редактора, что умеет фотографировать, а сама тайком отправилась на краткосрочные курсы фотографов. Однако успехов на этом поприще молодая журналистка особенно не достигла. Ее бывшие коллеги свидетельствовали, что фотографии в исполнении Джеки были не лучшего качества, впрочем, как и её интервью.

И действительно, Америка, в лице простых обывателей приняла ее не сразу. Но все же, приняла и полюбила. И не просто полюбила, а сделала своим кумиром, объектом обожания и подражания. В этот период в Новом свете с небывалой силой вспыхнул интерес к искусству, предметам старины, к семейным ценностям. И все это, благодаря Джеки. Для американцев она стала воплощением хорошего вкуса стиля и отличных манер, её умение одеваться вызывала восторг и волну подражаний.

Правда пристрастие к нарядам вызывало и наибольшее количество нареканий в адрес Жаклин. О расточительности Джеки и её безудержной любви покупать дорогую модную одежду и всевозможные предметы роскоши ходили легенды. Непомерно большие расходы жены несколько тяготили Джона Кеннеди. За первый год пребывания в Белом доме Джеки лично потратила на одежду, драгоценности и посещение салонов красоты более 100 тысяч долларов.

Многие шикарные вещи и драгоценности первая леди получала в подарок, например, император Эфиопии Хайле Селассие преподнес ей шубу из меха леопарда стоимостью в 75 тысяч долларов, а король Марокко Хасан I – кафтан белого шелка и огромный пояс, украшенный сотнями драгоценных камней. Подарок Де Голля – часы с бриллиантами стоимостью 4 тысячи долларов.

Со временем безудержное стремление к приобретательству стало несколько смущать миллионера. Забежав в магазин на несколько минут, Джеки могла оставить там огромную сумму, зайдя в меховое ателье за одной шубкой, она покидала его с двумя. Коллекции модной одежды своих любимых дизайнеров Жаклин приобретала целыми сериями. В тридцать тысяч долларов, которые Онассис ежемесячно ей выдавал, уложиться не удавалось. Жаклин постоянно жаловалась мужу на нехватку денег.

Одним из пристрастий Жаклин была обувь. За год она могла купить себе сотни новых пар. Их постигала такая же участь, как и модную одежду. Однажды дотошный грек все-таки докопался до правды, обнаружив, что практически новые обувь и туалеты госпожа Онассис отправляет в компанию, скупающую товары «секонд-хэнд», а её счет постоянно пополняется.

Она привела в восторг едкого и саркастичного Мальро, французского писателя, культуролога, героя Сопротивления, бывшего в ту пору министром культуры в правительстве де Голля. Даже бескомпромиссный пламенный революционер Че Гевара после знакомства с Жаклин заявил, что Джеки – единственный человек в Соединенных Штатах, с кем ему хотелось бы встретиться, многозначительно добавив: «Но не за столом переговоров».

Жаклин Кеннеди крушила американские стереотипы. Редакторы модных журналов в восторженных тонах рассказывали читателям о безупречном вкусе госпожи президентши, о её дизайнерских способностях, о врожденном ощущение стиля. После того как Джеки, вопреки существующим канонам, застелила столы в обеденном зале Белого дома цветными скатертями, такие же скатерти появились у большинства американских хозяек. В каждом доме можно было обнаружить стулья из золотистого бамбука, образцы которых Джеки вывезла из Парижа. А уж как всем хотелось носить такую же одежду как у Джеки!

Первая леди не любила изменять своему стилю и вкусу, поэтому нередко покупала одинаковые вещи, например, если ей идеально подходила модель туфель, она покупала их сразу нескольких цветов. Выбранные однажды силуэты одежды были практически неизменны.

В 1961 году Жаклин назвали самой модной женщиной года, и с тех пор она являлась образцом для подражания. Образ Джеки – был образом женщины шестидесятых годов. Магазины модной одежды и рекламные агентства рекламировали её стиль, было престижно выглядеть как Джеки. В домах мод по всему миру манекенщицы стали перекрашиваться в черный цвет и делать прическу «а-ля Джеки», а она только удивлялась: «Какое отношение к моему мужу имеет стиль моей прически?»

Каждое появление Жаклин на публике становилось предметом обсуждения. Её рассматривали как под микроскопом. Наряды Джеки являлись главной темой для разговора. А покупки, сделанные в магазинах, становились достоянием общественности на следующий же день. В публикациях прессы было много правды и еще больше неправды.

«Я себя чувствую так, словно стала общественной собственностью», – сказала в начале 1961 года Джеки своей знакомой. Во время президентской компании пресса и общество буквально не спускали глаз с миссис Кеннеди. Её стрижка, простые линии одежды, цвета, которые она предпочитала, очаровали весь мир.

Что поделать? Миссис Кеннеди действительно понимала, что значит хорошо одеваться. Она любила роскошь, но вкус ее не подводил, Джеки чувствовала, что такое подлинная элегантность.

Жаклин Кеннеди, благодаря абсолютному чувству стиля, казалось бы, устроила переворот в моде, но при этом в ее манере одеваться не было ничего революционного. Просто она чётко понимала: моё – не моё. В моду Жаклин привнесла, разве что, свою знаменитою шляпку-таблетку, ставшую символом «стиля Джеки». Происхождение этого легендарного аксессуара имеет разные версии. В прессе упоминали, что модельер Рой Халстон скопировал ее для Жаклин со шляпы, которую голливудский дизайнер Адриан сделал для Греты Гарбо в 1932 году. По мнению придворного дизайнера Жаклин, Олега Кассини, эта шляпка была той самой моделью, которая стопроцентно подходила именно ей.

Э то был серьёзный повод, чтобы Жаклин в срочном порядке пересмотрела свой гардероб. Кроме того, значительную поддержку президентской компании Джона Кеннеди оказывал американский Ladies’ Garment Workers’ Union — профсоюз швейников и текстильщиков Америки.

И Джеки стала носить одежду американских дизайнеров. Среди её фаворитов оказались Густав Тассел, Стелла Слоут, Бен Цукерман, Норманн Норелл, нью-йоркское ателье Chez Ninon и др. Одной из любимых американских марок Жаклин стала Лилли Пулитцер. Простые хлопковые платья от Лилли Пулитцер с цветочными узорами были очень популярны в 1960-е годы.

Однако «прогнувшись» перед американским мнением, и завоевав себе еще один плюс, Джеки потихоньку договаривалась с модельерами, чтобы они делали для неё копии нарядов ее любимых парижских дизайнеров. Ещё ходили слухи, что госпожа Кеннеди получала вещи от обожаемого Живанши по почте, спарывала с них лейблы и пришивала бирки с именем Олега Кассини.

Олег Лаевский-Кассини, американский модельер наполовину русского происхождения, был выбран в качестве официального модельера миссис Кеннеди. По подсчетам биографов семьи Кеннеди, за время пребывания в Белом доме Жаклин заказала личному кутюрье около 300 платьев.

Перед инаугурацией модельер приехал к Жаклин прямо в больницу, чтобы обсудить ее наряд на торжественной церемонии. Кассини рассказывал: «Она попросила навестить её в больничной палате. Всего несколько дней назад она родила сына Джона. До инаугурации оставалось два месяца. Мы подумали, что все остальные женщины, скорее всего, будут в мехах, напоминая медведей. Моя концепция заключалась в том, что Жаклин должна выглядеть божественно и просто – бежевое шерстяное пальто и шапочка от Халстона. Это оказалось правильным. Стоило ей появиться на людях, как она тут же выделилась среди всех. Стиль Джеки появился мгновенно. Это был облик не француженки, не американки, а именно Джеки. Так родился ее образ: изысканность, рафинированная элегантность и непохожесть на других».

Самым знаменитым нарядом Жаклин Кеннеди, мгновенно сделавшимся частью истории, стал розовый костюм от Chanel, залитый кровью 35-го президента США, убитого в Далласе в 1963 году. Через некоторое время миссис Кеннеди рассказывала друзьям, что президент сам выбрал для неё в тот день именно этот костюм.По поводу легендарного костюма у историков моды есть некоторые разногласия, многие утверждают, что этот костюм был копией модели Шанель, сшитый в ателье Chez Ninon, дизайнеры которого часто делали для первой леди реплики моделей французских дизайнеров.

Весной 1978 года Жаклин перешла в издательство «Doubleday», где вела переговоры со многими суперзвездами шоубизнеса о публикации их мемуаров. В этот свободный от браков период жизни её близким другом стал семидесятилетний владелец алмазных копий в ЮАР Морис Темпельсман, элегантный, образованный и благовоспитанный светский лев.

– Воспроизведение данного материала запрещено –

marina_ogor

пристань для яхт

June 2019

SMTWTFS
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Жаклин де Риб

Сейчас в Музее Metropolitan (Нью-Йорк) проходит выставка костюмов одной французской аристократки ‒ Жаклин де Риб. Ее называют «иконой стиля», «одной из самых известных модных персон ХХ века», «музой для дизайнеров «от кутюр».

Мадам ‒ 86 лет, она живет в Париже. Пять лет назад Николя Саркози, в то время бывший президентом Франции, вручил графине, дизайнеру одежды и филантропу Жаклин де Риб (Jacqueline de Ribes) орден Почетного легиона.


quotationof.com

Жаклин родилась в День взятия Бастилии 14 июля 1929 г. в семье графа и графини де Бомон. Девочка росла в аристократической семье, в достатке, но … богатые тоже плачут. Она была абсолютно несчастным ребенком. «Моя мать поцеловала меня в детстве только однажды. Я никогда не знала чувства защищености», ‒ призналась Жаклин уже будучи взрослой. Когда девочка стала подростком, мать посмеивалась над ее долговязой фигурой и большим носом.

Читайте также:  Ульяна Сергеенко кутюрная коллекция осень-зима 2020

В 19 лет Жаклин выходит замуж за виконта Эдуарда де Риба, с которым до сих пор вместе. У пары двое детей. Она вспоминает, что до свадьбы никогда не красилась, не носила высоких каблуков.

Уйдя из родительского дома, Жаклин начинает вести бурную светскую жизнь, посещая балы и всевозможные светские мероприятия. Она знакомится Кристианом Диором, становится страстной поклонницей нарядов haute couture. В 25 лет она попадает в список самых стильных женщин Парижа и с тех пор ее оттуда никто, собственно, и не вычеркивал.


1955

В 50-е годы в Америке, где Жаклин сопровождала мужа-банкира в деловой поездке, она знакомится с модельером Олегом Кассини, одевавшим Грейс Келли и Жаклин Кеннеди. И он вдохновляет ее заняться модой. В помощь к себе она привлекает неизвестного тогда, но талантливого юношу Валентино Гаравани ‒ сама графиня не умела рисовать. Валентино действительно работал на Жаклин какое-то время, но потом ушел в самостоятельное плавание.


1961

Помимо создания платьев в 60-70-е годы Жаклин де Риб занималась различными благотворительными проектами, спонсировала фильмы, концерты.


С Марией Каллас


С Элизабет Тейлор


С Ив-Сен Лораном

И, разумеется, участвовала в светской жизни, появляясь в умопомрачительных нарядах.


1962

Когда Жаклин было 53, она решила всерьез заняться модой как бизнесом. В 1983 году де Риб показала в Париже и Нью-Йорке свою первую коллекцию. «Все в глубине готовились посмеяться над потугами светской дамы. Но она показала действительно красивую одежду», ‒ вспоминал издатель Women’s Wear Daily Джон Фэрчайлд. Коллекция моментально стала хитом. В 1985 г. оборот бизнеса де Риб составил $3 млн, а одежда продавалась в 40 магазинах Америки. Среди ее клиенток были Шер и Нэнси Рейган.


1987

Жаклин выпустила также коллекцию фирменных ювелирных украшений, но в основном она занималась длинными вечерними и коктейльными платьями.

«Дар Жаклин заключается в том, что она до всего доходит своим умом и все может сделать своими руками. Я имею в виду ‒ именно руками. Полированные ногти ‒ это не ее», ‒ считает графиня Марина Чиконья.


1986

В 1994 г. Жаклин де Риб, проработав в индустрии моды 9 лет, решила завершить свою карьеру в бизнесе.


С мужем Эдуардом де Рибом

И вот вновь настал ее звездный час. В прошлом году Музей Metropolitan предложил де Риб выставить часть ее нарядов (которые, к слову занимают два огромных зала ее дома) на всеобщее обозрение. Почему? Да потому, что они прекрасны: в основном созданы великими кутюрье XX века, но кое-что придумано и ей самой.

Было решено отобрать 60 нарядов, созданных начиная с 1962 г. Курированием выставки занималась лично Анна Винтур. Помимо самих нарядов на выставке есть фотографии и видео тех лет. Выставка, открывшаяся в ноябре 2015 г., будет работать до 21 февраля 2016 г.

А я вот думаю, не доказывала ли она всю жизнь матери, что она красива и достойна внимания?


Жаклин де Риб. Париж, 2015

Jacqueline de Ribes: последняя королева Парижа

She is the pearl in the king of Poland’s ear, the Queen of Sheba’s tallow-drop emerald, Diane de Poitiers’ crescent tiara, the Ring of the Nibelungen. She is a castle in Bavaria, a tall, black swan, a royal blue orchid.”
Yves Saint Laurent

Известная своей экзотической красотой, врожденным шиком и соблазнительным шармом графиня и модница Жаклин де Рибе (Jacqueline de Ribes) говорит, что никогда не напишет мемуары – никто в них попросту не поверит. А ведь живой реликвии большого парижского стиля есть что рассказать. Валентино называет ее “последней королевой Парижа”, а в апреле прошлого года президент Николя Саркози вручил графине орден Почетного легиона. Она олицетворяет то, что примечательнее всего во французах: умение жить, обозначаемое непереводимым art de vivre, и искушенность. А это – уходящая натура.

Jacqueline de Ribes by Richard Avedon

Vicomtesse Jacqueline de Ribes with Raymundo de Larrain 1961

Jacqueline de Ribes by Richard Avedon
Her husband, Édouard, referred to her as a “gazelle.” Emilio Pucci called her “Giraffina,” or “baby giraffe.” And Valentino, who found a muse in the elegant aristocrat, recently described her as “the last Queen of Paris.”

Jacqueline de Ribes sits on the lap of her maternal grandfather, Count Olivier de Rivaud de la Raffinière, in the passenger’s seat of his 1932 all-terrain Citroën-Kégresse Autochenille car, one of only a handful produced, while on vacation in Saint-Moritz, early 1930s. Her sister Monique and their Scottish nurse are seated in the back. Jacqueline lived with her entrepreneurial grandfather for most of her early life.

with her children in early 1960s

With her husband, Count Édouard de Ribes, at home in a gown of her own design, 1988. Édouard fell in love with Jacqueline when he met the 17-year-old at a luncheon party in 1947. When the couple wed the following year, Jacqueline, who would later be described by Town & Country as the most stylish woman in the world, had only two dresses in her wardrobe.

At one of the famed balls at the Château de Ferrières hosted by her childhood friend the Baroness Marie-Hélène de Rothschild, with whom she used to ice-skate, and her husband, Baron Guy de Rothschild, 1960s. Jacqueline, whose extraordinary sartorial tastes landed her in the International Best-Dressed List Hall of Fame in 1962, wears a headpiece designed for the great French stage actress Sarah Bernhardt and given to her by the Marques de Cuevas. Standing beside her are the Baron and the Baroness, Audrey Hepburn, and French prime minister Georges Pompidou, before he became president of France.

At Blenheim Castle, the birthplace of Sir Winston Churchill, 1970s. Though her father, Count Jean de Beaumont, was an Olympic marksman with a celebrated hunting lodge, Jacqueline preferred skiing to shooting. Here she takes a cigarette break with Juan Abello, James Spencer-Churchill, Marquess of Blandford, and Alfonso de Bourbon, Duke of Cadiz.

At the My Fair Lady ball given by Hélène Rochas, June 1965. Jacqueline stole the show dressed up as the Madwoman of Chaillot, the character from Jean Giraudoux’s play. British fashion-and-portrait photographer Cecil Beaton (pictured here), who designed the theater and film costumes for My Fair Lady, was among those enchanted by her ensemble, which Jacqueline herself created. She wore the costume once more, and it is now preserved in a trunk in her attic.

At the Swan Ball, a charity event in Nashville, Tennessee, where Jacqueline was invited as a special guest to present her fashion collection, June 14, 1986. On the day of the event, she attended rehearsals, making sure the show ran seamlessly. Jacqueline threw herself so completely into her work that she rarely saw friends or family. She had been designing clothes and costumes since she was a little girl but turned professional only after her father-in-law passed away.

At the finale of one of her fashion shows, surrounded by her models, mid-1980s. During her 11 years in business, the Countess received many of the fashion industry’s highest accolades. Immediately after Jacqueline launched her label, Saks Fifth Avenue signed her on, and her clothes were worn by celebrities such as Joan Collins, star of ABC’s hit TV show Dynasty.

At her Paris studio with members of her fashion-house staff, in her working uniform of a short knit dress, 1990. Jacqueline was her own best model. Emilio Pucci recognized Jacqueline’s eye for design when he encountered her wearing a pink ski ensemble on the slopes in the mid-1950s. Pucci, who had recently started his own business, invited her to design dresses for him. After two seasons, however, their collaboration dissolved. The two remained friends, and Jacqueline went on to ghost design for Oleg Cassini.

Adjusting her logo in preparation for the fashion show at the Swan Ball, 1986.

Jacqueline wears clothes of her own design in a press-kit photograph shot by Bill King for her fashion line, 1980s.

wearing Pucci abroad La Creole, Starvos Niarchos’ yacht, 1956

Society hostess and fashion designer, Viscountess Jacqueline de Ribes at her house in Ibiza, Spain, September 1978

Vicomtesse Jacqueline de Ribes with Raymundo de Larrain 1961

“I’m designing for a woman with my sense of elegance,” de Ribes says, “someone who is astonishing without creating astonishment. I want to dress the anti-tarty, sexy woman.”

Jacqueline de Ribes and Diana Vreeland

Comtesse Jacqueline de Ribes and Eleanor Lambert

Carla Bruni and Comtesse Jaqueline de Ribes, Venice, Italy, 1991

Jaqueline de ribes yslwith YSL, one of her closest friends, at Hotel Lambert, mid 1980s

Jacqueline de Ribes and Hubert Givenchy

Jacqueline de Ribes, Onassis, Elizabeth Taylor

Jacqueline de Ribes little black dress, 1980s

Vanessa Demouy Wearing Outfit by Jacqueline de Ribes

Nan Kempner, Fran Stark and Jequeline de Ribes

Ссылка на основную публикацию